Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 марта 2020 г. N С01-65/2020 по делу N А23-5228/2019 Суд оставил без изменения постановление об удовлетворении иска о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав, поскольку изображение (произведение изобразительного искусства) и персонаж (часть аудиовизуального произведения) являются отличными друг от друга и самостоятельными результатами интеллектуальной деятельности, каждый из которых охраняется законом

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 марта 2020 г. N С01-65/2020 по делу N А23-5228/2019 Суд оставил без изменения постановление об удовлетворении иска о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав, поскольку изображение (произведение изобразительного искусства) и персонаж (часть аудиовизуального произведения) являются отличными друг от друга и самостоятельными результатами интеллектуальной деятельности, каждый из которых охраняется законом

Резолютивная часть постановления объявлена 3 марта 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 4 марта 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Четвертаковой Е.С.,

судей Лапшиной И.В., Рогожина С.П.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Контакт" (ул. Комарова, д. 1, г. Обнинск, Калужская обл., 249038, ОГРН 1154025003780) на постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2019 по делу N А23-5228/2019

по исковому заявлению акционерного общества "Сеть телевизионных станций" (ул. Правды, д. 15, стр. 2, Москва, 127137, ОГРН 1027700151852) к обществу с ограниченной ответственностью "Контакт" о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав.

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

акционерное общество "Сеть телевизионных станций" (далее - истец, общество "СТС") обратилось в Арбитражный суд Калужской области с исковым заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью "Контакт" (далее - ответчик, общество "Контакт") компенсации за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства - логотип "Три кота" в размере 10 000 рублей, изображения персонажей "Карамелька", "Компот", "Коржик", "Папа (Котя)", "Мама (Кисуля)" в размере 10 000 рублей за каждый, всего - 60 000 рублей, а также о взыскании судебных расходов в размере 3 048 рублей.

Решением Арбитражного суда Калужской области от 04.09.2019 требования общества "СТС" удовлетворены частично: с ответчика в пользу истца взысканы компенсация за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства: логотип "Три кота", изображения персонажей "Карамелька", "Компот", "Коржик", "Папа", "Мама" в размере 10 000 рублей, расходы на приобретение товара в размере 78 рублей 17 копеек, почтовые расходы в размере 21 рубль 5 копеек, а также расходы по уплате государственной пошлины в размере 400 рублей; в удовлетворении остальной части иска отказано.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2019 решение суда первой инстанции отменено, исковые требования общества "СТС" удовлетворены в заявленном размере.

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, общество "Контакт" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами нижестоящих инстанций норм материального права, нарушение норм процессуального права, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, просит указанное постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение в Двадцатый арбитражный апелляционный суд.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что при определении меры гражданско-правовой ответственности за совершенное ответчиком гражданское правонарушение суд апелляционной инстанции не учел правовую позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края" (далее - Постановление N 28-П), и не оценил должным образом доводы ответчика о наличии оснований для снижения заявленного истцом размера компенсации.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суд апелляционной инстанции неправомерно не учел следующие обстоятельства: правонарушение совершено обществом "Контакт" впервые, не носит грубый характер; действия, которые привели к нарушению исключительных прав истца (розничная реализация товаров) не является основным видом деятельности ответчика, что подтверждается сведениями из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ); размер взысканной компенсации значительно превышает размер возможных убытков истца; ответчик является микропредприятием; деятельность ответчика в 2018 году и в предшествовавшем ему финансовом году была убыточной; поведение истца является недобросовестным.

Недобросовестность истца, как указывает заявитель кассационной жалобы, заключается в том, что истец намеренно осуществлял сбор доказательств нарушения принадлежащих ему исключительных авторских прав, не предупреждал ответчика о необходимости прекратить реализацию товара, в котором были выражены объекты авторских прав истца, не сообщал ответчику об обычной стоимости права их использования, не предлагал ответчику вступить с ним в гражданско-правовые отношения по поводу предоставления таких прав.

Нарушение норм процессуального права заявитель кассационной жалобы усматривает в том, что в нарушение требований к форме и содержанию судебного акта, а именно к мотивировочной части постановления, из которой, как полагает общество "Контакт", невозможно установить, по каким мотивам были отклонены доводы ответчика о наличии правовых и фактических оснований для снижения заявленного истцом размера компенсации.

