Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 10 декабря 2019 г. по делу N СИП-564/2019 Суд признал недействительным решение Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления им правовой охраны товарному знаку, поскольку степень однородности товаров уполномоченным органом не устанавливалась

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 10 декабря 2019 г. по делу N СИП-564/2019 Суд признал недействительным решение Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления им правовой охраны товарному знаку, поскольку степень однородности товаров уполномоченным органом не устанавливалась

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 5 декабря 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 10 декабря 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Рогожина С.П.

судей Голофаева В.В., Лапшиной И.В.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Жегаловой А.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление иностранного лица - LEGO JURIS A/S (DK-7190, Billund, Denmark (Дания) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 16.04.2019, принятого по результатам рассмотрения возражения от 06.12.2018 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 629462.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Соколов Дмитрий Владимирович (Москва, ОГРНИП 315774600321387).

В судебном заседании приняли участие представители:

от иностранного лица - LEGO JURIS A/S - Пилюгина В.С. (по доверенности от 30.05.2018);

от Роспатента - Халявин С.Л. (по доверенности от 26.04.2019);

от индивидуального предпринимателя Соколова Дмитрия Владимировича - Обида С.Д., Сидорова Е.Н. (по доверенности от 02.10.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

иностранное лицо - LEGO JURIS A/S (далее - компания) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (далее - Роспатент) от 16.04.2019 об отказе в удовлетворении возражения от 06.12.2018 и об оставлении в силе правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 629462 (далее - спорный товарный знак).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Соколов Дмитрий Владимирович (далее - предприниматель).

В оспариваемом решении, по мнению заявителя, Роспатентом неправильно истолкованы правовые нормы, а также ошибочно установлено, что предоставление правовой охраны спорному товарному знаку не нарушает положений пункта 3 и подпунктов 2 и 3 пункта 6 статьи 1483, а также пункта 3 статьи 1508 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Компания указывает на то, что спорный товарный знак с датой приоритета 16.12.2016, является сходным до степени смешения с общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком N 129 " " (далее - общеизвестный товарный знак), а также с обладающими более ранними датами приоритета и зарегистрированными в отношении однородных товаров и услуг товарными знаками компании:

1. " " по свидетельству N 280003 в отношении товаров 16 класса МКТУ;

2. " " по свидетельству N 474693 в отношении товаров и услуг 09, 21, 25, 35, 41 классов МКТУ, указанных в регистрации знака;

3. " " по международной регистрации N 869258 в отношении товаров и услуг 9-го, 16-го, 25-го, 28-го, 41-го классов МКТУ, указанных в регистрации знака;

4. " " по свидетельству N 74727 в отношении товаров 28-го класса МКТУ, указанных в регистрации знака;

5. " " по свидетельству N 161589 в отношении товаров 28-го класса МКТУ, указанных в регистрации знака;

6. " " по свидетельству N 180989 в отношении товаров 14-го, 18-го, 24-го, 25-го классов МКТУ, указанных в регистрации знака;

7. " " по свидетельству N 42932 в отношении товаров 28-го класса МКТУ, указанных в регистрации знака.

Компания полагает, что спорный товарный знак и зарегистрированные на её имя товарные знаки сходны до степени смешения и могут ввести потребителя в заблуждение, соответственно вывод Роспатента об отсутствии такого сходства является ошибочным и не соответствует методологии, изложенной в Правилах составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482) и в Методических рекомендациях по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.2009 N 197.

Компания ссылается, что Роспатентом необоснованно не приняты во внимание представленные ею доказательства, в частности результаты социологического опроса потребителей, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в мае 2018 года (далее - отчет ВЦИОМ).

Роспатент в отзыве не согласился с заявленными требованиями, полагая, что оспариваемый ненормативный правовой акт является законным и не нарушает права и законные интересы заявителя.

Предприниматель в отзыве также не согласился с заявленными требованиями, просит оставить заявление без удовлетворения.

Компанией представлены дополнительные письменные пояснения, а также рецензия лаборатории социологической экспертизы Федерального социологического центра Российской академии наук N 319-2019 от 18.11.2019 (далее - Рецензия N 319-2019 от 18.11.2019), и ответ на отзыв Роспатента на заявление компании от 18.11.2019 N 120 Фонда содействия изучению общественного мнения (ВЦИОМ) (далее - ответ ВЦИОМ от 18.11.2019 N 120), которые приобщены к материалам дела.

