Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам N С01-1422/2020 от 7 декабря 2020 г. по делу N СИП-900/2019 Суд изменил решение суда первой инстанции о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в отношении части товаров, для которых он зарегистрирован, вследствие его неиспользования, изложив его в новой редакции, поскольку деятельность правообладателя по закупке ткани у аффилированного лица, самостоятельный пошив одежды и ее продажа не может быть услугой по обработке тканей, оказываемой другим лицам, так как они не соотносятся как род и вид

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам N С01-1422/2020 от 7 декабря 2020 г. по делу N СИП-900/2019 Суд изменил решение суда первой инстанции о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в отношении части товаров, для которых он зарегистрирован, вследствие его неиспользования, изложив его в новой редакции, поскольку деятельность правообладателя по закупке ткани у аффилированного лица, самостоятельный пошив одежды и ее продажа не может быть услугой по обработке тканей, оказываемой другим лицам, так как они не соотносятся как род и вид

Резолютивная часть постановления объявлена 30 ноября 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 7 декабря 2020 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - заместителя председателя Суда по интеллектуальным правам Корнеева В.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Химичева В.А., Рассомагиной Н.Л., Четвертаковой Е.С.;

судьи-докладчика Погадаева Н.Н. -

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" (ул. Некрасова, д. 124, пом. 196 А, г. Иваново, 153015, ОГРН 1113702004767) на решение Суда по интеллектуальным правам от 10.08.2020 по делу N СИП-900/2019

по иску общества с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" к индивидуальному предпринимателю Бердникову Евгению Германовичу (г. Иваново, ОГРНИП 310370203400065) о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 в отношении части товаров 24-го класса и услуг 40-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, для которых он зарегистрирован, вследствие его неиспользования.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" - Семенов А.В. (по доверенности от 20.06.2019 N 3/06-19), Гущина А.С. (по доверенности от 15.05.2020 N 2/05/20);

от индивидуального предпринимателя Бердникова Евгения Германовича - Бердников А.Е. (по доверенности от 01.03.2019).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" (далее - фабрика) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с иском к индивидуальному предпринимателю Бердникову Евгению Германовичу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 в отношении части товаров 24-го класса и услуг 40-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ), для которых он зарегистрирован, вследствие его неиспользования.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, в порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, привлечена Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 10.08.2020 требования общества удовлетворены частично: досрочно прекращена правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 в отношении товаров 24-го класса МКТУ "белье для домашнего хозяйства; белье из узорчатого полотна; белье столовое из текстильных материалов; занавеси тюлевые; нетканые материалы текстильные; одеяла; одеяла пуховые; покрывала постельные; полотенца текстильные; полотно; салфетки косметические текстильные; салфетки столовые круглые, за исключением бумажных; салфетки столовые текстильные; скатерти, за исключением бумажных; текстильные материалы; ткани льняные; ткани ситцевые набивные; ткани текстильные; трикотажные ткани; хлопчатобумажные ткани; шелковые ткани; ткани шерстяные; ткани эластичные; ткани; фланель; чехлы для подушек; шторы из текстильных материалов; этикетки из текстильных материалов" и услуг 40-го класса МКТУ "крашение текстильных изделий; крашение тканей; обработка текстильных изделий; усадка тканей". В удовлетворении иска в остальной части отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, фабрика, ссылаясь на несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела и на нарушение судом норм материального и процессуального права, просит отменить решение суда и принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Фабрика полагает, что судом первой инстанции неправильно применены положения статьи 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, абзаца третьего пункта 156 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), статей 1484 и 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), поскольку, по его мнению, представленные доказательства не относимы к предмету доказывания и не подтверждают факт использования спорного товарного знака на территории Российской Федерации под контролем правообладателя, так как в документации по реализации товаров 24-го класса МКТУ отсутствует указание на использование спорного товарного знака и не подтверждена воля правообладателя на его использование третьими лицами (далее - довод 1).

В кассационной жалобе фабрика ссылается на то, что суд первой инстанции необоснованно счел, что подтверждение использования спорного товарного знака для трех видов товара, охватываемых родовым понятием "белье постельное", доказывает его использование для всего родового понятия в целом без сокращения перечня (то есть включая те виды товаров, доказательства использования в отношении которых не представлены) (далее - довод 2).

