Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 8 октября 2020 г. по делу N СИП-479/2020 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения на его решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке, поскольку представленными в материалах дела доказательствами подтверждено, что заявленное на регистрацию обозначение является известным в РФ названием охраноспособного произведения

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 8 октября 2020 г. по делу N СИП-479/2020 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения на его решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке, поскольку представленными в материалах дела доказательствами подтверждено, что заявленное на регистрацию обозначение является известным в РФ названием охраноспособного произведения

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 1 октября 2020 года.

Полный текст решения изготовлен 8 октября 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Сидорской Ю.М.,

судей Голофаева В.В., Рогожина С.П.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Амеличкиной И.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление индивидуального предпринимателя Морозовой Натальи Александровны (г. Новосибирск, ОГРНИП 309421721200031) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 12.03.2020, принятого по результатам рассмотрения поступившего 24.12.2019 возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596.

В судебном заседании приняли участие:

от индивидуального предпринимателя Морозовой Н.А. с использованием системы веб-конференции информационной системы "Картотека арбитражных дел" - Слесарюк Н.В. (по доверенности от 20.05.2020);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности с использованием системы веб-конференции информационной системы "Картотека арбитражных дел" - Козача А.С. (по доверенности от 07.04.2020 N 01/32-272/41).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Морозова Наталья Александровна (далее - предприниматель) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) от 12.03.2020, принятого по результатам рассмотрения поступившего 24.12.2019 возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596.

В качестве правового обоснования заявленных требований предприниматель указывает, что норма подпункта 9 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) подлежит применению только в том случае, когда название известного произведения само по себе является объектом авторского права, то есть создано в результате творческого труда автора, иной подход недопустим, поскольку его применение блокирует добросовестное использование третьими лицами обозначений, тождественных названиям произведений, чем нарушается баланс интересов субъектов гражданских прав. Заявитель полагает, что название художественного фильма "Сибирский цирюльник" не является объектом авторского права.

Предприниматель отмечает, что обозначение "Сибирский цирюльник" не является уникальным и оригинальным, для его создания не требовалось каких-либо творческих усилий. Обозначение "Сибирский цирюльник" использовалось до даты выхода фильма (30.10.1998), в частности, в 1983 году был опубликован рассказ Евгения Богданова "Сибирский цирюльник". Предприниматель подчеркивает, что слово "цирюльник" использовалось в других произведениях мировой литературы. Обозначение "Сибирский цирюльник" до даты выхода художественного фильма использовалось в фирменном наименовании юридического лица - общества с ограниченной ответственностью "Сибирский цирюльник" (ИНН 5402137050, дата создания 07.03.1998).

Вышеизложенное, по мнению заявителя, свидетельствует об отсутствии оригинальности, уникальности и творческого характера названия произведения "Сибирский цирюльник".

Предприниматель отмечает, что произведение, название которого тождественно заявленному на регистрацию обозначению, должно быть известным в Российской Федерации на дату подачи заявки. Для установления известности необходимо учитывать ассоциативные связи, возникающие у современных российских потребителей в отношении конкретного обозначения. У потребителей товаров и услуг, связанных со сферой красоты (сфера деятельности заявителя), при восприятии обозначения не возникают ассоциации, связанные с фильмом "Сибирский цирюльник" или режиссером данного фильма Н.С. Михалковым, кроме того сюжет фильма никак не связан с парикмахерскими услугами.

Заявитель полагает, что Роспатент ошибочно посчитал спорное обозначение не соответствующим подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Предприниматель указывает, что в контексте его деятельности (салон красоты, магазин по продаже профессиональной косметики и учебный центр), семантика обозначения имеет описательное значение, поэтому не может ввести потребителей в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги. Семантическое значение заявленного на регистрацию обозначения "парикмахер из Сибири".

Заявитель обращает внимание Суда по интеллектуальным правам на обширную практику Роспатента по регистрации товарных знаков, тождественных наименованиям произведений, в том числе художественных фильмов.

Кроме того, предприниматель отмечает, что Роспатентом не учтено, что заявитель под обозначением "Сибирский цирюльник" ведет свою деятельность 20 лет, вкладывает время и силы в продвижение бренда.

