Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 12 октября 2020 г. N С01-268/2020 по делу N СИП-804/2019 Суд оставил без изменения решение об отказе в признании действий по приобретению исключительного права на товарный знак актом недобросовестной конкуренции, поскольку истец является лицом, которое, ссылаясь на допущенную в отношении него недобросовестную конкуренцию при совершении конкретных действий, не обладало в соответствующий период статусом субъекта права, а следовательно, и правами, которые могли быть нарушены и впоследствии восстановлены в судебном порядке в рамках настоящего спора

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 12 октября 2020 г. N С01-268/2020 по делу N СИП-804/2019 Суд оставил без изменения решение об отказе в признании действий по приобретению исключительного права на товарный знак актом недобросовестной конкуренции, поскольку истец является лицом, которое, ссылаясь на допущенную в отношении него недобросовестную конкуренцию при совершении конкретных действий, не обладало в соответствующий период статусом субъекта права, а следовательно, и правами, которые могли быть нарушены и впоследствии восстановлены в судебном порядке в рамках настоящего спора

Резолютивная часть постановления объявлена 5 октября 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 октября 2020 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Корнеева В.А., Химичева В.А., Четвертаковой Е.С.,

судьи-докладчика Мындря Д.И. -

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" (ул. Некрасова, д. 124, пом. 196 А, г. Иваново, 153015, ОГРН 1113702004767) на решение Суда по интеллектуальным правам от 19.06.2020 по делу N СИП-804/2019

по иску общества с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" к индивидуальному предпринимателю Бердникову Евгению Германовичу (г. Иваново, ОГРНИП 310370203400065) о признании действий по приобретению исключительного права на товарный знак актом недобросовестной конкуренции.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Николаева Марина Юрьевна (г. Иваново).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" - Семенов А.В. (по доверенности от 20.06.2019);

от Бердникова Евгения Германовича - Бердников А.Е. (по доверенности от 01.03.2019).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иском к индивидуальному предпринимателю Бердникову Евгению Германовичу (далее - предприниматель) и просило:

признать приобретение исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" N 223041 индивидуальным предпринимателем Шмониным С.С. и приобретение исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 обществом с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ИНН 3702032930) злоупотреблением правом;

признать приобретение предпринимателем исключительного права на фирменные наименования "Мерцана" (ИНН 3702032930, ИНН 3702534489, ИНН 3702591053, ИНН 3702640511, ИНН 3702203889) злоупотреблением правом;

признать приобретение предпринимателем исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 актом недобросовестной конкуренции;

признать ничтожным отчуждение обществом с ограниченной ответственностью "Мерцана" исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 в пользу предпринимателя в порядке пункта 2 статьи 1488 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), поскольку оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение в отношении товара или его изготовителя.

Определением от 03.02.2020 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Николаева Марина Юрьевна.

Определением от 03.02.2020, оставленным без изменения постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 12.03.2020, прекращено производство по делу в части требований о признании злоупотреблением правом приобретения исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041 индивидуальным предпринимателем Шмониным С.С., приобретения исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 обществом с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ИНН 3702032930), приобретения исключительного права на фирменные наименования "Мерцана" (ИНН 3702032930, ИНН 3702534489, ИНН 3702591053, ИНН 3702640511, ИНН 3702203889) предпринимателем и о признании ничтожным отчуждения обществом с ограниченной ответственностью "Мерцана" исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 в пользу предпринимателя.

С учетом изложенного в рамках настоящего дела судом первой инстанции рассмотрено по существу требование о признании актом недобросовестной конкуренции приобретения предпринимателем исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041/1.

Решением суда от 19.06.2020 в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество, ссылаясь на нарушение норм процессуального права, на неправильное применение норм материального права, на неполное установление значимых для правильного рассмотрения дела обстоятельств, просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Общество полагает, что суд рассмотрел не заявленное истцом требование о признании недобросовестной конкуренцией действий по приобретению и использованию исключительного права на товарный знак и фактически отказал в судебной защите, оставив без внимания доводы истца о злоупотреблении правом при приобретении товарного знака Шмониным С.С., обществом с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ИНН 3702032930) и предпринимателем, а также доводы истца о недействительности сделки по приобретению права на товарный знак предпринимателем. Общество полагает, что суд неправильно квалифицировал существующие правоотношения и не применил положения статей 10, подпункта 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ, статьи 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883, далее - Парижская конвенция) и пункта 9 статьи 4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), части 2 статьи 34 Конституции Российской Федерации, необоснованно сочтя, что открытый перечень форм недобросовестной конкуренции сводится к одному типовому составу - действиям по приобретению исключительного права на товарный знак в целях паразитирования на известности использовавшегося ранее обозначения.

