Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право 25 декабря 2019 года Президиум Верховного Суда Российской Федерации утвердил Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах. Согласно п. 3 Обзора требование о нотариальном удостоверении, установленное пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, распространяется и на решение единственного участника, так как закон не содержит исключения в отношении решений единственного участника в части требования о нотариальном удостоверении. Подлежит ли удостоверению в порядке, предусмотренном подпунктами 1 и 2 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, решение единственного акционера акционерного общества? Соответствует ли законодательству упомянутый в письме Федеральной нотариальной палаты от 15.01.2020 N 121/03-16-3 способ подтверждения факта принятия такого решения?

25 декабря 2019 года Президиум Верховного Суда Российской Федерации утвердил Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах. Согласно п. 3 Обзора требование о нотариальном удостоверении, установленное пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, распространяется и на решение единственного участника, так как закон не содержит исключения в отношении решений единственного участника в части требования о нотариальном удостоверении.
Подлежит ли удостоверению в порядке, предусмотренном подпунктами 1 и 2 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, решение единственного акционера акционерного общества? Соответствует ли законодательству упомянутый в письме Федеральной нотариальной палаты от 15.01.2020 N 121/03-16-3 способ подтверждения факта принятия такого решения?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Принятие единственным акционером акционерного общества решения подлежит удостоверению в порядке, предусмотренном подпунктами 1 и 2 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ (в зависимости от того, является АО публичным или непубличным).
Предложенный в упомянутом в вопросе письме способ подтверждения факта принятия решения единственным участником (акционером) хозяйственного общества формально не соответствует закону.

