Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 марта 2020 г. N С01-171/2020 по делу N А40-44156/2019 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные акты о взыскании задолженности и неустойки по договору авторского заказа, поскольку истец исполнял обязанности по дополнительному соглашению по воле ответчика, что исключает возможность требовать признания спорного договора незаключенным, при этом сумма задолженности подтверждена имеющимися в материалах дела доказательствами

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 марта 2020 г. N С01-171/2020 по делу N А40-44156/2019 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные акты о взыскании задолженности и неустойки по договору авторского заказа, поскольку истец исполнял обязанности по дополнительному соглашению по воле ответчика, что исключает возможность требовать признания спорного договора незаключенным, при этом сумма задолженности подтверждена имеющимися в материалах дела доказательствами

Резолютивная часть постановления объявлена 10 марта 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 марта 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Васильевой Т.В., Мындря Д.И.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу негосударственного образовательного учреждения высшего образования "Московский финансово-промышленный университет "Синергия" (ул. Мещанская, д. 9/14, стр. 1, Москва, 129090, ОГРН 1037700232558) на решение Арбитражного суда города Москвы от 10.07.2019 по делу N А40-44156/2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2019 по тому же делу

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "ХАНГРИ БОЙС" (пер-к Холодильный, д. 3, корп. 1, стр. 8, под. 2, Москва, 115191, ОГРН 1127746063521)

к негосударственному образовательному учреждению высшего образования "Московский финансово-промышленный университет "Синергия"

о взыскании задолженности по договору и неустойки.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "ХАНГРИ БОЙС" - Дибиров Х.А. (по доверенности от 10.01.2020 N 3) и Шмырева Е.Д. (по доверенности от 01.01.2020 N 01);

от негосударственного образовательного учреждения высшего образования "Московский финансово-промышленный университет "Синергия" - Тетерина А.М. (по доверенности от 16.09.2019 N 152-05).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "ХАНГРИ БОЙС" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к негосударственному образовательному учреждению высшего образования "Московский финансово-промышленный университет "Синергия" (далее - учреждение) о взыскании задолженности по договору от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ в размере 4 534 740 рублей и неустойки в размере 453 474 рублей.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 10.07.2019 исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2019 решение Арбитражного суда города Москвы от 10.07.2019 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, учреждение, ссылаясь на нарушения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, на несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит обжалуемые судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование кассационной жалобы учреждение указывает на то, что в материалах дела отсутствуют какие-либо документы, подписанные со стороны учреждения и указывающие на полномочия лица, ведущего электронную переписку, по согласованию условий дополнительного соглашения от 18.11.2016 N 2 к договору от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ, что, по мнению учреждения, свидетельствует об отсутствии оснований считать данное дополнительное соглашение заключенным.

Учреждение отмечает, что суд апелляционной инстанции не рассмотрел его довод об отсутствии в материалах дела доверенности на Бабакову А.Б., которая бы уполномочивала ее на ведение каких-либо переговоров, осуществление согласований и подписания дополнительного соглашения от 18.11.2016 N 2, а также приемку работ с 01.01.2016.

Учреждение полагает ошибочным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что его действия, несмотря на отсутствие перечисления денежных средств обществу по спорному соглашению, исходя из сложившейся обстановки свидетельствует о наличии волеизъявления на заключение дополнительного соглашения от 18.11.2016 N 2, поскольку этот вывод противоречит сложившейся между сторонами определенной практике взаимоотношений, которая предусматривала изначально обязанность со стороны учреждения по внесению предоплаты и выполнение обществом таких работ только после получения соответствующего аванса.

С точки зрения учреждения, заявленная обществом ко взысканию по несогласованной смете в рамках дополнительного соглашения от 18.11.2016 N 2 сумма денежных средств (4 534 740 рублей) не подтверждается реально понесенными расходами общества. При этом учреждение обращает внимание на то, что в рамках дела N А40-125028/2017 было установлено, что общество заказало ролики для учреждения у третьего лица (общества с ограниченной ответственностью "НФП ЛАБ") на сумму 1 730 617 рублей 50 копеек.

Учреждение также выражает несогласие с выводом судов первой и апелляционной инстанций о принятии учреждением результатов работ, ссылаясь на то, что электронная переписка не является доказательством приемки результатов работ, а соответствующий акт приемки-передачи работ сторонами не был подписан.