По мнению общества, суд не дал правовую оценку доводам и доказательствам истца, подтверждающим недобросовестность действий Шмонина С.С. и предпринимателя при приобретении права на товарный знак, а также доказательствам ведения совместного бизнеса Николаевой М.Ю. и предпринимателем начиная с 2009 года с использованием обозначения "МЕРЦАНА" и недобросовестности предпринимателя по дальнейшему использованию спорного товарного знака.

Кроме того, общество полагает, что судом первой инстанции не исполнены содержащиеся в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 12.03.2020 указания о необходимости рассмотрения доводов о признании злоупотреблением правом приобретения исключительного права на товарный знак индивидуальным предпринимателем Шмониным С.С., обществом с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ИНН 3702032930), приобретения предпринимателем исключительного права на фирменные наименования "Мерцана" (ИНН 3702032930, ИНН 3702534489, ИНН 3702591053, ИНН 3702640511, ИНН 3702203889) и о ничтожности отчуждения обществом с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ИНН 3702032930) исключительного права на товарный знак в пользу предпринимателя. Как полагает общество, уклонение суда от оценки этих доводов нарушает также требования абзаца второго пункта 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По мнению общества, самоустранение суда первой инстанции от рассмотрения доводов о злоупотреблении предпринимателем правом на многократную регистрацию юридических лиц с фирменным наименованием "МЕРЦАНА" и приобретении исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 обществом с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ИНН 3702032930) не позволило суду дать оценку недобросовестной конкурентной тактике предпринимателя при приобретении им исключительного права на товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041/1, что также является самостоятельным основанием для квалификации соответствующей сделки недействительной в порядке статей 10 и 168 ГК РФ (пункты 7, 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Общество полагает, что истец в данном деле обосновал наличие недобросовестной конкурентной тактики предпринимателя - осуществления совместной деятельности с Николаевой М.Ю. до и после учреждения ею общества, приобретение в процессе этой совместной деятельности права на товарный знак и последующее предъявление требований о запрете осуществления деятельности Николаевой М.Ю. и принадлежащего ей общества в сфере конкурирующих товаров и услуг. При этом вывод об обязательном наличии конкурентных отношений на момент приобретения исключительного права на товарный знак сделан без учета фактически сложившихся партнерских отношений Николаевой М.Ю. и предпринимателя до даты приобретения права, а также противоречит позиции президиума Суда по интеллектуальным правам от 07.02.2020 по делу N СИП-754/2018. Довод истца о наличии партнерских отношений и нечестного вывода активов из совместного бизнеса предпринимателя и Николаевой М.Ю. оценку не получил.

С точки зрения общества, отказ суда первой инстанции рассматривать требование о признании приобретения права на спорный товарный знак путем выведения его из состава имущества контролируемых Николаевой М.Ю. и предпринимателем юридических лиц является незаконным с учетом открытого перечня действий, которые могут быть признаны недобросовестной конкуренцией в соответствии со статьей 10.bis Парижской конвенции. Кроме того, суд не выносил на обсуждение вопрос о правовой квалификации заявленного искового требования и не указывал истцу на то, что избранный истцом способ защиты права не может обеспечить его восстановление.

В отзыве на кассационную жалобу предприниматель просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, полагая выводы суда законными и обоснованными.

В судебном заседании суда кассационной инстанции к материалам дела с учетом мнения представителя ответчика приобщены письменные объяснения истца, в которых он не согласился с содержащимися в отзыве ответчика возражениями.

В судебное заседание президиума Суда по интеллектуальным правам явились представители общества и предпринимателя.

Роспатент и Николаева М.Ю., надлежащим образом извещенные о месте и времени судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в судебное заседание президиума Суда по интеллектуальным правам не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В судебном заседании представитель общества поддержал изложенные в кассационной жалобе доводы, просил ее удовлетворить.

