Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 1 ноября 2019 г. N С01-167/2019 по делу N СИП-380/2018 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны промышленному образцу, поскольку вывод Роспатента о его несоответствии условию патентоспособности "оригинальность" в ходе судебного разбирательства не подтвержден, оснований для отмены ранее принятого судебного решения нет

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 1 ноября 2019 г. N С01-167/2019 по делу N СИП-380/2018 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны промышленному образцу, поскольку вывод Роспатента о его несоответствии условию патентоспособности "оригинальность" в ходе судебного разбирательства не подтвержден, оснований для отмены ранее принятого судебного решения нет

Резолютивная часть постановления объявлена 28 октября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 1 ноября 2019 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Химичева В.А., Рассомагиной Н.Л.;

судьи-докладчика Лапшиной И.В. -

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) на решение Суда по интеллектуальным правам от 04.07.2019 по делу N СИП-380/2018

по заявлению Колодяжного Алексея Валерьевича (г. Харьков, Украина) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 12.03.2018, принятого по результатам рассмотрения возражения от 02.03.2017 о признании патента Российской Федерации N 101055 на промышленный образец недействительным.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена индивидуальный предприниматель Орехова Резеда Агзамовна (г. Липецк, ОГРНИП 304482227200041).

В судебном заседании приняли участие представители:

от Колодяжного Алексея Валерьевича - Карабекян Р.Г. (по доверенности от 24.10.2017 N 31АБ 1165325);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Старцева Д.Б. (по доверенности от 26.04.2019 N 01/32-362/41);

от индивидуального предпринимателя Ореховой Резеды Агзамовны - Заворотный В.Б. (по доверенности от 10.09.2019).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

Колодяжный Алексей Валерьевич (далее - заявитель) обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 12.03.2018, принятого по результатам рассмотрения возражения от 02.03.2017 о признании патента Российской Федерации N 101055 на промышленный образец недействительным.

В порядке статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена индивидуальный предприниматель Орехова Резеда Агзамовна.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 11.12.2018 исковые требования удовлетворены: оспариваемое решение Роспатента от 12.03.2018 признано недействительным как не соответствующее пункту 3 статьи 1352 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ); на Роспатент возложена обязанность восстановить правовую охрану промышленного образца по патенту Российской Федерации N 101055.

Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 19.04.2019 решение суда первой инстанции от 11.12.2018 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

При новом рассмотрении дела решением Суда по интеллектуальным правам от 04.07.2019 требования Колодяжного Алексея Валерьевича удовлетворены, решение Роспатента от 12.03.2018, принятое по результатам рассмотрения поступившего 02.03.2017 возражения против предоставления правовой охраны промышленному образцу по патенту Российской Федерации N 101055, признано недействительным как не соответствующее пункту 3 статьи 1352 ГК РФ, на Роспатент возложена обязанность повторно рассмотреть поступившее 02.03.2017 возражение индивидуального предпринимателя Ореховой Резеды Агзамовны против предоставления правовой охраны промышленному образцу по патенту Российской Федерации N 101055.

Не согласившись с решением суда первой инстанции от 04.07.2019, Роспатент обратился в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой со ссылкой на неправильное применение судом норм материального права, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, просит его отменить, направить дело на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

В кассационной жалобе Роспатент указывает, что выводы суда первой инстанции об отсутствии в оспариваемом решении административного органа мотивов о нюансности отличительных особенностей спорного промышленного образца, опровергаются материалами дела.

По мнению Роспатента, в оспариваемом решении им был сделан вывод о том, что выявленные отличия между сравниваемыми решениями внешнего вида изделия по патентам Российской Федерации N 101055 и N 97600 являются незначительными при общем визуальном восприятии внешнего вида изделия, а также являются несущественными, в связи с чем не формируется новый зрительный образ изделия. При таких обстоятельствах признание Роспатентом отличительных особенностей нюансными послужило основанием для вывода о несоответствии спорного промышленного образца по патенту Российской Федерации N 101055 условию патентоспособности "оригинальность". Между тем данные обстоятельства судом первой инстанции учтены не были.

Кроме того, Роспатент не соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии в оспариваемом решении Роспатента мотивированной оценки доводов заявителя о том, что именно совокупность заявленных им признаков ("в частности, выполнение рычагов в части изделия, расположенной между осью и полусферами, с контрастно выделяющимися темными участками; особое граненое оформление внутренних частей полусфер и рукояток и особое анатомическое исполнение внешних сторон рукояток") образует иное зрительное впечатление.