В абзаце третьем пункта 137 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление Пленума N 10) отмечено, что правообладатель, и податель возражения, заявления вправе представлять дополнительные доказательства по существу поданного возражения, заявления и принятого на его основе решения в опровержение доказательств, представляемых иными лицами, участвующими в деле, непосредственно в суд.

То обстоятельство, что названные доказательства не были предметом исследования Роспатента при рассмотрении возражения компании в палате по патентным спорам, не исключает возможность их принятия судом.

В судебном заседании представитель компании поддержал заявленные требования, просил удовлетворить заявленные требования в полном объеме.

Представители Роспатента и третьего лица возражали против удовлетворения заявленных требований.

В судебном заседании в порядке статьи 81 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом к материалам дела приобщены письменные пояснения компании, поступившие в суд через систему "Мой арбитр".

Как следует из материалов дела и установлено судом, товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 629462 зарегистрирован на имя предпринимателя по заявке N 2016747872 с приоритетом от 16.12.2016 в отношении широкого перечня товаров 16-го и услуг 35-го, 41-го классов МКТУ.

Против предоставления правовой охраны указанному товарному знаку компанией подано возражение, мотивированное тем, что знак является сходным до степени смешения с товарными знаками компании, зарегистрированными для однородных товаров и услуг, а также с общеизвестным товарным знаком, способен ввести потребителей в заблуждение относительно производителя (исполнителя) товаров (услуг), в отношении которых спорный знак зарегистрирован. Ссылаясь на указанные обстоятельства, компания просила признать правовую охрану спорного товарного знака недействительной, ввиду несоответствия пункту 3 и подпунктам 1, 3 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, а также пункту 3 статьи 1508 ГК РФ.

В обоснование своих доводов компанией с возражением представлены многочисленные материалы, приведенные в оспариваемом решении, в том числе отчет ВЦИОМ.

По результатам рассмотрения названного возражения Роспатентом принято решение от 16.04.2019, которым в удовлетворении возражения отказано, правовая охрана спорного товарного знака оставлена в силе (далее - оспариваемое решение).

Компания, полагая, что оспариваемое решение не соответствует закону и нарушает права и законные интересы компании, обратилась в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении, отзывах на него, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, заслушав правовые позиции явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, Суд по интеллектуальным правам считает заявленные требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (пункт 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок заявителем соблюден.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента по рассмотрению возражения против выдачи патента на промышленный образец и принятию по его результатам решения установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

В пункте 27 постановления Пленума N 10 разъяснено, что при оспаривании решений Роспатента и федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям суды должны учитывать: заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки, а международные заявки на изобретение, промышленный образец или товарный знак и преобразованные евразийские заявки - на дату поступления заявки в Роспатент.

По возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям. Основания для признания недействительным патента на изобретение, выданного по международной заявке на изобретение или по преобразованной евразийской заявке, признания недействительным предоставления правовой охраны промышленному образцу или товарному знаку по международной регистрации определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату поступления соответствующей международной или преобразованной евразийской заявки в Роспатент, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи заявки на регистрацию спорного товарного знака (16.12.2016), правовая база для оценки его охраноспособности включает ГК РФ и Правила N 482.

Порядок рассмотрения возражений установлен Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденными приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила N 56).

В обоснование оспариваемого решения Роспатента положен выводы об отсутствии сходства до степени смешения между спорным товарным знаком и знаками компании, в том числе и с общеизвестным товарным знаком, а также об отсутствии возможности ввода потребителей в заблуждение спорным обозначением.

Проверив по доводам заявления выводы Роспатента по пункту 6 статьи 1483 ГК РФ, суд пришел к следующему.

Согласно подпункту 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, признанными в установленном настоящим Кодексом порядке общеизвестными в Российской Федерации товарными знаками, в отношении однородных товаров с даты более ранней, чем приоритет заявленного обозначения.

Согласно пункту 41 Правил N 482 обозначение считается тождественным с другим обозначением (товарным знаком), если оно совпадает с ним во всех элементах. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением (товарным знаком), если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Согласно пункту 44 Правил N 482 комбинированные обозначения сравниваются с комбинированными обозначениями и с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы.

При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, указанные в пунктах 42 и 43 Правил N 482, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

Как следует из материалов дела, в композицию как спорного товарного знака, так и всех противопоставленных знаков компании всходят словесные элементы.