Как полагает учреждение, вывод судов о том, что ролики были сняты в помещениях учреждения, не соответствует действительности, поскольку из роликов видно, что они были сняты на съемочной площадке в павильоне.

По мнению заявителя кассационной жалобы, вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии оснований для признания его действий недобросовестным поведением и применения норм статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и принципа эстоппель.

По утверждению учреждения, напротив именно со стороны общества имеются признаки злоупотребления правом, поскольку данное лицо требует взыскать с учреждения оплату работ, которые им не заказывались.

В представленном отзыве на кассационную жалобу общество ссылается на отсутствие со стороны судов нарушений норм материального и процессуального права, в связи с чем просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

В судебном заседании, состоявшемся 10.03.2020, представитель учреждения настаивал на удовлетворении кассационной жалобы, просил обжалуемые судебные акты отменить.

Представители общества возражали против удовлетворения кассационной жалобы по мотивам, изложенным в отзыве на кассационную жалобу.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 11.11.2015 между обществом (исполнитель) и учреждением (заказчик) был заключен договор N 12-2015/ХБ (далее - договор от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ), по условиям которого общество приняло на себя обязательство выполнить по поручению учреждения работы и/или оказать услуги и сдать их результаты, а учреждение в свою очередь - принять и оплатить результат выполненных работ/оказанных услуг (далее совместно - работы).

Пунктами 1.2 и 1.3 договора от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ предусмотрено, что содержание работ, их объем, сроки их выполнения и стоимость согласовывается сторонами в дополнительных соглашениях и/или приложениях к настоящему договору; данный договор служит рамочным соглашением, в рамках которого стороны подписывают отдельные дополнительные соглашения и/или приложения; если иное не согласовано сторонами отдельно в письменном виде, все дополнительные соглашения/приложения, подписанные в рамках договора, регулируются условиями договора и являются его неотъемлемой частью; в случае каких-либо расхождений между договором и каким-либо дополнительным соглашением и/или приложением, условия договора имеют преимущественную силу, если дополнительное соглашение и/или приложение явно не ссылается на какое-либо положение договора, которое должно быть изменено в силу этого дополнительного соглашения и/или приложения.

В соответствии с пунктами 4.1-4.3 договора от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ приемка результатов работ осуществляется уполномоченными представителями сторон посредством подписания сторонами акта сдачи-приемки выполненных работ в соответствии с условиями дополнительных соглашений и/или приложений к договору; исполнитель в течение пяти рабочих дней после выполнения работ по соответствующему дополнительному соглашению и/или приложению к договору обязан предоставить заказчику подписанный со своей стороны акт и счет-фактуру, соответствующие действующему законодательству Российской Федерации; заказчик в течение 10 рабочих дней с момента получения акта от исполнителя обязан подписать и направить исполнителю один экземпляр акта, либо в тот же срок представить исполнителю мотивированный отказ в письменной форме; если по истечении указанного в настоящем пункте срока исполнителю не направлен подписанный заказчиком акт и не предоставлен письменный мотивированный отказ от его подписания, считается действительным акт, подписанный в одностороннем порядке исполнителем, а работы - выполненными в соответствии с условиями договора.

В пункте 5.3 договора от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ каждая из сторон гарантировала и подтвердила отсутствие каких-либо ограничений полномочий лица, подписывающего договор и/или дополнительные соглашения, приложения к нему, установленных в соответствии со статьей 174 ГК РФ, содержащихся в положениях и/или иных внутренних документах об органах управления/филиале юридического лица и (или) отсутствие положений и/или иных внутренних документов об органах управления/филиале/представительстве.

Согласно пункту 6.1 договора от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ исполнитель передает заказчику права на результаты выполненных работ, являющиеся результатами интеллектуальной деятельности, на условиях и в порядке предусмотренных в дополнительных соглашениях и/или приложениях к договору.

По условия заключенного 11.11.2015 дополнительного соглашения N 1 общество по поручению учреждения обязуется выполнить работы по разработке креативной концепции рекламной компании для продвижения на телевидении в форме презентации, трех вариантов рекламных роликов, трех вариантов сторибордов, по доработке одного выбранного учреждением варианта согласно комментариям не более трех раз, а учреждение в свою очередь обязуется оплатить выполненные работы.