В связи с этим Роспатент полагает решение суда первой инстанции незаконным и необоснованным и просит его отменить.

Отзыв на кассационную жалобу в порядке статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Колодяжный А.В. не представил.

Индивидуальный предприниматель Орехова Р.А. представила в суд кассационной инстанции отзыв, подписанный представителем истца Заворотным В.Б. Между тем, как следует из доверенности от 10.09.2019, у указанного представителя отсутствуют полномочия на подписание отзыва на кассационную жалобу, предусмотренного частью 3 статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем президиум Суда по интеллектуальным правам отказал в его приобщении к материалам дела.

В судебное заседание президиума Суда по интеллектуальным правам явились представители лиц, участвующих в деле.

В судебном заседании представитель Роспатента настаивал на удовлетворении кассационной жалобы.

Представитель заявителя возражал против ее удовлетворения, считал, что оснований для отмены обжалуемого судебного акта не имеется.

Представитель третьего лица поддержал доводы кассационной жалобы, просил решение суда первой инстанции отменить.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены обжалуемого судебного акта, предусмотренных частью 4 статьи 288 названного Кодекса.

Как установлено судом и следует из материалов дела, патент Российской Федерации N 101055 на промышленный образец "Снежколеп с подсветкой" (классификационные рубрики Международной классификации промышленных образцов - 21-03, 21-01) был выдан по заявке N 2016500213 с приоритетом от 26.01.2016 на имя Колодяжного Алексея Валерьевича.

Промышленному образцу по названному патенту предоставлена правовая охрана в объеме следующих изображений изделия:

.

В Роспатент 02.03.2017 поступило возражение предпринимателя Ореховой Р.А. против предоставления правовой охраны патенту Российской Федерации N 101055, мотивированное несоответствием промышленного образца, охраняемого спорным патентом, условиям патентоспособности "новизна" и "оригинальность" (пункты 2, 3 статьи 1352 ГК РФ), а также требованиям пункта 5 статьи 1352 Кодекса (способность введения в заблуждение потребителя изделия в отношении производителя изделия).

В подтверждение данных доводов Ореховой Р.А. к возражению были приложены следующие документы:

патент Российской Федерации N 97600 на промышленный образец, опубликованный 16.03.2016;

свидетельство Российской Федерации N 578220 на товарный знак "Снежкодел";

свидетельство Российской Федерации N 584247 на товарный знак "Снежколеп".

По результатам рассмотрения указанного возражения Роспатентом принято решение от 12.03.2018 о его удовлетворении и о признании недействительным патента Российской Федерации на промышленный образец N 101055 ввиду его несоответствия критерию патентоспособности "оригинальность".

Решение Роспатента мотивировано тем, что из противопоставленного патента Российской Федерации N 97600 известно решение внешнего вида изделия того же назначения, что и промышленный образец по спорному патенту, производящее на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит спорный промышленный образец.

При принятии оспариваемого решения Роспатент исходил из того, что существенными признаками изделия по спорному патенту являются состав корпуса из двух композиционных элементов; выполнение указанных элементов в виде изогнутых направляющих, один конец которых выполнен в виде полой полусферы, а другой - в виде рукоятки; наличие на рукоятке около полусферы отверстия; выполнение направляющих перекрещенными и соединенными элементом в виде заклепки; выполнение рукояток с внутренними ребрами жесткости.

Иные характеристики спорного промышленного образца признаны Роспатентом незначительными при общем визуальном восприятии внешнего вида изделия.

В связи с изложенным Роспатент пришел к выводу о несоответствии промышленного образца по спорному патенту условию патентоспособности "оригинальность".

Доводы Ореховой Р.А. о несоответствии спорного промышленного образца условию патентоспособности "новизна" и требованиям подпункта 2 пункта 5 статьи 1352 ГК РФ Роспатентом были отклонены, они не были положены в основу решения о признании патента Российской Федерации N 101055 недействительным.

Не согласившись с указанным решением Роспатента, Колодяжный А.В. обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании этого решения недействительным.