По мнению фабрики, суд первой инстанции нарушил предусмотренные частью 2 статьи 7, частью 3 статьи 8 и частью 3 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации базовые принципы процесса - равенства, равноправия и состязательности, поскольку освободил ответчика от неблагоприятных последствий несовершения им процессуальных действий по подготовке своих доводов в письменной форме путем неоднократного прерывания судом рассмотрения дела по существу, отложения судебного разбирательства, затем перерыва в целях предоставления ответчику возможности подготовить письменные доводы об использовании спорного товарного знака (далее - довод 3).

Фабрика также указывает на то, что, делая вывод об использовании спорного товарного знака в отношении услуги 40-го класса МКТУ "обработка тканей", суд первой инстанции нарушил нормы пункта 2 статьи 1486 ГК РФ в системной связи с пунктом 1 статьи 129 Кодекса в их понимании, изложенном в пункте 38 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее - Обзор), из которых следует, что оказание услуг между аффилированными лицами не подлежит учету при определении факта использования товарного знака при отсутствии доказательств оказания услуг конечным потребителям.

Кроме того, по мнению фабрики, суд первой инстанции нарушил положения частей 1 и 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так как не применил подлежащие применению и основанные на МКТУ критерии и правила классификации спорных товаров и услуг, приведенные в разделах МКТУ "Руководство по применению" и "Общие замечания", при обосновании вывода о том, что деятельность ответчика "пошив текстильной продукции" с очевидностью включает в себя "деятельность по обработке тканей". Указанный вывод прямо противоречит классификации услуг по 40-му классу МКТУ, согласно которой услуги "Пошив текстильной продукции" и "Обработка тканей" являются самостоятельными и независимыми и касаются различных объектов - готовой продукции и сырья (тканей) (далее - довод 4).

В судебном заседании президиум Суда по интеллектуальным правам в отсутствие возражений лиц, участвующих в деле, приобщил к материалам дела отзыв Бердникова Е.Г. на кассационную жалобу, в котором, указывая на законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, он просил отказать в ее удовлетворении.

В судебном заседании представители фабрики поддержали доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, просили отменить обжалуемый судебный акт, удовлетворить иск. По результатам их выступления к материалам дела президиумом Суда по интеллектуальным правам были приобщены письменные пояснения.

Представитель Бердникова Е.Г. возражал против доводов, содержащихся в кассационной жалобе, просил оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

Роспатент, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку представителей в судебное заседание не обеспечил, в направленном в суд ходатайстве просил рассмотреть кассационную жалобу в отсутствие его представителей, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в отсутствие представителей административного органа.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установил суд первой инстанции и усматривается из материалов дела, словесный товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 зарегистрирован 05.09.2003 по заявке N 2001718838 с приоритетом 25.06.2001 в отношении товаров 24-го класса МКТУ "белье для домашнего хозяйства; белье из узорчатого полотна; белье постельное; белье столовое из текстильных материалов; занавеси тюлевые; наволочки; наматраcники; нетканые материалы текстильные; одеяла; одеяла пуховые; покрывала постельные; полотенца текстильные; полотно; простыни; салфетки косметические текстильные; салфетки столовые круглые, за исключением бумажных; салфетки столовые текстильные; скатерти, за исключением бумажных; текстильные материалы; ткани льняные; ткани ситцевые набивные; ткани текстильные; трикотажные ткани; хлопчатобумажные ткани; шелковые ткани; ткани шерстяные; ткани эластичные; ткани; фланель; чехлы для подушек; шторы из текстильных материалов; этикетки из текстильных материалов" и услуг 40-го класса МКТУ "крашение текстильных изделий; крашение тканей; обработка тканей; обработка текстильных изделий; усадка тканей".

В результате государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров и/или услуг (дата и номер регистрации договора - 06.10.2010, РД0070853) правообладателем товарного знака стал Бердников Е.Г.

Ссылаясь на свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны указанного товарного знака в отношении названных товаров 24-го класса и услуг 40-го класса МКТУ, для индивидуализации которых он зарегистрирован, фабрика обратилась в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением.

