Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 июня 2020 г. N С01-646/2019 по делу N А75-15069/2018 Суд оставил без изменения судебные акты о частичном удовлетворении иска об обязании прекратить незаконное использование товарного знака, взыскании компенсации, поскольку суд снизил размер компенсации исходя из той цены, которая предусмотрена представленным истцом договором коммерческой концессии, пропорционально продолжительности использования ответчиком товарного знака

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 июня 2020 г. N С01-646/2019 по делу N А75-15069/2018 Суд оставил без изменения судебные акты о частичном удовлетворении иска об обязании прекратить незаконное использование товарного знака, взыскании компенсации, поскольку суд снизил размер компенсации исходя из той цены, которая предусмотрена представленным истцом договором коммерческой концессии, пропорционально продолжительности использования ответчиком товарного знака

Резолютивная часть постановления объявлена 2 июня 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 4 июня 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Булгакова Д.А., Силаева Р.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Торговый дом "Перекресток" (ул. Средняя Калитниковская, д. 28, стр. 4, Москва, 109029, ОГРН 1027700034493) на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 28.10.2019 по делу N А75-15069/2018 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2020 по тому же делу

по исковому заявлению акционерного общества "Торговый дом "Перекресток"

к обществу с ограниченной ответственностью "Ритейл" (ул. Октябрьская, д. 2, пом. 3-18, г. Югорск, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, 628260, ОГРН 1148622000581)

о защите исключительного права на товарный знак.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Масалаб Олег Александрович (п. Светлый, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, ОГРНИП 312861119500012).

В судебном заседании принял участие представитель акционерного общества "Торговый дом "Перекресток" - Седулина О.И. (по доверенности от 24.10.2019 77АГ N 2431321).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

акционерное общество "Торговый дом "Перекресток" (далее - ТД "Перекресток") обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Ритейл" (далее - общество "Ритейл") об обязании прекратить незаконное использование товарного знака " " по свидетельству Российской Федерации N 553596 на любых носителях, в том числе демонтировать вывески "Перекресток" с фасада магазина, а также всю внутреннюю навигацию магазина с использованием элементов фирменного стиля универсама "Перекресток" (указатели отделов, информационный стенд и т.д.) из помещения магазина, о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак в размере 3 000 000 рублей.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Масалаб Олег Александрович (далее - предприниматель Масалаб О.А.).

Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 20.12.2018, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2019, исковые требования удовлетворены частично: с общества "Ритейл" в пользу ТД "Перекресток" взыскана компенсация за нарушение исключительного права на товарный знак в размере 50 000 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. Кроме того, с общества "Ритейл" в пользу ТД "Перекресток" взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 733 рублей.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 08.08.2019 решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 20.12.2018 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2019 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 28.10.2019 исковые требования удовлетворены частично: с общества "Ритейл" в пользу общества "ТД "Перекресток" взысканы компенсация в размере 61 056 рублей 75 копеек и судебные расходы. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2020 решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 20.12.2018 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, ТД "Перекресток", ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, на несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит обжалуемые решение и постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы ТД "Перекресток" указывает на нарушение судами нормы подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), отмечая, что суды произвольно снизили размер заявленной компенсации в отсутствие мотивированного ходатайства общества "Ритейл".

При этом заявитель кассационной жалобы обращает внимание на то, что ответчиком в подтверждение довода о чрезмерности, необоснованности размера компенсации, рассчитанной истцом, не предоставлялись какие-либо иные лицензионные договоры или иные сведения о цене, которая при сравниваемых обстоятельствах взимается за правомерное использование товарного знака истца.

ТД "Перекресток" полагает, что в рассматриваемом случае основания для снижения размера заявленной им компенсации отсутствуют.

Заявитель кассационной жалобы считает также неправомерными выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что при расчете размера компенсации за незаконное использование исключительного права на товарный знак учитывается длительность использования нарушителем товарного знака.

По мнению ТД "Перекресток", используемое обществом "Ритейл" после смены вывески обозначение также сходно до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 553596, в связи с чем отказ в удовлетворении требований в части этого обозначения является неправомерным.

