Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 июня 2020 г. N С01-424/2020 по делу N А76-13177/2019 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения об отказе во взыскании компенсации за использование чужого товарного знака и запрете ответчику использовать товарные знаки истца, поскольку в материалах дела не были представлены доказательства противоправного длящегося поведения ответчика, нарушающего права истца на его товарные знаки

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 июня 2020 г. N С01-424/2020 по делу N А76-13177/2019 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения об отказе во взыскании компенсации за использование чужого товарного знака и запрете ответчику использовать товарные знаки истца, поскольку в материалах дела не были представлены доказательства противоправного длящегося поведения ответчика, нарушающего права истца на его товарные знаки

Резолютивная часть постановления объявлена 16 июня 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 22 июня 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Погадаева Н.Н., Сидорской Ю.М.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества "ВАН ХЕЕС ГМБХ" (Варшавское шоссе, д. 17, стр. 2, пом. 22-2, Москва, 117105) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 09.10.2019 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2020 по делу N А76-13177/2019

по иску общества "ВАН ХЕЕС ГМБХ" к обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "АВАКС" (ул. Свободы, д. 32, офис 301, г. Челябинск, Челябинская область, 454091, ОГРН 1177456070417) о защите исключительных прав на товарные знаки.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Торговый дом "АНГО" (ул. Свободы, д. 155, к. 2, кв. 226, г. Челябинск, Челябинская область, 454091, ОГРН 1027402909115), индивидуальный предприниматель Печура Сергей Николаевич (г. Владивосток, ОГРНИП 311254010400018), общество с ограниченной ответственностью "Кронос Вюрст" (ул. Б. Серпуховская, д. 57, оф.12, г. Подольск, Московская обл., 142105, ОГРН 1045007203691).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества "ВАН ХЕЕС ГМБХ" - Кастелин Н.О. (по доверенности от 28.03.2019), Гриценко Е.Н. (по доверенности от 05.07.2019);

от общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "АВАКС" - Серегин А.Б. (по доверенности от 15.04.2020).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество "ВАН ХЕЕС ГМБХ" (далее также - истец) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "АВАКС" (далее - ответчик, общество "ТД "Авакс") о взыскании компенсации за использование товарного знака по международной регистрации N 1083427 в размере 2 722 199 руб. 12 коп., о запрете ответчику использовать товарные знаки истца; изъятии из оборота и уничтожении за счет средств общества "ТД "Авакс" товаров, этикеток, упаковки товаров, на которых размещены незаконно используемые товарные знаки истца по международным регистрациям N 1083427, N 1053480, N 393824, N 969385 или сходные с ними до степени смешения обозначения.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Торговый дом "АНГО", индивидуальный предприниматель Печура Сергей Николаевич (далее - предприниматель Печура С.Н., индивидуальный предприниматель), общество с ограниченной ответственностью "Кронос Вюрст".

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 09.10.2019, оставленным без изменения постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2020, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу решением и постановлением, истец обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение и постановление, принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

В обоснование кассационной жалобы истец ссылается на то, что суды необоснованно не приняли во внимание электронную переписку сторон - письма менеджера отдела снабжения предпринимателя Печуры С.Н. - Максима Ануфриева, распечатка которого приобщена к материалам дела, а также декларации соответствия, из которых следует, что ответчик является изготовителем, осуществляющим серийный выпуск пищевых вкусо-ароматических добавок, упакованных, в том числе в пакетах из полиэтилена высокого давления.

Общество "ВАН ХЕЕС ГМБХ" считает, что, оценивая как неразумные и недобросовестные действия (бездействия) предпринимателя Печуры С.Н., который не обратился к ответчику с претензией о контрафактности приобретенного товара, суд вышел за пределы своих полномочий и нарушил положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). Истец отмечает, что в отзыве и в судебных заседаниях ответчик не заявлял о неразумности и недобросовестности действий индивидуального предпринимателя. Вопросы добросовестности покупателя не являются основанием для отказа в иске и не входят в предмет доказывания по спору о защите прав на товарный знак. Суд в нарушение статьи 10 ГК РФ, принципа состязательности и равноправия сторон возложил на истца бремя доказывания разумности и добросовестности действий индивидуального предпринимателя.

