Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 5 ноября 2019 г. № С01-1104/2019 по делу N А40-260864/2018 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные акты нижестоящих инстанций, которыми удовлетворено требование о взыскании задолженности по сублицензионному договору, поскольку судами нижестоящих инстанций правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований законодательства

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 5 ноября 2019 г. № С01-1104/2019 по делу N А40-260864/2018 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные акты нижестоящих инстанций, которыми удовлетворено требование о взыскании задолженности по сублицензионному договору, поскольку судами нижестоящих инстанций правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований законодательства

Резолютивная часть постановления объявлена 29 октября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 5 ноября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Четвертаковой Е.С.,

судей Лапшиной И.В., Рогожина С.П.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Оптима Трейд" (Быковское ш., 37/3, оф. 1, рабочий поселок Малаховка, Люберецкий район, Московская область, 140033, ОГРН 1135027014880) на решение Арбитражного суда города Москвы от 09.01.2019 по делу N А40-260864/2018 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2019 по тому же делу

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "МедБизнесКонсалтинг" (Пресненская наб., д. 12, эт/ком 28/7, Москва, ОГРН 1077762132282) к обществу с ограниченной ответственностью "Оптима Трейд" о взыскании задолженности по сублицензионному договору.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "МедБизнесКонсалтинг" - Дикий А.А. (по доверенности от 23.07.2018 N 25/2018);

от общества с ограниченной ответственностью "Оптима Трейд" - Макаревич К.Г. (по доверенности от 17.10.2019 N 3/19).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "МедБизнесКонсалтинг" (далее - истец, общество "МБК") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Оптима Трейд" (далее - ответчик, общество "Оптима Трейд") о взыскании задолженности по сублицензионному договору от 29.10.2014 N 101014/ДР за период май-июль 2018 года в размере 205 745 рублей 21 копейку, неустойки за период с 24.08.2018 по 19.10.2018 в размере 57 608 рублей 66 копеек, продолжении начисления неустойки на сумму основного долга с 20.10.2018 по дату фактической оплаты задолженности из расчета 0,5% за каждый день просрочки, а также расходов по уплате государственной пошлины в размере 8 267 рублей.

Дело рассмотрено в порядке упрощенного производства по правилам, установленным главой 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 09.01.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2019, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с вынесенными по делу судебными актами, общество "Оптима Трейд" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что судами неверно определен вид договора, регулирующего отношения между истцом и ответчиком, ненадлежащим образом проанализированы его условия, что выразилось в ошибочной правовой квалификации спорных отношениях между сторонами в качестве отношений по предоставлению права использования объекта интеллектуальной собственности, как следствие судами неверно установлена правовая природа заявленных ко взысканию денежных средств и не применены нормы, регулирующие договорные отношения по возмездному оказанию услуг.

По мнению заявителя кассационной жалобы, заключенный ним и истцом договор является смешанным, в связи с чем взыскиваемые истцом денежные средства в качестве причитающегося, но не выплаченного ему ответчиком лицензионного вознаграждения за право использования комплекса исключительных прав, не являются указанным лицензионным вознаграждением, а представляют собой плату за оказываемые истцом для ответчика рекламные и маркетинговые услуги по продвижению франчайзинговой сети центров молекулярной диагностики CDM.

Как утверждает заявитель кассационной жалобы, данное дополнительное вознаграждение обладает отличной от установленного за пользование товарным знаком роялти правовой и экономической природой. При этом, с точки зрения ответчика, обязанность по уплате лицензионного вознаграждения за право использования товарного знака им исполнена, тогда как обязанность по выплате истцу взыскиваемых денежных средств у него не возникла ввиду непредставления истцом доказательств оказания ответчику услуг по рекламе и продвижению, иных затрат по исполнению сублицензионного договора за период с 01.05.2018 по 31.07.2018. С учетом изложенного свои действия заявитель кассационной жалобы квалифицирует как правомерный и обоснованный отказ от приема и оплаты неоказанных услуг.