При этом заявитель кассационной жалобы ссылается на вывод, изложенный в решении управления Федеральной антимонопольной службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре от 26.12.2018, согласно которому используемое обществом "Ритейл" обозначение является сходным до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 553596, а также на то, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 23.05.2019 по делу N А75-4855/2019 отказано в признании этого решения недействительным.

Обществом "Ритейл" и предпринимателем Масалабом О.А. отзывы на кассационную жалобу не представлены.

В судебном заседании, состоявшемся 02.06.2020, представитель ТД "Перекресток" поддержал изложенные в кассационной жалобе доводы.

Общество "Ритейл" и предприниматель Масалаб О.А., надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства по рассмотрению кассационной жалобы, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, явку своих представителей не обеспечили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах, применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

При этом ходатайств об отложении судебного заседания, об участии в судебном заседании посредством видеоконференц-связи при содействии иного суда, об участии в судебном заседании посредством веб-конференции, размещенной в информационной системе "Картотека арбитражных дел" ответчиком и третьим лицом не представлено.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, ТД "Перекресток" является правообладателем комбинированного товарного знака " " по свидетельству Российской Федерации N 553596, зарегистрированного 02.10.2015 с приоритетом от 05.06.2014 по заявке N 2014718807 в отношении товаров 3, 4, 6, 8, 9, 11, 13, 14, 17, 18, 20, 21, 22, 24, 25, 26, 28, 29, 30, 31, 32, 33-го и услуг 35, 36, 38, 39, 41, 42, 43, 45-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

ТД "Перекресток" стало известно, что общество "Ритейл" при осуществлении своей хозяйственной деятельности в магазине, расположенном по адресу: ул. Набережная, д. 110, пос. Светлый, Березовский р-н, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, использует сходное с упомянутым товарным знаком обозначение, а именно в указании наименования магазина на вывеске, которая изготовлена в оригинальном цвете, размере и концепте вывесок используемых при оформлении магазинов "Перекресток".

Данные обстоятельства подтверждаются фотографиями от 02.06.2018 наружных рекламных вывесок, содержащих наименование "Перекресток" с дополнительными надписями "магазин" и "супермаркет", а также вывесок, включающих комбинацию изобразительного элемента (стилизованное изображение листка клевера) и словесного обозначения (надпись "Перекресток"), кассовым чеком от 09.06.2018, подтверждающим приобретение товара в магазине по адресу: ул. Набережная, д. 110, п. Светлый, магазин "Перекресток", ИНН 8622025485.

По утверждению ТД "Перекресток", в магазине по данному адресу предпринимательскую деятельность путем продажи товаров осуществляет ответчик, что подтверждается договором аренды нежилого помещения от 14.02.2018 N 5, заключенным между обществом "Ритейл" и предпринимателем Масалабом О.А.

Полагая, что действия по использованию вывески с наименованием "Перекресток" с определенным графическим элементом нарушают исключительное право на принадлежащий ему товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 553596, ТД "Перекресток" 28.06.2018 направил в адрес общества "Ритейл" претензию о прекращении незаконного использования спорного товарного знака и выплате компенсации.

С ответом от 23.07.2018 на указанную претензию общество "Ритейл" представлено фото от 15.08.2018 с изображением вывесок на объекте по указанному адресу, на которых размещено комбинированное обозначение, включающее словесный элемент "Перекресток" и изобразительный элемент (стилизованное изображение трех вытянутых листков в круге с надписями: высокое качество, низкая цена).

Поскольку, по мнению ТД "Перекресток", общество "Ритейл" деятельность по использованию обозначения, сходного с товарным знаком " " по свидетельству Российской Федерации N 553596, добровольное не прекратило, продолжило использование на вывеске магазина иного, но также сходного до степени смешения с товарным знаком ТД "Перекресток" обозначения, последний обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с настоящим исковым заявлением.

Удовлетворяя при первоначальном рассмотрении дела исковые требования частично, суд первой инстанции исходил из доказанности наличия у истца исключительного права на вышеупомянутый товарный знак, а также факта нарушения этого права действиями ответчика в период со 02.06.2018 (фотофиксация истца) по 23.07.2018 (фотофиксация ответчика), признав при этом, что нарушение исключительного права устранено ответчиком после предъявления истцом претензии.