Истец полагает, что суды вышли за пределы своих полномочий, указав на отсутствие в материалах дела доказательств того, что в рассматриваемый период смесь Шинко 100 Тамбл приобреталась индивидуальным предпринимателем только у ответчика, поскольку при рассмотрении дела ответчиком не заявлялся довод о том, что предприниматель Печура С.Н. приобретал товар у других поставщиков.

Истец обращает внимание на то, что он как производитель вправе в одностороннем порядке осуществлять сравнение своей оригинальной продукции и товара, маркированного его товарными знаками или сходными с ними до степени смешения обозначениями, в том числе по внешнему виду упаковки и этикетки, а законодательством не предусмотрена обязанность правообладателя при визуальном осмотре такого товара извещать поставщика товара и/или иных лиц о намерении провести исследование товара и составлять акт с участием покупателя и/или поставщика данного товара.

Общество "ВАН ХЕЕС ГМБХ" считает, что контрафактность товара установлена экспертными заключениями ФГБНУ "Федеральный научный центр пищевых систем им. В.М. Горбатова" РАН от 26.11.2018 N 1111/1 и N 1111/2, а наличие технической ошибки в пункте 4 акта от 15.11.2018 не является основанием для сделанного судом вывода о недоказанности факта контрафактности товара.

Кроме того, общество "ВАН ХЕЕС ГМБХ" считает неправомерным применение судами первой и апелляционной инстанций в настоящем деле принципа исчерпания права, установленного статьей 1487 ГК РФ.

Ответчик в отзыве на кассационную жалобу, просит оставить решение и постановление без изменения, полагая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представители истца доводы кассационной жалобы поддержали.

Представитель ответчика в судебном заседании возражал против удовлетворения кассационной жалобы, по основаниям, изложенным в отзыве.

Иные лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в их отсутствие.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, выслушав представителей участвующих в деле лиц, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для их отмены в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 Кодекса).

Статьей 1252 ГК РФ предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб.

Согласно пункту 4 статьи 1252 Кодекса в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены настоящим Кодексом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Кодекса в случаях, предусмотренных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Исходя из приведенных норм права, а также положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак входят следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования сходного с товарным знаком обозначения, в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, общество "ВАН ХЕЕС ГМБХ" является правообладателем товарных знаков по международным регистрациям N 1083427, N 1053480, N 393824, N 969385.

Общество "ВАН ХЕЕС ГМБХ" является производителем пищевых добавок для пищевой промышленности и поставляет свою продукцию во многие страны мира, в том числе в Российскую Федерацию.

С осени 2018 года общество начало получать информацию о появлении на российском рынке продукции ненадлежащего качества под товарными знаками "VAN HEES". В частности, Московское представительство общества получило от предпринимателя Печуры С.Н. информацию о неудовлетворительном качестве партии смеси Шинко 100 Тамбл.

В материалы дела истцом представлено письмо предпринимателя Печуры С.Н. от 12.10.2018, из которого следует, что предприниматель Печура С.Н. 20.08.2018 приобрел партию смеси "Ветчина 100" (Шинко 100 Тамбл) (далее - товар) у общества "ТД "Авакс". Товар был отгружен отправителем из г. Челябинска по счет-фактуре от 20.08.2018 N 385.

Судами также установлено, что согласно представленному истцом универсальному передаточному документу (далее - УПД) от 20.08.2018 N 385 ответчиком в адрес предпринимателя Печуры С.Н. производилась поставка товара Шинко 100 Тамбл производства Германия весом 2880,00 кг по цене 1 361 099 руб. 56 коп. без учета НДС 18%.

Общество "ВАН ХЕЕС ГМБХ" обратилось к предпринимателю Печура С.Н. с просьбой выслать образец закупленной им у ответчика продукции. Истец 06.11.2018 получил от предпринимателя Печуры С.Н. посредством почтовой связи запакованный мешок весом 20 кг с продукцией ШИНКО 100 Тамбл (Schinko 100 Tumble).

