Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 31 октября 2019 г. N С01-999/2019 по делу N А32-8354/2019 Аргумент общества о том, что оно является правообладателем товарного знака, в состав которого входит элемент "Рос", не имеет правового значения для рассматриваемого спора, поскольку товарный знак и фирменное наименование являются различными средствами индивидуализации, выполняющими самостоятельные функции, ввиду чего к ним предъявляются различные требования, оснований для отмены ранее принятых судебных решений нет

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 31 октября 2019 г. N С01-999/2019 по делу N А32-8354/2019 Аргумент общества о том, что оно является правообладателем товарного знака, в состав которого входит элемент "Рос", не имеет правового значения для рассматриваемого спора, поскольку товарный знак и фирменное наименование являются различными средствами индивидуализации, выполняющими самостоятельные функции, ввиду чего к ним предъявляются различные требования, оснований для отмены ранее принятых судебных решений нет

Резолютивная часть постановления объявлена 29 октября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 октября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего Мындря Д.И.,

судей Силаева Р.В., Химичева В.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Научно-Производственное предприятие "РосНефтеГазИнструмент" (ул. Красноармейская, д. 58, литер А, пом. 18, г. Краснодар, 350000, ОГРН 1052303702912) на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 14.05.2019 по делу N А32-8354/2019 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019 по тому же делу

по иску межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 16 по Краснодарскому краю (ул. Коммунаров, д. 235, г. Краснодар, 350020, ОГРН 1162310050044)

к акционерному обществу "Научно-Производственное предприятие "РосНефтеГазИнструмент" об обязании изменить фирменное наименование юридического лица.

В судебном заседании принял участие представитель акционерного общества "Научно-Производственное предприятие "РосНефтеГазИнструмент" - Филин Д.Н. (по доверенности от 11.09.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 16 (далее - инспекция) по Краснодарскому краю обратилась в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к акционерному обществу "Научно-Производственное предприятие "РосНефтеГазИнструмент" (далее - общество) об обязании изменить фирменное наименование юридического лица и привести его в соответствие со статьей 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 14.05.2019, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019, исковые требования удовлетворены: на общество возложена обязанность изменить фирменное наименование и привести его в соответствие со статьей 1473 ГК РФ.

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые решение и постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По мнению общества, обжалуемые судебные акты приняты при отсутствии в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что фирменное наименование общества противоречит статье 1473 ГК РФ, поскольку налоговый орган таких доказательств не представил.

Указанное обстоятельство, как полагает общество, свидетельствует о том, что выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют имеющимся в деле материалам.

Заявитель кассационной жалобы ссылается на то, что судами в нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в основу выводов были положены ничем не подтвержденные доводы инспекции. Одновременно общество указывает, что судами не была дана оценка представленным обществом доказательствам, подтверждающим, что элемент "Рос" не может считаться производным от слова "Россия", поскольку является внутренней аббревиатурой ответчика, образованной путем сложения первых букв терминов, связанных с оборудованием для нефтяной и газовой сфер.

Общество ссылается на то, что судами не приняты во внимание и не оценены представленные им доказательства того, что фирменное наименование общества не является производным от слов "Россия" и "Российская Федерация" и не вызывает соответствующих ассоциаций у потребителей (в частности, заключение эксперта от 11.07.2018 N ЛЭ7718-155).

Кроме того, заявитель кассационной жалобы указывает на то, что ему принадлежит исключительное право на товарный знак "РосНефтеГазИнструмент" по свидетельству Российской Федерации N 697150. Данное обстоятельство, по мнению общества, также свидетельствует о том, что элемент "Рос" не является производным от слов "Россия"/"Российская Федерация", поскольку в противном случае данный товарный знак не был бы зарегистрирован.

Заявитель кассационной жалобы указывает на то, что обжалуемыми судебными актами нарушается единообразие в применении и толковании судами норм статьи 1473 ГК РФ и стандартов доказывания.

Общество также полагает, что судом первой инстанции был нарушен принцип независимости и непредвзятости суда, поскольку уже в определении о принятии искового заявления инспекции к производству судья предложила обществу представить сведения о мерах по изменению обществом фирменного наименования.

От налогового органа поступил отзыв на кассационную жалобу, в котором, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, административный орган просит оставить их без изменения.

Явившийся в судебное заседание представитель общества настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по изложенным в ней доводам.