Определяя размер компенсации за допущенное обществом "Ритейл" нарушение исключительного права ТД "Перекресток" на принадлежащий ему товарный знак, суд первой инстанции, с учетом невысокой стоимости реализованного товара, отсутствия негативных последствий для правообладателя в связи с совершенным обществом "Ритейл" нарушением его исключительного права, кратковременности правонарушения, его добровольного устранения, необходимости сохранения баланса прав и законных интересов сторон, пришел к выводу о том, что справедливый и соразмерный последствиям допущенного обществом "Ритейл" нарушения размер компенсация составляет 50 000 рублей.

При определении размера компенсации суд первой инстанции отклонил представленный в материалы дела заключенный истцом с обществом с ограниченной ответственностью "Фуд-Корт" договор коммерческой концессии от 19.08.2016 N 8-3, по условиям которого паушальный взнос составляет 1 500 000 рублей, сославшись на значительную разницу мест расположения магазинов, их площадей, а также на то, что данный договор заключен в отношении только услуг 35-го класса МКТУ, указав, что в этом случае двукратная ставка паушального взноса не может быть применена.

В отношении использования ответчиком вывески магазина в измененном варианте суд первой инстанции не усмотрел нарушения исключительного права истца на принадлежащий ему товарный знак, отметив, что само по себе использование ответчиком в качестве наименования магазина обозначения, обладающего признаками звукового сходства, не образует состав правонарушения, без доказательств фактического использования этого обозначения при продаже товаров.

Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции, сделанные при первоначальном рассмотрении дела, поддержал, дополнительно отметив, что семантическое и фонетическое сходство обозначения ответчика, используемого в качестве новой вывески магазина, и товарного знака истца имеет место, но сравниваемые объекты являются визуально различными.

Суд апелляционной инстанции, признав обоснованным определенный судом первой инстанции размер компенсации, вместе с тем указал, что в данном случае истец выбрал способ расчета компенсации на основании подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, а также сослался на отсутствие в материалах дела ходатайства ответчика о снижении заявленного размера компенсации и доказательств, свидетельствующих о возможности снижения размера компенсации ниже предусмотренного подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ размера, в связи с чем привел расчет, согласно которому двукратная стоимость компенсации за установленный период нарушения (использования прежней вывески) исключительного права на товарный знак составляет 61 056 рублей 75 копеек.

Отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что суды неправильно применили нормы материального права, определяющие основания и порядок применения ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, отметив, что определенный по правилам подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ размер компенсации является по смыслу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ единственным (одновременно и минимальным, и максимальным) размером компенсации. При этом суд кассационной инстанции обратил внимание на противоречивость позиции суда апелляционной инстанции, который с одной стороны признал обоснованным присужденный судом первой инстанции размер компенсации, а с другой стороны произвел собственный расчет размера компенсации, основанный на представленном истцом договоре коммерческой концессии и отличный от расчета суда первой инстанции.

Вместе с тем суд кассационной инстанции отклонил довод ТД "Перекресток" о нерассмотрении судами части заявленных исковых требований - о защите фирменного наименования и коммерческого обозначения, так как этот довод заявлен в апелляционной жалобе, был исследован судом апелляционной инстанции и правомерно признан несостоятельным, поскольку ТД "Перекресток" в иске о нарушении своих прав на коммерческое обозначение и фирменное наименование не заявлял, а в дальнейшем при рассмотрении дела каких-либо ходатайств в установленном законом порядке не представлял.

Суд кассационной инстанции отклонил также доводы ТД "Перекресток" о том, что суды нижестоящих инстанций сделали неверные выводы при сравнении обозначения, используемого ответчиком (новой вывески), и товарного знака истца, согласившись с выводом судов, согласно которому нарушение исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 553596 прекратилось с размещением на магазине ответчика новой вывески.

При этом суд кассационной инстанции отметил, что выводы суда апелляционной инстанции об отсутствии вероятности введения потребителей в заблуждение относительно источника происхождения товаров или услуг при использовании ответчиком спорного обозначения в данном случае основаны на полном, всестороннем и объективном исследовании и оценке всех доказательств и доводов сторон в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции, с учетом того обстоятельства, что компенсация рассчитана ТД "Перекресток" на основании подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ (в двукратной стоимости права использования товарного знака, определяемой на основании цены, которая при сравниваемых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака), дав оценку представленному в материалы дела договору коммерческой концессии от 19.08.2016 N 8-3 и стоимости права использования указанного товарного знака, принимая во внимание отсутствие надлежащих доказательств, опровергающих стоимость права использования этого знака, установленную названным договором, пришел к выводу о том, что стоимость права использования по договору коммерческой концессии в размере 1 500 000 рублей, установленная указанным договором, подтверждена документально.