Роспатент в представленном в материалы дела отзыве не согласился с заявленным требованием, полагая, что оспариваемый ненормативный правовой акт является законным и обоснованным, принят административным органом в пределах своей компетенции, а доводам заявителя была дана полная и всесторонняя оценка. Административный орган указывает, что художественный фильм "Сибирский цирюльник" и его название были известны в Российской Федерации на дату подачи заявки N 2018734596. В связи с тем, что словесные элементы заявленного обозначения воспроизводят название известного в Российской Федерации фильма, для регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака заявителю необходимо представить согласие обладателя исключительных прав на указанный фильм. Словосочетание "Сибирский цирюльник" не является для среднего российского потребителя общеупотребимым, оно приобрело известность благодаря популярности упомянутого художественного фильма, является оригинальным, носит творческий характер и может быть признано результатом творческого труда автора. Таким образом, предоставление правовой охраны заявленному обозначению в качестве товарного знака не соответствует требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Административный орган также указывает в отзыве, что маркировка услуг 35, 41, 44-го классов МКТУ обозначением "Сибирский цирюльник" способна ввести потребителя в заблуждение в отношении лица, оказывающие эти услуги, что не допускается на основании пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. Представленные в Роспатент документы, а именно договор на поддержание сайта, договоры на размещение рекламных материалов, договоры на оказание рекламных услуг, договоры поставки продукции, агентские договоры, фотоотчеты, лицензии, также не подтверждают наличие у потребителя ассоциативной связи между обозначением "Сибирский цирюльник" и услугами 35, 41, 44-го классов МКТУ, оказываемыми заявителем. Указанные документы свидетельствуют о том, что различными лицами велась подготовительная деятельность по открытию магазинов по продаже косметики, инструментов и аксессуаров под обозначением "Сибирский цирюльник".

По мнению Роспатента, представленное заявителем заключение от 11.12.2019 N 17-2019, подготовленное по результатам социологического опроса, проведенного с 14 ноября по 18 ноября 2019 года среди жителей Российской Федерации - потребителей услуг специализированных магазинов парикмахерских принадлежностей и услуг салонов красоты (далее - Социологический опрос), не является достаточным доказательством того обстоятельства, что заявленное на регистрацию обозначение воспринимается в Российской Федерации в качестве средства индивидуализации заявителя. Кроме того, названный Социологический опрос был проведен в ноябре 2019 года, то есть позднее даты подачи заявки N 2018734596, не содержит ретроспективных данных, что не позволяет оценить восприятие потребителями словесного обозначения "Сибирский цирюльник" на дату подачи заявки.

Приведенная заявителем практика регистрации товарных знаков также не может свидетельствовать о неправомерности оспариваемого решения Роспатента, поскольку делопроизводство в Роспатенте по каждой заявке ведется отдельно с учетом фактических обстоятельств конкретного дела.

В судебном заседании представитель заявителя настаивал на удовлетворении заявленных требований.

Представитель заявителя в судебном заседании пояснил, что не настаивает на рассмотрении ранее заявленного ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица Михалкова Н.С., в связи с чем суд не рассматривает названное ходатайство.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения заявления.

Как следует из материалов дела и установлено судом, предпринимателем было заявлено на регистрацию комбинированное обозначение " " по заявке N 2018734596 (дата приоритета 14.08.2018) в качестве товарного знака в отношении товаров 03, 05, 08, 11, 14, 21, 25, 26-го классов и услуг 35, 41, 44-го классов МКТУ.

Роспатентом принято решение 29.08.2019 об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596 в отношении заявленных товаров и услуг, мотивированное его несоответствием требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. В заключении по результатам экспертизы указано, что заявленное обозначение содержит словесный элемент "Сибирский цирюльник", воспроизводящий название известного российского фильма "Сибирский цирюльник", вышедшего на экраны в 1998 году, автором и режиссером которого является Н.С. Михалков. Регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака невозможна без документального подтверждения правомерности включения в заявленное обозначение словесного элемента "Сибирский цирюльник" от правообладателя фильма. Заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака, поскольку будет способно ввести потребителя в заблуждение относительно лица, обладающего исключительным правом на объект интеллектуальной собственности.

