Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 июля 2020 г. № С01-367/2020 по делу N А40-200183/2019 Суд оставил без изменения постановление суда апелляционной инстанции, которым удовлетворено требование об обязании изменить фирменное наименование и отменил его приостановление, поскольку спорное наименование влечет возникновение у рядового потребителя ассоциации о связи деятельности общества с деятельностью соответствующего подразделения войск национальной гвардии РФ, а также вызывает стойкую ассоциацию с участием государства в деятельности организации либо создает впечатление об особой значимости ее деятельности для государственных интересов

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 июля 2020 г. № С01-367/2020 по делу N А40-200183/2019 Суд оставил без изменения постановление суда апелляционной инстанции, которым удовлетворено требование об обязании изменить фирменное наименование и отменил его приостановление, поскольку спорное наименование влечет возникновение у рядового потребителя ассоциации о связи деятельности общества с деятельностью соответствующего подразделения войск национальной гвардии РФ, а также вызывает стойкую ассоциацию с участием государства в деятельности организации либо создает впечатление об особой значимости ее деятельности для государственных интересов

Резолютивная часть постановления объявлена 7 июля 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 8 июля 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего Мындря Д.И.,

судей Булгакова Д.А., Силаева Р.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Единый технический центр Вневедомственной охраны" (ул. Люблинская, д. 42, оф. 502, Москва, 109387, ОГРН 1187746502019) на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2020 по делу N А40-200183/2019

по иску межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 46 по городу Москве (Походный пр-д, домовлад. 3, стр. 2, Москва, 125373, ОГРН 1047796991550)

к обществу с ограниченной ответственностью "Единый технический центр Вневедомственной охраны" об обязании изменить фирменное наименование.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Единый технический центр Вневедомственной охраны" - Филиппов А.В. (по доверенности от 06.07.2020);

от межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 46 по городу Москве - Клюевский Г.В. (по доверенности от 09.09.2019 N 0718/07651).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы России N 46 по городу Москве (далее - инспекция) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Единый технический центр Вневедомственной охраны" (далее - общество) об обязании изменить фирменное наименование и в течение 30 дней с момента вступления в законную силу судебного акта привести фирменное наименование в соответствие со статьей 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.11.2019 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2020 решение суда первой инстанции отменено, требования инспекции удовлетворены: на общество возложена обязанность в течение 30 дней с момента вступления судебного акта в законную силу изменить фирменное наименование и привести свое фирменное наименование в соответствие со статьей 1473 ГК РФ путем представления в регистрирующий орган комплекта документов, связанного с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в связи с изменением наименования общества.

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит его отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

В обоснование доводов о незаконности обжалуемого судебного акта общество ссылается на то, что статья 1473 ГК РФ содержит закрытый перечень обозначений, которые не могут входить в состав фирменного наименования юридического лица, при этом ни одно из указанных в законе обозначений в состав наименования ответчика не входят. Кроме того, общество ссылается на то, что его фирменное наименование не сходно до степени смешения ни с одним наименованием органа государственной власти.

Как полагает заявитель кассационной жалобы, вывод суда апелляционной инстанции о том, что вхождение в состав наименования ответчика обозначения "вневедомственная охрана" может вызвать у потребителя ассоциацию с участием государства в деятельности ответчика и создать ответчику конкурентные преимущества в связи с этим, не основан на каких-либо имеющихся в деле доказательствах.

С учетом изложенного общество считает, что соответствующий вывод суда является ошибочным и основан на неверном применении положений статьи 1473 ГК РФ.

Кроме того, общество обращает внимание на то обстоятельство, что при регистрации его в качестве юридического лица у инспекции не возникло замечаний к фирменному наименованию, что свидетельствует о непоследовательности действий государственного органа.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, ссылаясь на его законность и обоснованность.

В судебном заседании представитель общества выступил по доводам, изложенным в кассационной жалобе, и настаивал на ее удовлетворении.

Представитель инспекции просил оставить судебные акты без изменения по доводам, содержащимся в отзыве на жалобу.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства Судом по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Как следует из материалов дела и установлено судами, полагая, что наименование ответчика содержит обозначение "вневедомственная охрана", которое представляет собой устойчивое сочетание, сокращенное или производное от официального наименования подразделения Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардии), и может вызвать стойкую ассоциацию у потребителя с участием государства в деятельности организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах, инспекция обратилась в арбитражный суд с иском по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции руководствовался тем, что в соответствии со статьей 14 Федерального закона от 18.12.2006 N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон о введении в действие части четвертой ГК РФ) обязанность по внесению изменения в части своего фирменного наименования возникает у хозяйствующих субъектов при первом после 01.01.2008 изменении учредительных документов, и не связана с конкретным сроком, в течение которого такие действия необходимо совершить. Суд первой инстанции констатировал, что инспекция не представила доказательств обращения общества в инспекцию после 01.01.2008 с заявлением о внесении изменений в учредительные документы.

Помимо этого, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что инспекция не доказала то обстоятельство, что обозначение "вневедомственная охрана" вызывает стойкую ассоциацию у потребителя с участием государства и что указанное обозначение не включает в себя полное или сокращенное официальное наименование федеральных органов государственной власти.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции, отменил решение и удовлетворил требование административного органа.

Так, суд апелляционной инстанции отметил, что Закон о введении в действие части четвертой ГК РФ в данном случае не подлежал применению, поскольку общество было зарегистрировано в качестве юридического лица 23.05.2018.