Удовлетворяя заявленные требования при первом рассмотрении дела, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 198, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 1398, 1352 ГК РФ, исходил из того, что промышленный образец по спорному патенту имеет отсутствующие у противопоставленного аналога признаки, совокупность которых влияет на эстетические и эргономические особенности изделия, в том числе и при его использовании, что свидетельствует об ином общем зрительном впечатлении по сравнению с аналогом.

Вывод Роспатента об отсутствии у спорного патента признака "оригинальность" признан судом несостоятельным.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, отменяя решение суда первой инстанции и направляя дело на новое рассмотрение, исходил из того, что предметом оценки суда являлось конкретное изделие, в котором воплощено спорное решение внешнего вида изделия; между тем первичным для определения объема правовой охраны спорного промышленного образца является именно изображение изделия, отраженное в патенте, при этом перечень существенных признаков не может иметь самостоятельного значения без изображения изделия. Однако суд первой инстанции выявил совокупность существенных признаков спорного промышленного образца, исключительно осмотрев изделие "в натуре", что является недопустимым.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что оспариваемое решение Роспатента является немотивированными, поскольку административный орган ограничился общим выводом о том, что указанные патентообладателем признаки промышленного образца, влияющие, по его мнению, на общее зрительное впечатление, являются недостаточными для подтверждения наличия у этого образца признака патентоспособности "оригинальность".

Суд первой инстанции установил, что Роспатентом не было принято во внимание то, что совокупность нюансных признаков может принимать участие в формировании внешнего вида изделия, даже если каждый из таких признаков в отдельности не оставляет иного зрительного впечатления.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о наличии у Роспатента полномочий по рассмотрению возражения Ореховой Р.А. против выдачи спорного патента и по принятию решения по результатам рассмотрения такого возражения.

Кроме того, не оспаривается и вывод суда первой инстанции о праве Ореховой Р.А. на подачу возражения, послужившего основанием для принятия Роспатентом оспариваемого в рамках настоящего дела решения.

Не оспариваются также выводы суда в части отсутствия между участвующими в деле лицами спора по вопросам соответствия спорного промышленного образца критерию патентоспособности "новизна" и требованиям подпункта 2 пункта 5 статьи 1352 ГК РФ.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в отношении вышеназванных выводов суда первой инстанции не проверяется.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, а также соответствие выводов, содержащихся в судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам, пришел к следующим выводам.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец может быть в течение срока его действия признан недействительным полностью или частично, в том числе в случае несоответствия изобретения, полезной модели или промышленного образца условиям патентоспособности, установленным Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1352 ГК РФ в качестве промышленного образца охраняется решение внешнего вида изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства.

Промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если по своим существенным признакам он является новым и оригинальным.

К существенным признакам промышленного образца относятся признаки, определяющие эстетические особенности внешнего вида изделия, в частности, форма, конфигурация, орнамент, сочетание цветов, линий, контуры изделия, текстура или фактура материала изделия.

Согласно пункту 3 статьи 1352 ГК РФ промышленный образец является оригинальным, если его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия, в частности, если из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца, неизвестно решение внешнего вида изделия сходного назначения, производящее на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит промышленный образец, нашедший отражение на изображениях внешнего вида изделия.

Перечень существенных признаков необходимо оценивать исходя из того, как они проявляются на изображении изделия, то есть, учитывая общее зрительное впечатление.

Как отмечено в пункте 1.2 Рекомендаций по вопросам экспертизы заявок на промышленные образцы, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.03.2009 N 48 (далее - Рекомендации), необходимым условием отнесения признака промышленного образца к существенным является признание его признаком, определяющим эстетические и (или) эргономические особенности внешнего вида изделия.

При этом эргономические особенности промышленного образца не могут быть учтены при проверке его патентоспособности, поскольку редакцией ГК РФ, действующей на дату подачи заявки на спорный промышленный образец, эргономические особенности к существенным признакам промышленного образца не отнесены.

Таким образом, выявление существенных признаков промышленного образца подразумевает прежде всего выявление эстетических особенностей, присущих внешнему виду изделия, представленного на изображениях, и оценку роли признаков в формировании этих эстетических особенностей.

К эстетическим особенностям внешнего вида изделия могут быть отнесены, в частности художественно-информационная выразительность; рациональность формы, целостность композиции.