Согласно пункту 42 Правил N 482 словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями и с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы.

Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) признакам, а именно:

1) звуковое сходство определяется на основании следующих признаков: наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близость звуков, составляющих обозначения; расположение близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их расположение; число слогов в обозначениях; место совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близость состава гласных; близость состава согласных; характер совпадающих частей обозначений; вхождение одного обозначения в другое; ударение;

2) графическое сходство определяется на основании следующих признаков: общее зрительное впечатление; вид шрифта; графическое написание с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположение букв по отношению друг к другу; алфавит, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание;

3) смысловое сходство определяется на основании следующих признаков: подобие заложенных в обозначениях понятий, идей (в частности, совпадение значения обозначений в разных языках); совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей.

Указанные признаки учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Согласно пункту 43 Правил изобразительные и объемные обозначения сравниваются с изобразительными, объемными и комбинированными обозначениями, в композиции которых входят изобразительные или объемные элементы.

Сходство изобразительных и объемных обозначений определяется на основании следующих признаков:

1) внешняя форма;

2) наличие или отсутствие симметрии;

3) смысловое значение;

4) вид и характер изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и тому подобное);

5) сочетание цветов и тонов.

Указанные признаки учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Согласно пункту 45 Правил N 482 при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки.

Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа перечисленных признаков в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения (изготовителю).

Как отмечено в пункте 162 постановление Пленума N 10, согласно пункту 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Для установления факта нарушения достаточно опасности, а не реального смешения товарного знака и спорного обозначения обычными потребителями соответствующих товаров. При этом смешение возможно, если в целом, несмотря на отдельные отличия, спорное обозначение может восприниматься указанными лицами в качестве соответствующего товарного знака или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров для указанных лиц. При этом смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) товарного знака и спорного обозначения.

Однородность товаров устанавливается исходя из принципиальной возможности возникновения у обычного потребителя соответствующего товара представления о принадлежности этих товаров одному производителю. При этом суд учитывает род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей, взаимодополняемость или взаимозаменяемость и другие обстоятельства.

Установление сходства осуществляется судом по результатам сравнения товарного знака и обозначения (в том числе по графическому, звуковому и смысловому критериям) с учетом представленных сторонами доказательств по своему внутреннему убеждению. При этом суд учитывает, в отношении каких элементов имеется сходство - сильных или слабых элементов товарного знака и обозначения. Сходство лишь неохраняемых элементов во внимание не принимается.

Специальных знаний для установления степени сходства обозначений и однородности товаров не требуется.

При наличии соответствующих доказательств суд, определяя вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения, оценивает и иные обстоятельства, в том числе:

используется ли товарный знак правообладателем в отношении конкретных товаров;

длительность и объем использования товарного знака правообладателем;

степень известности, узнаваемости товарного знака;

степень внимательности потребителей (зависящая в том числе от категории товаров и их цены);

наличие у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением элементом.

При определении вероятности смешения также могут учитываться представленные лицами, участвующими в деле, доказательства фактического смешения обозначения и товарного знака, в том числе опросы мнения обычных потребителей соответствующего товара.

Суд учитывает влияние степени сходства обозначений, степени однородности товаров, иных обстоятельств на вероятность смешения, а не каждого из соответствующих обстоятельств друг на друга.

Выводы оспариваемого решения об отсутствии сходства до степени смешения между спорным товарным знаком и товарными знаками компании основаны на том, что сравниваемые обозначения формируют различное общее зрительное впечатление, ввиду наличия в спорном знаке изобразительного элемента, использования яркой цветовой гаммы, оригинального шрифта, разной визуальной длины сравниваемых обозначений, использования букв разного алфавита, а также звуковых отличий сравниваемых словесных элементов, за счет присутствия в них разного количества букв, звуков и слогов, и отсутствия между сравниваемыми обозначениями семантического сходства.

Как отражено в оспариваемом решении, несмотря на то, что два первых слога в словесном элементе "ЛЕГОРОД" фонетически сходны со словесными элементами "LEGO/ЛЕГО", в целом сопоставляемые словесные элементы обладают звуковыми отличиями, за счет присутствия в них разного количества букв, звуков и слогов, благодаря чему фонетическая длина словесного элемента "ЛЕГОРОД" увеличена на три звука, образующих третий слог, что формирует разное звуковое восприятие сравниваемых слов при их произношении.

