Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 12 мая 2020 г. по делу N СИП-826/2019 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака, поскольку регистрация заявленного обозначения, включающего в себя либо образованного от исторического названия государства в качестве средства индивидуализации товара, наделяет его правообладателя необоснованными преимуществами перед другими участниками гражданских отношений, о чем верно указал Роспатент в оспариваемом решении

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 12 мая 2020 г. по делу N СИП-826/2019 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака, поскольку регистрация заявленного обозначения, включающего в себя либо образованного от исторического названия государства в качестве средства индивидуализации товара, наделяет его правообладателя необоснованными преимуществами перед другими участниками гражданских отношений, о чем верно указал Роспатент в оспариваемом решении

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 12 мая 2020 года.

Полный текст решения изготовлен 12 мая 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Четвертаковой Е.С.,

судей Голофаева В.В., Сидорской Ю.М.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Савельевой А.Н.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Надежда-95" (ул. Окатовая, 66 "А", г. Владивосток, Приморский край, 690017, ОГРН 1022501906514) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, ОГРН 1047730015200) от 12.07.2019 об отказе в удовлетворении поступившего 05.04.2019 возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2017750674.

В судебном заседании принял участие представитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Халявин С.Л. (по доверенности от 07.04.2020 N 01/32-277/41).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Надежда-95" (далее - заявитель, общество "Надежда-95") 12.10.2019 обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (далее - Роспатент, административный орган) от 12.07.2019 об отказе в удовлетворении поступившего 05.04.2019 возражения на решение от 06.12.2018 об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2017750674 (с учетом принятого судом на основании статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изменения предмета спора) (л.д. 6-9, 45).

Выражая несогласие с выводами Роспатента, изложенными в оспариваемом ненормативном правовом акте, заявитель указывает на то, что при рассмотрении поданного 05.04.2019 возражения на решение от 06.12.2018 об отказе в государственной регистрации в качестве товарного знака словесного обозначения " " для части товаров 29-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ), административный орган неверно применил нормы материального права, в частности подпункт 2 пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пункт 37 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482, зарегистрированных в Министерстве юстиции Российской Федерации 18.08.2015 N 38572 (далее - Правила N 482).

В частности, заявитель утверждает, что спорное словесное обозначение представляет собой "искусственное слово", отсутствует в лексических и терминологических словарях, не является какой-либо аббревиатурой, известным или общепринятым термином, указывающим на какой-либо вид товара и услуг или характеризующим их.

Общество "Надежда-95" выражает несогласие с выводом административного органа о том, что обозначение " " образовано от аббревиатуры названия государства - Союз Советских Социалистических Республик, и полагает, что определением с семантическим значением "имеющим отношение к СССР" является слово "советский".

По мнению общества "Надежда-95", спорное обозначение в современных условиях имеет фантазийный характер, прямо не указывает на какое бы то ни было лицо, его статус, не воспринимается как название государства или характеристика товара.

Заявитель настаивает на том, что использование обозначения " " не противоречит общественным интересам и отмечает наличие зарегистрированных товарных знаков, включающих термин "СССР": "НАЗАД В СССР" (свидетельство Российской Федерации N 290635), " " (свидетельство Российской Федерации N 418289), "НАША РОДИНА-СССР" (свидетельство Российской Федерации N 291190), " " (свидетельство Российской Федерации N 590287), "МИСТИКА СССР" (свидетельство Российской Федерации N 572258), "Тайны СССР" (свидетельство Российской Федерации N 709778).

Роспатент представил письменный отзыв, в котором не согласился с заявленным требованием, полагая, что оспариваемый ненормативный правовой акт является законным и обоснованным, принят административным органом в пределах своей компетенции, а доводам заявителя была дана полная и всесторонняя оценка.

Административный орган обращает внимание суда на то, что возражение заявителя было признано необоснованным, так как Роспатент пришел к выводу о том, что заявленное обозначение представляет собой прилагательное, образованное посредством соединения сочетания букв "СССР", интерфикса и окончания "овские". При этом сочетание букв "СССР" является аббревиатурой от наименования Союз Советских Социалистических Республик, в связи с чем обозначение " " имеет смысловое значение, относящееся к названному государству.

Как указывает Роспатент, федеральным законом о международных договорах Российская Федерация была признана государством - продолжателем СССР и, несмотря на прекращение его существования, большая часть граждан России исторически и ментально связана с ним и воспринимает эту аббревиатуру как название государства.

По мнению административного органа, регистрация в качестве товарного знака исторического названия государства наделяет правообладателя необоснованными преимуществами перед другими участниками рынка, а также предоставляет ему возможность разрешать или запрещать другим лицам использование этого средства индивидуализации, что может нарушить права неопределенного круга лиц, производящих товары, и их потребителей.

