Новости и аналитика Правовые консультации Малый бизнес Физлицо-1 является единственным участником и директором ООО (УСН 6%). ООО владеет торговым центром, сдает в аренду торговые площади. В декабре 2020 года физлицо-1 продает долю 20% в уставном капитале ООО физлицу-2 по цене, соразмерной стоимости чистых активов. Также физлицо-1 зарегистрировано в качестве ИП (ОСНО) и с 01.01.2021 планирует осуществлять розничную торговлю, при этом арендовать часть торговых площадей в ТЦ, принадлежащем ООО. Предполагаемый объем выручки не позволит ИП применять УСН. Возможны ли в данной ситуации претензии со стороны налоговых органов относительно дробления бизнеса и неперевода деятельности ООО на ОСНО?

Физлицо-1 является единственным участником и директором ООО (УСН 6%). ООО владеет торговым центром, сдает в аренду торговые площади. В декабре 2020 года физлицо-1 продает долю 20% в уставном капитале ООО физлицу-2 по цене, соразмерной стоимости чистых активов. Также физлицо-1 зарегистрировано в качестве ИП (ОСНО) и с 01.01.2021 планирует осуществлять розничную торговлю, при этом арендовать часть торговых площадей в ТЦ, принадлежащем ООО. Предполагаемый объем выручки не позволит ИП применять УСН.
Возможны ли в данной ситуации претензии со стороны налоговых органов относительно дробления бизнеса и неперевода деятельности ООО на ОСНО?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Судя по вопросу, в деятельности ООО и ИП присутствуют отдельные признаки дробления бизнеса в понимании налоговых органов. В то же время многие другие признаки отсутствуют.
Полагаем, что со стороны налоговых органов может быть сделана попытка доказать наличие необоснованной налоговой выгоды путем дробления бизнеса. В этом случае свою правоту упоминаемым в вопросе лицам придется доказывать в суде. Мы не можем предсказать возможное решение суда, которое будет зависеть от конкретных обстоятельств дела.
Рекомендуем проанализировать деятельность и связи ООО и ИП на предмет наличия признаков дробления бизнеса и принять меры к уменьшению количества этих признаков, а также к подготовке доказательств того, что разделение деятельности между упоминаемыми лицами направлено на достижение положительного хозяйственного результата, а не на минимизацию налоговых выплат.