Таким образом, из приведенного Роспатентом анализа усматривается наличие в сравниваемых обозначениях некоторых совпадающих элементов.

Между тем, при принятии обжалуемого решения Роспатентом не учтено, что при оценке сходства обозначений устанавливается не сходство и полное отсутствие такового, а наличие определенной степени сходства или отсутствие таковой.

При этом не может быть установлено полное отсутствие сходства обозначений при наличии совпадающих элементов.

Аналогичная позиция содержится в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 29.06.2018 по делу N СИП-710/2017.

Таким образом, выводы обжалуемого решения об отсутствии вероятности смешения товарных знаков фактически основаны на том, что, несмотря на некоторые элементы сходства, ввиду различий в буквенном и фонетическом составе, отсутствия семантического сходства у фантазийных обозначений и изобразительного элемента в спорном знаке, противопоставленные знаки производят различное общее зрительное впечатление. При этом в решении не указано, в отношении каких элементов обозначений - "сильных" или "слабых" - имеется установленное сходство.

По смыслу пункта 6 статьи 1483 ГК РФ при оценке сходства обозначений для решения вопроса о наличии смешения между противопоставленными товарными знаками с целью проверки охраноспособности обозначения устанавливается наличие определенной степени сходства или отсутствие таковой. При наличии в указанных объектах правовой охраны совпадающих элементов не может быть установлено полное отсутствие сходства обозначений, а степень сходства подлежит учету при формулировании вывода о вероятности смешения наряду со степенью однородности товаров.

При этом низкая степень сходства может быть компенсирована идентичностью (или близостью) товаров.

В возражении против предоставления правовой охраны спорному товарному знаку компания указала, что спорному товарному знаку предоставлена правовая защита в отношении товаров и услуг, однородных тем, для которых зарегистрированы знаки компании.

Исследовав вопрос об однородности товаров и услуг регистрации спорного знака товарам и услугам, для которых зарегистрированы знаки компании, Роспатент пришел к следующим выводам.

В отношении товарных знаков по свидетельствам Российский Федерации N 74727, 161589, 180989, 42932 Роспатентом установлено, что между товарами и услугами для которых зарегистрированы указанные знаки и товарами и услугами регистрации спорного знака отсутствует однородность в силу различий по виду, роду, назначению, кругу потребителей, условиям реализации и отсутствия взаимозаменяемости или взаимодополняемости.

В отношении товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 280003, 474693 и по международной регистрации N 869258 в оспариваемом решении установлено, что перечни товары 16-го и услуг 35-го, 41-го классов МКТУ, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак и охраняются противопоставленные товарные знаки, содержат однородные товары, относящиеся к одним родовым и видовым группам товаров 16-го класса МКТУ: канцелярским и писчебумажным товарам, печатной и полиграфической продукции, упаковочным материалам и изделиям, и однородные услуги, относящиеся к одним родовым группам услуг 35-го класса МКТУ: услугам в области рекламы, продвижения товаров и в сфере бизнеса, и родовым группам услуг 41-го класса МКТУ: услугам в области воспитания и образования, организации культурно-развлекательных мероприятий.

Указанный вывод об однородности части товаров и услуг, для которых зарегистрированы противопоставленные знаки, товарам и услугам регистрации спорного знака сторонами и третьим лицом не оспаривается.

Следовательно спорному товарному знаку и противопоставленным товарным знакам компании N 280003, 474693, товарному знаку по международной регистрации N 869258 правовая охрана предоставлена в отношении однородных товаров и услуг.

В оспариваемом решении Роспатента также приведен довод возражения, о том, что спорный товарный знак зарегистрирован в отношении товаров и услуг, однородных тем, в отношении которых охраняются противопоставленные товарные знаки заявителя.

Однако при проверке охраноспособности спорного знака данному доводу возражения в оспариваемом решении оценка не дана. При наличии совпадений в отдельных элементах знаков и при наличии однородных товаров и услуг Роспатентом сделан преждевременный вывод о том, что поскольку спорный товарный знак не вызывает сходных ассоциаций с противопоставленными, он не может вызвать смешения в сознании потребителя даже в отношении однородных товаров и услуг.