Суд установил, что истец является лицом, заинтересованным в подаче иска, а ответчик подтвердил использование спорного товарного знака под его контролем в отношении товаров 24-го класса МКТУ "белье постельное; наволочки; наматраcники; простыни" и услуг 40-го класса МКТУ "обработка тканей" и исходя из этого частично удовлетворил требования.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиум Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверил соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции об удовлетворении иска в части досрочного прекращения правовой охраны спорного товарного знака, о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора, о заинтересованности истца в подаче иска, о сходстве спорного товарного знака и товарного знака истца по свидетельству Российской Федерации N 662252, об аффилированности общества с ограниченной ответственностью "Мерцана" (далее - общество "Мерцана"), общества с ограниченной ответственностью "Восток-Сервис" (далее - общество "Восток-Сервис") и ответчика.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, в связи с чем решение суда первой инстанции в указанной выше части президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется.

Доводы заявителя кассационной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции об отказе в частичном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 в отношении товаров 24-го класса МКТУ "белье постельное; наволочки; наматраcники; простыни" и услуг 40-го класса МКТУ "обработка тканей".

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 38 Обзора, для целей применения положений статьи 1486 ГК РФ учитывается не любое использование товарного знака правообладателем, а лишь совершение действий, предусмотренных пунктом 2 статьи 1484 этого Кодекса, непосредственно связанных с введением товара в гражданский оборот.

При этом при рассмотрении требования о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе. Для целей статьи 1486 ГК РФ однородность товаров не учитывается (пункт 41 Обзора).

Согласно пункту 1 статьи 1486 ГК РФ правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался.

Для целей статьи 1486 ГК РФ использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не влияющим на его различительную способность и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку (пункт 2 статьи 1486 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Контроль со стороны правообладателя может быть различным для случая, когда товарный знак используется иным лицом при производстве товара (контроль качества товара, объемов производства и реализации и проч.), и для случая импорта оригинального товара и его дальнейшей реализации. В последнем случае необходимость в дополнительном контроле качества и объемов производства товара отсутствует.

Оценив в совокупности представленные ответчиком в дело доказательства (ответ от 21.11.2019 общества с ограниченной ответственностью "РМГ Инвест", далее - ответ от 21.11.2019); ответ от 18.11.2019 N 801 общества с ограниченной ответственностью "ДИЛАН-ТЕКСТИЛЬ", далее - ответ от 18.11.2019); договор от 15.08.2018 на услуги пошива текстильных изделий, заключенный между Бердниковым Е.Г. и обществом "Мерцана", и приложения к нему, а также заявки на услуги пошива; договор поставки от 01.10.2018, заключенный между обществом "Мерцана" и обществом с ограниченной ответственностью "Ригонда Плюс"; договор от 17.01.2018 на услуги пошива текстильных изделий, заключенный между Бердниковым Е.Г. и обществом "Восток-Сервис", и приложения к нему, а также заявки на услуги пошива; отчеты о переработанном сырье; каталоги продукции Бердникова Е.Г.; договор подряда от 10.01.2019 N 11-ГП на изготовление печатной продукции, заключенный между обществом "Мерцана" и обществом с ограниченной ответственностью "ЭКО-ПРИНТ" (далее - договор на изготовление печатной продукции), и приложения к нему (в частности, задания-заявки на изготовление вкладышей в продукцию); договор поставки от 05.04.2017 N 11, заключенный с обществом с ограниченной ответственностью "ТД "Сима-ленд"; договор поставки от 24.05.2018 N 63, заключенный между обществом "Восток-Сервис" и обществом с ограниченной ответственностью "Ригонда Плюс"; платежная и товарно-распорядительная документация к указанным выше договорам; вкладыши в товары "Простыня трикотажная", "Простыня на резинке", "Наматрасник"), суд первой инстанции признал доказанным факт использования ответчиком спорного товарного знака аффилированными с ответчиком лицами под его контролем для индивидуализации товаров 24-го класса МКТУ "белье постельное; наволочки; наматраcники; простыни" в трехлетний период, предшествующий обращению с предложением заинтересованного лица.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет довод 1 кассационной жалобы по следующим основаниям.

