Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 ноября 2019 г. N С01-1218/2019 по делу N А50-1836/2019 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о запрете ответчику реализовывать товар и взыскании с него в пользу истца компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак, поскольку установлен факт незаконного использования ответчиком обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 ноября 2019 г. N С01-1218/2019 по делу N А50-1836/2019 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о запрете ответчику реализовывать товар и взыскании с него в пользу истца компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак, поскольку установлен факт незаконного использования ответчиком обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца

Резолютивная часть постановления объявлена 19 ноября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 22 ноября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Погадаева Н.Н., Рогожина С.П.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ПАРАФАРМ" (ул. Свердлова, д. 4, г. Пенза, область Пензенская, 440026, ОГРН 1025801210170) на решение Арбитражного суда Пермского края от 12.04.2019 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2019 по делу N А50-1836/2019

по иску общества с ограниченной ответственностью "ПАРАФАРМ" к обществу с ограниченной ответственностью "Научно-производственная компания "Апифитогрупп" (ул. Трамвайная, д. 33А, г. Пермь, край Пермский, 614058, ОГРН 1135904003894) о защите исключительного права на товарный знак.

В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "ПАРАФАРМ" - Кудинов А.А. (по доверенности от 09.08.2018).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "ПАРАФАРМ" (далее - общество "ПАРАФАРМ", истец) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Научно-производственная компания "Апифитогрупп" (далее - общество "НПК "Апифитогрупп", ответчик) о запрете реализации биологически активной добавки к пище - сиропа "ХОНДРОФИТ" (СГР N RU.77.99.11.003.E.003903.09.17 от 05.09.2017), взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 610717 в размере 2 000 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 12.04.2019, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2019, исковые требования удовлетворены частично. Суд запретил ответчику реализовывать товар - биологически активную добавку к пище сироп "ХОНДРОФИТ" (СГР N RU.77.99.11.003.E.003903.09.17 от 05.09.2017), взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак в сумме 600 000 руб., а также расходы по уплате госпошлины в сумме 15 900 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований суд отказал.

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество "ПАРАФАРМ" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит указанные судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы истец указывает, что в ходе рассмотрения дела судами необоснованно не были приняты во внимание доказательства наличия "злостности" в действиях ответчика, а именно распечатки с сайта компании "ФитоМакс", которые подтверждают факт распространения сиропа "ХОНДРОФИТ" на сайте fitomax.ru по информации архива интернет-сайтов web-arhive.ru по состоянию на 24.02.2018, т.е. после получения претензии общества "ПАРАФАРМ". Более того, как указывает истец, на контрафактный товар была объявлена акция с целью охвата большего количества потребителей, реализации контрафактного товара и снижения издержек. Аналогичным образом осуществлялись продажи посредством иных сайтов.

Вместе с тем суд первой инстанции не дал представленным материалам правовой оценки, а суд апелляционной инстанции, допустив неправильное применение положений статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, посчитал предоставленные доказательства недопустимыми, в связи с отсутствием их нотариального удостоверения. Указанное обстоятельство, по мнению истца, послужило основой для вывода об отсутствии в действиях ответчика "злостности", что стало основанием для снижения размера компенсации.

Кроме того, как полагает истец, суд апелляционной инстанции в нарушение требований подпункта 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дал новую оценку установленным судом первой инстанции обстоятельствам, указав в отличие от суда первой инстанции, что после получения претензионного письма ответчик не осуществлял реализацию контрафактного товара.

Истец также полагает, что судами при определении размера компенсации было допущено неправильное применение нормы подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), выразившееся в том, что размер компенсации был определен без учета характера нарушения исключительного права истца и его последствий. Суды установили факт ввода ответчиком в гражданский оборот контрафактного товара на сумму 693 000 рублей, однако компенсацию в пользу ответчика взыскали в размере 600 000 рублей.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просил снизить размер заявленной истцом компенсации до 10 000 руб., ссылаясь на необходимость соблюдения требований разумности и справедливости, добровольное прекращение производства и реализации спорной продукции.

В судебном заседании представитель общества с ограниченной ответственностью "ПАРАФАРМ" поддержал изложенные в кассационной жалобе доводы, просил отменить обжалуемые решение и постановление, направить дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Представитель общества "НПК "Апифитогрупп", извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в его отсутствие.

Рассмотрев кассационную жалобу, выслушав представителя истца, проверив в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и соблюдение норм процессуального права при принятии обжалуемых решения, постановления, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в силу нижеследующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Статьей 1252 ГК РФ предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Согласно пункту 62 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10) размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Как следует из материалов дела и установлено судами, общество "ПАРАФАРМ" является правообладателем словесного товарного знака "ХОНДРО-ВИТ" по свидетельству Российской Федерации N 610717 с приоритетом от 11.06.2015, зарегистрированного 28.03.2017 в отношении товаров 5-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков "фармацевтические препараты, пищевые добавки для человека и животных; биологически активные добавки к пище; добавки минеральные пищевые; продукты диетические пищевые для медицинских целей; вещества диетические для медицинских целей; напитки диетические для медицинских целей".

Обращаясь в суд с настоящим иском, истец указал на то, что ответчик без согласия правообладателя осуществляет производство и реализацию биологически активной добавки к пище - сиропа "ХОНДРОФИТ", наименование которого сходно до степени смешения с товарным знаком истца.

Установив факт незаконного использования ответчиком обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении требования о запрете ответчику реализовывать товар - сироп "ХОНДРОФИТ". В данной части решение суда не оспаривается истцом, в связи с чем не подлежит проверке судом кассационной инстанции.