Таким образом, Роспатентом в настоящем случае не исследованы и не оценены такие существенные обстоятельства дела, как степень однородности товаров и услуг и её влияние на опасность смешения в соответствии с подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Между тем высокая степень однородности услуг, для которых предоставлена охрана противопоставленным знакам может компенсировать низкую степень сходства и усиливает вероятность смешения сравниваемых обозначений. Кроме того, вероятность смешения обозначений, в отношении которых установлена та или иная степень сходства, может зависеть от иных факторов, в том числе от степени известности, узнаваемости товарного знака.

Лишь при полном отсутствии сходства сравниваемых товарных знаков при применении положений подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ установление иных факторов не требуется.

Кроме того, в настоящем случае усиливает вероятность смешения и относимость вышеприведенных однородных товаров 16-го и услуг 41-го классов МКТУ к товарам и услугам широкого потребления, поскольку при этом обстоятельстве имеет место более низкая степень внимательности потребителей.

На повышение вероятности смешения в отношении товаров широкого потребления также обращалось внимание в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 3691/06.

Выводы обжалуемого решения об отсутствии вероятности смешения товарных знаков фактически основаны на том, что, ввиду различия в буквенном и фонетическом составе словесных элементов, отсутствия семантического сходства у фантазийных обозначений, наличия изобразительного элемента в спорном знаке, противопоставленные знаки производят различное общее зрительное впечатление.

При решении вопроса о смешении обозначений Роспатент изучил представленные заявителем доказательства, том числе отчет ВЦИОМ, и пришел к выводу о том, что ими не опровергается наличие существенных различий между спорным товарным знаком и общеизвестным товарным знаком компании, что позволяет признать их несходными, в связи с чем посчитал необоснованными и доводы о несоответствии спорного товарного знака требованиям пункта 3 статьи 1508 ГК РФ.

Между тем, при рассмотрении возражений Роспатентом установлено совпадение отдельных элементов противопоставленных товарных знаков, что влияет на степень сходства и вероятность смешения и ошибочно не учтено Роспатентом при принятии решения.

Судебная коллегия считает необходимым указать на то, что между словесными элементами противопоставленных обозначений "LEGO" и "ЛЕГОРОД" имеется явное фонетическое сходство ввиду полного вхождения единственного словесного элемента противопоставленных обозначений в спорный товарный знак. Указанное обстоятельство не учтено Роспатентом как при формировании выводов о сходстве семантических признаков, так и при решении вопроса о степени сходства обозначений в целом, что не соответствует требованиям пунктов 41 и 42 Правил N 482.

Также не установлена в решении Роспатента конкретная степень сходства противопоставленных знаков с учетом совпадающих и отличающихся элементов (высокая, средняя или низкая) необходимая для учета наряду со степенью однородности товаров и услуг при решении вопроса о наличии или отсутствии смешения.

Судебная коллегия считает, что установление указанных обстоятельств само по себе имеет существенное значение для решения вопроса о вероятности смешения в целях проверки соответствия правовой охраны товарного знака подпунктам 2 и 3 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Кроме того, заявителем представлены сведения о наличие у него исключительного права на серию товарных знаков, объединенных общим словесным элементом "LEGO" ("ЛЕГО"), что также влияет на вероятность смешения.

При таких обстоятельствах, выводы Роспатента об отсутствии возможности смешения потребителями спорного знака со знаками компании являются преждевременными.

Относительно вывода решения Роспатента об отсутствии оснований для применения положений ГК РФ об общеизвестном в Российской Федерации товарном знаке судебная коллегия отмечает следующее.

В силу пункта 3 статьи 1508  ГК РФ правовая охрана общеизвестного товарного знака распространяется также на товары, неоднородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, если использование другим лицом этого товарного знака в отношении указанных товаров будет ассоциироваться у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак и может ущемить законные интересы такого обладателя.

При решении вопроса о возможности введения спорным знаком потребителей в заблуждение, Роспатент исходил из того, что для вывода о возможности введения потребителей в заблуждение через ассоциацию с заявителем, как производителем товаров 16-го и услуг 35-го, 41-го классов МКТУ, в отношении которых зарегистрирован спорный товарный знак, необходимо наличие доказательств, подтверждающих наличие у российских потребителей стойкой ассоциативной связи между этими товарами и услугами и заявителем.

При исследовании представленных с возражением материалов Роспатент посчитал, что результаты отчета ВЦИОМ не подтверждают довод возражения о введении потребителя в заблуждение относительно лица, производящего товары и оказывающего услуги регистрации спорного знака, поскольку свидетельствуют о том, что большинство респондентов (72%) ассоциируют спорный товарный знак с товарами 28-го класса МКТУ (Лего, конструкторы), а не с товарами 16-го класса МКТУ. Также Роспатент сослался на то, что представленный опрос показал низкую степень известности потребителю спорного товарного знака в отношении каких-либо услуг.