Делая вывод об использовании спорного товарного знака для индивидуализации перечисленных товаров 24-го класса МКТУ, суд первой инстанции исходил из совокупности представленных по делу доказательств (в том числе договора на изготовление печатной продукции, вкладышей в товар, ответов от 21.11.2019 и от 18.11.2019, протоколов осмотра сайтов "mercana-tex.ru", "mercanatex.ru", "mercanatex.com", "wildberries.ru"), а не только, как полагает фабрика, из накладных на поставку товара между аффилированными лицами, содержащих упоминание данного товарного знака.

Суд первой инстанции правомерно отклонил довод фабрики о том, что представленными документами не подтверждено использование товарного знака под контролем правообладателя.

Проанализировав выписки из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении общества "Мерцана" и общества "Восток-Сервис", суд первой инстанции установил, что единственным участником и единоличным исполнительным органом обеих организаций является Бердников Е.Г., на основании чего пришел к правильному выводу о том, что использование спорного товарного знака обществом "Мерцана" и обществом "Восток-Сервис" по смыслу статей 1484 и 1486 ГК РФ является использованием этого знака под контролем правообладателя (Бердникова Е.Г.), поскольку деятельность названных обществ контролируется исключительно им.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что спорный товарный знак используется Бердниковым Е.Г. и лицами под его контролем (обществом "Мерцана" и обществом "Восток-Сервис") путем размещения на этикетках продукции, а также на документации, связанной с введением этой продукции в гражданский оборот при осуществлении сделок на основании договоров, заключенных Бердниковым Е.Г. с названными обществами, и при дальнейшей реализации этого товара третьим лицам обществом "Восток-Сервис" и обществом "Мерцана".

Президиум Суда по интеллектуальным правам находит необоснованным довод 2 кассационной жалобы.

Как отмечено в пункте 29 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2018, не подлежат удовлетворению требования о прекращении правовой охраны товарного знака, зарегистрированного в отношении единых услуг (для всех товаров), только в части услуг в отношении определенного вида товаров.

С учетом этого президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что суд первой инстанции при доказанности использования спорного товарного знака в отношении товаров "наволочки; наматраcники; простыни", относящихся к постельному белью, правомерно сохранил правовую охрану спорного товарного знака в отношении товара 24-го класса МКТУ "белье постельное", для которого он зарегистрирован, и не стал ограничивать правовую охрану товарного знака позицией "белье постельное, а именно наволочки; наматраcники; простыни".

Президиум Суда по интеллектуальным правам также считает необоснованным 3 довод кассационной жалобы.

Отложение судебного разбирательства и объявление перерыва в судебном заседании - это право суда, предусмотренное статьями 158 и 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Откладывая судебное разбирательство и объявляя перерыв в судебном заседании, суд тем самым оказывал содействие в реализации прав лиц, участвующих в деле, создавал условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств.

В период отложения судебного разбирательства и перерыва в судебном заседании лица, участвующие в деле, имели равные процессуальные права на представление доказательств, заявление ходатайств. Из протоколов судебных заседаний не усматривается, что фабрика заявляла какие-либо ходатайства в связи с представлением ответчиком дополнительной письменной правовой позиции.

Таким образом, судом первой инстанции не было допущено нарушения норм процессуального права и прав лиц, участвующих в деле, предусмотренных статьей 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании оценки имеющихся в деле доказательств суд первой инстанции пришел к правильному выводу о доказанности использования спорного товарного знака в отношении таких товаров 24-го класса МКТУ, как "белье постельное; наволочки; наматраcники; простыни", который надлежащим образом мотивирован.

Доводы об обратном направлены на переоценку указанных выводов суда, которая не допускается на основании статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в компетенцию суда кассационной инстанции не входит пересмотр фактических обстоятельств дела, установленных судом первой инстанции.

Президиум Суда по интеллектуальным правам находит обоснованным 4 довод кассационной жалобы.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 38 Обзора, для целей применения положений статьи 1486 ГК РФ учитывается не любое использование товарного знака правообладателем, а лишь совершение действий, предусмотренных пунктом 2 статьи 1484 Кодекса, непосредственно связанных с введением товара в гражданский оборот.