Предприниматель, не согласившись с решением об отказе в государственной регистрации товарного знака, 24.12.2019 обратился в Роспатент с возражением, в котором выражает несогласие с решением Роспатента, доводы возражения сводятся к следующему:

в соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения. Произведения, отвечающие обязательным признакам, а также авторские права создателей (правообладателей) охраняются на территории Российской Федерации. В пункте 7 указанной статьи говорится, что авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 рассматриваемой статьи;

практика складывается так, что у третьих лиц должна возникать ассоциация с конкретной личностью, автором произведения при произнесении названия этого произведения. Только тогда, когда в сознании публики это название прочно ассоциируется с самим произведением, неотделимо от него и, соответственно, от личности его автора. В этом случае всякое обращение к названию произведения означает и обращение к личности его автора. Поэтому только название, неразрывно связанное в глазах публики с самим произведением, может быть названо результатом творческой деятельности;

известность противопоставленного названия фильма потребителям спорной группы товаров не доказана;

если говорить об ассоциации, возникающей при произношении слов "Сибирский цирюльник", то в сознании потребителей должен возникать, в первую очередь, образ паровой машины;

при проверке наличия ассоциативной связи надлежит устанавливать намерение создать не соответствующее действительности представление об экономической связи с лицом, заявляющим о наличии у него "старших прав на спорное обозначение";

на регистрацию заявлено комбинированное обозначение со своей собственной уникальной графикой;

сфера деятельности заявителя ограничена исключительно сферой красоты, начало работы датируется с 2001 года;

заявителем предоставлены документы от разных юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые ведут совместную деятельность и вместе продвигают бренд "Сибирский цирюльник". В подтверждение заявитель прикладывает агентские договоры, договоры на оказание услуг и договоры коммерческой концессии между указанными лицами;

заявителем был проведен Социологический опрос, согласно которому основными ассоциациями, возникающими у потребителей при абстрактном упоминании названия "Сибирский цирюльник" являются следующие: парикмахер (44,6%), магазин косметических товаров (29,7%), салон красоты (26,2%). Если уточняется, что "Сибирский цирюльник" - это название салона красоты, то абсолютное большинство участников опроса в ассоциациях указывают ассоциацию с парикмахерскими услугами (75,7%). Только 3% опрошенных указали, что если салон красоты или магазин косметических товаров называется "Сибирский цирюльник", они могут предположить, что режиссер Н.С. Михалков участвует в его управлении в качестве руководителя или учредителя.

На основании вышеизложенных доводов заявитель в возражении просил отменить решение Роспатента и вынести решение о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596 в отношении скорректированного перечня заявленных услуг:

35-го класса МКТУ "демонстрация товаров; организация торговых ярмарок в коммерческих или рекламных целях; презентация товаров на всех медиасредствах с целью розничной продажи; продвижение продаж для третьих лиц; реклама; услуги снабженческие для третьих лиц [закупка и обеспечение предпринимателей товарами]. Все вышеуказанные услуги в отношении таких товаров как профессиональная косметика, инструменты по уходу за волосами, ногтями, лицом и телом, оборудование для салонов красоты";

41-го класса МКТУ "академии [обучение]; информация по вопросам воспитания и образования; обучение заочное; обучение практическим навыкам [демонстрация]; организация и проведение мастер-классов [обучение]; организация и проведение образовательных форумов невиртуальных; организация и проведение семинаров; организация конкурсов красоты; ориентирование профессиональное [советы по вопросам образования или обучения]; проведение экзаменов; тьюторинг; услуги образовательно-воспитательные; услуги образовательные, предоставляемые школами; услуги репетиторов, инструкторов [обучение]. Все вышеуказанные услуги для таких сфер как парикмахерское искусство, визаж, маникюр, педикюр, депиляция";

44-го класса МКТУ "ваксинг; восковая депиляция; маникюр; парикмахерские; салоны красоты; услуги соляриев; центры здоровья".

Роспатентом принято решение от 12.03.2020 об отказе в удовлетворении возражения. Принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, административный орган выявил дополнительные обстоятельства, не указанные в заключении по результатам экспертизы: на основании подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака в отношении всех заявленных услуг, поскольку является тождественным названию известного произведения - художественного фильма "Сибирский цирюльник" 1998 года.

Заявитель представлял в Роспатент пояснения относительно дополнительно выявленного препятствия для регистрации товарного знака, которые по существу повторяют аргументы, приведенные предпринимателем в качестве основания для оспаривания решения Роспатента от 12.03.2020.

При вынесении решения об отказе в государственной регистрации заявленного обозначения Роспатент руководствовался пунктом 3, подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Административный орган отметил, что словесное обозначение "Сибирский цирюльник" является названием российского художественного фильма режиссера Н.С. Михалкова. Анализ источников словарно-справочной информации не выявил других значений словосочетания "Сибирский цирюльник", отличных от названия указанного фильма, само по себе словосочетание не является распространенным, носит фантазийный характер, и было упомянуто именно в качестве названия художественного фильма, являющегося объектом авторского права.