Роспатент указал, что ассоциации у потребителей возникают в связи с деятельностью компании по производству товаров 28-го класса МКТУ (игр и игрушек), в отношении которых признан общеизвестным товарный знак "LEGO", и не свидетельствуют о том, что потребитель может быть введен в заблуждение относительно производителя товаров 16-го класса МКТУ и лица, оказывающего услуги 35-го, 41-го классов МКТУ.

Отклоняя результаты отчета ВЦИОМ, Роспатент учитывал, что участникам исследования задавался вопрос о том, связаны ли между собой владелец спорного обозначения и компания содержащий указание на то, что спорный знак используется в качестве названия детских игровых комнат в торговых центрах, то есть на область деятельности, не связанную с товарами и услугами регистрации спорного знака.

Суд по интеллектуальным правам считает вышеуказанные выводы Роспатента необоснованными и несоответствующими положениям ГК РФ Правил N 462.

Статья 1508 ГК РФ не содержит каких-либо требований к количеству потребителей (большинство или иное количество), у которых должны возникнуть ассоциации с общеизвестным товарным знаком.

Широкая известность потребителю товарного знака "LEGO" подтверждается признанием его в установленном законом порядке общеизвестным, о чем выдано свидетельство Российской Федерации N 129. Поэтому у потребителей любые товары и услуги, маркированные данным обозначением, могут ассоциироваться с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак.

Суд учитывает, что компания является правообладателем серии "старших" товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 280003, 474693, по международной регистрации N 869258 с использованием словесного элемента общеизвестного товарного знака в отношении идентичных и однородных товаров 16-го и услуг 35-го, 41-го классов МКТУ оспариваемого товарного знака, что согласно положениям статьи 1508 ГК РФ с учетом разъяснений методологии сравнения обозначений, изложенных в постановлении Пленума N 10 может усиливать возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

Проверив по доводам заявления выводы Роспатента об отсутствии доказательств введения спорным товарным знаком потребителя в заблуждение относительно товаров (услуг) и их производителя (исполнителя), судебная коллегия считает, что указанные выводы не соответствуют пункту 3 статьи 1483 ГК РФ в силу следующего.

Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара, либо его изготовителя.

Согласно пункту 37 Правил N 482 при рассмотрении вопроса о ложности или способности обозначения ввести потребителя в заблуждение относительно товара, либо его изготовителя учитывается, что к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

В случае, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один их элементов обозначения, то обозначение признаётся ложным или вводящим в заблуждение.

В обоснование довода о несоответствии спорного товарного знака требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ компания указала, что является, в том числе, правообладателем общеизвестного в Российской Федерации товарного знака N 129 " " и что под обозначением "LEGO" с согласия компании осуществляется производство широкого перечня товаров и оказание развлекательных и образовательных услуг. Заявитель считает, что ввиду указанных обстоятельств использование обозначения "ЛЕГОРОД" будет ассоциироваться у потребителей с компанией.

В подтверждение своих доводов компания сослалась на результаты отчета ВЦИОМ.

Как отмечено в абзаце тринадцатом пункта 162 постановления Пленума N 10 при определении вероятности смешения также могут учитываться представленные лицами, участвующими в деле, доказательства фактического смешения обозначения и товарного знака, в том числе опросы мнения обычных потребителей соответствующего товара.

Как следует из текста оспариваемого решения в обоснование вывода об отсутствии у спорного обозначения возможности вводить потребителей в заблуждение относительно лица, использующего обозначение, положены отсутствие ассоциаций потребителей между товарами и услугами регистрации спорного знака и самим спорным знаком.

При этом представленный отчет ВЦИОМ не исследован Роспатентом в полном объеме на наличие ассоциаций потребителей между спорным обозначением и компании как производителем товаров и исполнителем услуг регистрации спорного знака. При этом Роспатентом не дана оценка представленным заявителем сведениям об известности противопоставленных товарных знаков, в том числе об общеизвестном в Российской Федерации товарного знака "LEGO".