Обоснование позиции:
С 1 сентября 2014 года действуют положения ст. 67.1 ГК РФ. Подпункты 1 и 2 п. 3 этой статьи предусматривают соответственно, что принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения посредством очного голосования и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются в отношении публичного акционерного общества лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров такого общества и выполняющим функции счетной комиссии, а непубличного акционерного общества - путем нотариального удостоверения или удостоверения лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров такого общества и выполняющим функции счетной комиссии*(1). В силу подпункта 3 указанного пункта принятие решения общим собранием участников ООО и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, по общему правилу подтверждается путем нотариального удостоверения.
После вступления в силу указанных норм в судебной практике преобладала позиция, согласно которой предусмотренный ими порядок не распространяется на решения, принимаемые единственным акционером АО*(2). Тем не менее единообразный подход по этому вопросу в судебной практике выработан не был (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2018 N 15АП-2031/18, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2019 N 09АП-41778/19, оставленное без изменения постановлением АС Московского округа от 23.01.2020 N Ф05-23846/19 по делу N А40-9302/2019).
Как разъяснено в п. 3 Обзора судебной практики, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 25 декабря 2019 г. (далее - Обзор), требование о нотариальном удостоверении, установленное пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, распространяется и на решение единственного участника ООО. Этот подход основан на том, что упомянутая норма направлена на исключение фальсификации решения, принимаемого высшим органом управления общества, закон не содержит исключения в отношении решений единственного участника в части требования о нотариальном удостоверении, в связи с чем действие пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ в равной мере распространяется и на решение единственного участника общества, которое также подвержено риску фальсификации.
В в п. 3 Обзора отсутствует указание на то, что аналогичный подход должен применяться и к порядку удостоверения принятия решений единственным акционером АО. На наш взгляд, изложенная в п. 3 Обзора аргументация актуальна и применительно к положениям подпунктов 1 и 2 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, в связи с чем принятие решения единственным акционером непубличного АО требует подтверждения путем нотариального удостоверения или удостоверения лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров такого общества и выполняющим функции счетной комиссии, а принятие решения единственным акционером публичного АО должно быть удостоверено способами, указанными в пп. 2 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ. По существу аналогичный поход косвенно следует и из упомянутого в вопросе письма Федеральной нотариальной палаты от 15.01.2020 N 121/03-16-3*(3).
Согласно ст. 103.10 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 N 4462-I (далее - Основы) по просьбе лица, организующего проведение собрания или заседания органа управления юридического лица, в соответствии с законодательством и учредительными документами юридического лица нотариус присутствует при проведении собрания или заседания органа управления юридического лица и выдает свидетельство об удостоверении факта принятия решения органом управления юридического лица и о составе участников (членов) этого органа, присутствовавших при принятии данного решения.
Буквально из приведенной формулировки следует, что предусмотренное в ней нотариальное действие осуществляется исключительно в случае проведения собраний, то есть выдачей свидетельства удостоверяется факт принятия решений коллегиальным органом. Формально из этого можно сделать вывод, что факт принятия решения единственным участником (акционером) хозяйственного общества не может быть нотариально удостоверен путем совершения нотариального действия, указанного в п. 29 ст. 35 и ст. 103.10 Основ. Видимо, на этом основании Федеральная нотариальная палата в письме от 15.01.2020 N 121/03-16-3 рекомендовала удостоверять подобные решения путем совершения иного нотариального действия (свидетельствования подлинности подписи на решении единственного участника или акционера). В то же время подпунктами 2 и 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ такой способ подтверждения факта принятия решения единственным участником (акционером) не предусмотрен. Кроме того, как видно из части первой ст. 80 Основ, свидетельствуя подлинность подписи, нотариус удостоверяет, что подпись на документе сделана определенным лицом, но не удостоверяет фактов, изложенных в документе.
Таким образом, на наш взгляд, до внесения соответствующих изменений в ст. 67.1 ГК РФ или в ст. 103.10 Основ закон не позволяет однозначно определить, совершением какого нотариального действия может подтверждаться факт принятия решения единственным участником (акционером) хозяйственного общества. С формальной точки зрения содержание такого нотариального действия, как свидетельствование подлинности подписи на решении единственного участника или акционера, не соответствует в полной мере содержанию нотариального действия по удостоверению факта принятия решения органом управления юридического лица (в частности, из ст. 80 Основ не следует, что нотариус обязан проверить законность решения, правоспособность юридического лица, компетенцию участника, истребовать документы, предусмотренные ст. 103.10 Основ). Однако, учитывая, во-первых, п. 3 ст. 17 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (эта норма, на наш взгляд, может в качестве аналогии использоваться при решении описанной проблемы), а также то обстоятельство, что свидетельствование нотариусом подлинности подписи единственного акционера (участника) хозяйственного общества по существу удостоверяет факт принятия письменно зафиксированного решения конкретным лицом, полномочия которого могут быть впоследствии при необходимости проверены с помощью Единого государственного реестра юридических лиц, полагаем, что совершение указанного нотариального действия принципиально может использоваться для целей применения ст. 67.1 ГК РФ.
Нам не удалось обнаружить примеров актуальной правоприменительной практики, где бы рассматривался этот вопрос. Исключить вероятность признания недействительным решения единственного акционера (участника) хозяйственного общества, подлинность подписи на котором удостоверена нотариусом, на том основании, что факт его принятия не подтвержден способом, предусмотренным ст. 67.1 ГК РФ, мы не можем. Поэтому на сегодняшний день бесспорными способами подтверждения факта принятия такого решения единственным участником (акционером) хозяйственного общества являются "ненотариальные" способы, прямо предусмотренные п. 3 ст. 67.1 ГК РФ. Для непубличных акционерных обществ это удостоверение лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров такого общества и выполняющим функции счетной комиссии.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Котыло Игорь

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

12 февраля 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. 

------------------------------------------------------------------------
*(1) Смотрите подробнее в Энциклопедии решений. Сравнение публичных и непубличных акционерных обществ.
*(2) Смотрите подробнее в материалах:
- Энциклопедия решений. Принятие решений единственным акционером АО;
- Вопрос: В соответствии с законодательством высший орган управления АО - собрание акционеров, следовательно, единственный акционер АО также является высшим органом управления, т.е. имеет статус общего собрания акционеров АО. Единственный акционер АО является также единоличным исполнительным органом управления АО (генеральным директором). Устав АО еще не приведен в соответствие с новой редакцией ГК РФ. Имеются ли отличия в порядке (алгоритме) подготовки, созыва и проведения как годового, так и внеочередного собрания акционеров при наличии единственного акционера и при наличии состава акционеров более одного? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, февраль 2016 г.)
*(3) Прежде Федеральная нотариальная палата придерживалась иной позиции по этому вопросу (п. 2.3 письма от 1 сентября 2014 г. N 2405/03-16-3).