На основании представленного заявителем Социологического опроса Роспатентом установлено, что 82,5% опрошенных от общего количества опрошенных (770 человек) знают о фильме "Сибирский цирюльник", что также аргументирует известность названия художественного фильма.

Роспатентом принято во внимание, что заявителем не предоставлено согласие правообладателя художественного фильма "Сибирский цирюльник" на государственную регистрацию обозначения "Сибирский цирюльник" в качестве товарного знака по заявке N 2018734596.

Отказывая в государственной регистрации товарного знака, административный орган помимо прочего отметил, что заявленное на регистрацию обозначение включает в себя словесный элемент "Сибирский цирюльник", который прямым образом влияет на имитацию и на сходство первого впечатления, производимого заявленным обозначением и названием художественного фильма, в связи с чем потребитель может быть введен в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги 35, 41, 44-го классов МКТУ, либо полагать, что такое использование осуществляется с согласия правообладателя. Приведенные доводы позволили административному органу прийти к выводу о способности заявленного обозначения ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги, и, как следствие, об обоснованности выводов экспертизы о несоответствии заявленного обозначения по заявке N 2018734596 требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Проанализировав дополнительно представленные заявителем возражения материалы, Роспатент отметил, что названные документы датированы позднее даты выхода художественного фильма, в связи с чем не могут свидетельствовать о том, что обозначение "Сибирский цирюльник" ассоциируется с заявителем и осуществляемой им деятельностью.

Предприниматель, полагая, что решение Роспатента от 12.03.2020 не соответствует закону и нарушает его права и законные интересы, обратился в Суд по интеллектуальным правам с рассматриваемым заявлением.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении и отзыве на него, заслушав правовые позиции представителей лиц, участвующих в деле, явившихся в судебное заседание, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В силу статьи 13 ГК РФ ненормативный правовой акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности обжалование решений государственных органов в суд.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок на обращение с заявлением об оспаривании решения Роспатента предпринимателем не пропущен.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного правового акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

На основании части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Решение от 12.03.2020 об отказе в удовлетворении возражения принято Роспатентом в рамках своих полномочий, что не оспаривается предпринимателем в заявлении, поданном в суд.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 27 Постановления N 10, при оспаривании решений Роспатента необходимо учитывать, что по возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи заявки на регистрацию спорного знака обслуживания (14.08.2018) законодательством, применимым для оценки охраноспособности этого товарного знака, является ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482).

При этом порядок рассмотрения возражения о предоставлении правовой охраны спорному товарному знаку определяется в соответствии с Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденными приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила N 56).

На основании изложенного судебная коллегия отмечает, что Роспатентом верно определена правовая база для оценки охраноспособности спорного средства индивидуализации.

Суд по интеллектуальным правам полагает не основанным на нормах действующего законодательства вывод Роспатента о несоответствии заявленного на государственную регистрацию обозначения положениям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя в отношении товара либо его изготовителя.

Указанная норма материального права закрепляет абсолютное основание для отказа в регистрации обозначения в качестве товарного знака и касается случаев, когда само обозначение в силу определенных признаков является ложным или вводящим в заблуждение потребителя.

В соответствии с пунктом 37 Правил N 482 при рассмотрении вопроса о ложности или способности обозначения ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя учитывается, что к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности. В случае если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из элементов обозначения, то обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение.

Как отмечено в пункте 3.1 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее - Рекомендации N 39), обозначение может содержать элементы, как прямо указывающие на сведения об изготовителе или месте происхождения товара, так и элементы, порождающие у потребителя представление об этих сведениях через ассоциации.

Элементы обозначений, содержащие не соответствующие действительности сведения об изготовителе или месте происхождения товара через ассоциации, которые они вызывают у потребителя, относят к способным ввести потребителя в заблуждение.

Способность введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и изготовителе; соответствующая способность носит вероятностный характер.

Способность обозначения вводить потребителя в заблуждение может возникнуть у потребителя в результате ассоциации, в том числе с иным лицом, основанной на предшествующем опыте потребителя.

Под способностью товарного знака ввести в заблуждение потребителя подразумевается, в частности ситуация, когда информация, содержащаяся в товарном знаке (знаке обслуживания), может создать искаженное представление о товаре и его производителе, способное повлиять на решение потребителя.