Заявитель кассационной жалобы также считает, что судами неправомерно не учтены следующие подтвержденные доказательствами, имеющимися в материалах дела, обстоятельства: установление в дополнительном соглашение сторонами отдельного дополнительного вознаграждения; ежемесячное выставление истцом ответчику не единых, а различных актов и счетов с различными платежами; указание истцом в актах, на которые истец ссылается в обоснование заявленных требований, "услуг"; отсутствие в сублицензионном договоре и дополнительном соглашении к нему пунктов 2.1.1.4, 2.1.1.5, 2.1.1.7, к которым отсылает пункт 3.2 договора в редакции пункта 5 дополнительного соглашения от 01.04.2017; отсутствие в материалах дела доказательств оказания истцом услуг, за которые он требует оплату от ответчика; отсутствие доказательств того, что "Правила использования товарного знака CDM" являются ноу-хау истца, а также отсутствие доказательств, которые бы указывали на возникновения исключительного права на ноу-хау первоначально именно у истца.

Наряду с этим общество "Оптима Трейд" обращает внимание суда кассационной инстанции на то, что тексты обжалуемых судебных актов не содержат дат актов N 1337, N 1630, N 1940, а указанные в актах суммы - сведений о проверке судами расчета истца и обоснованности размера взыскиваемых основного долга и финансовых санкций за указанный истцом период.

Истец направил в материалы дела отзыв на кассационную жалобу, в котором настаивал на законности и обоснованности обжалуемых судебных актов и просил оставить их без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

По мнению общества "МБК", судами нижестоящих инстанций всем содержащимся в кассационной жалобе доводам была дана надлежащая оценка, принятые по делу судебные акты являются законными и обоснованными, а доводы заявителя кассационной жалобы опровергаются представленными в материалы дела письменными доказательствами и установленными по делу фактическими обстоятельствами и направлены на переоценку исследованных судами первой и апелляционной инстанций доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

В судебном заседании представитель общества "Оптима Трейд" поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, просил отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска.

Представитель общества "МБК" выступил по доводам, изложенным в отзыве, просил отказать в удовлетворении кассационной жалобы, оставив без изменения обжалуемые судебные акты.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу общества "Оптима Трейд", проверив в порядке статей 284, 286 и 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2019 N 26 "О некоторых вопросах применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в связи с введением в действие Федерального закона от 28 ноября 2018 года N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемого судебного акта, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, между обществом "МБК" (лицензиат) и обществом "Оптима Трейд" (сублицензиат) был заключен сублицензионный договор о предоставлении права использования товарного знака CDM от 29.10.2014 N 101014/ДР (далее - договор), в соответствии с которым истец предоставил ответчику неисключительное право использования товарного знака CDM (свидетельство на зарегистрированный в Роспатенте товарный знак N 491874) на условиях договора на территории помещения, находящегося по адресу: Московская область, г. Люберцы, поселок Вуги, д. 18 (свидетельство о регистрации договора о предоставлении права использования в Роспатенте от 25.02.2015 N РД0168053).

Кроме того, между лицензиатом и сублицензиатом без возражений и замечаний было заключено дополнительное соглашение от 01.04.2017 к договору, по условиям которого стороны согласовали внесение изменений в пункт 3.2 договора в части дополнения обязанности сублицензиата выплачивать лицензиату дополнительное лицензионное вознаграждение (помимо лицензионного вознаграждения, указанного в пункте 3.1 договора) в размере 3,5% от дохода сублицензиата начиная с даты подписания дополнительного соглашения и до окончания срока действия договора.

Дополнительное лицензионное вознаграждение установлено за право использования комплекса исключительных прав по договору (включая право на товарный знак, ноу-хау лицензиата (Правила), и за иные условия договора).

В соответствии с положениями раздела 5 дополнительного соглашения выплата дополнительного роялти осуществляется в порядке, аналогичном порядку выплаты роялти, указанному в пункте 3.1 договора.

Положениями пункта 3.1 договора и раздела 5 дополнительного соглашения установлена обязанность сублицензиата выплачивать лицензиату и лицензионное вознаграждение (роялти) и дополнительное лицензионное вознаграждение в течение срока действия договора.

На основании пункта 3.1. договора сублицензиат обязан в течение срока действия договора выплачивать лицензиату лицензионное вознаграждение (роялти) в размере 4,5% от дохода (менее 1 300 000 рублей), полученного сублицензиатом в результате использования товарного знака.

В соответствии с разделом 5 дополнительного соглашения сублицензиат должен выплачивать лицензиату дополнительное лицензионное вознаграждение в размере 3,5% от дохода сублицензиата (помимо лицензионного вознаграждения, указанного в пункте 3.1. договора).

