Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 июля 2020 г. N С01-725/2020 по делу N А55-26473/2019 Суд отменил вынесенные ранее судебные акты и направил дело о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судами не исследованы обстоятельства наличия у истца права на обращение с иском в защиту исключительных прав и обстоятельства нарушения ответчиком этих прав, а также не установлено являются ли изображения скульптур основным объектом использования и какова цель такого использования

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 июля 2020 г. N С01-725/2020 по делу N А55-26473/2019 Суд отменил вынесенные ранее судебные акты и направил дело о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судами не исследованы обстоятельства наличия у истца права на обращение с иском в защиту исключительных прав и обстоятельства нарушения ответчиком этих прав, а также не установлено являются ли изображения скульптур основным объектом использования и какова цель такого использования

Резолютивная часть постановления объявлена 21 июля 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 июля 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего Мындря Д.И.,

судей Булгакова Д.А., Снегура А.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Михайлова Александра Николаевича (Ставропольский край, ОГРНИП 317265100127140) на решение Арбитражного суда Самарской области от 16.01.2020 по делу N А55-26473/2019 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2020 по тому же делу

по иску индивидуального предпринимателя Михайлова Александра Николаевича

к обществу с ограниченной ответственностью "Спутник-Гермес" (ул. Ленинская, д. 166, позиция 69, г. Самара, 443041, ОГРН 1026301423598) о защите исключительных прав на объекты авторского права,

при участии в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: Кошелькова Евгения Владимировича (Ставропольский край), лечебно-профилактического учреждения "Базовый санаторий "ВИКТОРИЯ" (санаторно-клинический реабилитационный центр) (ул. Пушкина, д. 22, г. Ессентуки, Ставропольский край, 357600, ОГРН 1022601223303), Юртаева Ильи Анатольевича (г. Пермь), Юрьева Максима Николаевича (г. Пермь).

В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Спутник-Гермес" - Поломарчук Л.А. (по доверенности от 21.06.2020).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Михайлов Александр Николаевич (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Самарской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Спутник-Гермес" (далее - общество) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения в размере 1 200 000 руб.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Кошельков Евгений Владимирович, лечебно-профилактическое учреждение "Базовый санаторий "ВИКТОРИЯ" (санаторно-клинический реабилитационный центр; далее - санаторий), Юртаев Илья Анатольевич, Юрьев Максим Николаевич.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 16.01.2020, оставленным без движения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2020, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит отменить обжалуемые решение и постановление и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование доводов о незаконности судебных актов предприниматель ссылается на то, что выводы судов о служебном характере произведений, в защиту прав на которые предъявлен иск, сделаны с нарушением норм материального права. Предприниматель полагает, что поскольку указанные произведения были созданы в 2002 - 2004 г., суды при определении их служебного характера должны были руководствоваться не положениями Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а нормами Закона Российской Федерации от 09.07.1993 N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (далее - Закон об авторском праве). Кроме того, заявитель кассационной жалобы считает, что выводы судов в соответствующей части надлежащим образом не обоснованы, так как в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о служебном характере произведений. Предприниматель обращает внимание на то, что принадлежность санаторию права собственности на скульптуры как материальные объекты само по себе не свидетельствует о принадлежности этому лицу исключительного права на скульптуру как на объект авторского права.

Заявитель кассационной жалобы также ссылается на то, что им было заявлено требование, в том числе в защиту изображения - логотипа санатория, в связи с чем применение судами в данной части норм, регулирующих правоотношения по поводу товарных знаков, необоснованно.

Кроме того, предприниматель полагает необоснованным применение к ответчику положений статьи 1253.1 ГК РФ и освобождение его от ответственности как информационного посредника. Как утверждает предприниматель, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что размещение информации о скульптурах на сайте в сети Интернет было совершено без ведома ответчика. При этом факт администрирования указанного сайта именно ответчиком истцом доказан и самим ответчиком не оспаривался.

По мнению предпринимателя, суды также не обосновали наличие правовых оснований для применения в данном случае положений статьи 1276 ГК РФ для освобождения ответчика от ответственности за нарушение прав истца. Предприниматель указывает на то, что судами в данном случае не был установлен состав свободного использования, которое по смыслу названной нормы допускается без разрешения правообладателя. Одновременно предприниматель ссылается на то, что использование ответчиком на сайте сведений о скульптурах и логотипа, в защиту прав на которые предъявлен иск, не может быть признано свободным, поскольку эти объекты являются основными объектами использования, при этом от их использования ответчик получает коммерческую выгоду.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения, ссылаясь на их законность и обоснованность.

Третьи лица не представили отзывы на кассационную жалобу.

Явившийся в судебное заседание представитель общества выступил по доводам, содержащимся в отзыве, и просил отказать в удовлетворении заявленных в жалобе требований.