Вместе с тем, руководствуясь разъяснениями, изложенными в пункте 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 23.04.2019 N 10), суд первой инстанции проанализировал условия договора коммерческой концессии от 19.08.2016 N 8-3 и установил, что по этому договору ТД "Перекресток" предоставил обществу "Фуд-Корт" право использования товарного знака на 7 лет, в то время как материалами настоящего дела подтверждается использование обществом "Ритейл" вывески с обозначением, сходным до степени смешения с товарным знаком истца, непродолжительное время - 52 дня (со 02.06.2018 по 23.07.2018).

В связи с этим суд первой инстанции пришел к выводу, что разумным и обоснованным размером компенсации за нарушение исключительного права на спорный товарный знак является двукратная цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака истца за 52 дня, в размере 61 056 рублей, исходя из следующего расчета - 3 000 000 рублей (2 (двукратная компенсация) х 1 500 000 (стоимость права использования товарного знака)) / 7 (количество лет правомерного использования по договору коммерческой концессии (365 дней в году) х 52 (количество дней незаконного использования ответчиком товарного знака).

В удовлетворении исковых требований в остальной части суд первой инстанции отказал, продублировав сделанные при первоначальном рассмотрении дела выводы об отсутствии сходства используемого ответчиком в настоящее время обозначения (новой вывески) и товарного знака истца, а также об отсутствии вероятности их смешения потребителями в гражданском обороте.

Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции признал законными и обоснованными.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, заслушав мнение представителя истца, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 названной статьи исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации.

Как следует из положений пункта 3 статьи 1484 ГК РФ, никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается указанным Кодексом.

Факты принадлежности ТД "Перекресток" исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 553596, а также нарушения этого права действиями общества "Ритейл" по размещению на принадлежащем ему магазине вывески, содержащей обозначение, сходное до степени смешения с названным товарным знаком, в период со 02.06.2018 по 23.07.2018 установлены судами на основании оценки представленных в материалы дела доказательств и лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

Доводы заявителя кассационной жалобы сводятся к оспариванию произведенного судами первой и апелляционной инстанций расчета размера компенсации и выводов судов относительно отсутствия сходства до степени смешения между используемым ответчиком в настоящее время обозначением (новой вывеской) и товарным знаком истца, об отсутствии вероятности их смешения потребителями в гражданском обороте, которые стали основанием для отказа в удовлетворении исковых требований в этой части.

Не соглашаясь с выводами судов в части размера и порядка определения компенсации, заявитель кассационной жалобы полагает, что суды в нарушение подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ произвольно снизили размер заявленной компенсации в отсутствие мотивированного ходатайства общества "Ритейл" о таком снижении и в отсутствие в материалах дела иных сведений о цене, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за правомерное использование товарного знака истца.

Данные доводы ТД "Перекресток" подлежат отклонению в силу следующего.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав, изобретения, полезной модели, промышленного образца, товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации тем способом, который использовал нарушитель.

Как разъяснено в пункте 61 постановления от 23.04.2019 N 10, заявляя требование о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров (товаров), истец должен представить расчет и обоснование взыскиваемой суммы, а также документы, подтверждающие стоимость права использования либо количество экземпляров (товаров) и их цену. В случае невозможности представления доказательств истец вправе ходатайствовать об истребовании таких доказательств у ответчика или у третьих лиц.

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав, изобретения, полезной модели, промышленного образца или товарного знака, то определение размера компенсации осуществляется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование тем способом, который использовал нарушитель.

Определенный таким образом размер по смыслу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ является единственным (одновременно и минимальным, и максимальным) размером компенсации, предусмотренным законом, в связи с чем суд не вправе снижать ее размер по своей инициативе.