Общество "СТС" отзыв на кассационную жалобу не представило.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о начале судебного процесса с их участием, а также о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе посредством публичного уведомления на официальном сайте суда в сети "Интернет", явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемого постановления проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебных актов, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, обществу "СТС" принадлежат исключительные права на изображение логотипа "Три кота" и изображения персонажей аудиовизуального произведения - анимационного многосерийного фильма под названием "Три кота": "Карамелька", "Компот", "Коржик", "Папа (Котя)", "Мама (Кисуля)".

Ответчик 24.10.2018 в торговой точке (торговом павильоне), расположенной по адресу: Калужская область, г. Обнинск, ул. Аксенова, д. 17, реализовал по договору розничной купли-продажи товар - набор игрушек, изображающих персонажей из анимационного (мультипликационного) сериала "Три кота", содержащих изображение логотипа "Три кота" и изображения персонажей "Карамелька", "Компот", "Коржик", "Папа (Котя)", "Мама (Кисуля)".

Поскольку общество "СТС" разрешение обществу "Контакт" на такое использование указанных объектов авторского права не давало, а направленная обществу "Контакт" досудебная претензия была оставлена без ответа, общество "СТС" обратилось с иском в арбитражный суд.

Исследовав и оценив представленные в материалах дела доказательства, суд первой инстанции установил факт принадлежности истцу исключительных прав на указанные объекты авторского права, а также факт их незаконного использования ответчиком.

Удовлетворяя исковые требования частично и взыскивая с ответчика в пользу истца компенсацию в размере 10 000 рублей, суд первой инстанции, руководствовался разъяснениями, изложенными в пункте 81 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума N 10), и исходил из того, что спорные логотип и персонажи являются частями одного и того же аудиовизуального произведения, в связи с чем их совместное использование образует один факт нарушения.

Суд апелляционной инстанции, повторно рассматривавший дело в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не согласился с выводом суда первой инстанции о правовой квалификации совершенного ответчиком действия по реализации соответствующего товара и указал, что изображение (произведение изобразительного искусства) и персонаж (часть аудиовизуального произведения) являются отличными друг от друга и самостоятельными результатами интеллектуальной деятельности, каждый из которых охраняется законом, а поскольку исключительные права на спорные изображения переданы истцу именно как права на отдельные произведения изобразительного искусства - изображения логотипа и персонажей, а не на отдельные части единого аудиовизуального произведения - анимационного сериала, то такие права подлежат самостоятельной защите.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что содержащиеся в пункте 81 Постановления Пленума N 10 разъяснения не подлежат применению при разрешении настоящего спора.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суд апелляционной инстанции руководствовался положениями статей 1225, 1226, 1259, 1228, 1233, 1229, 1301, 1252, 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и разъяснениями, изложенными в пунктах 59, 61, 62 Постановления Пленума N 10, а также исходил из того, что ответчиком не представлены доказательства, которые бы свидетельствовали о наличии фактических обстоятельств, соответствующих обозначенным в Постановлении N 28-П критериям.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, Суд по интеллектуальным правам установил, что обществом "Контакт" оспаривается только вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения его заявления о снижении размера компенсации.

Поскольку согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, обжалуемые судебные акты подлежат проверке лишь в указанной части.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в силу следующего.

На основании пункта 1 статьи 1225 ГК РФ произведения искусства являются интеллектуальной собственностью.

Интеллектуальная собственность охраняется законом (пункт 2 статьи 1225 ГК РФ).

В силу статьи 1226 ГК РФ на интеллектуальную собственность признаются интеллектуальные права, которые включают в себя в том числе исключительное право.

Факт принадлежности истцу исключительных прав на произведения искусства - изображения логотипа "Три кота" и персонажей "Карамелька", "Компот", "Коржик", "Папа (Котя)", "Мама (Кисуля)", установлен судом апелляционной инстанции и заявителем кассационной жалобы не оспаривается.

Согласно абзацу третьему статьи 1229 ГК РФ использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ.

По смыслу приведенных положений и с учетом части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на ответчика возлагается бремя доказывания выполнения им требований законодательства при использовании произведений, исключительные права на которые принадлежат другому лицу. В противном случае такое лицо признается нарушителем исключительного права, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец же должен лишь подтвердить факт принадлежности ему указанного права и факт использования соответствующего произведения ответчиком.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств.