В отношении содержимого данного мешка истцом проведены гистологические исследования, а также визуальный осмотр упаковки и сравнение водных растворов содержимого с иными имеющимися образцами продукции, в результате которых сделан вывод о том, что проданная ответчиком продукция не является продукцией производства общества "ВАН ХЕЕС ГМБХ", то есть является контрафактной (поддельной) продукцией.

Истцом в адрес ответчика направлена претензия с требованием выплаты компенсации за незаконное использование товарных знаков.

В ответе на претензию общество "ТД "Авакс" не согласилось с требованиями общества "ВАН ХЕЕС ГМБХ".

Полагая, что права истца на использование товарных знаков нарушены ответчиком, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что истцом в нарушение требований части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлены доказательства того, что нарушение его исключительных прав на товарные знаки совершено именно ответчиком.

Суд пришел к выводу о том, что материалы дела не содержат каких-либо объективных доказательств, однозначно и достоверно подтверждающих, что истец получил от индивидуального предпринимателя и впоследствии исследовал образец товара, поставленный последнему именно ответчиком по УПД от 20.08.2018, а не товар, введенный в гражданский оборот и реализованный иными лицами.

Суд указал, что в деле отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие приемку по количеству и качеству предпринимателем Печура С.Н. товара, полученного им от ответчика по УПД от 20.08.2018 N 385, либо иному передаточному документу, а также факт поставки ответчиком товара ненадлежащего качества за период поставки ответчиком товара в адрес данного лица, наличие претензий предпринимателя Печуры С.Н. в адрес поставщика (ответчика).

С учетом того, что поскольку в материалы дела не были представлены доказательства противоправного длящегося поведения ответчика, нарушающего права истца на товарные знаки, требования истца о запрете ответчику использовать, изъять из оборота и уничтожить за его счет товары, этикетки, упаковки товаров, на которых эти товарные знаки (либо сходные с ними до степени смешения обозначения) размещены незаконно, оставлены судом без удовлетворения.

Суд апелляционной инстанции, повторно рассматривавший дело в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, признал обоснованным вывод суда первой инстанции о недоказанности того, что спорный товар, переданный истцу предпринимателем Печурой С.Н., был поставлен ему именно ответчиком.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что требования истца основаны на исследовании полученного от предпринимателя Печуры С.Н. почтовой связью в ноябре 2018 года товара, находящегося в мешке массой 20 кг, содержание которого и упаковка не соответствовали оригинальному товару, производимому истцом. Следовательно, как отметил суд, для установления в действиях ответчика нарушения исключительных прав истца последнему необходимо доказать, что полученный товар, реализован предпринимателю Печуре С.Н. именно обществом "ТД "Авакс".

Исследовав представленное в материалы дела письмо от предпринимателя Печура С.Н. от 12.10.2018, где указано на приобретение у общества "ТД "Авакс" смеси Шинко 100 Тамбл, апелляционный суд отметил, что в нем нет сведений о фасовке в мешки массой 20 кг, равно как и отсутствует указание на намерение отправить товар в дальнейшем обществу "ВАН ХЕЕС ГМБХ".

Ссылка истца на содержащиеся в почтовой документации об отправке 02.11.2018 предпринимателем Печурой С.Н. в адрес истца сведения о массе отправления 20 кг была отклонена апелляционным судом ввиду отсутствия доказательств того, что общество "ТД "Авакс" поставило предпринимателю Печуре С.Н. товар в мешках по 20 кг.

Акты от 15.11.2018 N 1, от 22.11.2018 N 2, от 26.11.2018 N 3 не были приняты судом апелляционной инстанции во внимание, поскольку истцом не представлены доказательства извещения ответчика и предпринимателя Печуры С.Н. о намерении истца провести указанные исследования товара, акты составлены истцом в одностороннем порядке, истец не доказал, что сведения, указанные в актах от 15.11.2018, 22.11.2018, 26.11.2018, касаются товара, поставленного ответчиком предпринимателю.