Предприниматель и третьи лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания суда кассационной инстанции, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства Судом по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Как установлено судами и следует из материалов дела, обращаясь с иском по настоящему делу, предприниматель ссылался на то, что между ним и Кошельковым Е.В. (автором) заключены договор на право использования произведений скульптур на исключительной основе (исключительная лицензия) от 14.02.2019 N 01/2019 в отношении произведений скульптур (по отдельности и/или в сборнике), содержащихся в сборнике скульптурных работ "Дендрологического парка отдыха" г. Ессентуки, а также договор на право использования произведения на исключительной основе (исключительная лицензия) от 14.02.2019 N 02/2019 в отношении изображения - логотип "Санаторий Виктория" г. Ессентуки.

Предпринимателю стало известно, что общество нарушает исключительные права на произведения скульптуры ("Обнаженная купальщица", "Птица Счастья", фонтан "Мальчики на гусях", "Японский городок", "Амфоры", "Горности"), а также на логотип, в отношении которых предпринимателем получена исключительная лицензия, путем размещения изображений указанных произведений на сайте в сети Интернет с доменным именем "SPUTNIK-GERMES.RU".

Судами установлено, что администратором указанного доменного имени является общество.

Ссылаясь на то, что общество без разрешения правообладателя использует произведения, в отношении которых ему предоставлена исключительная лицензия, в своей коммерческой деятельности (путем размещения произведений на своем сайте в целях привлечения клиентов для продажи санаторно-курортных путевок), предприниматель обратился в арбитражный суд с иском по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности наличия у истца прав, в защиту которых предъявлен иск, а также нарушения таких прав ответчиком.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и оставил решение суда без изменения.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для их отмены.

Согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных названных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 10), компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

Соответственно, в предмет доказывания по требованию о защите исключительных прав на объект авторского права входят следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком.

В силу пункта 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 указанной статьи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения.

Согласно пункту 3 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

Для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей (пункт 4 статьи 1259 ГК РФ).

Как следует из статьи 1254 ГК РФ, если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 настоящего Кодекса.

В обоснование заинтересованности в подаче иска предприниматель представил лицензионные договоры, на основании которых им получены исключительные лицензии на использование произведений скульптуры и логотипа (изображения), заключенные с их автором - Кошельковым Е.В.

Суд первой инстанции констатировал недоказанность того факта, что автором этих произведений является именно Кошельков Е.В., а также пришел к выводу о том, что эти произведения созданы в процессе выполнения служебного задания, в связи с чем права на них принадлежат санаторию (бывшему работодателю Кошелькова Е.В.).

Суд находит приведенные выше выводы судов противоречивыми, поскольку если Кошельков Е.В. не является автором спорных произведений, то не ясны мотивы суда для установления служебного характера спорных произведений.

При этом судебная коллегия отмечает, что лица, участвующие в деле, авторство Кошелькова Е.В. не оспаривали. Напротив, представление санаторием доказательств в обоснование служебного характера спорных произведений может подтверждать, а не опровергать доводы об авторстве указанного лица.

Как было отмечено выше, санаторий ссылался на то, что спорные произведения являются служебными в связи с тем, что были созданы автором в рамках трудового договора. Суд первой инстанции ограничился ссылкой на данный довод и перечислением доказательств, представленных в его подтверждение, однако самостоятельного вывода о том, являются или не являются эти произведения служебными объектами, не сделал. Суд апелляционной инстанции допущенное судом нарушение не устранил.

Поскольку истец заявляет о том, что правообладателем объектов, в защиту прав на которые предъявлен иск, является Кошельков Е.В., в то время как ответчик и санаторий указывают на принадлежность исключительных прав на эти объекты санаторию, и с учетом того, что факт принадлежности (либо непринадлежности) истцу права на обращение с иском в защиту соответствующих прав относится к кругу обстоятельств, подлежащих установлению в рамках настоящего дела, судебная коллегия полагает, что уклонение судов от исследования данного обстоятельства и формирования собственных выводов в отношении него является нарушением норм материального и процессуального права, не позволяющим осуществить проверку законности итоговых выводов судов по существу спора в порядке кассационного производства.

При этом судебная коллегия отмечает, что с учетом дат создания спорных произведений и разъяснений, содержащихся в пункте 104 постановления N 10, вопрос о том, является ли конкретное произведение служебным, надлежит разрешать исходя из положений законодательства, действовавшего на момент создания такого произведения.

Так, статьей 14 Закона об авторском праве, действовавшей до 1 января 2008 года, к служебным произведениям отнесены произведения, созданные в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя. Статья 1295 ГК РФ, действующая с 1 января 2008 года, под служебным произведением понимает произведение науки, литературы или искусства, созданное в пределах установленных для работника (автора) трудовых обязанностей.