Представитель предпринимателя против удовлетворения кассационной жалобы возражал, считая обжалуемое решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены обжалуемого судебного акта, предусмотренных частью 4 статьи 288 названного Кодекса.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, товарный знак "МЕРЦАНА" по свидетельству Российской Федерации N 223041 зарегистрирован 27.09.2002 на имя Шмонина С.С. в отношении широкого перечня товаров и услуг.

В дальнейшем Шмониным С.С. отчуждено исключительное право на указанный товарный знак обществу с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ОГРН 1023700559717), которое стало обладателем исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 223041/1 в отношении части товаров 24-го и 40-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Роспатентом 06.10.2010 произведена государственная регистрация договора об отчуждении исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 223041/1, в результате чего его правообладателем стал предприниматель.

Согласно сведениям Единого государственного реестра юридических лиц общество с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ОГРН 1023700559717) 12.12.2013 прекратило свою хозяйственную деятельность.

Полагая, что действия предпринимателя по приобретению исключительного права на вышеуказанный товарный знак являются актом недобросовестной конкуренции, общество обратилось в суд с иском по настоящему делу.

Истец указывал на то, что приобретение исключительного права на спорный товарный знак без цели его реального использования не является добросовестным. Общество поясняло, что с 2009 года товарный знак N 223041/1 использовался при производстве и продаже текстильной продукции обществом "Швейная фабрика Мерцана" (ИНН 3702591053), участником которой являлся предприниматель, генеральным директором - Николаева М.Ю. С 2011 года спорный товарный знак фактически используется названным обществом (истцом), созданным 21.02.2011, единственным участником и единоличным исполнительным органом которого является Николаева М.Ю. На имя названного общества 09.07.2018 зарегистрирован товарный знак "Швейная Фабрика Мерцана" по свидетельству Российской Федерации N 662252 с приоритетом правовой охраны от 09.07.2017.

По мнению общества, предприниматель не использовал спорный товарный знак N 223041/1 в своей деятельности до 2017 года, а приобрел (перевел на себя) право на него в 2010 году исключительно в целях вывода активов из совместного бизнеса с Николаевой М.Ю. В 2017 году, ссылаясь на обладание спорным товарным знаком N 223041/1, предприниматель предпринял ряд недобросовестных действий в отношении созданного и возглавляемого Николаевой М.Ю. общества, в том числе в виде обращений в суды, в правоохранительные и иные органы, распространяя среди клиентов истца и государственных органов ложную и недостоверную информацию об истце. Целью таких действий являлись исключительно воспрепятствование нормальной деятельности истца и обогащение за счет общества, сформировавшего известность бренда "Мерцана" на рынке. При этом предприниматель фактически не вел хозяйственную деятельность и не использовал спорный товарный знак, а его претензии и притязания к обществу и Николаевой М.Ю. обусловлены корпоративным конфликтом между ними как партнерами совместного бизнеса. Предприниматель функционировал в данном бизнесе как номинальный субъект в целях получения выручки от розничной продажи товара в качестве дивидендов (участия в прибыли общества), сдавал свое оборудование в аренду обществу. Общество вело свою деятельность с момента регистрации в 2011 году с согласия предпринимателя, что подтверждается отсутствием каких-либо претензий, исков и иных проявлений несогласия со стороны ответчика в течение более пяти лет совместной деятельности, а также нахождением предпринимателя с обществом в одном помещении.

Общество утверждало, что предприниматель не являлся реальным субъектом предпринимательской деятельности, поскольку не осуществлял фактические экономические и хозяйственные операции; статус индивидуального предпринимателя использовался ответчиком для получения части прибыли от деятельности общества, а также в целях ухода от налогообложения.

Как указывало общество, в конце 2016 года предприниматель объявил о выходе из общего бизнеса с Николаевой М.Ю. и прекратил финансовые отношения с обществом, однако впоследствии предъявил иск о взыскании неосновательного обогащения. Являясь участником группы компаний "Мерцана", предприниматель имел доступ к первичной документации общества и уничтожил первичную документацию по реализации товара, что позволило ему обратиться в суд с требованием о неосновательном обогащении на сумму 10 000 000 рублей (дело N А17-9607/2016), которые были удовлетворены.

Перечисленные действия Бердникова Е.Г. по воспрепятствованию деятельности общества являются, по мнению последнего, проявлением недобросовестной конкуренции.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что на дату приобретения права на товарный знак предпринимателем и предыдущими правообладателями общество не обладало статусом юридического лица, что исключает вывод о наличии совокупности обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестной конкуренции по отношению к истцу.