Позднее общество и учреждение посредством электронной переписки согласовали условия дополнительного соглашения от 18.01.2016 N 2, согласно которому общество приняло на себя обязательство по выполнению работ, связанных с производством трех видеороликов для размещения на телевидении под условными наименованиями "Кофейня", "Рыбалка". "Дорогой" хронометражем до 15 секунд каждый, а также трех видеороликов для размещения в сети Интернет под условными наименованиями "Медведь", "Кот", "Кофейня" хронометражем до 30 секунд каждый, в том числе по организации и проведению кастинга актеров, осуществлению съемок, трансформации видеослоев, осуществлению цифрового монтажа, озвучиванию и включению в состав видеороликов музыкального сопровождения (фонограмм музыкальных произведений), записи исполнения актерами ролей, а также иных работ, необходимых для создания видеороликов (произведений), соответствующих утвержденному заказчиком сценарию.

После выполнения обществом согласованных работ по созданию видеороликов при их осмотре и приемке учреждение в марте 2016 направило в адрес общества письмо с комментариями в отношении качества созданных обществом видеороликов и отказом учреждения от последнего блока работ под названием Post-Production.

Получив отказ учреждения от дальнейшего производства работ, общество в ответном письме от 21.04.2016 выразило возражения в отношении отказа от приема выполненных работ и предложило оформить отказ официальным письмом.

Уклонение учреждения от ведения переговоров по вопросу об оплате выполненных работ послужило основанием для направления в адрес учреждения претензии от 23.08.2016 с требованием о погашении задолженности по оплате выполненных работ на общую сумму 4 534 740 рублей.

Получив ответ от 13.10.2016 на претензию, в котором учреждение заявило о незаключенности между учреждением и обществом дополнительного соглашения от 18.01.2016 N 2 и об отсутствии оснований для осуществления каких-либо выплат, общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с настоящим исковым заявлением.

Руководствуясь нормами статей 1, 10, 165.1, 309, 310, 330, 421, 427, 429, 432, 434, 435, 436, 438, 1288 ГК РФ, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - от 23.06.2015 N 25) и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора" (далее - постановление от 25.12.2018 N 49) разъяснениями, с учетом представленного обществом протокола осмотра доказательств от 12.11.2018 серии 77 АВ N 8984432 (далее - протокол осмотра доказательств) об осмотре документированной информации в электронном почтовом ящике о согласовании условий дополнительного соглашения от 18.01.2016 N 2, в частности сметы, содержащей предмет работ, сроки их выполнения и стоимость, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности заявленных исковых требования, в связи с чем удовлетворил исковые требования в полном объеме.

При этом суд первой инстанции указал на то, что действия учреждения, выразившиеся в согласовании кандидатур режиссеров и актеров, а также тайминга (графика) проведения съемок (стр. 10-14 протокола осмотра доказательств, утвержденный тайминг - приложение N 1 к иску), приемке результатов работ и представлению комментариев в отношении их качества, также подтверждают заключение между учреждением и обществом дополнительного соглашения от 18.01.2016 N 2 на выполнение работ по созданию видеороликов (пункт 3 статьи 432 ГК РФ) и волю ответчика в отношении заказа видеороликов у истца, несмотря на недоказанность наличия у Бабаковой А.Б. полномочий по согласованию спорного дополнительного соглашения в рамках электронной переписки.

Расценив довод учреждения об отсутствии у Бабаковой А.Б. полномочий на представление интересов заказчика как направленный на извлечение выгоды из недобросовестного поведения, суд первой инстанции посчитал правомерным применение к спорным правоотношениям принципа эстоппель, положения пункта 4 статьи 1, статьи 10 ГК РФ, не допускающих возможность извлечения преимуществ из недобросовестного поведения.

Суд апелляционной инстанции признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными, отметив, что отснятые видеоролики с изображением аудиторий учреждения свидетельствует о согласии учреждения на проведение съемок в его аудиториях, и, следовательно, дополнительно подтверждают его волю на согласование условий дополнительного соглашения от 18.01.2016 N 2.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнение присутствующих в судебном заседании представителей сторон, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Исследовав содержащиеся в кассационной жалобе доводы, Суд по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспаривается вывод судов первой и апелляционной инстанций об отнесении договора от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ к договору авторского заказа.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в отношении вышеназванного вывода Судом по интеллектуальным правам не проверяется.

