Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 18 ноября 2019 г. N С01-1210/2019 по делу N А83-5573/2018 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело о прекращении незаконного использования фирменного наименования и взыскании компенсации на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суды нижестоящих судебных инстанций не указали, на основании каких положений действующего законодательства они пришли к выводу об отсутствии нарушений исключительных прав со стороны ответчика

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 18 ноября 2019 г. N С01-1210/2019 по делу N А83-5573/2018 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело о прекращении незаконного использования фирменного наименования и взыскании компенсации на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суды нижестоящих судебных инстанций не указали, на основании каких положений действующего законодательства они пришли к выводу об отсутствии нарушений исключительных прав со стороны ответчика

Резолютивная часть постановления объявлена 12 ноября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 18 ноября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Погадаева Н.Н., Рогожина С.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Государственного унитарного предприятия Республики Крым "Производственно-аграрное объединение "Массандра" (ул. Винодела Егорова, д. 9, пгт. Массандра, г. Ялта, Республика Крым, 298650, ОГРН 1149102026985) на решение Арбитражного суда Республики Крым от 12.03.2019 и постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019 по делу N А83-5573/2018

по иску Государственного унитарного предприятия Республики Крым "Производственно-аграрное объединение "Массандра" к обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Массандра" (ул. Горького, д. 7, г. Симферополь, Республика Крым, 295006, ОГРН 1149102000915) о прекращении незаконного использования фирменного наименования, взыскании компенсации.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы России N 9 по Республике Крым (ул. Мате Залки, д. 1/9, г. Симферополь, Республика Крым, 298053, ОГРН 1189102010954), Государственное унитарное предприятие города Севастополя "Агропромышленное объединение "Севастопольский винодельческий завод" (ул. Портовая д. 8, г. Севастополь, Республика Крым, 299009, ОГРН 1149204025299).

Лица, участвующие в деле, уведомленные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в судебное заседание суда кассационной инстанции не направили.

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

Федеральное государственное унитарное предприятие "Производственно-аграрное объединение "Массандра" Управления делами Президента Российской Федерации (далее - истец, ФГУП "ПАО "Массандра", предприятие) обратилось в Арбитражный суд Республики Крым с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Массандра" (далее - ответчик, общество "ТД "Массандра"), в котором просит суд запретить обществу "ТД "Массандра" использовать словесное обозначение "Массандра" в фирменном наименовании, сходном до степени смешения с принадлежащими ФГУП "ПАО "Массандра" товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 270653 и общеизвестным товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 181, в сфере выращивания винограда, производства вина из винограда, оптовой и розничной торговле алкогольными напитками, и взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию в размере 5 000 000 руб.

Решением Арбитражного суда Республики Крым от 12.03.2019, оставленным без изменения постановлением Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с указанными судебными актами, истец обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, неправильное применение судами норм материального права, просит решение Арбитражного суда Республики Крым от 12.03.2019 и постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019 отменить и принять новый судебный акт, удовлетворив иск в полном объеме.

В обоснование кассационной жалобы ФГУП "ПАО "Массандра" ссылается на то, что суды необоснованно отказали в удовлетворении исковых требований, приняв во внимание утверждения ответчика о неосуществлении им хозяйственной деятельности, в том числе и спорных видов деятельности, указанных в учредительных документах и Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ). Истец полагает, что он обоснованно в силу пункта 2 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) ссылался на виды деятельности, указанные в ЕГРЮЛ и учредительных документах ответчика, в то время как ответчиком не было доказано, что они фактически не осуществляются.

Отзывы на кассационную жалобу лицами, участвующими в деле, не представлены.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в их отсутствие.

Рассмотрев кассационную жалобу, проверив в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и соблюдение норм процессуального права при принятии обжалуемых решения и постановления, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Согласно пункту 1 статьи 1225 ГК РФ результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг, и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются в том числе фирменные наименования, товарные знаки.

В соответствии с частью 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если указанным Кодексом не предусмотрено иное.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

В силу пункта 1 статьи 1477 ГК РФ на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно пункту 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в ЕГРЮЛ при государственной регистрации юридического лица.

В силу пункта 6 статьи 1252 ГК РФ если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее, либо в случаях установления конвенционного или выставочного приоритета средство индивидуализации, которое имеет более ранний приоритет.

Обладатель такого исключительного права в порядке, установленном Кодексом, может требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, знаку обслуживания, признания недействительным патента на промышленный образец либо полного или частичного запрета использования фирменного наименования или коммерческого обозначения.

Как указано в пункте 6 статьи 1252 ГК РФ, для целей этого пункта под частичным запретом использования в отношении фирменного наименования понимается запрет его использования в определенных видах деятельности.

В силу пункта 2 статьи 1481 ГК РФ правовая охрана товарного знака действует в отношении товаров, указанных в свидетельстве.