Кроме того, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что термин "вневедомственная охрана" относится к подразделениям правоохранительных органов или органов государственной власти. При этом суд констатировал, что в настоящее время услуги вневедомственной охраны оказывают подразделения (организации) войск национальной гвардии Российской Федерации - Федеральные государственные казенные учреждения Управления вневедомственной охраны войск национальной гвардии Российской Федерации по субъектам Российской Федерации, а также Центр специального назначения вневедомственной охраны Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации; на территории г. Москвы таким подразделением является ФГКУ "Управление вневедомственной охраны войск национальной гвардии Российской Федерации по городу Москве".

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции установил, что использование в фирменном наименовании ответчика словосочетания "Вневедомственная охрана" может вызвать стойкую ассоциацию у потребителя с участием государства в деятельности в организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах, а также может привести к ведению в заблуждение потребителей и хозяйствующих субъектов в отношении содержания, качества предоставляемых услуг и принадлежности такой организации к федеральным органам исполнительной власти, в связи с чем требования инспекции о понуждении ответчика изменить фирменное наименование и привести его в соответствие со статьей 1473 ГК РФ подлежит удовлетворению.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее, выслушав явившихся представителей, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму, а в случаях, когда законом предусмотрена возможность создания вида юридического лица, указание только на такой вид.

Включение в наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается в случаях, предусмотренных законом, указами Президента Российской Федерации или актами Правительства Российской Федерации, либо по разрешению, выданному в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В силу пункта 4 статьи 54 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование.

Требования к фирменному наименованию устанавливаются ГК РФ и другими законами. Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII названного Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В силу пункта 3 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо должно иметь полное и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. Юридическое лицо вправе иметь также полное и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках.

Фирменное наименование юридического лица на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или соответственно в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму юридического лица.

По смыслу положений подпунктов 2 и 5 пункта 4 статьи 1473 ГК РФ в фирменное наименование юридического лица не могут включаться, в том числе полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также обозначения, противоречащие общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

Согласно пункту 5 статьи 1473 ГК РФ, если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям законодательства, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вправе предъявить к такому юридическому лицу иск о понуждении к изменению фирменного наименования.

В соответствии с Положением о Федеральной налоговой службе, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерацией от 30.09.2004 N 506, Федеральная налоговая служба является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств.

Как следует из разъяснения, содержащегося в пункте 152 постановления N 10, органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц, на основании пункта 5 статьи 1473 ГК РФ предоставлено право предъявить в суд иск о понуждении к изменению фирменного наименования в том случае, если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям пунктов 3 или 4 этой статьи. Такой иск может быть предъявлен в суд, пока действует исключительное право на фирменное наименование.

Как было отмечено выше, судом апелляционной инстанции установлено, что фирменное наименование ответчика включает в себя элемент "Вневедомственная охрана".

Указанное установленное судом обстоятельство обществом в кассационной жалобе не оспаривается.

Поскольку согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, обжалуемый судебный акт в отношении вышеназванного вывода Судом по интеллектуальным правам не проверяется.

В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

По мнению суда кассационной инстанции, доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводы суда апелляционной инстанции о том, что словосочетание "вневедомственной охраны" в фирменном наименовании общества влечет возникновение у рядового потребителя ассоциации о связи деятельности общества с деятельностью соответствующего подразделения войск национальной гвардии Российской Федерации, а также вызывает стойкую ассоциацию с участием государства в деятельности организации либо создает впечатление об особой значимости ее деятельности для государственных интересов.

Относительно несогласия общества с данной судами оценкой доказательств, представленных истцом и ответчиком, судебная коллегия отмечает, что такая оценка является прерогативой арбитражного суда, рассматривающего спор по существу заявленных требований (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 N 273-О-О).

В соответствии с положениями статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при его рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Кроме того, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Такая правовая позиция также подлежит учету судом кассационной инстанции при пересмотре в порядке кассационного производства вступивших в законную силу решений суда первой инстанции и постановлений суда апелляционной инстанции.

Кроме того, как указано в определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 300-КГ18-16152 по делу N СИП-515/2017,согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286 - 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов участвующих в деле лиц, а окончательные выводы суда соответствуют представленным доказательствам и основаны на правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения обжалуемого постановления, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Завершение рассмотрения кассационной жалобы на основании части 4 статьи 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены приостановления исполнения обжалуемого судебного акта, установленного определением Суда по интеллектуальным правам от 24.03.2020.

Уплаченная за подачу кассационной жалобы государственная пошлина в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отнесению на заявителя данной кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2020 по делу N А40-200183/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Единый технический центр Вневедомственной охраны" - без удовлетворения.

Отменить приостановление исполнения постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2020 по делу N А40-200183/2019, установленное Судом по интеллектуальным правам определением от 24.03.2020.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Д.И. Мындря
Судья Д.А. Булгаков
Судья Р.В. Силаев

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам согласился с нижестоящими инстанциями, которые по иску УФНС обязали организацию изменить фирменное наименование "Единый технический центр Вневедомственной охраны".

Услуги вневедомственной охраны оказывают подразделения Росгвардии, а значит, спорное обозначение может ассоциироваться с участием государства в деятельности ответчика либо с особой его значимостью в государственных интересах. Оно может ввести потребителей в заблуждение и создать ответчику конкурентные преимущества.