Роспатент возражает против доводов заявителя о фантазийности спорного обозначения, настаивает на очевидности его смыслового значения и на отсутствии в материалах административного дела документов, подтверждающих иное восприятие обозначения " " средним рядовым потребителем.

В отношении ссылок общества "Надежда-95" на существование иных товарных знаков и наличие определенной практики Роспатента, последний отмечает на невозможность ее учета ввиду рассмотрения каждого товарного знака с учетом обстоятельств конкретного дела.

Административный орган полагает, что регистрация заявленного обозначения не соответствует подпункту 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ и противоречит общественным интересам.

Представитель Роспатента в судебном заседании возражал против удовлетворения заявления.

Общество "Надежда-95", надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного заседания суда первой инстанции, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своего представителя в суд не направило, что в соответствии с частью 5 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения заявления в его отсутствие.

В суд 12.05.2020 поступило ходатайство заявителя о проведении судебного заседания в его отсутствие в связи с нахождением представителя на самоизоляции.

Как усматривается из материалов дела, словесное обозначение " " по заявке N 2017750674, поданной 30.11.2017, заявлено на регистрацию в качестве товарного знака на имя общества "Надежда-95" в отношении следующих товаров 29-го класса МКТУ "айвар [консервированный перец]; алоэ древовидное, приготовленное для употребления в пищу; альгинаты для кулинарных целей; анчоусы неживые; арахис обработанный; артишоки консервированные; белки для кулинарных целей; белок яичный; бобы консервированные; бобы соевые консервированные для употребления в пищу; бульоны; варенье имбирное; ветчина; вещества жировые для изготовления пищевых жиров; водоросли морские обжаренные; гнезда птичьи съедобные; голотурии неживые; горох консервированный; грибы консервированные; гуакамоле [пюре из авокадо]; дичь; желатин*; желе мясное; желе пищевое; желе фруктовое; желток яичный; жир кокосовый; жир костный пищевой; жир свиной пищевой; жиры животные пищевые; жиры пищевые; закваска сычужная; закуски легкие на основе фруктов; заменители молока; изделия колбасные; изюм; икра; икра баклажанная; икра кабачковая; икра рыб обработанная; йогурт; кальби [корейское блюдо-мясо на гриле]; капуста квашеная; кефир [напиток молочный]; кимчи [блюдо из ферментированных овощей]; клей рыбий пищевой; клемы [неживые]; клецки картофельные; коктейли молочные; колбаса кровяная; кольца луковые; композиции из обработанных фруктов; компоты (десерт из вареных фруктов); консервы мясные; консервы овощные; консервы рыбные; консервы фруктовые; концентраты бульонные; корн-доги; корнишоны; креветки неживые; креветки пильчатые неживые; крем сливочный; крокеты; куколки бабочек шелкопряда, употребляемые в пищу; кукуруза сахарная, обработанная; кумыс [напиток молочный]; лангусты неживые; лецитин для кулинарных целей; лосось неживой; лук консервированный; маргарин; мармелад, за исключением кондитерских изделий; масла пищевые; масло арахисовое; масло какао пищевое; масло кокосовое жидкое пищевое; масло кокосовое твердое; масло кукурузное пищевое; масло кунжутное пищевое; масло льняное для кулинарных целей; масло оливковое первого холодного отжима; масло оливковое пищевое; масло пальмовое пищевое; масло пальмоядровое пищевое; масло подсолнечное пищевое; масло рапсовое пищевое; масло сливочное; масло соевое пищевое; мидии неживые; миндаль толченый; мозг костный пищевой; моллюски неживые; молоко; молоко арахисовое; молоко арахисовое для кулинарных целей; молоко кокосовое; молоко кокосовое для кулинарных целей; молоко миндальное; молоко миндальное для кулинарных целей; молоко овсяное; молоко рисовое; молоко рисовое для кулинарных целей; молоко с повышенным содержанием белка; молоко сгущенное; молоко соевое; молоко сухое; мука рыбная для употребления в пищу; муссы овощные; муссы рыбные; мякоть фруктовая; мясо; мясо консервированное; мясо лиофилизированное; напитки молочные с преобладанием молока; напитки на основе арахисового молока; напитки на основе кокосового молока; напитки на основе миндального молока; насекомые съедобные неживые; оболочки колбасные, натуральные или искусственные; овощи консервированные; овощи лиофилизированные; овощи сушеные; овощи, подвергнутые тепловой обработке; оладьи картофельные; оливки консервированные; омары неживые; орехи ароматизированные; орехи засахаренные; орехи кокосовые сушеные; орехи обработанные; паста томатная; паштеты из печени; пектины для кулинарных целей; печень; пикули; плоды или ягоды, сваренные в сахарном сиропе; порошок яичный; продукты молочные; продукты рыбные пищевые; простокваша [скисшее молоко]; птица домашняя неживая; пулькоги [корейское мясное блюдо]; пыльца растений, приготовленная для пищи; пюре клюквенное; пюре томатное; пюре яблочное; раки неживые; ракообразные неживые; рыба консервированная; рыба неживая; рыба соленая; ряженка [молоко топленное молочнокислого брожения]; салаты овощные; салаты фруктовые; сало; сардины неживые; свинина; сельдь неживая; семена обработанные*; семена подсолнечника обработанные; сливки [молочный продукт]; сливки взбитые; сливки растительные; смеси жировые для бутербродов; сметана [сквашенные сливки]; сок лимонный для кулинарных целей; сок томатный для приготовления пищи; соки овощные для приготовления пищи; солонина; сосиски; сосиски в сухарях; сосиски в тесте на палочках; сосиски для хот-догов; составы для приготовления бульонов; составы для приготовления супов; спреды на основе орехов; субпродукты; супы; супы овощные; сыворотка молочная; сыры; тахини [паста из семян кунжута]; творог соевый; трепанги неживые; трюфели консервированные; тунец неживой; устрицы неживые; фалафель; ферменты молочные для кулинарных целей; ферменты сычужные; филе рыб; финики; фрукты глазированные; фрукты замороженные; фрукты консервированные; фрукты, консервированные в спирте; фрукты, подвергнутые тепловой обработке; фундук обработанный; хлопья картофельные; хумус [паста из турецкого гороха]; цедра фруктовая; чеснок консервированный; чечевица консервированная; чипсы картофельные; чипсы картофельные низкокалорийные; чипсы фруктовые; эгг-ног безалкогольный; экстракты водорослей пищевые; экстракты мясные; эскамолес [съедобные личинки муравьев]; ягоды консервированные; яйца улитки; яйца*; якитори".