Делая вывод о доказанности использования спорного товарного знака в отношении услуги 40-го класса МКТУ "обработка тканей", суд первой инстанции указал, что деятельность Бердникова Е.Г. и аффилированных с ним общества "Мерцана" и общества "Восток-Сервис" по пошиву текстильной продукции с очевидностью включает в себя деятельность по обработке тканей.

Вместе с тем суд первой инстанции не учел, что для сохранения правовой охраны товарный знак должен использоваться для тех товаров и услуг, для которых он непосредственно зарегистрирован, а не для однородных с ними.

Согласно классификации услуг 40-го класса МКТУ услуги "пошив одежды" и "обработки тканей, текстильных изделий" являются самостоятельными и не соотносятся как "род-вид".

Кроме того, президиум Суда по интеллектуальным правам неоднократно и последовательно высказывал позицию, согласно которой под реализацией услуг понимаются действия, направленные на оказание помощи, содействия другим лицам.

Деятельность же правообладателя по закупке ткани у аффилированного лица, самостоятельный пошив одежды и ее продажа не может быть услугой по обработке тканей, оказываемой другим лицам. Данная услуга предполагает фактически деятельность ателье.

Таким образом, выводы суда первой инстанции в указанной части не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Учитывая, что все фактические обстоятельства судом первой инстанции были установлены, но была неправильно применена норма материального права (пункт 2 статьи 1486 ГК РФ), президиум Суда по интеллектуальным правам на основании пункта 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полагает возможным, не направляя дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт в части отказа в удовлетворении требований в отношении услуги 40-го класса МКТУ "обработка тканей".

При таких обстоятельствах обжалуемое решение суда первой инстанции от 10.08.2020 подлежит изменению с изложением абзаца второго резолютивной части решения в новой редакции.

В соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы на уплату государственной пошлины за подачу кассационной жалобы относятся на Бердникова Е.Г.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 10.08.2020 по делу N СИП-900/2019 изменить, изложив абзац второй резолютивной части решения в следующей редакции: "Досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 в отношении товаров 24-го класса "белье для домашнего хозяйства; белье из узорчатого полотна; белье столовое из текстильных материалов; занавеси тюлевые; нетканые материалы текстильные; одеяла; одеяла пуховые; покрывала постельные; полотенца текстильные; полотно; салфетки косметические текстильные; салфетки столовые круглые, за исключением бумажных; салфетки столовые текстильные; скатерти, за исключением бумажных; текстильные материалы; ткани льняные; ткани ситцевые набивные; ткани текстильные; трикотажные ткани; хлопчатобумажные ткани; шелковые ткани; ткани шерстяные; ткани эластичные; ткани; фланель; чехлы для подушек; шторы из текстильных материалов; этикетки из текстильных материалов" и услуг 40-го класса "крашение текстильных изделий; крашение тканей; обработка тканей; обработка текстильных изделий; усадка тканей" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков вследствие его неиспользования".

В остальной части решение Суда по интеллектуальным правам от 10.08.2020 по делу N СИП-900/2019 оставить без изменения.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Бердникова Евгения Германовича в пользу общества с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" 3 000 (Три тысячи) рублей в возмещение расходов по оплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий В.А. Корнеев
Члены президиума Г.Ю. Данилов
    В.А. Химичев
    Н.Л. Рассомагина
    Е.С. Четвертакова
    Н.Н. Погадаев

Обзор документа


Швейная фабрика не согласилась с тем, что Суд по интеллектуальным правам (СИП) лишь частично аннулировал товарный знак конкурента. Истец требовал полного прекращения его правовой охраны. Он возражал против сохранения знака для товара "белье постельное". Но ответчик доказал использование знака для наволочек, наматрасников и простыней. Истец же счел, что это не доказывает использование знака для всего родового понятия - постельного белья в целом. Президиум СИП отклонил этот довод, так как производимые ответчиком товары относятся к постельному белью.

Зато истцу удалось добиться аннулирования знака ответчика для такой услуги, как обработка тканей. Нижестоящая инстанция смешала эту услугу с деятельностью ответчика по пошиву текстильной продукции. Но президиум указал, что эти услуги являются самостоятельными и независимыми и не соотносятся как "род-вид". Пошив одежды не может быть услугой по обработке тканей. Ответчик не доказал использования знака для этой услуги.