Таким образом, исходя из приведенных правовых норм при разрешении спора о защите права на товарный знак против лица, использующего сходное до степени смешения фирменное наименование, подлежит также установлению, возможно ли введение потребителей в заблуждение.

При этом учитывается, какие виды деятельности осуществляет обладатель права на фирменное наименование, и распространяется ли правовая охрана товарного знака на соответствующие товары (работы, услуги).

Согласно пункту 1 статьи 1508 ГК РФ по заявлению лица, считающего используемый им товарный знак или используемое в качестве товарного знака обозначение общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, товарный знак, охраняемый на территории Российской Федерации на основании его государственной регистрации или в соответствии с международным договором Российской Федерации, либо обозначение, используемое в качестве товарного знака, но не имеющее правовой охраны на территории Российской Федерации, по решению федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности могут быть признаны общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, если этот товарный знак или это обозначение в результате интенсивного использования стали на указанную в заявлении дату широко известны в Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя.

Как отмечено в пункте 3 этой же статьи, правовая охрана общеизвестного товарного знака распространяется также на товары, неоднородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, если использование другим лицом этого товарного знака в отношении указанных товаров будет ассоциироваться у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак и может ущемить законные интересы такого обладателя.

Как усматривается из материалов дела, истцу принадлежит исключительное право на словесный товарный знак "МАССАНДРА" по свидетельству Российской Федерации N 270653, зарегистрированный 22.06.2004 с приоритетом от 17.09.2002 в отношении товаров 33-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) "алкогольные напитки (за исключением пива), а именно вина, бренди, водки, настойки, спиртные напитки, ликеры".

Федеральной службой по интеллектуальной собственности словесный товарный знак "МАССАНДРА" признан с 01.12.2016 общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком в отношении товара 33-го класса МКТУ "вина" (свидетельство Российской Федерации N 181). Правообладателем данного товарного знака также является истец.

Общество "ТД "Массандра" (ОГРН 1149102000915) зарегистрировано в качестве юридического лица на территории Российской Федерации 25.04.2014, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ.

В обоснование иска ФГУП "ПАО "Массандра" ссылалось на незаконное использование словесного обозначения "Массандра" в фирменном наименовании общества "ТД "Массандра", поскольку оно сходно до степени смешения с товарным знаком "МАССАНДРА" и используется без разрешения истца.

Как указано в исковом заявлении, требование истца от 26.02.2018 N 002-542 о прекращении использования словесного обозначения "МАССАНДРА" в фирменном наименовании общества "ТД "Массандра" ответчик добровольно не удовлетворил, оставив его без ответа.

Истец, полагая, что ответчик использует словесное обозначение "Массандра", сходное до степени смешения с товарным знаком "МАССАНДРА", правообладателем которого истец является, в фирменном наименовании общества "ТД "Массандра" для осуществления тех же видов деятельности, что и истец, обратился в суд с исковым заявлением.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не доказано ведение деятельности ответчиком в области выращивания винограда, производства вина из винограда, оптовой и розничной торговли алкогольными напитками, либо осуществление ответчиком аналогичных видов деятельности.

Суд первой инстанции указал в обжалуемом решении на то, что содержащиеся в выписке из ЕГРЮЛ в отношении ответчика сведения о дополнительных видах деятельности - производство вина из винограда (код 11.02), выращивание винограда (код 01.21), что совпадает с основным видом деятельности истца, не принимаются во внимание, поскольку надлежащих доказательств осуществления ответчиком данного вида хозяйственной деятельности в материалы дела не представлено. Также суд первой инстанции отметил отсутствие у ответчика соответствующих лицензий.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, повторно рассматривавший дело, выводы суда первой инстанции признал законными и обоснованными.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что истцом не представлены надлежащие доказательства фактического использования ответчиком сходных с товарным знаком истца обозначений в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе путем размещения товарного знака на товарах, этикетках, упаковках, в документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот при выполнении каких-либо работ и оказании услуг, в сети Интернет, а также иными способами, указанными в пункте 2 статьи 1484 ГК РФ, а также не доказано фактическое осуществление ответчиком деятельности в области выращивания винограда, производства вина из винограда, оптовой и розничной торговли либо осуществление аналогичных видов деятельности, что могло привести к нарушению прав истца. В связи с этим суд апелляционной инстанции признал верным вывод суда первой инстанции о необоснованности исковых требований о запрете использовать словесное обозначение "Массандра" в фирменном наименовании и взыскании компенсации.

Суд кассационной инстанции полагает, что указанные выводы, сделанные судами первой и апелляционной инстанций, нельзя признать законными и обоснованными, поскольку они сделаны с нарушением норм материального и процессуального права, а также не соответствуют имеющимся в деле доказательствам.