Решением Роспатента от 06.12.2018 заявителю отказано в регистрации указанного обозначения в качестве товарного знака ввиду его несоответствия подпункту 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ (л.д. 70-73).

Общество "Надежда-95" 05.04.2019 обратилось в Роспатент с возражением на указанное решение, полагая, что административным органом сделан неверный вывод о несоответствии заявленного обозначения подпункту 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ и пункту 37 Правил N 482 по следующим основаниям:

заявленное обозначение представляет собой словесный элемент, который отсутствует в лексических и терминологических словарях, не является известным, общепринятым термином, указывающим на какой-либо вид товара и услуги, что обуславливает его фантазийный характер, очевидный для производителя;

написание товарного знака само по себе не может говорить о производителе, его статусе и принадлежности ему товаров и услуг, поскольку товарный знак предназначен для индивидуализации самих товаров;

"экспертиза не доказала", что потребитель может ассоциировать заявленное обозначение с каким-либо конкретным участником рынка, производителем или статусом заявителя;

на сегодняшний день не существует государства "СССР" и представляющих его производителей;

заявленное обозначение не относится к перечисленным в пункте 37 Правил N 482 категориям (неэтично примененная национальная и (или) государственная символика (гербы, флаги, эмблемы), антигосударственные лозунги, слова и изображения непристойного содержания, призывы антигуманного характера, оскорбляющие человеческое достоинство, религиозные чувства верующих, слова, написание которых нарушает правилам орфографии), в связи с чем не подпадает под запрет, установленный в пункте 3 статьи 1483 ГК РФ.

Решением Роспатента от 12.07.2019 в удовлетворении возражения отказано, решение от 06.12.2018 об отказе в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения по заявке N 2017750674 оставлено в силе.

Указанное решение Роспатента мотивировано тем, что начальные буквы "СССР-" заявленного обозначения способствуют его восприятию как производного от известной аббревиатуры Союза Советских Социалистических Республик - независимого государства, существовавшего с 1922 года по 1991 год на территории Восточной Европы и являвшегося крупнейшим государством мира по площади, вторым - по экономической и военной мощи и третьим - по численности населения.

По мнению административного органа, поскольку СССР имел богатый экономический потенциал, занимал ведущее место в мире по разведанным запасам угля, природного газа, нефти, руд и других полезных ископаемых, являлся страной богатейших культурных и иных традиций, то заявленное обозначение не вызывает у потребителя никаких иных ассоциаций, кроме как что-то имеющее отношение к СССР.