Для установления наличия возможности введения потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара необходимо установление факта осведомленности потребителя о ранее существовавшем обозначении и ассоциации его с иным лицом, не являющимся правообладателем товарного знака, в том числе и на основании предшествующего опыта потребителя об использовании тождественного или сходного обозначения в гражданском обороте лицом, отличным от правообладателя.

Для вывода о возникновении у потребителей ассоциации определенного обозначения с конкретным изготовителем товара / исполнителем услуг необходимо наличие доказательств, не только подтверждающих введение в гражданский оборот товаров / услуг со сходным обозначением иным изготовителем / исполнителем, но и подтверждение возникновения у потребителей устойчивой ассоциативной связи между самим товаром / услугой и лицом, изготавливающим товар или оказывающим услуги.

Оценка обозначения на соответствие требованиям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ производится исходя из восприятия этого обозначения рядовыми, средними потребителями - адресатами товаров и услуг, для индивидуализации которых испрашивается правовая охрана обозначения, в отношении конкретных товаров / услуг.

Соответствующая оценка производится исходя из восприятия этого обозначения на конкретную дату - дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (знака обслуживания) в Роспатент.

При этом при рассмотрении дел об оспаривании решений Роспатента, принятых на основании пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, учитываются существующие или вероятные ассоциативные связи, возникающие у потребителей в связи со спорным обозначением, исходя из имеющихся в материалах дела доказательств. Представленные доказательства относимы, если на их основании возможно установить имеющиеся или вероятные ассоциативные связи именно той группы потребителей, которым адресованы товары / услуги, для которых обозначение заявлено на регистрацию или зарегистрировано.

Таким образом, исходя из вышеизложенных норм ГК РФ, Правил N 482, а также разъяснений, содержащихся в Рекомендациях N 39, статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о распределении бремени доказывания по данной категории дел, для обоснования правомерности отказа в предоставлении правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) на основании подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ Роспатенту необходимо в рамках настоящего процесса доказать, что при восприятии данного товарного знака / знака обслуживания через ассоциации, вызванные этим знаком, в сознании потребителя может возникнуть представление об изготовителе товара / исполнителе услуги, которое не соответствует действительности, и тем самым потребитель может быть введен в заблуждение.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что Роспатент не доказал, что в связи с включением в заявленное на регистрацию обозначение словесного элемента "Сибирский цирюльник", которое влияет на первое впечатление от указанного обозначения, потребитель может быть введен в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги 35, 41, 44-го класса МКТУ, либо полагать, что такое использование осуществляется с согласия правообладателя.

Согласно представленному в материалы дела Социологическому опросу обозначение "Сибирский цирюльник" вызывает различные ассоциации (диаграмма 3), при этом если уточняется, что "Сибирский цирюльник" - это название салона красоты, то абсолютное большинство участников опроса указывают ассоциацию с парикмахерскими услугами (75,7%); только 3% опрошенных указали, что если салон красоты или магазин косметических товаров называется "Сибирский цирюльник", они могут предположить, что режиссер Н.С. Михалков участвует в его управлении в качестве руководителя или учредителя.

Между тем, ошибочность данных выводов Роспатента не привела к принятию неправильного решения в связи с наличием иных препятствий для государственной регистрации товарного знака (в частности, в связи с несоответствием заявленного обозначения требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ).

В соответствии с подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака произведению науки, литературы или искусства, без согласия правообладателя, если права на соответствующие произведения возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

В подпункте 1 пункта 9 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации ограничения в отношении регистрации товарных знаков, тождественных известным в Российской Федерации на дату подачи заявки названиям произведений, установлены в пользу правообладателей и их правопреемников.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 09.10.2014 по делу N СИП-296/2013, условием применения названной нормы является то, что произведение должно обладать признаками объекта, подлежащего охране в соответствии с нормами, регулирующими правовой режим объектов авторского права, а его название, которое само по себе может не отвечать условию охраноспособности, должно быть известным в Российской Федерации на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака (известное название охраноспособного произведения).

Суд по интеллектуальным правам исходит из того, что лицами, участвующими в деле, не оспаривается то обстоятельство, что художественный фильм "Сибирский цирюльник" является объектом авторского права в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 1225 ГК РФ.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам, предусмотренным статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу о том, что название художественного фильма "Сибирский цирюльник" является известным в Российской Федерации.