Статьей 1288 ГК РФ предусмотрено, что по договору авторского заказа одна сторона (автор) обязуется по заказу другой стороны (заказчика) создать обусловленное договором произведение науки, литературы или искусства на материальном носителе или в иной форме.

Договором авторского заказа может быть предусмотрено отчуждение заказчику исключительного права на произведение, которое должно быть создано автором, или предоставление заказчику права использования этого произведения в установленных договором пределах.

В случае, когда договор авторского заказа предусматривает отчуждение заказчику исключительного права на произведение, которое должно быть создано автором, к такому договору соответственно применяются правила этого Кодекса о договоре об отчуждении исключительного права, если из существа договора не вытекает иное.

В соответствии с частью 3 статьи 1234 ГК РФ по договору об отчуждении исключительного права приобретатель обязуется уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

Согласно пункту 2 статьи 1233 ГК РФ к договорам о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, в том числе к договорам об отчуждении исключительного права и к лицензионным (сублицензионным) договорам, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307-419) и о договоре (статьи 420-453), поскольку иное не установлено правилами настоящего раздела и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

В соответствии со статьей 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Также стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Условия договора могут быть определены путем отсылки к примерным условиям договоров (статья 427 ГК РФ) или к условиям, согласованным предварительно в процессе переговоров сторон о заключении договора, а также содержаться в ранее заключенном предварительном (статья 429 ГК РФ) или рамочном договоре (статья 429.1 ГК РФ) либо вытекать из уже сложившейся практики сторон.

При заключении договора путем обмена документами для целей признания предложения офертой не требуется наличия подписи оферента, если обстоятельства, в которых сделана оферта, позволяют достоверно установить направившее ее лицо (пункт 2 статьи 434 ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 438 ГК РФ акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии. Акцепт должен быть полным и безоговорочным.

Пунктом 1 статьи 432 ГК РФ предусмотрено, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно статье 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем составления с другими условиями и смысла договором в целом.

В силу пункта 3 статьи 307 ГК РФ при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

На основании статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно пункту 1 статьи 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Таким образом, лицо, вступая в отношения, урегулированные нормами права, должно не только знать о существовании обязанностей, отдельно установленных для каждого вида правоотношений, но и обеспечить их выполнение, то есть соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения требований закона.

Частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность каждого лица, участвующего в деле, доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации фактические обстоятельства дела и имеющиеся в деле доказательства, установив факты согласования учреждением посредством официальной электронной почты существенных условий дополнительного соглашения от 18.11.2016 N 2, а также приемки им результатов работ и представления комментариев в отношении их качества, учитывая отсутствие со стороны учреждения возражений относительно ведения между сторонами электронной переписки и факта передачи документации, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что по воле учреждения общество исполняло обязанности по дополнительному соглашению от 18.11.2016 N 2 и указанное обстоятельство в соответствии с пунктом 3 статьи 432 ГК РФ исключает возможность требовать признания этого договора незаключенным.

Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 1 постановления от 25.12.2018 N 49, в силу пункта 3 статьи 154 и пункта 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора; соглашение сторон может быть достигнуто путем принятия (акцепта) одной стороной предложения заключить договор (оферты) другой стороны (пункт 2 статьи 432 ГК РФ), путем совместной разработки и согласования условий договора в переговорах, иным способом, например, договор считается заключенным и в том случае, когда из поведения сторон явствует их воля на заключение договора (пункт 2 статьи 158, пункт 3 статьи 432 ГК РФ).

Заявляя о незаключенности дополнительного соглашения от 18.11.2019 N 2, учреждение ссылалась на то, что представленная электронная переписка между сторонами не может быть признана надлежащим доказательством согласования условий указанного дополнительного соглашения, поскольку со стороны учреждения переписку осуществляла Бабакова А.Б., у которой отсутствовала соответствующая доверенность.

Давая оценку этим доводам учреждения, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно указали на то, что данные доводы направлены на извлечение выгоды из недобросовестного поведения, так как Бабакова А.Б. является лицом, ранее принимавшим участие в согласовании условий договора от 11.11.2015 N 12-2015/ХБ и дополнительного соглашения от 11.11.2015 N 1 к нему.