С учетом изложенного Роспатент пришел к выводу о том, что спорное обозначение не вызывает каких-либо недостоверных ассоциаций, порождающих в сознании потребителей неправильное представление об определенном качестве товаров, услуг или о производителе, в связи с чем не противоречит требованиям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Вместе с тем, как указано в оспариваемом решении, несмотря на то, что как государство Союз Советских Социалистических Республик прекратил свое существование в 1991 году, большая часть граждан Российской Федерации, признанной правопреемником СССР, связана с ним, а прекращение существования государства не означает прекращение восприятия аббревиатуры СССР в качестве названия государства.

Административный орган исходил из того, что категория общественных интересов включает интересы как всего общества и населения, так и их отдельных слоев и групп, и использование заявителем названия государства в составе средства индивидуализации товаров наделяет его необоснованными преимуществами перед другими участниками рынка, а следовательно, спорное обозначение в отношении товаров 29-го класса МКТУ подпадает под действие требований, установленных подпунктом 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Не согласившись с решением Роспатента от 12.07.2019, общество "Надежда-95" обратилось в суд с заявлением о признании его недействительным.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении и отзыве на него, заслушав правовую позицию представителя административного органа, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В силу статьи 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности обжалование решений государственных органов в суд.

В соответствии со статьями 1248 и 1500 ГК РФ решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, принятые по результатам рассмотрения возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку, могут быть оспорены в суде.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок на обращение с заявлением об оспаривании решения Роспатента обществом "Надежда-95" не пропущен.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума N 10), пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Исходя из полномочий Роспатента, закрепленных в Положении о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218 "О Федеральной службе по интеллектуальной собственности", рассмотрение возражения против предоставления правовой охраны спорному товарному знаку и принятие решения по результатам рассмотрения такого возражения находится в рамках компетенции Роспатента.

Таким образом, решение от 12.07.2019 об отказе в удовлетворении возражения принято Роспатентом в рамках своих полномочий, что не оспаривается обществом "Надежда-95" в поданном в суд заявлении.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 27 Постановления Пленума N 10, при оспаривании решений Роспатента необходимо учитывать, что заявки на товарный знак подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными принятого решения.

С учетом даты подачи заявки на регистрацию спорного товарного знака (30.11.2017) законодательством, применимым для оценки охраноспособности заявленного обозначения, является ГК РФ и введенные в действие 31.08.2015 Правила N 482.

При этом порядок рассмотрения возражения о предоставлении правовой охраны спорному товарному знаку определяется в соответствии с Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденными приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56.

На основании изложенного судебная коллегия отмечает, что Роспатентом верно определена правовая база для оценки охраноспособности спорного товарного знака.

Согласно пункту 1 статьи 1477 ГК РФ на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.

В соответствии со статьей 1479 ГК РФ на территории Российской Федерации действует исключительное право на товарный знак, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации.

Пунктом 2 статьи 1481 ГК РФ предусмотрено, что свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве.

На основании подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

В соответствии с абзацем пятым пункта 37 Правил N 482 при рассмотрении вопроса о противоречии заявленного обозначения общественным интересам, принципам гуманности и морали учитывается, что к таким обозначениям относятся, в частности, неэтично примененная национальная и (или) государственная символика (гербы, флаги, эмблемы), антигосударственные лозунги, слова и изображения непристойного содержания, призывы антигуманного характера, оскорбляющие человеческое достоинство, религиозные чувства верующих, слова, написание которых нарушает правила орфографии.

При этом перечень случаев, когда государственная регистрация товарного знака может противоречить общественным интересам, не является исчерпывающим.

Аналогичный подход отражен в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.03.2017 по делу N СИП-464/2016, от 02.05.2017 по делу N СИП-711/2016 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 13.07.2017 N 300-КГ17-8299 в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано), от 13.06.2017 по делу N СИП-658/2016 и от 19.01.2018 по делу N СИП-314/2017.

Как следует из материалов дела, заявленное обозначение по заявке N 2017750674 представляет собой словесное обозначение " ", выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита черного цвета. Правовая охрана спорного обозначения испрашивается для товаров 29-го класса МКТУ.

Анализ спорного обозначения позволяет судебной коллегии сделать вывод о том, что оно является прилагательным, образованным суффиксальным способом от слова "СССР", являющегося, в свою очередь, буквенной аббревиатурой инициального типа, образованной сокращением названия существовавшего ранее государства - Союз Советских Социалистических Республик, в связи с чем обозначение " " имеет смысловое значение, относящееся к названному государству.

Поскольку прочтение заявленного обозначения начинается с элемента "СССР", коллегия судей считает очевидным, что именно на нем концентрируется внимание потребителя.