Из обжалуемого постановления усматривается, что факт нарушения ответчиком принадлежащих истцу исключительных прав на произведения изобразительного искусства был установлен судом апелляционной инстанции и ответчиком не оспаривался.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными указанным Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Исходя из положений статьи 1250, пунктов 1, 3 статьи 1252, подпункта 1 статьи 1301 ГК РФ в их взаимосвязи, при нарушении исключительного права на произведения правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права в том числе в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

В данном случае истцом заявлено требование о взыскании компенсации на основании подпункта 1 статьи 1301 ГК РФ, а именно в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Как разъяснено в третьем абзаце пункта 60 Постановления Пленума N 10, нарушение прав на каждый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации является самостоятельным основанием применения мер защиты интеллектуальных прав (статьи 1225, 1227, 1252 ГК РФ).

Из обжалуемого постановления усматривается, материалами дела подтверждается, а заявителем кассационной жалобы не оспаривается, что его действиями нарушены исключительные права на шесть произведений изобразительного искусства, то есть судом установлено шесть фактов нарушений исключительных прав истца.

Из пункта 62 Постановления Пленума N 10 следует, что, рассматривая дела о взыскании компенсации, суд, по общему правилу, определяет ее размер в пределах, установленных абзацем вторым пункта 3 статьи 1252 ГК РФ. При этом по требованиям о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей суд определяет сумму компенсации исходя из представленных сторонами доказательств не выше заявленного истцом требования.

Как указывалось выше, обращаясь в арбитражный суд с иском, общество "СТС" просило взыскать с ответчика компенсацию в размере 60 000 рублей, то есть по 10 000 рублей за каждый факт нарушения его исключительных прав. Иными словами истцом были заявлены требования исходя из минимального предусмотренного законом размера компенсации.

Судебная коллегия полагает, что довод заявителя кассационной жалобы о неправильном определении судом апелляционной инстанции размера подлежащей взысканию с ответчика компенсации не основан на нормах материального и процессуального права.

Суд по интеллектуальным правам обращает внимание на то, что суды первой и апелляционной инстанций не вправе, нарушая принципы равноправия сторон и состязательности, при определении размера подлежащей взысканию компенсации по своей инициативе снижать исковые требования ниже минимального предела, установленного законом.

Аналогичный правовой подход сформулирован в определении Верховного Суда Российской Федерации от 23.08.2018 N 305-ЭС18-4819.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении N 28-П, при определенных условиях суд может снизить судом размера компенсации ниже минимального установленного статьей 1301 ГК РФ предела, однако такое уменьшение возможно лишь по заявлению ответчика и при наличии следующих условий:

размер подлежащей выплате компенсации с учетом возможности ее снижения многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков;

правонарушение совершено ответчиком впервые;

использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью деятельности ответчика и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

В пункте 21 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12.07.2017, а также в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 21.04.2017 N 305-ЭС16-13233, от 12.07.2017 N 308-ЭС17-3085, от 12.07.2017 N 308-ЭС17-2988, от 12.07.2017 N 308-ЭС17-3088, от 12.07.2017 N 308-ЭС17-4299 сформирована правовая позиция о том, что сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры; а снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости, является экстраординарной мерой и должно быть мотивировано судом и обязательно подтверждено соответствующими доказательствами.

При этом в соответствии с вышеприведенной правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации снижение размера компенсации ниже минимального предела должно быть обусловлено одновременным наличием ряда критериев, обязанность доказывания которых возлагается именно на ответчика.

По правилу части 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Согласно части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Вместе с тем из обжалуемого постановления усматривается и материалами дела подтверждается, что ответчик не представил доказательства, которые бы свидетельствовали о наличии фактических обстоятельств, соответствующих обозначенным в Постановлении N 28-П критериям.

На основании изложенного судебная коллегия не находит оснований не согласиться с выводами суда апелляционной инстанции, которые являются правомерными и основанными на имеющихся материалах дела доказательствах.

Ссылки заявителя кассационной жалобы на наличие обстоятельств для снижения размера компенсации ниже установленного законом минимального предела, в частности на то, что правонарушение совершено впервые, не носит грубый характер; действия, которые привели к нарушению исключительных прав истца (розничная реализация товаров) не является основным видом деятельности ответчика; размер взысканной компенсации значительно превышает размер возможных убытков истца; ответчик является микропредприятием; деятельность ответчика в 2018 году и в предшествовавшем ему финансовом году была убыточной; поведение истца является недобросовестным, отклоняются Судом по интеллектуальным правам, поскольку они направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, установленных судом апелляционной инстанции.