С учетом положений пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, исходя из принципов разумности и справедливости, принимая во внимание характер допущенного нарушения, степень вины ответчика, учитывая вероятные убытки правообладателя, связанные в связи со снижением покупательского спроса, суд снизил заявленную истцом сумму компенсации в размере 2 000 000 рублей до 600 000 рублей, признав указанную сумму чрезмерной, несопоставимой с причиненным правообладателю ущербом.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, повторно рассматривавший дело, подтвердил правильность выводов суда первой инстанции.

Рассматривая доводы истца о необоснованном уменьшении судом размера взысканной судом компенсации до 600 000 рублей, суд апелляционной инстанции признал его соответствующим требованиям закона, разумности и справедливости, указав на необоснованность довода истца о значительном снижении спроса на его продукцию, поскольку истцом не представлены документы, подтверждающие несение убытков вследствие отказа контрагентов от приобретения товара, снижение объемов продаж.

Отклоняя довод истца о "злостности" нарушения ответчика, которая выразилась в продолжении нарушения после получения претензии, суд апелляционной инстанции исходил из того, что представленная обществом "НПК "АПИФИТОФАРМ" справка от 08.02.2018, адресованная контрагентам, подтверждает факт прекращения выпуска контрафактного товара. При этом представленные истцом распечатки с сайта компании "ФитоМакс" судебная коллегия не приняла во внимание ввиду их несоответствия положениям статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку истцом не представлены нотариально удостоверенные протоколы осмотра доказательств.

Суд по интеллектуальным правам соглашается с выводами судов по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив совокупность имеющихся в материалах дела доказательств, пришли в соответствии с вышеприведенными нормами права к выводу о необходимости снижения компенсации до 600 000 рублей, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения принятых по делу решения и постановления.

Довод общества "ПАРАФАРМ", изложенный в кассационной жалобе, о том, что в ходе рассмотрения дела судами не были приняты во внимание доказательства наличия "злостности" в действиях ответчика, которые были предоставлены истцом, а именно распечатки с сайта компании "ФитоМакс", чем было допущено неправильное применение статей 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не влечет отмену обжалуемых судебных актов, учитывая, что истец не представил какого-либо расчета, обосновывающего размер компенсации, не привел доказательств в подтверждение факта снижения покупательского спроса в связи с введением ответчиком в оборот контрафактного товара. В свою очередь ответчиком были представлены доказательства, подтверждающие факт прекращения правонарушения, которые были оценены судом по правилам Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 62 Постановления N 10, истец должен представить доказательства, обосновывающие размер компенсации (абзац пятый статьи 132, пункт 1 части 1 статьи 149 ГПК РФ, пункт 3 части 1 статьи 126 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), а ответчик вправе оспорить как факт нарушения, так и размер требуемой истцом компенсации (пункты 2 и 3 части 2 статьи 149 ГПК РФ, пункт 3 части 5 статьи 131 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Таким образом, суд обязан фактически установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба.

В соответствии с пунктом 55 Постановления N 10 допустимыми доказательствами являются в том числе сделанные и заверенные лицами, участвующими в деле, распечатки материалов, размещенных в информационно-телекоммуникационной сети (скриншот), с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения. Такие распечатки подлежат оценке судом при рассмотрении дела наравне с прочими доказательствами (статья 67 ГПК РФ, статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия, соглашаясь с доводом истца о неправильной оценке судом представленных скриншотов сайта компании "ФитоМакс" и необоснованном признании их недопустимыми доказательствами в связи с отсутствием нотариального удостоверения, в том же время полагает, что это не привело к неправильным выводам.

Предоставленная суду возможность снизить размер компенсации в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательства является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом, то есть по существу, на реализацию требований части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Степень соразмерности заявленной истцом компенсации последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из обстоятельств конкретного дела. Целью компенсации является возмещение заявителю действительных неблагоприятных последствий нарушения, восстановления имущественного положения пострадавшей стороны, а не наказания ответчика.

В связи с этим довод заявителя кассационной жалобы о необоснованности размера взысканной компенсации основан по существу на несогласии с выводами судов относительно установленных обстоятельств спора, и направлен на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами первой и апелляционной инстанций, т.е. заявлен без учета определенных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции, который не вправе давать оценку доказательствам.

В соответствии с положениями статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286 - 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций. Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 N 300-ЭС18-3308.

Таким образом, переоценка доказательств и выводов суда первой инстанции не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а несогласие заявителя жалобы с судебным актом не свидетельствует о неправильном применении судом норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для его отмены.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле. Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224.

В связи с отсутствием оснований для отмены обжалуемых в кассационном порядке судебных актов кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные в связи с подачей кассационной жалобы, относятся на заявителя кассационной жалобы на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Пермского края от 12.04.2019 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2019 по делу N А50-1836/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ПАРАФАРМ" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий B.В. Голофаев
Судья Н.Н. Погадаев
Судья C.П. Рогожин

Обзор документа


Фармкомпания потребовала от конкурента компенсацию за реализацию БАДа, наименование которого сходно до степени смешения с ее товарным знаком. Суд по интеллектуальным правам согласился с предыдущими инстанциями, которые снизили заявленную сумму компенсации, признав ее чрезмерной.

Цель компенсации - это не наказание ответчика, а возмещение ущерба пострадавшей стороне. Однако истец не представил расчет убытков, которые образовались, по его мнению, из-за снижения спроса на его продукцию в связи с продажей контрафакта. Отклоняя довод истца о злостности нарушения ответчика, который продолжил продавать спорный БАД после получения претензии истца, суд исходил из того, что ответчик представил адресованную своим контрагентам справку о прекращении выпуска спорного товара.