Суд критически оценивает довод общества "Надежда-95" о том, что спорное обозначение не воспринимается имеющее отношение к государству СССР, а определением с соответствующим семантическим значением является слово "советский".

Прежде всего необходимо отметить, что вопреки положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации приведенный довод заявителя является его субъективным мнением, поскольку не подтвержден доказательствами, отвечающими принципам достоверности, допустимости и объективности.

По мнению судебной коллегии, является обоснованным вывод Роспатента и очевидным то обстоятельство, что прекращение существования СССР, не означает прекращение восприятия данной аббревиатуры в качестве названия государства большей частью граждан Российской Федерации, которая исторически и ментально связана с СССР.

Наличие связи между Российской Федерации и СССР прямо следует из некоторых законодательных актов, в частности в пункте 3 статьи 1 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" закреплено, что он распространяется на международные договоры, в которых Российской Федерации является стороной в качестве государства - продолжателя СССР.

Изложенное позволяет опровергнуть доводы общества "Надежда-95" о том, что спорное обозначение в современных условиях имеет фантазийный характер, прямо не указывает на какое бы то ни было лицо, его статус, или характеристику товара.

Поскольку задолго до даты подачи заявки на регистрацию товарного знака доведенное до всеобщего сведения и обнародованное в целях использования в качестве официального названия государства в соответствующий исторический период его непрерывного существования обозначение "СССР" приобрело статус общественно значимого наименования, судебная коллегия считает, что его использование в Российской Федерации должно осуществляться при повышенном контроле со стороны общества и государства.

Следовательно, регистрация заявленного обозначения, включающего в себя либо образованного от исторического названия государства, в качестве средства индивидуализации товара наделяет его правообладателя необоснованными преимуществами перед другими участниками гражданских отношений, о чем правильно указал административный орган в оспариваемом решении.

По смыслу положений статьи 1229 и 1484 ГК РФ правообладатель товарного знака может разрешать или запрещать другим лицам использование этого средства индивидуализации, что может нарушить права неопределенного круга лиц, производящих товары, и их потребителей, и это само по себе указывает на противоречие спорного обозначения общественным интересам, а также подтверждает правильность подходов и выводов Роспатента, изложенных в оспариваемом решении.

Аналогичная правовая позиция отражена в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 23.05.2016 по делу N СИП-580/2015.

Довод общества "Надежда-95" о том, что при принятии оспариваемого ненормативного правового акта административный орган проигнорировал собственную практику и наличие иных товарных знаков (знаков обслуживания), включающих обозначение "СССР", не принимается во внимание судебной коллегией, поскольку, во-первых, объем документов, представленных в материалы каждого административного дела, очевидно отличается от материалов других дел, во-вторых, делопроизводство в административном органе осуществляется по каждому обозначению отдельно, в связи с чем каждый товарный знак должен рассматриваться с учетом фактических обстоятельств конкретного дела. Судебная коллегия полагает, что сравнение заявленного обозначения с иными товарными знаками (знаками обслуживания), равно как и обстоятельства государственной регистрации последних не входят в предмет исследования по настоящему делу.

Как указывалось выше, основаниями для принятия решения суда о признании ненормативного правового акта недействительным являются одновременно несоответствие его закону или иному правовому акту и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного акта необходимо установление одновременно двух указанных оснований.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд пришел к выводу, что требование заявителя о признании оспариваемого решения Роспатента недействительным удовлетворению не подлежит.

Согласно части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Поскольку в рассматриваемом случае суд отказал заявителю в удовлетворении требования, то судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления подлежат отнесению на него.

При обращении с заявлением общество "Надежда-95" уплатило государственную пошлину в размере 3 000 рублей, что подтверждается платежным поручением от 11.10.2019 N 1869.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

заявление общества с ограниченной ответственностью "Надежда-95" оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий Е.С. Четвертакова
Судьи В.В. Голофаев
    Ю.М. Сидорская

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам утвердил отказ Роспатента зарегистрировать товарный знак "СССРовские" для продуктов питания.

Заявленное обозначение воспринимается потребителем как производное от аббревиатуры исторического названия государства. Обозначение наделяет правообладателя необоснованными преимуществами перед другими участниками рынка, а также дает ему возможность разрешать или запрещать другим использовать это средство индивидуализации, что противоречит общественным интересам.

Довод заявителя о том, что государство СССР больше не существует, отклонен, поскольку Россия признана его продолжателем, а спорная аббревиатура и сейчас воспринимается как название государства. Также не принят и довод о фантазийности обозначения. Его смысл очевиден, а иное его восприятие не доказано.