Инспекция, ходатайствовавшая о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие ее представителя, надлежащим образом извещенная о времени и месте судебного заседания суда кассационной инстанции, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своего представителя в суд кассационной инстанции не направила, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства Судом по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Как следует из материалов дела и установлено судами, инспекцией при проверке на соответствие нормам статьи 1473 ГК РФ фирменного наименования общества, 07.11.2005 зарегистрированного в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), установлено, что фирменное наименование общества не соответствует нормам пункта 4 статьи 1473 ГК РФ, поскольку содержит буквенное сочетание, производное от слова "Россия".

Указанное обстоятельство послужило основанием для обращения налоговым органом с иском по настоящему делу.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции руководствовался статьями 54, 1473 ГК РФ и статьей 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", а также Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.02.2010 N 52 "Об утверждении правил включения в фирменное наименование юридического лица официального наименования "Российская Федерация" или "Россия", а также слов, производных от этого наименования", на основании которых пришел к выводу о несоответствии фирменного наименования общества требованиям статьи 1473 ГК РФ, поскольку оно состоит из слова, производного от слов "Россия" и "российский".

Суд апелляционной инстанции, исследовав представленные в материалы дела документы, согласился с выводами суда первой инстанции, отметив, что в соответствии со сведениями ЕГРЮЛ обществом не был представлен документ, подтверждающий право использования в фирменном наименовании ответчика слова, производного от слова "Россия".

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе общества и в отзыве на нее, заслушав мнение представителя общества, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму, а в случаях, когда законом предусмотрена возможность создания вида юридического лица, указание только на такой вид.

Включение в наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается в случаях, предусмотренных законом, указами Президента Российской Федерации или актами Правительства Российской Федерации, либо по разрешению, выданному в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В силу пункта 4 статьи 54 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование.

Требования к фирменному наименованию устанавливаются ГК РФ и другими законами. Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII названного Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В силу пункта 3 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо должно иметь полное и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. Юридическое лицо вправе иметь также полное и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках.

Фирменное наименование юридического лица на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или соответственно в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму юридического лица.

Пунктом 4 статьи 1473 ГК РФ предусмотрено, что включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 148 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 10), под словами, производными от официального наименования "Российская Федерация" или "Россия", в смысле абзаца восьмого пункта 4 статьи 1473 ГК РФ следует понимать в том числе слово "российский" (и производные от него) как на русском языке, так и на иностранных языках в русской транскрипции, но не слово "русский" (и производные от него).

Согласно пункту 5 статьи 1473 ГК РФ, если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям законодательства, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вправе предъявить к такому юридическому лицу иск о понуждении к изменению фирменного наименования.

В соответствии с Положением о Федеральной налоговой службе, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерацией от 30.09.2004 N 506, Федеральная налоговая служба является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств.

Как следует из разъяснения, содержащегося в пункте 152 постановления N 10, органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц, на основании пункта 5 статьи 1473 ГК РФ предоставлено право предъявить в суд иск о понуждении к изменению фирменного наименования в том случае, если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям пунктов 3 или 4 этой статьи. Такой иск может быть предъявлен в суд, пока действует исключительное право на фирменное наименование.

Как было отмечено выше, судами установлено, что фирменное наименование ответчика включает в себя элемент "Рос", являющегося сокращением от официального наименования "Российская Федерация"/"Россия" или производного от них "российский".

Доказательств наличия у общества разрешения, выдаваемого в порядке, предусмотренном Правилами включения в фирменное наименование юридического лица официального наименования "Российская Федерация" или "Россия", а также слов, производных от этого наименования, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 03.02.2010 N 52, в материалах дела не имеется.

Доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводы судов о том, что буквосочетание "рос" в фирменном наименовании хозяйственного общества представляет собой очевидное с точки зрения рядового потребителя производное от слов "Россия", "российский", вызывающее стойкую ассоциацию с участием государства в деятельности организации либо с особым масштабом или значимостью деятельности данной организации для государственных интересов.

Относительно несогласия общества с данной судами оценкой доказательств, представленных обществом, судебная коллегия отмечает, что такая оценка является прерогативой арбитражного суда, рассматривающего спор по существу заявленных требований (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 N 273-О-О).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 N 300-ЭС18-3308.

Таким образом, переоценка доказательств и выводов суда первой инстанции не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а несогласие заявителя жалобы с судебным актом не свидетельствует о неправильном применении судом норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для его отмены.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224.