Существенность каждого отдельного признака внешнего вида изделия определяется его "ролью" в композиции внешнего вида изделия и определяется в результате анализа внешнего вида изделия, представленного на изображениях.

При оценке учитывается степень влияния признака на эстетические особенности внешнего вида изделия в целом по сравнению с влиянием других признаков на те же эстетические особенности.

При анализе существенности признаков целесообразно принимать во внимание вид изделия, к которому относится промышленный образец, то, является оно объемным или плоскостным.

В случае объемных изделий промышленного дизайна, как правило, роль существенных признаков выполняют признаки, характеризующие формообразование, состав, взаимное расположение и пластическое решение элементов изделия. Признаки же, характеризующие орнаментальную, колористическую, фактурную проработки внешнего вида изделия, могут относиться как к существенным, так и к несущественным признакам.

При определении существенности признаки могут быть разделены на существенные и несущественные по степени их влияния на формирование общего зрительного впечатления, оставляемого внешним видом изделия, по принадлежности их к доминантным либо нюансным признакам.

Доминантными являются господствующие признаки; это элементы внешнего вида, явно выделяющиеся из признаков, образующих композицию, своим размером, формой, конфигурацией, образностью, тоном, цветом и другими свойствами.

Существенные признаки промышленного образца, как правило, являются доминантными и поэтому оставляют зрительное впечатление.

К нюансным признакам относятся признаки, недостаточно выразительные, зрительно мало различимые. Мысленное исключение или включение этих признаков в совокупность признаков внешнего вида изделия не приводит к изменению зрительного впечатления, оставляемого изделием, поэтому, как правило, они признаются несущественными.

При этом необходимо иметь в виду, что доминирование признака, так же как и его существенность, не носят абсолютного характера.

Возможна ситуация, при которой в формировании внешнего вида изделия принимают участие нюансные признаки, каждый из которых в отдельности не оставляет зрительного впечатления, однако все вместе они, в совокупности, создают иное зрительное впечатление, нежели оставляет изделие, лишенное этих признаков (эффект перехода количества в качество). В этом случае каждый признак в отдельности может быть признан несущественным, а группа (совокупность) этих признаков - существенным признаком.

Проверка оригинальности проводится в порядке, установленном положениями пункта 22.5.5 Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на промышленный образец и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на промышленный образец, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 N 325 (далее - Административный регламент).

Как указано в подпункте 2.1 пункта 22.5.5 Административного регламента, существенные признаки, характеризующие проверяемый промышленный образец, не признаются обусловленными творческими характером особенностей изделия, в частности, в случаях, если совокупность существенных признаков проверяемого промышленного образца, нашедшая отражение на изображениях изделия, имеет сходство до степени смешения с совокупностью признаков внешнего вида изделия того же или однородного назначения - ближайшего аналога, соответствующего требованиям пункта 9.9.4.2 указанного Регламента (эффект имитации внешнего вида известного изделия).

При оценке сходства до степени смешения принимается во внимание информация об известных решениях, определяющих внешний вид изделий данного и однородного назначения (об аналоговом ряде), и учитываются ограничения возможностей дизайнеров по разработке решения внешнего вида изделия данного назначения, связанные, в частности, с функциональными особенностями изделия (учет степени свободы дизайнера).

Согласно подпункту 1 пункта 9.9.4.4.1 Административного регламента существенные признаки внешнего вида изделия оставляют зрительные впечатления. К несущественным признакам относятся такие признаки внешнего вида изделия, исключение которых из композиции промышленного образца не изменяет зрительного впечатления.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, в оспариваемом решении Роспатент пришел к выводу о том, что существенными (доминантными) признаками изделия по спорному патенту являются состав корпуса из двух композиционных элементов; выполнение указанных элементов в виде изогнутых направляющих, один конец которых выполнен в виде полой полусферы, а другой - в виде рукоятки; наличие на рукоятке около полусферы отверстия; выполнение направляющих перекрещенными и соединенными элементом в виде заклепки; выполнение рукояток с внутренними ребрами жесткости (абзац четвертый страницы 11 оспариваемого решения).

Кроме того, в качестве иных характеристик промышленного образца, определяющих внешний вид изделия, Роспатент выделил следующие: проработка концов рукояток и внутренней поверхности полусфер; наличие элементов подсветки в рукоятках; прозрачность; надпись на рукоятках; колористическое решение (абзац пятый страницы 11 и абзацы первый и второй страницы 12 решения).