Поскольку формула расчета размера компенсации, определяемого исходя из двукратной стоимости права использования соответствующего товарного знака, императивно определена законом, доводы ответчика (если таковые имеются) о несогласии с заявленным истцом расчетом размера компенсации могут основываться на оспаривании указанной истцом цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование права, и подтверждаться соответствующими доказательствами, обосновывающими иной размер стоимости этого права.

Определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, является обязанностью арбитражного суда на основании части 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд на основании имеющихся в материалах дела доказательств и доводов лиц, участвующих в деле устанавливает стоимость, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующего товарного знака.

Определение судом суммы компенсации в размере двукратной стоимости права в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, если суд определяет размер компенсации на основании установленной им стоимости права, которая оказалась меньше, чем заявлено истцом, не является снижением размера компенсации.

При этом представление в суд лицензионного договора (иных договоров) не предполагает, что компенсация во всех случаях должна быть определена судом в двукратном размере цены указанного договора (стоимости права использования), поскольку с учетом норм пункта 4 статьи 1515 ГК РФ за основу рассчитываемой компенсации должна быть принята цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующего товарного знака тем способом, который использовал нарушитель.

В случае если размер компенсации рассчитан истцом на основании лицензионного договора (либо иного договора), суд соотносит условия указанного договора и обстоятельства допущенного нарушения: срок действия лицензионного договора; объем предоставленного права; способы использования права по договору и способ допущенного нарушения; перечень товаров и услуг, в отношении которых предоставлено право использования и в отношении которых допущено нарушение (применительно к товарным знакам); территория, на которой допускается использование (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, населенный пункт); иные обстоятельства.

Следовательно, арбитражный суд может определить другую стоимость права использования соответствующего товарного знака тем способом и в том объеме, в котором его использовал нарушитель, и, соответственно иной размер компенсации по сравнению с размером, заявленным истцом.

В рамках настоящего спора суды первой и апелляционной инстанций установили, что представленный истцом в подтверждение цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за правомерное использование товарного знака истца, договор коммерческой концессии от 19.08.2016 N 8-3 предусматривает предоставление пользователю права использовать в предпринимательской деятельности комплекс исключительных прав, включающий товарный знак, охраняемую коммерческую информацию и систему информатизации магазина (пункты 1.1.1-1.1.3 договора), а также оказание пользователю комплекса обязательных учебно-консультационных услуг (пункт 1.2 договора); вознаграждение в виде паушального взноса за представление комплекса исключительных прав и комплекса обязательных учебно-консультационных услуг составляет 1 500 000 рублей (пункт 2.1 договора); требование к магазину пользователя, согласно которому площадь торгового зала которого должна составлять от 500 до 1600 квадратных метров (термины и определения); срок действия договора до 18.08.2023 (пункт 3.2 договора); расположение магазина пользователя в г. Югорске (Приложение N 2 к договору); предоставление права пользования исключительным правом на товарный знак только в отношении услуг 35-го класса МКТУ (Приложение N 1 к договору).

Соотнеся условия указанного договора и обстоятельства допущенного нарушения, суд первой инстанции пришел к выводу, что разумным и обоснованным размером компенсации будет являться двукратная цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака истца за 52 дня, в размере 61 056 рублей, исходя из следующего расчета - 3 000 000 рублей (2 (двукратная компенсация) х 1 500 000 (стоимость права использования товарного знака)) / 7 (количество лет правомерного использования по договору коммерческой концессии (365 дней в году) х 52 (количество дней незаконного использования ответчиком товарного знака).

Таким образом, компенсация за незаконное использование ответчиком товарного знака истца определена судом первой инстанции исходя из той цены, которая предусмотрена представленным истцом договором коммерческой концессии от 19.08.2016 N 01-6/11729, пропорционально продолжительности времени использования ответчиком товарного знака.

Следовательно, вопреки соответствующему доводу заявителя кассационной жалобы суд первой инстанции не снижал размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом (двукратной стоимости права использования), а определил размер компенсации на основе двукратного размера цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака, правомерно учел при этом разницу в сроке использования товарного знака ответчиком и сроке действия договора коммерческой концессии от 19.08.2016 N 8-3.