Информация о художественном фильме "Сибирский цирюльник" широко представлена в сети Интернет, в том числе на сайтах https://dic.academic.ru, https://www.kinopoisk.ru, https://www.kino-teatr.ru, https://art.niv.ru/doc/encycloprdia/kino/articles/1613/sibirskij-ciryulnik.htm.

Согласно сведениям, размещенным на сайте https://www.kinopoisk.ru, на которые ссылается в письменном отзыве Роспатент, общий бюджет фильма "Сибирский цирюльник" (включая стадию послесъемочного периода) составил более 40 000 000 долларов, фильм являлся самой крупнобюджетной на момент создания постановкой российского кино, в России фильм посмотрели 1 500 000 зрителей.

С учетом изложенного суд полагает обоснованным вывод Роспатента о том, что название фильма "Сибирский цирюльник" было известно на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака N 2018734596 (14.08.2018).

Об известности названия фильма "Сибирский цирюльник" свидетельствует и представленный заявителем в составе возражения Социологический опрос, согласно которому о существовании фильма знают 82,5% участников опроса. При этом согласно диаграмме 5 названного исследования словосочетание "Сибирский цирюльник" вызывает ассоциации с художественным фильмом у 53,4% респондентов, с Н.С. Михалковым у 39, 6% респондентов (из числа участников опроса, знающих о фильме).

С учетом изложенного судебная коллегия отклоняет доводы заявителя о том, что материалами дела не подтвержден факт известности названия фильма "Сибирский цирюльник".

Судом по интеллектуальным правам принимается во внимание, что словосочетание "Сибирский цирюльник" для среднего российского потребителя не является широко употребимым.

Согласно словарным источникам слово "цирюльник" (устар.) - парикмахер, владеющий элементарными приемами врачевания (см. Ефремова Т.Ф. "Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный". - М.: Русский язык, 2000).

Судом по интеллектуальным правам принято во внимание, что если в толковом словаре использована помета "устар." (устаревшее), то это слово не характерно для современного лексикона, используется в классической литературе, исторических произведениях или стилизациях.

Данное понятие шире современного термина "парикмахер", поскольку включает в себя оказание элементарной медицинской помощи.

Слово "цирюльник" не применяется обычной повседневной устной и письменной речи.

Несмотря на то, что заявитель ссылается на отсутствие оригинального характера заявленного на регистрацию выражения, указывая, что по своему семантическому значению оно означает парикмахер из Сибири, слово "цирюльник", на которое падает логическое выражение в спорном словосочетании, не упоминается ни в Приказе Минтруда России от 25.12.2014 N 1134н "Об утверждении профессионального стандарта "Специалист по предоставлению парикмахерских услуг" (зарегистрирован в Минюсте России 06.02.2015 N 35906), ни в приказе АНО НАРК от 19.04.2017 N 33/17-ПР "Об утверждении перечня наименований квалификаций и требований к квалификациям индустрии красоты", ни в иных нормативных документах, касающихся тарифно-квалификационных характеристик данной профессии. Действующее законодательство в соответствующей сфере, в частности, приказ от 19.04.2017 N 33/17-ПР использует терминологию "парикмахер", "парикмахер-модельер", "мастер по маникюру", "мастер по педикюру", "мастер по моделированию и дизайну ногтей", "мастер по наращиванию ресниц", "визажист", "косметик-эстетист по уходу за лицом", "косметик-эстетист по уходу за телом", "мастер перманентного макияжа", "мастер художественной татуировки".

Чаще всего слово "цирюльник" составляет часть связанного выражения, что подтверждается и ссылками заявителя на названия произведений, в частности, "Парижский цирюльник" Поль де Кока, 1831 г., ссылка в Российской государственной библиотеке https://search.rsl.ru/ru/record/01003505560; "Записки цирюльника: Из воспоминаний итал. революционера" Джиованни Джерманетто, 1935 г., https://search.rsl.ru/ru/record/01005290690; "Севильский цирюльник" опера Дж. Россини по комедии П. Бомарше; "Севильский цирюльник, или Тщетная предосторожность" Бомарше, Пьер Огюстен Карон, 1775 г., https://search.rsl.ru/ru/record/01008062692; "Любовное зелие, или Цирюльник-стихотворец" Ленский, Дмитрий Тимофеевич, 1836 г., https://search.rsl.ru/ru/record/01003823033; "Багдатский цирюльник" Палиссо де Монтенуа, Шарль, 1787 г., https://search.rsl.ru/ru/record/01003336718; "Утешение цирюльника" Левицкий, Лев Абелевич, дневник, 1963-1977, https://search.rsl.ru/ru/record/01002716590.