С учетом изложенного Суд по интеллектуальным правам не принимает ссылку заявителя кассационной жалобы на незаключенность дополнительного соглашения от 18.11.2016 N 2.

При этом суд кассационной инстанции считает необходимым также отметить, что Бабакова А.Б. представляла интересы учреждения в качестве коммерческого директора и вела переписку с официальной электронной почты учреждения.

Довод заявителя кассационной инстанции о том, что представленная электронная переписка не является доказательством приема и сдачи результатов работ по дополнительному соглашению от 18.11.2016 N 2, судебная коллегия считает необоснованным, так как этот факт следует из электронной переписки, зафиксированной в нотариальном порядке.

Таким образом, установленные судами первой и апелляционной инстанций обстоятельства опровергают довод заявителя кассационной жалобы о том, что между учреждением и обществом сложилась иная практика взаимоотношений, которые исключают возможность признания заключенным дополнительного соглашения от 18.11.2016 N 2.

При этом Суд по интеллектуальным правам обращает внимание на то, что суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.

Судебная коллегия также считает направленными на переоценку выводов судов, рассмотревших дело по существу, доводы учреждения о съемке видеороликов не в помещении учреждения и о том, что имеющимися в материалах дела доказательствами не подтверждается наличие у общества расходов в размере 4 534 740 рублей.

Как установили суды первой и апелляционной инстанций при оценке указанных доводов учреждения, помещения ответчика являются режимным объектом, на территорию которого без соответствующего разрешения работники общества не могли проникнуть и снимать видеоролики на протяжении продолжительного времени.

В отношении предъявленной к взысканию суммы задолженности суды установили, что она подтверждена имеющимися в материалах дела доказательствами, которые общество не оспаривало.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на то, что в рамках дела N А40-125028/2017 было установлено, что общество заказало ролики для учреждения у третьего лица (общества с ограниченной ответственностью "НФП ЛАБ") на сумму 1 730 617 рублей 50 копеек, не может быть признана обоснованной, так как указанные расходы не отражают все работы, произведенные обществом.

В связи с тем, что обжалуемые судебные акты содержат мотивированную оценку довода о недобросовестном поведении учреждения, основанную на правильном применении норм материального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия по иной оценке установленных судом первой и апелляционной инстанций обстоятельств и сделанных выводов.

Судебная коллегия также отмечает, что вопрос о злоупотреблении правом является вопросом факта, и подразумевает возможность его установления исходя из фактических обстоятельств конкретного дела и представленных в материалы дела доказательств и, следовательно, устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, представленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Содержащиеся в кассационной жалобе учреждения доводы в основном сводятся к несогласию с осуществленной судами оценкой представленных доказательств, не свидетельствуют о неправильном применении или толковании судами норм материального и процессуального права, по существу направлены на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами, и заявлены без учета определенных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 N 300-ЭС18-3308.

Таким образом, переоценка доказательств и выводов судов первой и апелляционной инстанций не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а несогласие заявителя кассационной жалобы с судебными актами не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для отмены этих судебных актов.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 10.07.2019 по делу N А40-44156/2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу негосударственного образовательного учреждения высшего образования "Московский финансово-промышленный университет "Синергия" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Т.В. Васильева
Судья Д.И. Мындря

Обзор документа


Заказчик отказался заплатить исполнителю за созданные по договору авторского заказа рекламные видеоролики. Он считал допсоглашение к договору незаключенным, ссылаясь на то, что оно подписано неуполномоченным лицом и не подтверждены расходы исполнителя, так как он заказал ролики у другого лица по более низкой цене. Суд по интеллектуальным правам встал на сторону исполнителя и подтвердил правомерность взыскания задолженности с заказчика.

Отсутствие у коммерческого директора ответчика полномочий на подписание соглашения суд не принял во внимание, поскольку тот вел переписку с официальной электронной почты ответчика. Последний своими действиями выразил волю на заключение спорного соглашения. Он согласовывал кандидатуры актеров и график съемок, принимал работу, комментировал ее качество, предоставлял свои помещения истцу для съемок. Ссылка ответчика на заказ роликов у третьего лица не принята во внимание, так как расходы на них не отражают все произведенные истцом работы.