Сам по себе факт использования автором для создания произведения материалов работодателя не может служить основанием для вывода о том, что созданное автором произведение является служебным.

При наличии спора между автором и работодателем о том, является ли конкретное созданное автором произведение служебным, следует учитывать, что содержание трудовых обязанностей работника и факт создания произведения науки, литературы или искусства в пределах этих обязанностей доказываются работодателем.

Кроме того, суды процитировали доводы общества о том, что он является информационным посредником по смыслу статьи 1253.1 ГК РФ, в связи с чем должен быть освобожден от ответственности.

Как разъяснено в пункте 77 постановления N 10, особенности ответственности информационного посредника, предусмотренные статьей 1253.1 ГК РФ, являются исключением из правил, установленных пунктом 3 статьи 1250 ГК РФ, о применении мер ответственности (в виде возмещения убытков и выплаты компенсации) за нарушение интеллектуальных прав, допущенное нарушителем при осуществлении им предпринимательской деятельности, независимо от вины нарушителя.

Является ли конкретное лицо информационным посредником, устанавливается судом с учетом характера осуществляемой таким лицом деятельности.

Между тем, в обжалуемых судебных актах, помимо указания на соответствующий довод общества, судебной оценки такого довода не содержится, что также исключает возможность для суда кассационной инстанции проверить правильность выводов судов в указанной части.

При этом судебная коллегия отмечает, что для установления того, является ли лицо информационным посредником, судами на основании представленных ответчиком доказательств должна быть установлена совокупность обстоятельств, предусмотренных либо пунктом 2 статьи 1253.1 ГК РФ, либо пунктом 3 этой же статьи.

Основанием для отказа в удовлетворении заявленных предпринимателем требований также послужили выводы судов о том, что ответчиком осуществлено использование спорных произведений в рамках статьи 1276 ГК РФ, что также исключает ответственность за такое использование.

Прежде всего, судебная коллегия отмечает, что этот вывод противоречит процитированному судами доводу общества о том, что он является информационным посредником по смыслу пункта 3 статьи 1253.1 ГК РФ.

Как следует из пункта 3 статьи 1253.1 ГК РФ, информационный посредник самостоятельно не осуществляет размещение в информационно-телекоммуникационной сети материала, это делают третьи лица в своих интересах (либо информационный посредник по указанию третьих лиц). Дефиниция статьи 1276 ГК РФ, в свою очередь, предполагает, что оспариваемое использование осуществляется непосредственно ответчиком (лицом, которое, по мнению правообладателя, нарушает его исключительное право). Соответственно, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что ответчик не может одновременно являться и информационным посредником (который самостоятельно не использует спорные объекты), и лицом, использующим такие объекты в рамках свободного использования.

Исследовав выводы судов первой и апелляционной инстанций относительно того, что использование обществом спорных произведений осуществлено в соответствии со статьей 1276 ГК РФ, Суд по интеллектуальным правам усматривает основания для заключения о неполном исследовании судами обстоятельств дела, которое не позволяет оценить законность сделанных выводов по существу этого вопроса.

Согласно статье 1276 ГК РФ допускается свободное использование произведения, постоянно находящегося в месте, открытом для свободного посещения.

Пунктом 2 статьи 1276 ГК РФ допускается свободное использование путем воспроизведения и распространения изготовленных экземпляров, сообщения в эфир или по кабелю, доведения до всеобщего сведения в форме изображений произведений архитектуры, градостроительства и произведений садово-паркового искусства, расположенных в месте, открытом для свободного посещения, или видных из этого места.

В силу пункта 1 статьи 1259 ГК РФ скульптуры как объекты авторского права отнесены к произведениям изобразительного искусства, что предполагает применение к ним по общему правилу пункта 1 статьи 1276 ГК РФ.

Суд первой инстанции квалифицировал использование изображения скульптуры обществом в качестве свободного использования по смыслу пункта 2 статьи 1276 ГК РФ.

В соответствии с частью 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу; устанавливает права и обязанности лиц, участвующих в деле; решает, подлежит ли иск удовлетворению.

Частью 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в мотивировочной части решения должны быть указаны в том числе доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

При применении пункта 2 статьи 1276 ГК РФ для признания действий ответчика свободным использованием суды, учитывая, что по общему правилу (пункт 1 статьи 1259 ГК РФ) скульптура относится к произведению изобразительного искусства, должны установить, что в данном случае скульптура действительно является элементом произведения садово-паркового искусства, определив при этом объект права на основании исследования и оценки имеющихся в деле доказательств.