Указанные признаки Роспатент признал незначительными, поскольку "выявленные отличия не участвуют в создании иного общего зрительного образа, отличного от зрительного образа, производимого изображением снежколепа по патентному документу [1], так как общие впечатления от сравниваемых изделий совпадают" (последний абзац страницы 11 и абзац первый страницы 12 решения Роспатента).

При таких обстоятельствах Роспатент пришел к выводу о том, что указанные патентообладателем признаки промышленного образца, влияющие на общее зрительное впечатление, являются недостаточными для вывода о соответствии спорного патента признаку патентоспособности "оригинальность".

В ходе рассмотрения дела суд первой инстанции установил, что в решении Роспатента отсутствует анализ материалов административного дела, в которых содержится позиция патентообладателя в отношении необходимости оценки административным органом существенных признаков охраняемого патента именно в том виде и в тех формулировках, как они заявлены патентообладателем.

Суд первой инстанции также отметил, что вывод Роспатента о том, что признаки, не участвующие в создании иного общего зрительного образа, отличного от зрительного образа, производимого изображением противопоставленного аналога, являются нюансными, сделан им в только в отзыве, представленном в суд, при этом в оспариваемом решении Роспатента такой вывод не содержится.

Суд первой инстанции указал, что выводы Роспатента об охраноспособности спорного промышленного образца сделаны при неполном исследовании его признаков и должным образом не мотивированы, что явилось основанием для отмены решения Роспатента и направления возражения для повторного рассмотрения.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с указанными выводами суда первой инстанции.

Приведенный в кассационной жалобе довод Роспатента о том, что все названные выше признаки спорного промышленного образца были в решении мотивированно оценены, подлежит отклонению, поскольку, как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в решении Роспатента отсутствует анализ материалов административного дела, в которых в том числе содержится изображение внешнего вида изделия именно в том виде, как оно заявлено патентообладателем, на что обоснованно обратил внимание суд на странице 22 решения. При рассмотрении возражения Роспатентом анализировались не сами изображения изделия, приложенные к заявке, а их копии (распечатка промышленного образца по спорному патенту [1]), что препятствует правильному определению существенных признаков и тем самым - всесторонней оценке охраноспособности спорного промышленного образца. По этому же основанию подлежит отклонению и довод кассационной жалобы о несогласии с выводом суда первой инстанции об отсутствии в оспариваемом решении Роспатента мотивированной оценки позиции заявителя в отношении того, что именно совокупность заявленных им признаков ("в частности, выполнение рычагов в части изделия, расположенной между осью и полусферами, с контрастно выделяющимися темными участками; особое граненое оформление внутренних частей полусфер и рукояток и особое анатомическое исполнение внешних сторон рукояток") образует иное зрительное впечатление.

Кроме того, вывод Роспатента о том, что признаки, не участвующие в создании иного общего зрительного образа, отличного от зрительного образа, производимого изображением противопоставленного аналога, являются нюансными, сделан им в только в отзыве, представленном в суд, при этом в оспариваемом решении Роспатента такой вывод не содержится. Доказательства иного Роспатентом не представлены.

Отзыв, представленный Роспатентом в ходе рассмотрения настоящего дела, может содержать пояснения изложенных в решении выводов, но не может дополнять мотивы оспариваемого ненормативного правового акта новыми основаниями.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с тем выводом суда первой инстанции, что при принятии оспариваемого решения Роспатентом не было учтено то, что совокупность нюансных признаков также может принимать участие в формировании внешнего вида изделия, даже если каждый из таких признаков в отдельности не оставляет иного зрительного впечатления.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что заявленные правообладателем отличительные признаки подлежали оценке Роспатентом в совокупности, с учетом оснований возражения и доводов правообладателя, а также материалов административного дела.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что процедура рассмотрения и разрешения споров в административном порядке должна обеспечивать реальную возможность защиты каждому, чьи права на результат интеллектуальной деятельности оспариваются.

Только в этом случае достигается основная цель деятельности федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности - обеспечение охраняемых законом прав и интересов заявителей и обладателей охранных документов на объекты интеллектуальной собственности, а также законных интересов иных физических и юридических лиц при принятии решений в административном порядке.