Президиум Суда по интеллектуальным правам проверил законность обжалуемого судебного акта в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Рассмотрев доводы, приведенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если действия правообладателя, связанные с предоставлением правовой охраны товарному знаку или сходному с ним до степени смешения другому товарному знаку, признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией.

В пункте 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" разъяснено, что право выбора судебного или административного порядка защиты своего нарушенного или оспариваемого права принадлежит субъекту спорных правоотношений. Закон не содержит указаний на то, что защита гражданских прав в административном порядке (путем рассмотрения антимонопольным органом дел о нарушениях антимонопольного законодательства) исключается при наличии возможности обратиться в арбитражный суд или, наоборот, является обязательным условием обращения лиц, чьи права нарушены, в суд.

Поскольку требование о признании актом недобросовестной конкуренции действий лица по приобретению и использованию исключительного права, поданное в арбитражный суд, рассматривается в порядке искового производства, право на обращение с соответствующим иском возникает только у того истца, чьи права и законные интересы нарушены такими действиями (статья 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), а не у любого лица, которому стало известно о наличии в действиях ответчика признаков недобросовестной конкуренции. При этом бремя доказывания обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, возложено именно на него.

В этом отличие судебного (искового) порядка рассмотрения дела о недобросовестной конкуренции от административного.

При этом при обращении в суд истец защищает свои нарушенные или оспариваемые права и законные интересы. Суд в рамках искового производства рассматривает исковое заявление исходя из частных интересов лиц, участвующих в деле.

По делу о признании действий лица по приобретению и использованию исключительного права на товарный знак актом недобросовестной конкуренции, рассматриваемому судом, истец должен доказать нарушение своих прав на момент приобретения ответчиком исключительного права.

Таким образом, как верно установил суд первой инстанции, при рассмотрении искового заявления о признании действий хозяйствующего субъекта актом недобросовестной конкуренции суду необходимо установить наличие у истца заинтересованности в подаче такого иска, нарушения или угрозы нарушения действиями ответчика прав и законных интересов истца.

В данном случае общество просило признать действия предпринимателя по приобретению и использованию спорного товарного знака актом недобросовестной конкуренции, ссылаясь на положения статьи 10 ГК РФ, статьи 10.bis Парижской конвенции и пункта 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускаются использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 статьи 10 ГК РФ, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены названным Кодексом (пункт 3 статьи 10 ГК РФ).

В силу статьи 10.bis Парижской конвенции актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. Так, подлежат запрету: 1) все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента; 2) ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента; 3) указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение в отношении характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

В соответствии с пунктом 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Квалификация действий правообладателя по приобретению исключительного права на товарный знак путем его государственной регистрации в качестве акта недобросовестной конкуренции зависит от цели, преследуемой лицом при приобретении такого права, от намерений этого лица на момент подачи соответствующей заявки. Цель лица, его намерения могут быть установлены с учетом в том числе предшествующего подаче заявки на товарный знак поведения правообладателя, а равно его последующего (после получения права) поведения. В случае если лицо подает заявку на государственную регистрацию в качестве товарного знака обозначения, использующегося иными лицами, оценке подлежат в числе прочего известность, репутация обозначения, вероятность случайности такого совпадения (абзац шестой пункта 169 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Судом первой инстанции установлено и участвующими в деле лицами не опровергнуто, что спорный товарный знак был зарегистрирован, а также исключительное право на него перешло к предпринимателю до момента создания общества (21.02.2011). Указанное обстоятельство само по себе исключает возможность вывода о наличии конкурентных отношений между истцом и ответчиком на момент приобретения ответчиком спорного товарного знака и о том, что соответствующие действия были направлены против общества (что, как отмечено выше, требуется доказать при рассмотрении спора о недобросовестной конкуренции в порядке искового производства).

Судом принято во внимание то, что фактически иск отчасти направлен на защиту интересов Николаевой М.Ю. в ее правоотношениях с предпринимателем, которые истец охарактеризовал как партнерские.

При этом истцом по настоящему делу Николаева М.Ю. не является.