Роспатентом лишь приведены результаты отчета ВЦИОМ и указано, что только 20% респондентов предположили, что владельцем обозначения "ЛЕГОРОД" является компания, при этом 21% респондентов полагает, что владелец обозначения "ЛЕГОРОД" не связан с компанией, 30% респондентов полагают, что владелец обозначения "ЛЕГОРОД" не связан с компанией, но ведет свою деятельность под контролем или по лицензии или с разрешения компании, а остальные 29% респондентов не смогли определиться с ответом.

Между тем выводы Роспатента сделаны без оценки по существу других сведений изложенных в отчете о том, что число респондентов считающих лицо, использующее спорный знак самой компанией, подконтрольным компании лицом либо её лицензиатом составляет по совокупности 50% респондентов.

Таким образом, из оспариваемого решения невозможно установить, что результаты отчета ВЦИОМ проанализированы Роспатентом в совокупности и взаимосвязи с соответствующей оценкой сходства знаков и однородности товаров (услуг), поскольку последние обстоятельства им не устанавливались с соблюдением пунктов 41 и 42 Правил N 482, а также со сведениями о серии противопоставленных знаков компании и их известности.

При таких обстоятельствах, вывод Роспатента об отсутствии у спорного знака способности ввести в заблуждение потребителя относительно лица, изготавливающего товары и оказывающего услуги, является преждевременным.

Рассмотрев доводы, изложенные в отзывах Роспатента и третьего лица, судебная коллегия считает, что они соответствуют доводам оспариваемого решения, выводы суда по которым изложены выше, и не содержат сведений, подтверждающих соответствие решения указанным нормам права.

При таких обстоятельствах вывод обжалуемого решения Роспатента об отсутствии оснований для признания предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 629462 недействительной не соответствует пунктам 3, 6 статьи 1483 и пункту 3 статьи 1508 ГК РФ.

На основании вышеизложенного Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о том, что Роспатент при рассмотрении возражения компании не дал оценку всем существенным обстоятельствам дела и доводам заявителя. Данное обстоятельство могло повлечь принятие Роспатентом незаконного решения по результатам рассмотрения возражения, и не может быть устранено на стадии последующего судебного контроля.

Согласно разъяснениям, приведенным в абзаце втором пункта 136 постановление Пленума N 10, при рассмотрении судом дел об оспаривании решений Роспатента следует учитывать, что нарушения Роспатентом, федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям процедуры рассмотрения возражений, заявлений против выдачи патента или против предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара или исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным только при условии, если эти нарушения носят существенный характер и не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения, заявления.

В пункте 138 постановления Пленума N 10 отмечено, что если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения, Судом по интеллектуальным правам установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя, то суд согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в разумный срок.

Суд по интеллектуальным правам считает необходимым признать недействительным решение Роспатента от 16.04.2019 об отказе в удовлетворении возражения от 06.12.2018 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 629462 как не соответствующее пунктам 3, 6 статьи 1483 и пункту 3 статьи 1508 ГК РФ и обязать Роспатент повторно рассмотреть заявление компании от 06.12.2018 с учетом настоящего решения.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на Роспатент и подлежат взысканию с последнего в пользу иностранного лица - LEGO JURIS A/S.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

требования иностранного лица - LEGO JURIS A/S удовлетворить.

Признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 16.04.2019 об отказе в удовлетворении возражения от 06.12.2018 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 629462 как не соответствующее пунктам 3, 6 статьи 1483 и пункту 3 статьи 1508 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности повторно рассмотреть возражение иностранного лица - LEGO JURIS A/S от 06.12.2018 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 629462.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности в пользу иностранного лица - LEGO JURIS A/S 3 000 (Три тысячи) рублей в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины за подачу заявления.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
судья
С.П. Рогожин
Судья В.В. Голофаев
Судья И.В. Лапшина

Обзор документа


Рассматривая спор об использовании ответчиком словесного обозначения, сходного с товарными знаками истца, Суд по интеллектуальным правам отметил следующее.

Для установления факта нарушения достаточно опасности, а не реального смешения товарного знака и спорного обозначения обычными потребителями. Смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) знаков и спорного обозначения.

Если при анализе имеются сомнения в отношении хотя бы одного элемента обозначения, то оно признается ложным или вводящим в заблуждение.

Следует тщательнее оценивать позицию потребителей, которые в т. ч. могут предположить, что обладатель спорного обозначения хотя и не связан с обладателем противопоставленных знаков, но работает под его контролем или с его разрешения.