Вопрос наличия оснований для снижения заявленного истцом размера компенсации исследовался судом апелляционной инстанции, а выводы, к которым суд пришел в результате такого исследования, отражены в обжалуемом судебном акте.

В силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций, и суд кассационной инстанции не вправе непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Верховный Суд Российской Федерации также неоднократно отмечал (определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 по делу N 305-ЭС16-7224 и от 15.08.2016 N 305-ЭС16-7224 по делу N А40-26249/2015), что вопросы о наличии у истца исключительного права и об использовании его ответчиком (нарушении ответчиком исключительного права) являются вопросами факта, которые устанавливаются в судах первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств.

В отношении довода заявителя кассационной жалобы о недобросовестности действий общества "СТС", обоснованного тем, что он осуществлял сбор доказательств для обращения в суд с требованием о взыскании компенсации, не сообщил ответчику информацию о правовой квалификации совершенных им действий по реализации товара и о своем статусе правообладателя нарушаемых ответчиком исключительных прав, не сделал ответчику предложение вступить в договорные отношения по использованию принадлежащих ему исключительных прав, судебная коллегия отмечает следующее.

На основании положений статьи 1 ГК РФ юридические лица осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

Опровержение презумпции добросовестности истца является обязанностью именно ответчика (пункт 1 статьи 10 ГК РФ, часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно абзацам второму и пятому пункта 2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13.02.2018 N 8-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "ПАГ" конституционное требование действовать добросовестно и не злоупотреблять своими правами равным образом обращено ко всем участникам гражданских правоотношений. Исходя из этого, ГК РФ называет в числе основных начал гражданского законодательства следующие: при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (пункт 3 статьи 1 ГК РФ); никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ); не допускаются любое заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом), использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (пункт 1 статьи 10 ГК РФ); в случае несоблюдения этих требований суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Вывод о злоупотреблении правом не может являться следствием предположений. Вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, из обжалуемого постановления не следует, что злоупотребление истцом своим правом было установлено судом апелляционной инстанции и подтверждалось им соответствующими доказательствами.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что поскольку установление недобросовестного поведения лица предполагает необходимость правовой оценки действий (бездействия) такого лица наряду с иными обстоятельствами, необходимыми для его разрешения, постольку это является вопросом факта, что безусловно относится только к компетенции судов первой и апелляционной инстанций.

По мнению судебной коллегии, само по себе совершение лицом действий, направленных на защиту принадлежащего ему исключительного права или на обеспечение его восстановления в случае, если оно было нарушено, включая сбор доказательств нарушения, о наличии признаков недобросовестности не свидетельствует, и такие действия не могут быть признаны злоупотреблением правом исключительно на основании заявления другой стороны. Иное понимание фактически привело бы к невозможности судебной защиты интеллектуальных прав.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с результатами содержащихся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для их отмены, поскольку доводы общества "Контакт" не свидетельствуют о неправильном применении судами первой и апелляционной инстанций норм материального права или нарушении норм процессуального права, а также о несоответствии их выводов фактическим обстоятельствам дела.

С учетом изложенного, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, коллегия судей полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия также принимает во внимание постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, в котором сформулирована правовая позиция о том, что из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Аналогичные правила подлежат применению и к постановлению суда апелляционной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемый судебный акт является законным и отмене не подлежит. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2019 по делу N А23-5228/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Контакт" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Е.С. Четвертакова
Судьи И.В. Лапшина
    С.П. Рогожин

Обзор документа


Ответчик продавал игрушки, изображающие героев мультфильма. Правообладатель потребовал компенсацию за каждого незаконно используемого персонажа произведения и за логотип. Суд первой инстанции взыскал компенсацию только за один факт нарушения, ссылаясь на совместное использование персонажей в одном произведении, но суд апелляционной инстанции удовлетворил иск полностью. Суд по интеллектуальным правам согласился с этим.

Логотип мультфильма и изображения его героев - отдельные произведения изобразительного искусства, а не части единого произведения. Права на них подлежат самостоятельной защите. Поэтому суд правомерно взыскал компенсацию отдельно за каждое нарушение. Причины для снижения размера компенсации ответчик не обосновал.