Кроме того, суд посчитал недостоверными сведения о дате (14.11.2018) доставки отправления в адрес ФГБНУ "Федеральный научный центр пищевых систем им. В.М. Горбатова" РАН, вскрытия в стерильных условиях упаковки товара, взятии проб образцов для анализа содержимого, указанной в пункте 4 акта от 15.11.2018, поскольку из заключений ФГБНУ "Федеральный научный центр пищевых систем им. В.М. Горбатова" РАН от 26.11.2018 N 111/1, N 1111/2 следует, что дата отбора проб и начала проведения испытаний 14.11.2018, дата окончания проведения испытаний - 26.11.2018, в то время как в пункте 4 акта от 15.11.2018 указана дата 15.11.2018, что объективно исключает возможность гистологических исследований товара, указанного в акте от 15.11.2018. При этом суд апелляционной инстанции не принял как достоверное доказательство представленный представителем истца другой экземпляр акта от 15.11.2018 с внесенными в пункт 4 исправлением Гриценко Е.Н. даты с 15.11.2018 на 14.11.2018, поскольку Гриценко Е.Н. на момент составления акта не являлась ни представителем общества "ВАН ХЕЕС ГМБХ", ни составителем акта от 15.11.2018.

При таких обстоятельствах апелляционный суд пришел к выводу о недоказанности истцом того, что товар, поставленный ответчиком предпринимателю Печуре С.Н., был подвергнут гистологическим исследованиям в ФГБНУ "Федеральный научный центр пищевых систем им. В.М. Горбатова" РАН, равно как и исследованиям комиссией истца 22.11.2018 и 26.11.2018.

Указанные выводы судов Суд по интеллектуальным правам находит соответствующими установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и закону.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Суды первой и апелляционной инстанций, полно и всесторонне исследовав и оценив совокупность имеющихся в материалах дела доказательств, пришли к выводам о недоказанности того, что нарушение исключительных прав истца совершено именно ответчиком.

Доводы заявителя кассационной жалобы по существу выражают несогласие с выводами судов относительно установленных обстоятельств спора и направлены на их переоценку, что не допускается в суде кассационной инстанции. В соответствии с положениями статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Обжалуемые судебные акты отвечают требованиям законности, обоснованности и мотивированности, предусмотренным частью 4 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, содержат обоснование сделанных судами выводов применительно к конкретным обстоятельствам дела.

Вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, судами дана надлежащая, соответствующая применимым правовым нормам оценка имеющимся в деле доказательствам, а также доводам истца и возражениям ответчика.

Вместе с тем Суд по интеллектуальным правам считает возможным согласиться с доводом заявителя жалобы о том, что вопросы добросовестности покупателя (в данном случае - предпринимателя Печуры С.Н.) не входят в предмет доказывания по спору о защите прав на товарный знак. В то же время суд кассационной инстанции отмечает, что выводы судов основаны на анализе представленных в материалы дела доказательств в их совокупности и взаимосвязи, в связи с чем вывод судов о неразумности и недобросовестности действий предпринимателя Печуры С.Н. не повлиял на законность и обоснованность итоговых выводов по делу.

Ссылки истца на ошибочное применение судами положений статьи 1487 ГК РФ не могут быть приняты во внимание, так как суды не указывали, что исследованный истцом товар был приобретен именно у уполномоченных правообладателем поставщиков.

Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224 по делу N А40-26249/2015, вопросы факта устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Кроме того, как указано в определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 300-КГ18-16152 по делу N СИП-515/2017, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, а окончательные выводы судов соответствуют представленным доказательствам, и основаны на правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу решения и постановления, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 09.10.2019 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2020 по делу N А76-13177/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу общества "ВАН ХЕЕС ГМБХ" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий В.В. Голофаев
Судья Н.Н. Погадаев
Судья Ю.М. Сидорская

Обзор документа


Иностранный правообладатель узнал от покупателя о появлении на российском рынке некачественной продукции под его товарными знаками. Истец исследовал образцы присланной покупателем по почте продукции и сделал вывод о том, что товар поддельный. Суды отказали истцу в иске в защите его исключительных прав, а Суд по интеллектуальным правам согласился с ними.

Истец не доказал, что покупатель прислал ему на исследование именно тот товар, который ему поставил ответчик. В деле нет документов приемки товара. Кроме того, покупатель не направлял ответчику претензию, а истец не уведомил ответчика о планируемом исследовании товара и составил акты в одностороннем порядке.