Как верно установлено судом первой инстанции, из материалов дела не следует, что Николаева М.Ю. осуществляла на момент совершения ответчиком оспариваемых действий по приобретению исключительного права на спорный товарный знак (06.10.2010) самостоятельную хозяйственную деятельность, связанную с использованием спорного обозначения; при этом в указанный период она являлась наемным работником обществ с ограниченной ответственностью "Мерцана" (ИНН 3702594489 и ИНН 3702591053). Следовательно, констатировать наличие конкурентных отношений между предпринимателем и Николаевой М.Ю. у суда оснований также не имелось.

Указанные обстоятельства исключают возможность удовлетворения иска о признании оспариваемых действий недобросовестной конкуренцией, в связи с чем в иске отказано правомерно.

Довод общества о том, что суд неверно определил существо спора, подменив требование о признании недобросовестной конкуренцией действий по приобретению права на товарный знак требованием в отношении действий по приобретению и использованию такого права, не может служить основанием для отмены судебного акта ввиду установленного судом отсутствия конкурентных отношений между истцом и ответчиком в значимый для дела период. Кроме того, квалифицируя заявленное требование, суд первой инстанции исходил из его существа и приведенных в обоснование иска доводов истца.

Доводы заявителя кассационной жалобы об отсутствии оценки его аргументов о злоупотреблении правом в действиях предпринимателя Шмонина С.С., общества "Мерцана", ответчика также не являются основанием для отмены судебного акта, поскольку не свидетельствуют о его незаконности. Злоупотребление правом, устанавливаемое в конкретных действиях одного лица по отношению к другому лицу, обращающемуся за судебной защитой, в данном случае не могло быть установлено по отношению к обществу, государственная регистрация которого была осуществлена позднее совершения соответствующих действий.

Аналогичным образом не могут быть приняты в качестве оснований для отмены судебного акта аргументы общества о необходимости квалификации в качестве недействительной сделки по приобретению предпринимателем права на товарный знак, поскольку признание сделки недействительной как инструмент защиты субъективного права может применяться лишь для защиты лица, обладающего правоспособностью на момент ее совершения.

Ссылки заявителя кассационной жалобы на неограниченность круга форм и методов недобросовестной конкуренции, которые не сводятся только к действиям, направленным исключительно на причинение вреда другому лицу, являются верными. Однако, обращаясь за судебной защитой, истец самостоятельно выбирает способ защиты, а также основание своих требований, из которого при рассмотрении спора исходит суд (части 1, 2 статьи 9, части 1, 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). В данном случае истцом по делу является лицо, которое, ссылаясь на допущенную в отношении его недобросовестную конкуренцию при совершении конкретных действий, не обладало в соответствующий период статусом субъекта права, а следовательно, и правами, которые могли быть нарушены и впоследствии восстановлены в судебном порядке в рамках настоящего спора.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и в отзыве на нее, выслушав мнения представителей лиц, участвующих в деле и явившихся в судебное заседание, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального права и норм процессуального права, а также соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы относятся на ее заявителя в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 19.06.2020 по делу N СИП-804/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Швейная Фабрика Мерцана" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А. Новоселова
Члены президиума В.А. Корнеев
    В.А. Химичев
    Е.С. Четвертакова
    Д.И. Мындря

Обзор документа


Бизнес-партнеры по производству текстиля совместно использовали товарный знак, зарегистрированный на одного из них. Правообладатель вышел из бизнеса и вывел из активов права на знак. Оставшийся партнер создал новую фабрику и зарегистрировал похожий знак, в связи с чем правообладатель требовал запретить производство под таким знаком. Тогда учредитель фабрики решил оспорить законность сделок по выводу первого знака из совместного бизнеса и потребовал признать действия правообладателя недобросовестной конкуренцией. Он ссылался на то, что ответчик паразитирует на известности знака без цели его реального использования, препятствует деятельности истца. Однако Суд по интеллектуальным правам отказал в иске.

Ответчик приобрел право на знак до создания фабрики, что само по себе исключает конкуренцию между сторонами на момент приобретения знака и направленность этих действий против истца. Право на иск возникает у того, чьи права нарушены, а не у любого, кто узнал о недобросовестной конкуренции. Довод истца о существовании партнерских отношений учредителя фабрики и ответчика до приобретения права на знак и о фактической конкуренции на момент приобретения этого права отклонен. Истец не был в соответствующий период субъектом права.