Обоснование вывода:
В настоящее время налоговым законодательством понятие "дробление бизнеса" не определено. Оно было выработано в правоприменительной практике в связи с иным понятием, имеющим значение в налоговых правоотношениях, а именно необоснованной налоговой выгодой (п.п. 3, 4 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53). Обычно под термином "дробление бизнеса" подразумевается разделение хозяйственной деятельности экономического субъекта на части по какому-либо признаку для достижения определенных целей.
На практике схемы дробления бизнеса чаще всего сводятся к переводу конечного хозяйствующего субъекта - ООО или индивидуального предпринимателя - на УСН или спецрежим в виде ЕНВД.
Как указано в информации ФНС России от 11.12.2019 "Налоговая политика и практика: признаки дробления бизнеса", под дроблением бизнеса принято понимать искусственное создание нескольких лиц для соблюдения критериев, установленных для применения специальных налоговых режимов. В той же Информации приведены характерные признаки схем дробления бизнеса, к числу которых относятся:
- наличие единого контролирующего лица;
- дробление единого процесса;
- отсутствие самостоятельности у подконтрольных лиц при принятии решений;
- использование общих ресурсов (сотрудников, основных средств, нематериальных активов) и наличие общих контрагентов;
- формальное распределение ресурсов или их безвозмездное предоставление.
Точка зрения налоговых органов подробнее изложена в письмах ФНС России от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@, от 11.10.2017 N СА-4-7/20486@ и от 30.07.2018 N КЧ-4-7/14643.
В письме ФНС России от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@ на основе анализа судебной практики сформирован перечень из 17 признаков, которые могут в своей совокупности и взаимной связи свидетельствовать о формальном разделении (дроблении) бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды (о признаках дробления бизнеса смотрите также постановление Первого ААС от 28.08.2019 N 01АП-4247/19):
- дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими спецрежимы (ЕНВД или УСН) вместо уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
- применение схемы оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;
- налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
- участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
- создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;
- несение расходов участниками схемы друг за друга;
- прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);
- формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
- отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
- использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети Интернет, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.;
- единственным поставщиком или покупателем для участника схемы является другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;
- фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
- единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;
- представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему) осуществляется одними и теми же лицами;
- показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение спецрежимов налогообложения;
- данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
- распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.
В письме отмечено, что для обоснования вывода о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса налоговому органу необходимо располагать доказательствами, которые в совокупности и взаимосвязи будут однозначно свидетельствовать о совершении проверяемым налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами виновных, умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса самого по себе, что признается оптимизацией предпринимательской деятельности, сколько на получение в результате применения такой схемы необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения соответствующей налоговой обязанности или уклонения от ее исполнения. Также даны рекомендации по формированию доказательной базы, в том числе по вопросам определения налоговыми органами действительного размера налоговых обязательств проверяемых налогоплательщиков, необходимость установления которых возлагается на налоговый орган в рамках мероприятий налогового контроля (письмо ФНС России от 13.07.2017 N ЕД-4-2/13650@).
В то же время в письме Минфина России от 15.02.2019 N 03-02-07/1/9647 отмечается, что вывод о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса может быть сделан при наличии доказательств, которые в совокупности и взаимосвязи будут однозначно свидетельствовать о совершении проверяемым налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами виновных, умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса самого по себе, что признается оптимизацией предпринимательской деятельности, сколько на получение в результате применения такой схемы необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения соответствующей налоговой обязанности или уклонения от ее исполнения.
Из содержания вопроса следует, что имеет место взаимозависимость между ООО и ИП. Однако сама по себе взаимозависимость организаций и физических лиц, имеющих долю участия в этих организациях или осуществляющих руководство ими, не может свидетельствовать об искусственном дроблении бизнеса. Для того чтобы прийти к выводу о том, что налогоплательщики раздробили бизнес с целью уменьшения размера налоговых обязанностей, необходимо установить наличие и иных обстоятельств. Например, если взаимозависимые общества осуществляют идентичную деятельность, используют одни и те же материальные, трудовые ресурсы, это, с учетом конкретных обстоятельств, может свидетельствовать о том, что лица, фактически управляющие деятельностью таких обществ (выгодоприобретатели), искусственно разделили свой бизнес с целью ухода от ограничений, препятствующих применению специальных налоговых режимов.
В п. 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 НК РФ в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства (утвержден Президиумом ВС РФ 04.07.2018), также указано, что сам по себе факт взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов не является основанием для консолидации их доходов и для вывода об утрате права на применение УСН данными лицами, если каждый из налогоплательщиков осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность.
Выявив признаки дробления бизнеса, налоговые органы зачастую действуют следующим образом: если налогоплательщик и его контрагенты применяют спецрежимы, в том числе УСН, то их признают взаимозависимыми, финансово-хозяйственную деятельность объединяют в одно целое и доначисляют налоги по общей системе налогообложения, то есть НДС, налог на прибыль, налог на имущество и т.д.
Такая политика, естественно, приводит к налоговым спорам. Отметим, что судебная практика носит противоречивый характер. Суды выносят решения в зависимости от конкретных обстоятельств каждого дела (постановления АС Северо-Кавказского округа от 11.06.2020 N Ф08-4026/20, АС Северо-Западного округа от 04.06.2020 N Ф07-5508/20, Двадцатого ААС от 15.07.2020 N 20АП-451/20).
В некоторых случаях суды поддерживают налоговые органы (определение Конституционного Суда РФ от 04.07.2017 N 1440-О, постановления Девятого ААС от 06.11.2020 N 09АП-49831/20 по делу N А40-21352/2018, АС Западно-Сибирского округа от 18.08.2017 N А03-723/2016, постановление АС Уральского округа от 21.06.2016 по делу N А76-21239/2014 (определением Верховного Суда РФ от 24.10.2016 N 309-КГ16-13438 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ), определение Верховного Суда РФ от 27.11.2015 N 306-КГ15-7673 по делу N А12-24270/2014).
Существуют и решения, вынесенные в пользу налогоплательщиков (постановления АС Центрального округа от 11.04.2017 N Ф10-798/2017 по делу N А08-135/2015, АС Центрального округа от 11.11.2015 N Ф10-3834/2015 по делу N А14-10472/2013 (определением Верховного Суда РФ от 01.03.2016 N 310-КГ16-135 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ), ФАС Западно-Сибирского округа от 25.02.2011 по делу N А03-6168/2010, постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2015 N 18АП-5903/15 по делу N А47-12155/2014).
В рассматриваемом случае можно констатировать наличие единого контролирующего лица и использование общих ресурсов (площадей ТЦ), также применение ООО УСН.
В то же время отсутствует такой важный признак, как дробление единого процесса, поскольку ООО занимается сдачей в аренду недвижимости, а ИП - розничной торговлей. Также нельзя сказать, что имеет место безвозмездное предоставление ресурсов.
О наличии таких признаков, как общий персонал, отдельные общие службы, общие адреса и банковские организации и т.д., информация отсутствует. Рекомендуем ООО и ИП проанализировать приведенные выше 17 признаков дробления бизнеса и принять меры к уменьшению их количества.
Полагаем, что со стороны налоговых органов при проведении проверки может быть сделана попытка доказать наличие необоснованной налоговой выгоды путем дробления бизнеса. В этом случае свою правоту упоминаемым в вопросе лицам придется доказывать в суде. Мы не можем предсказать возможное решение суда, которое будет зависеть от конкретных обстоятельств дела.

Рекомендуем также ознакомиться с материалами:
- Вопрос: Риски участников схемы дробления бизнеса (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, ноябрь 2020 г.);
- Вопрос: Признаки дробления бизнеса с целью уменьшения размера налоговых обязанностей (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, июль 2020 г.).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
аудитор, член ААС Буланцов Михаил

Ответ прошел контроль качества

7 декабря 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.