Более того, коллегия судей отмечает, что оценка фирменного наименования на предмет его соответствия требованиям статьи 1473 ГК РФ производится не с точки зрения специалистов в области лингвистики и сведений, опубликованных в справочной и энциклопедической литературе (доказательства, представленные обществом в суде первой инстанции), а с позиций рядового участника гражданского оборота (потребителя соответствующих товаров или услуг), и именно с таких позиций фирменное наименование было оценено судами, при этом соответствующий вывод в судебных актах мотивирован.

Суд кассационной инстанции отмечает, что обществом в материалы дела не было представлено доказательств, свидетельствующих об ином восприятии рядовым потребителем либо потребителем товаров (услуг) самого общества обозначения "рос"; ссылки на то, что обществом приводились такие доводы или доказательства, однако судами они не были оценены, в кассационной жалобе не содержатся.

При этом судебная коллегия обращает внимание заявителя кассационной жалобы на то, что доказываемое им происхождение обозначения "Рос" не от слов "Россия", "российский", а от каких-либо иных словосочетаний само по себе не свидетельствует об отсутствии возможности восприятия слова "Рос" современными потребителями как производного либо сокращенного слова от вышеуказанных известных и общеупотребимых в понятий.

По существу доводы заявителя кассационной жалобы повторяют доводы, приведенные обществом в апелляционной жалобе, которые получили надлежащую оценку в обжалуемых судебных актах.

Суд по интеллектуальным правам полагает необоснованным довод общества о том, что судом первой инстанции были нарушены принципы независимости и непредвзятости, мотивированный тем, что в определении о принятии искового заявления к производству суд предложил обществу представить сведения об изменении фирменного наименования.

Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекция 03.12.2018 направила в адреса общества и его учредителей уведомления с указанием на несоответствие наименования юридического лица требованиям статьи 1473 ГК РФ, а также о необходимости внесения соответствующих изменений в учредительные документы; однако общество какого-либо ответа на данное уведомление не представило. В связи с этим предложение суда представить сведения по указанному вопросу не свидетельствуют о его предвзятости к обществу.

Кроме того, суд кассационной инстанции отмечает, что общество, с момента принятия искового заявления к производству сомневавшееся в независимости и беспристрастности суда, имело возможность заявить ходатайство об отводе, изложив в нем соответствующие мотивы. При этом из материалов дела следует, что ни до судебного заседания суда первой инстанции, ни во время заседания, в котором присутствовал представитель общества, подобных ходатайств заявлено не было (часть 1 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Аргумент общества о том, что оно является правообладателем товарного знака, в состав которого входит элемент "Рос" не имеет правового значения для рассматриваемого спора, поскольку товарный знак и фирменное наименование по смыслу ГК РФ являются различными средствами индивидуализации, выполняющими самостоятельные функции, ввиду чего к ним предъявляются различные требования.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия, рассмотрев кассационную жалобу общества в пределах изложенных в ней доводов, полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В связи с принятием Судом по интеллектуальным правам постановления по кассационной жалобе акционерного общества "Научно-производственное предприятие "РосНефтеГазИнструмент" приостановление исполнения решения Арбитражного суда Краснодарского края от 14.05.2019 по делу N А32-8354/2019 и постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019 по тому же делу, принятое определением Суда по интеллектуальным правам от 29.08.2019, подлежит отмене на основании части 4 статьи 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу (рассмотрение) кассационной жалобе подлежат отнесению на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 283, 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение  Арбитражного суда Краснодарского края от 14.05.2019 по делу N А32-8354/2019 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "Научно-Производственное предприятие "РосНефтеГазИнструмент" - без удовлетворения.

Отменить приостановление исполнения решения Арбитражного суда Краснодарского края от 14.05.2019 по делу N А32-8354/2019 и постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019 по тому же делу, принятое определением Суда по интеллектуальным правам от 29.08.2019.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Д.И. Мындря
Судья Р.В. Силаев
Судья В.А. Химичев

Обзор документа


Налоговый орган потребовал изменить фирменное наименование организации со словесным элементом "рос" как производным от слов "Россия", "российский". Компания указала, что ей принадлежит исключительное право на товарный знак с аналогичным элементом, и последний является внутренней аббревиатурой. Суд по интеллектуальным правам согласился с инспекцией.

Товарный знак и фирменное наименование - это различные средства индивидуализации, поэтому к каждому из них предъявляются свои требования.

Даже если элемент происходит от иных словосочетаний, это не означает, что потребитель не будет воспринимать его как производное либо сокращенное слово от вышеуказанных понятий.