Согласно отчетам об объеме дохода, полученного сублицензиатом в отчетных периодах с мая по июль 2018 года, доход ответчика за указанный период составил 2 571 815 рублей.

По условиями пункта 3.3. договора и раздела 5 дополнительного соглашения вознаграждение лицензиата за отчетный период должно быть выплачено сублицензиатом в течение 3-х банковских дней с даты выставления лицензиатом счета на оплату и предоставления акта об оказанных услугах.

Судебная коллегия принимает во внимание, что материалами дела подтверждается и ответчиком в кассационной жалобе не оспаривается, что указанный договор является действующим и недействительным в установленном законом порядке признан не был.

В соответствии с расчетом истца задолженность ответчика по выплате истцу лицензионного вознаграждения и дополнительного лицензионного вознаграждения за период с мая по июль 2018 года составила 205 745 рублей 21 копейку.

Направленная истцом в адрес ответчика претензия от 20.08.2018 N 348 с требованием погасить вышеуказанную задолженность по выплате вознаграждения в срок до 27.08.2018 была оставлена без ответа.

Изложенное явилось основанием для обращения общества "МБК" в Арбитражный суд города Москвы с исковыми требованиями о взыскании задолженности по уплате лицензионного вознаграждения в размере 205 745 рублей 21 копейку, пени за период с 24.08.2018 по 19.10.2018 в размере 57 608 рублей 66 копеек с последующим начислением на основании пункта 6.4 договора с 20.10.2018 по дату фактической оплаты задолженности исходя из расчета 0,5% от суммы задолженности за каждый день просрочки.

Суд первой инстанции, рассмотрев дело в порядке упрощенного производства, удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами и расчетом суда первой инстанции, дополнительно отметив соблюдение истцом обязательного для данного категории споров досудебного порядка урегулирования спора, а также указав, что расчет неустойки соответствует положениям статьи 330 ГК РФ, положениям пункта 65 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - Постановление Пленума N 7), поскольку произведен с учетом установленной судом просрочки оплаты вознаграждения со стороны ответчика и представленных в материалы дело доказательств.

Как установлено в постановлении суда апелляционной инстанции, ответчик направлял в адрес истца подписанные отчеты о доходах сублицензиата, на основании которых истец рассчитывал и выставлял как основное лицензионное вознаграждение, так и дополнительное лицензионное вознаграждение.

Судебная коллегия полагает правильными выводы суда апелляционной инстанции о том, что правовая природа указанного вознаграждения квалифицирована как плата за использование ответчиком товарного знака CDM, ноу-хау, которым ответчик пользуется с 2013 года, а не как настаивает ответчик - услугами за рекламу и не требует предоставления истцом документального подтверждения несения расходов на оказание услуг.

Отклоняя довод ответчика о необходимости применения положений статьи 333 ГК РФ о снижении размера неустойки, суд апелляционной инстанции обоснованно руководствовался положениями пункта 1 статьи 333 ГК РФ, пункта 72 Постановления Пленума N 7 и статей 8, 9, 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также принял во внимание фактическое процессуальное поведение ответчика.

Суд по интеллектуальным правам обращает внимание на то, что изложенные в кассационной жалобе доводы повторяют ранее заявленные в апелляционной жалобе возражения, которые являлись предметом рассмотрения и были отклонены судом апелляционной инстанции. В частности, в обжалуемом постановлении верно указано на то, что утверждение заявителя кассационной жалобы об отсутствии в деле доказательств направления в его адрес актов N 1337, N 1630, N 1943, опровергается имеющимся в материалах дела актом приема-передачи документов от 20.08.2018, из которого следует, что 21.08.2018 указанные документы были получены на руки ответчиком, а кроме того эти же документы были дополнительно направлены ценным письмом с описью вложения (почтовый идентификатор 12310026025723) по адресу ответчика, внесенному в ЕГРЮЛ. На основании сведений, размещенных на официальном сайте ФГУП "Почта России", судом апелляционной инстанции установлено, что 24.09.2018 данное письмо отправлено обратно истцу ввиду истечения срока хранения.