Применяя пункт 2 статьи 1276 ГК РФ при квалификации действий общества, суд первой инстанции в нарушение статей 71, 168, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не установил, какой именно объект является произведением садово-паркового искусства, из каких доказательств следует, что в его состав включены скульптуры "Обнаженная купальщица", "Птица Счастья", фонтан "Мальчики на гусях", "Японский городок", "Амфоры", "Горности", в силу каких норм права и фактических обстоятельств эти скульптуры более не являются самостоятельными объектами авторского права, а является частью иного объекта (произведения садово-паркового искусства).

Из решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции не усматривается, что указанные вопросы являлись предметом судебной оценки.

При этом, как следует из обжалуемых судебных актов, суды квалифицировали действия общества по пункту 1 статьи 1276 ГК РФ, поскольку в них содержатся выводы о том, что изображения скульптур не являются основными объектами использования и о том, что целью использования изображений скульптур является не извлечение прибыли, а привлечение внимания туристов к санаторию.

При этом решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в нарушение части 4 статьи 170, пункта 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не содержат ссылок на материалы дела, которые исследовались судами, если они пришли к изложенным выше выводам самостоятельно. Кроме того, в обжалуемых судебных актах отсутствует оценка доказательств, относящихся к вопросам о том, являются ли изображения скульптур основным объектом использования и какова цель такого использования.

Исходя из положений части 1 статьи 133, части 1 статьи 135 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если какое-либо обстоятельство, по мнению суда, подлежит исследованию при рассмотрении конкретного спора, соответствующий вопрос должен быть вынесен на обсуждение лиц, участвующих в деле. В ином случае, и если это обстоятельство впоследствии положено в основу судебного акта, могут быть нарушены принципы равноправия и состязательности участников арбитражного процесса (статьи 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Учитывая, что при рассмотрении дела как в суде первой инстанции, так и в суде апелляционной инстанции предприниматель оспаривал и факт свободного использования скульптур в качестве элемента садово-паркового искусства (пункт 2 статьи 1276 ГК РФ), и то, что изображения скульптур не являются основным объектом использования и используются не в целях извлечения прибыли (пункт 1 статьи 1276 ГК РФ), указанные обстоятельства в настоящем деле являются предметом спора, а значит, подлежали установлению судами на основании оценки доводов и возражений участвующих в деле лиц и имеющихся в деле доказательств.

Заявленные при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций, а также поддержанные в кассационной жалобе доводы предпринимателя о том, что скульптуры являются самостоятельными объектами авторского права, а также о том, что изображения этих скульптур использованы на администрируемом ответчиком сайте в качестве основного объекта и с целью извлечения прибыли, подлежали судебной оценке.

Однако мотивы отклонения указанных доводов предпринимателя в решении суда первой инстанции и в постановлении суда апелляционной инстанции не приведены (часть 7 статьи 71, часть 2 статьи 169, пункт 2 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Между тем решение всех указанных выше вопросов является существенным для квалификации действий ответчика в качестве правомерного свободного использования либо неправомерного использования.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что судами первой и апелляционной инстанций в полной мере не исследованы как обстоятельства наличия у истца права на обращение с иском в защиту исключительных прав, так и обстоятельства нарушения ответчиком этих прав, а также обстоятельства, которые могли бы освободить ответчика от ответственности за нарушение этих прав, если таковое имело место. При этом все перечисленные вопросы являются вопросами факта, в связи с чем не могут быть решены судом кассационной инстанции в рамках имеющейся у него компетенции.

Таким образом, учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами не в полном объеме, а для правильного разрешения спора о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав требуется оценка доказательств и установление фактических обстоятельств, что не относится к полномочиям суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду также необходимо распределить судебные расходы по уплате государственной пошлины, поскольку в силу абзаца второго части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Самарской области от 16.01.2020 по делу N А55-26473/2019 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2020 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Д.И. Мындря
Судья Д.А. Булгаков
Судья А.А. Снегур

Обзор документа


Предприниматель получил от скульптора права на использование изображений скульптур и логотипа санатория. Позднее он узнал, что ответчик разместил их на своем сайте для продажи путевок, но компенсации истец не добился. Однако Суд по интеллектуальным правам направил дело на пересмотр.

Нижестоящие инстанции сочли произведения служебными, а авторство скульптора недоказанным. Однако эти выводы противоречивы, поскольку признание произведений служебными подтверждает, а не опровергает авторство работника. Кроме того, суду нужно обосновать служебный характер произведений. Факта использования скульптором материалов работодателя для этого недостаточно.

Довод ответчика о том, что он является информационным посредником, противоречит выводу о свободном использовании произведений. Нельзя одновременно ссылаться на оба обстоятельства. Кроме того, для свободного размещения произведений надо доказать, что скульптуры не были основными объектами использования, и ответчик, привлекая туристов к санаторию, не имел цели получения прибыли.