С учетом изложенного ссылка ТД "Перекресток" на то, что суды первой и апелляционной инстанций в нарушение подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ произвольно снизили заявленный размер компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак судом кассационной инстанции признается несостоятельной, основанной на неверном толковании норм материального права и противоречащей содержанию обжалуемых судебных актов.

Суд кассационной инстанции также отмечает, что вопреки мнению заявителя кассационной жалобы суды первой и апелляционной инстанций надлежащим образом исследовали имеющиеся в материалах дела доказательства в соответствии с требованиями, установленными статьями 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы ТД "Перекресток" о наличии сходства до степени смешения между используемым ответчиком обозначением (новой вывеской) и товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 553596 не могут быть приняты Судом по интеллектуальным правам в силу того, что сделанные судами первой и апелляционной инстанции при первоначальном рассмотрении выводы об обратном были поддержаны судом кассационной инстанции в постановлении от 08.08.2019 и воспроизведены в обжалуемых решении и постановлении.

При этом постановление Суда по интеллектуальным правам от 08.08.2019 в этой части в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке не обжаловалось.

С учетом изложенного Суд по интеллектуальным правам с учетом принципа правовой определенности при рассмотрении настоящей кассационной жалобы не может прийти к иным выводам, нежели те, которые сделаны в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 08.08.2019.

Кроме того, Судом по интеллектуальным правам в рассматриваемом случае принимается во внимание правовая позиция, изложенная в определении Верховного Суда Российской Федерации от 23.07.2015 N 310-ЭС15-2555 по делу N А08-8802/2013, согласно которой направление дела на новое рассмотрение судом кассационной инстанции при установлении и признании доказанным судом первой инстанции факта отсутствия сходства до степени смешения сравниваемых обозначений, не относится к полномочиям суда кассационной инстанции в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на вывод, изложенный в решении управления Федеральной антимонопольной службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре от 26.12.2018, согласно которому используемое обществом "Ритейл" обозначение является сходным до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 553596, а также на то, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 23.05.2019 по делу N А75-4855/2019 отказано в признании этого решения недействительным, подлежит отклонению, поскольку ни из указанного ненормативного правового акта, ни из названного судебного решения не ясно, какое обозначение (прежняя или новая вывеска) сравнивалось с товарным знаком истца.

Суд кассационной инстанции полагает необходимым указать, что содержащиеся в кассационной жалобе доводы ТД в основном сводятся к несогласию с осуществленной судами оценкой представленных доказательств, не свидетельствуют о неправильном применении или толковании судами норм материального и процессуального права, по существу направлены на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами, и заявлены без учета определенных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции, а также повторяют доводы апелляционной жалобы, которым дана надлежащая оценка.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 N 300-ЭС18-3308.

Таким образом, переоценка доказательств и выводов судов первой и апелляционной инстанций не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а несогласие заявителя кассационной жалобы с судебными актами не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для отмены этих судебных актов.

На основании вышеизложенного суд кассационной инстанции полагает, что суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего спора правильно определили характер спорного правоотношения, круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, а также верно применили нормы материального и процессуального права, дали оценку всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства.

Суд по интеллектуальным правам также учитывает правовую позицию, которая сформулирована в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 28.10.2019 по делу N А75-15069/2018 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2020 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "Торговый дом "Перекресток" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Д.А. Булгаков
Судья Р.В. Силаев

Обзор документа


Истец потребовал компенсацию за незаконное использование товарного знака с учетом норм ГК РФ о двукратном размере стоимости права использования знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование знака. Сделана ссылка на договор коммерческой концессии и размер паушального взноса за весь период использования знака.

Суды пересчитали компенсацию пропорционально продолжительности незаконного использования знака ответчиком. Суд по интеллектуальным правам согласился с таким решением.

Представление в суд лицензионного договора (иных договоров) не предполагает, что компенсация во всех случаях должна быть определена судом в двукратном размере цены договора (стоимости права использования). Нужно учитывать цену, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование знака тем способом, который применил нарушитель.

Если истец рассчитал компенсацию на основании лицензионного договора (либо иного договора), то суд соотносит его условия и обстоятельства допущенного нарушения (срок действия договора, объем права, способы его использования и т. д.). Таким образом, суд может определить другую стоимость права использования знака тем способом и в том объеме, в котором его использовал нарушитель, и иной размер компенсации.