Суд кассационной инстанции отмечает, что помимо указанных выше примененных для разрешения настоящего спора нормативных правовых актов, при принятии обжалуемых судебных актов суды первой апелляционной инстанций руководствовались положениями статей 165.1, 309, 310, 421, 1030, 1225, 1235, 1238, 1235 ГК РФ, статьями 71, 121, 176, 229, 262, 268, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также приняли во внимание правовые позиции, изложенные в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах", в действующем на момент принятия решения суда первой инстанции совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.04.2017 N 10 "О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об упрощенном производстве".

Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов нижестоящих инстанций и полагает, что они соответствуют закону и основаны на всестороннем и полном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Как указывалось выше, настоящее дело рассмотрено в порядке упрощенного производства на основании главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно абзацу второму части 4 статьи 229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение арбитражного суда первой инстанции, вынесенное по результатам рассмотрения дела в порядке упрощенного производства, и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по данному делу, могут быть обжалованы в арбитражный суд кассационной инстанции в арбитражный суд кассационной инстанции по основаниям, предусмотренным частью 3 статьи 288.2 настоящего Кодекса.

Согласно части 1 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу решения арбитражного суда первой инстанции и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, могут быть обжалованы в порядке кассационного производства по правилам, предусмотренным главой 35 названного Кодекса, с учетом особенностей, установленных настоящей статьей.

Как следует из части 3 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, основаниями для пересмотра в порядке кассационного производства решений и постановлений, принятых по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таким образом, суд кассационной инстанции по делам данной категории уполномочен осуществлять пересмотр судебных актов нижестоящих судов на предмет наличия существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В отношении довода заявителя кассационной жалобы о наличии такого безусловного основания для отмены обжалуемых судебных актов, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятие судом апелляционной инстанции постановления о правах и об обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, а именно федерального бюджетного учреждения науки Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии Роспотребнадзора (далее - ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора), Суд по интеллектуальным правам отмечает следующее.

Часть 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации содержит перечень безусловных оснований для отмены решения, постановления арбитражного суда, а именно: рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе; рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания; нарушение правил о языке при рассмотрении дела; принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; неподписание решения, постановления судьей или одним из судей либо подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении, постановлении; отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в статье 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения, постановления.

В рассматриваемом случае анализ содержания обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции не свидетельствует о том, что в его мотивировочной либо резолютивной частях содержаться какие-либо выводы о правах и обязанностях ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора. Тот факт, что названным учреждением были утверждены правила использования товарного знака CMD и суд проверочной инстанции констатировал это в обжалуемом постановлении, само по себе не означает, что судебным актом затронуты его права и обязанности.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что по смыслу части 1 статьи 4 и части 2 статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правомочие обращаться в арбитражный суд (в том числе с кассационной жалобой) за защитой своих нарушенных прав и законных интересов может осуществляться только тем лицом, право которого непосредственно нарушено. Исключения из этого правила могут устанавливаться только Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами.

Сведений о том, что общество "Оптима Трейд" наделено правами обращаться за защитой прав и интересов ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора суду кассационной инстанции не представлено, а само названное учреждение с соответствующей кассационной жалобой в порядке, предусмотренном статьей 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не обращалось.

Изложенное само по себе свидетельствует об отсутствии у суда кассационной инстанции правовых оснований для признания обоснованным довода общества "Оптима Трейд" и для отмены обжалуемого постановления по пункту 4 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Утверждение заявителя кассационной жалобы о том, что правообладателем исключительного права на ноу-хау "Правила использования товарного знака CDM" является ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора, а не истец по настоящему делу, вопреки положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не подтверждено надлежащими доказательствами, а кроме того, опровергается представленными в материалы дела письменными документами.

Судебная коллегия также обращает внимание на противоречивость позиции заявителя кассационной жалобы, выражающейся в одновременном признании правил использования товарного знака, переданного ответчику по договору, как являющимися, так и не являющимися секретом производства.

Рассмотрев довод заявителя кассационной жалобы относительно наличия безусловного основания для отмены обжалуемых судебных актов и признав его необоснованным, Суд по интеллектуальным правам считает возможным перейти к анализу в рамках своих полномочий иных доводов, содержащихся в кассационной жалобе, которые могли бы свидетельствовать о наличии существенного нарушения обжалуемыми судебными актами норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

По смыслу положений статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В силу статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

На основании пункта 3 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Суд на основании статьи 431 ГК РФ устанавливает действительную волю сторон исходя из положений подписанного сторонами договора, иных доказательств по делу, принимая во внимание практику, сложившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Согласно общеправовому принципу каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Согласно пункту 1 статьи 1027 ГК РФ по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).