При исследовании вопроса о том, приводит ли осуществление деятельности ответчиком, обладающим сходным с товарным знаком истца фирменным наименованием, к введению потребителей в заблуждение, учитывается именно фактически осуществляемая ответчиком деятельность.

Согласно устоявшейся судебной практике (в частности, постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.12.2018 по делу N А51-23855/2017, определением Верховного Суда Российской Федерации от 07.05.2019 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации) при разрешении споров между юридическими лицами, обладающими сходными до степени смешения фирменными наименованиями, при отсутствии доказательств иного виды деятельности юридических лиц, отраженные в учредительных документах, считаются фактически осуществляемыми.

Данный подход подлежит применению и в спорах между обладателями прав на различные средства индивидуализации - в частности, в отношении лица, обладающего фирменным наименованием, тождественным или сходным до степени смешения с товарным знаком другого лица, у которого право на этот товарный знак возникло ранее.

В силу статьи 49 ГК РФ коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом (кредитных организаций, страховых организаций и обществ взаимного страхования, инвестиционных фондов), наделены общей правоспособностью и могут осуществлять любые виды предпринимательской деятельности, не запрещенные законом, в том случае, если в их учредительных документах не содержится исчерпывающий перечень видов деятельности, которыми они вправе заниматься.

Сведения о кодах ОКВЭД, то есть сведения о видах деятельности, которые юридическое лицо предполагает осуществлять, включаются в ЕГРЮЛ (подпункт "п" пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей").

ОКВЭД предназначен для классификации и кодирования видов экономической деятельности и информации о них. При этом он может использоваться, в том числе для определения основного и других фактически осуществляемых видов экономической деятельности хозяйствующих субъектов.

Согласно пункту 2 статьи 51 ГК РФ лицо, добросовестно полагающееся на данные ЕГРЮЛ, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам. Предполагается, что юридическое лицо может осуществлять или осуществляет указанные в выписке из ЕГРЮЛ виды деятельности, пока не доказано иное.

Таким образом, в отношении ответчика истец может приводить данные как о фактической деятельности ответчика, так и о деятельности, указанной в учредительных документах.

Истцом в материалы дела были представлены документально подтвержденные сведения о деятельности ответчика, декларируемой в ЕГРЮЛ.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Из материалов дела усматривается, что при рассмотрении спора ответчик не проявлял процессуальной активности в доказывании того, что названные виды деятельности им не осуществляются. Так, им не представлялись сведения налоговой и бухгалтерской отчетности, сведения об операциях по имеющимся счетам и другие доказательства, из которых суд первой инстанции смог бы сделать вывод о том, что эти виды деятельности ответчиком фактически не осуществляются либо осуществляются иные виды деятельности.

Кроме того, следует учитывать, что ФГУП "ПАО "Массандра" является правообладателем общеизвестного товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 181, в отношении которого, согласно пункту 3 статьи 1508 ГК РФ правовая охрана распространяется также на товары, неоднородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, если использование другим лицом этого товарного знака в отношении указанных товаров будет ассоциироваться у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак и может ущемить законные интересы такого обладателя.

Вместе с тем Суд по интеллектуальным правам не усматривает из содержания оспариваемых судебных актов, на основании каких положений действующего законодательства суды пришли к выводу об отсутствии нарушений исключительных прав со стороны ответчика также и в этой части. Выводы судов в данном случае в нарушение установленных частью 4 статьи 170 и частью 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации положений, определяющих требования к содержанию судебных актов, отсутствуют.

Принимая во внимание данные обстоятельства, суд кассационной инстанции полагает, что решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции приняты с нарушением норм материального и процессуального права, а выводы, содержащиеся в этих судебных актах в указанной части не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем данные судебные акты не могут быть признаны законными и в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства; дать надлежащую правовую оценку всем доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам, и, исходя из установленного, принять решение в соответствии с требованиями законодательства.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Крым от 12.03.2019 и постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019 по делу N А83-5573/2018 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Крым.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий B.В. Голофаев
Судья Н.Н. Погадаев
Судья C.П. Рогожин

Обзор документа


Винзавод "Массандра" проиграл дело о запрете торговому центру использовать в фирменном наименовании общеизвестное словесное обозначение "Массандра". Суды решили, что, если ответчик не выращивает виноград и не производит вино, он не нарушает исключительные права истца. Суд по интеллектуальным правам не согласился с этим и направил дело на пересмотр.

У ответчика в ЕГРЮЛ и учредительных документах отражены спорные виды деятельности, и пока он не докажет иное, считается, что он фактически этим и занимается. Однако ответчик не доказал, что он не производит вино. Суды также не учли, что общеизвестный товарный знак охраняется также в отношении товаров, неоднородных с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, поскольку потребители могут ассоциировать их с правообладателем.