В материалы дела не представлено доказательств того обстоятельства, что обозначение "Сибирский цирюльник" является для среднего российского потребителя общеупотребимым словосочетанием, не обладающим творческим характером и ставшим известным не в связи с названием художественного фильма.

Довод предпринимателя о том, что обозначение использовалось в названии рассказа "Сибирский цирюльник" автора Евгения Богданова, опубликованном в 1983 году, а также в фирменном наименовании юридического лица (ИНН 5402137050), отклоняется судебной коллегией, поскольку из материалов дела (в том числе представленного самим заявителем Социологического опроса) не следует, что обозначение "Сибирский цирюльник" приобрело известность именно в качестве названия рассказа или деятельности указанного юридического лица, а не в связи с художественным фильмом "Сибирский цирюльник", включенным в словарно-справочную литературу.

Таким образом, представленными в материалы дела доказательствами подтверждено, что заявленное на регистрацию обозначение является известным в Российской Федерации названием охраноспособного произведения.

Поскольку согласие обладателя исключительных прав на художественный фильм заявителем представлено не было, Роспатент правомерно пришёл к выводу об отказе в государственной регистрации спорного обозначения на основании подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Наличие у названия художественного фильма признаков самостоятельного объекта авторских прав не имеет самостоятельного правового значения по смыслу пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Предоставленные заявителем к возражению документы, подтверждающие, по мнению предпринимателя, возникновение ассоциативных связей между обозначением и его предпринимательской деятельностью, не отменяют факта установленного судом и подтвержденного материалами дела известности названия охраноспособного произведения (художественного фильма "Сибирский цирюльник"), исключительное право на которое принадлежит иному лицу, в связи с чем также не могут быть признаны достаточными для преодоления препятствий в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака.

Суд по интеллектуальным правам полагает также достаточно аргументированным вывод Роспатента о том, что использование известного названия художественного фильма в качестве средства индивидуализации оказываемых услуг может восприниматься российским потребителем как использование такого обозначения с согласия правообладателя.

Кроме того, намерение зарегистрировать обозначение "Сибирский цирюльник", ставшее известным благодаря активному влиянию его правообладателя, на иное лицо, может быть расценено как использование репутации известного обозначения.

Приведенная заявителем практика регистрации товарных знаков, тождественных наименованию произведений, не свидетельствует о неправомерности оспариваемого решения Роспатента, поскольку делопроизводство в Роспатенте по каждой заявке ведется отдельно с учетом обстоятельств конкретного дела. Указанное обстоятельство подтверждается позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 08.11.2006 N 8215/06, согласно которому ссылки на определенную практику регистрации аналогичных товарных знаков не могут быть приняты во внимание в связи с тем, что не являются предметом спора и их регистрации должны рассматриваться отдельно.

При таких обстоятельствах Суд по интеллектуальным правам не усматривает правовых оснований для признания оспариваемого решения недействительным.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по оплате государственной пошлины подлежат отнесению на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167 - 170, 176, 180, 197 - 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

в удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Ю.М. Сидорская
Судья В.В. Голофаев
Судья С.П. Рогожин

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам согласился с Роспатентом, который запретил предпринимателю использовать название известного художественного фильма "Сибирский цирюльник" для услуг парикмахерской.

Названия известных в стране произведений науки, литературы или искусства не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков без согласия правообладателя. Поэтому доводы заявителя о том, что название фильма неоригинально, не имеет творческого характера и не может быть объектом авторского права, не имеют самостоятельного правого значения.

Не принимаются аргументы о том, что обозначение использовалось до выхода фильма, а слово "цирюльник" известно из других произведений. Это устаревшее слово не применяется в современной речи, а словосочетание не является общеупотребимым и приобрело известность благодаря популярному фильму.

Суд не согласен с мнением Роспатента о том, что спорное обозначение способно ввести в заблуждение потребителя в отношении лица, оказывающего услуги. Для такого вывода требуется, чтобы потребители ассоциировали обозначение не с создателем фильма, а с конкретным исполнителем услуг. Но, несмотря на ошибочный вывод, отказ Роспатента был правомерным.