К договору коммерческой концессии соответственно применяются правила раздела VII настоящего Кодекса о лицензионном договоре, если это не противоречит положениям настоящей главы и существу договора коммерческой концессии (пункт 4 статьи 1027 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 5 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

Согласно статье 1030 ГК РФ вознаграждение по договору коммерческой концессии может выплачиваться пользователем правообладателю в форме фиксированных разовых и (или) периодических платежей, отчислений от выручки, наценки на оптовую цену товаров, передаваемых правообладателем для перепродажи, или в иной форме, предусмотренной договором.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что судами первой и апелляционной инстанций верно определен круг обстоятельств, подлежащих установлению и имеющих существенное значение для разрешения спора; правильно применены законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

По мнению судебной коллегии, доводы заявителя кассационной жалобы основаны на неверном понимании вышеприведенных норм материального права. Судами нижестоящих инстанций правильно установлено и подтверждается материалами дела, что по условиям договора именно ответчик как сублицензиат обязан уплачивать оспариваемое им дополнительное лицензионное вознаграждение истцу.

Как верно установлено судами и следует из положений пункта 3.2 договора и раздела 5 дополнительного соглашения, обязанность по уплате спорной суммы установлена за предоставление истцом ответчику права использования комплекса исключительных прав (включая право на товарный знак, ноу-хау лицензиата (правила), и за иные условия договора).

Из материалов дела не усматривается, что ответчик заявлял о том, что перечисленные выше объекты интеллектуальной собственности ему не предоставлялись либо что со стороны истца были учинены какие-либо препятствия в реализации предоставленных ответчику по договору прав в отношении указанных объектов.

Суд кассационной инстанции отмечает, что перечисленные доводы были проверены судом апелляционной инстанции и им была дана надлежащая правовая оценка.

Судебная коллегия полагает, что заявитель кассационной жалобы выражает несогласие с отказом судов квалифицировать сложившиеся между ним и истцом отношения, регулируемые договором в редакции дополнительного соглашения, в качестве договора возмездного оказания услуг, поскольку он настаивает на применении судами при разрешении настоящего дела положений статей 1, 307, 431, 779-783 ГК РФ, а также разъяснений, содержащихся в пункте 43 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора".

Между тем суд кассационной инстанции отмечает, что на стадии апелляционного обжалования данный довод был также рассмотрен и обоснованно отклонен.

Таким образом, доводы заявителя кассационной жалобы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и направлены на переоценку доказательств и установление фактических обстоятельств дела, отличных от установленных судами первой и апелляционной инстанций, что в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что доводы общества "Оптима Трейд", изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводы судов, не подтверждают существенных нарушений норм материального и (или) процессуального права и не могут служить основанием для отмены обжалуемых актов.

При рассмотрении настоящего спора судами нижестоящих инстанций правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований законодательства.

Судебная коллегия также принимает во внимание постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, в котором сформулирована правовая позиция о том, что из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Аналогичные правила подлежат применению и к постановлению суда апелляционной инстанции.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судом апелляционной инстанций обстоятельств, что, как указывалось выше, не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288.2, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 09.01.2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2019 по делу N А40-260864/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Оптима Трейд" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Е.С. Четвертакова
Судьи И.В. Лапшина
    С.П. Рогожин

Обзор документа


Стороны заключили сублицензионный договор о передаче исключительных прав на товарный знак и ноу-хау лицензиата. Сублицензиат выплатил вознаграждение только за товарный знак. Он посчитал, что ноу-хау не является секретом производства, а договор носит смешанный характер и включает в себя отношения по оказанию маркетинговых и рекламных услуг, которые истец не оказывал. Суды не согласились с ним и взыскали долг. Суд по интеллектуальным правам оставил в силе судебные решения.

Лицензиат обязан уплатить спорную сумму, поскольку предоставление прав на товарный знак и ноу-хау не считается рекламной услугой и не требует, чтобы лицензиар документально подтвердил соответствующие расходы.