Решение Роспатента должно быть мотивированным, должно содержать выводы в отношении всех доводов возражения и отзыва на него, а также в отношении доказательств, представленных лицами в обоснование собственных правовых позиций.

Как разъясняется в пункте 136 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражений, заявлений против выдачи патента или против предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара или исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным при условии, если эти нарушения носят существенный характер и не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения, заявления.

Судом по интеллектуальным правам на основании пункта 2 статьи 11 ГК РФ осуществляется последующий судебный контроль принятого в административном порядке решения Роспатента.

В данном контексте для осуществления квалифицированного судебного контроля необходимо, чтобы проверяемое решение было мотивированным и принятым с соблюдением всех формальных требований. В противном случае задачи судопроизводства (в частности, судебная защита прав и законных интересов правообладателей и заинтересованных лиц) в нарушение статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не могут быть достигнуты в полной мере.

Непосредственная же оценка судом документов и обстоятельств без их анализа уполномоченным государственным органом фактически подменяла бы административные полномочия этого органа, что не предусмотрено пунктом 1 статьи 1500 ГК РФ.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 12.10.2018 по делу N СИП-57/2018 и от 01.10.2019 по делу N СИП-795/2018.

При таких обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что отсутствие в решении Роспатента анализа материалов административного дела (в которых в том числе содержится позиция патентообладателя в отношении необходимости оценки Роспатентом существенных признаков охраняемого патента) и его доводов при рассмотрении возражения предпринимателя является существенным нарушением процедуры рассмотрения возражения, предполагающей оценку административным органом доводов как подателя возражения, так и патентообладателя.

Мотивированные выводы административного органа должны содержаться именно в оспариваемом решении Роспатента. Наличие в письменных пояснениях Роспатента дополнительного обоснования правомерности оспариваемого решения не устраняет пороков этого решения, поскольку проверке на предмет соответствия закону и иным нормативным правовым актам подлежит оспариваемый ненормативный правовой акт.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно указал, что вывод Роспатента о соответствии спорного патента условию патентоспособности "оригинальность" сделан без надлежащего анализа всех его существенных признаков, что, в свою очередь, не позволило административному органу всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанное возражение.

Данные обстоятельства в рассматриваемом деле обоснованно признаны судом первой инстанции основанием для признания оспариваемого ненормативного акта недействительным и для возложения на государственный орган обязанности повторно рассмотреть возражение.

Вопрос о существенности отличительных признаков оспариваемого промышленного образца подлежит исследованию именно Роспатентом при рассмотрении возражения с учетом всех доводов лиц, участвующих в заседании Палаты по патентным спорам.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что суд первой инстанции на основании произведенной им оценки обстоятельств дела и представленных доказательств пришел к правомерному выводу о несоответствии оспариваемого решения Роспатента требованиям пункта 3 статьи 1352 ГК РФ, с учетом разъяснений высшей судебной инстанции, изложенных в пунктах 136, 138 Постановления N 10.

Содержащиеся в кассационной жалобе доводы о неправильном применении судом норм материального и процессуального права, а также о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам спора и представленным доказательствам не нашли своего подтверждения.

Все фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, выводы суда о применении норм права соответствуют установленным обстоятельствам и имеющимся доказательствам.

Президиумом Суда по интеллектуальным правам также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

При названных обстоятельствах оснований для отмены обжалуемого судебного акта не усматривается.

Кассационная жалоба Роспатента удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 04.07.2019 по делу N СИП-380/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу Федеральной службы по интеллектуальной собственности - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А. Новоселова
Члены президиума Г.Ю. Данилов
    В.А. Корнеев
    В.А. Химичев
    Н.Л. Рассомагина
    И.В. Лапшина

Обзор документа


Роспатент лишил предпринимателя патента на снежколеп, потому что он не оригинален. От сравниваемого изделия он отличается наличием надписей, подсветкой, а также имеет иное колористическое решение. Все эти признаки ведомство посчитало несущественными. Суд по интеллектуальным правам не согласился с Роспатентом.

В формировании внешнего вида изделия могут участвовать нюансные признаки, каждый из которых в отдельности не оставляет зрительного впечатления, однако вместе они создают иной образ. В таком случае каждый признак в отдельности может быть признан несущественным, а их группа - существенным.

Ошибочным может быть вывод, сделанный при анализе не самого изображения изделия, а его копии.