Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 22 октября 2019 г. по делу N СИП-196/2019 Суд признал недействительным решение Роспатента об отказе в удовлетворении заявления о признании обозначения, используемого в качестве товарного знака, общеизвестным в РФ, поскольку Роспатентом при принятии оспариваемого решения была существенно нарушена процедура рассмотрения заявления истца

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 22 октября 2019 г. по делу N СИП-196/2019 Суд признал недействительным решение Роспатента об отказе в удовлетворении заявления о признании обозначения, используемого в качестве товарного знака, общеизвестным в РФ, поскольку Роспатентом при принятии оспариваемого решения была существенно нарушена процедура рассмотрения заявления истца

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 15 октября 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 22 октября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего Мындря Д.И.,

судей Булгакова Д.А., Снегура А.А.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Кудрявцевым Д.К.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление иностранного лица SOREMARTEC S.A. (Findel Business Center, Complex B, Rue de Treves, L-2632 Findel, Luxembourg, регистрационный номер B 176980) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123993, ОГРН 1047730015200) от 14.12.2018 об отказе в удовлетворении заявления о признании обозначения, используемого в качестве товарного знака, общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком.

В судебном заседании приняли участие представители:

от иностранного лица SOREMARTEC S.A. - Залесов А.В. (по доверенности от 15.02.2017);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Гибер В.И. (по доверенности от 26.04.2019 N 01/32-373/41), Халявин С.Л. (по доверенности от 26.04.2019 N 01/32-348/41).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

иностранное лицо SOREMARTEC S.A. (далее - компания) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 14.12.2018 об отказе в удовлетворении заявления компании от 18.05.2018 о признании обозначения "Raffaello", используемого в качестве товарного знака, общеизвестным товарным знаком на территории Российской Федерации.

При рассмотрении спора судом установлены следующие обстоятельства.

Компания 18.05.2018 обратилась в Роспатент с заявлением о признании обозначения "Raffaello" общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком с 22.08.2017 на имя компании в отношении товаров "кондитерские изделия, а именно конфеты" 30-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Заявленное обозначение "Raffaello" представляет собой словесное обозначение, выполненное оригинальным шрифтом буквами латинского алфавита красного цвета с белой окантовкой.

В подтверждение широкой известности заявленного обозначения среди потребителей компания ссылалась на то, что это обозначение давно и интенсивно используется в Российской Федерации под контролем заявителя при введении в оборот, рекламе и продвижении кондитерских изделий (конфет "Raffaello").

Заявленное обозначение, как указывала компания, является доминирующим элементом принадлежащих компании товарных знаков по международным регистрациям N 739838, N 729178, N 1214185, N 1384109 и по свидетельствам Российской Федерации N 450323, N 395733.

Заявитель ссылался на то, что обозначение "Raffaello" было разработано в 1989 году для маркировки кондитерских изделий иностранным лицом SOREMARTEC S.A. (Бельгия), правопреемником которого на основании договора передачи прав на интеллектуальные права по всему миру является заявитель. Как указал заявитель, кондитерские изделия, маркированные обозначением "Raffaello", присутствуют на российском рынке по меньшей мере с 1996 года, что подтверждается многочисленными доказательствами, приложенными к заявлению. При этом дистрибьюторами этой продукции являлись различные компании, входящие в группу компаний Ferrero (Ферреро), в которую также входит и заявитель.

Компания в поданном в Роспатент заявлении указывала, что по меньшей мере с 2010 года на территории Российской Федерации кондитерские изделия, маркированные обозначением "Raffaello", реализуются закрытым акционерным обществом "Ферреро Руссия" (далее - общество "Ферреро Руссия") на основании лицензионного договора с иностранным лицом SOREMARTEC S.A. (Бельгия).

Компания ссылался на то, что в 2013 году в результате реорганизации иностранного лица SOREMARTEC S.A. (Бельгия) было образовано иностранное лицо SOREMARTEC S.A. (Люксембург), которое является подателем соответствующего заявления. Согласно договору между названными лицами, все права на интеллектуальную собственность перешли компании SOREMARTEC S.A. (Люксембург), соответствующие изменения были внесены и в лицензионный договор с обществом "Ферреро Руссия".

Компания в поданном в Роспатент заявлении указывала, что объемы продаж в России кондитерских изделий, маркированных обозначением "Raffaello", составили: в период 2014 - 2015 годы - 75 670,25 центнеров, в период 2015 - 2016 годы - 69 325,89 центнеров, в период 2016 - 2017 годы - 71 638,07 центнеров. При этом информация о компании как о правообладателе соответствующих товарных знаков, в состав которых входит обозначение "Raffaello", содержится на каждой упаковке конфет "Raffaello".

Заявитель также ссылался на то, что по меньшей мере с 1998 года на территории Российской Федерации осуществлялась активная реклама кондитерских изделий с использованием обозначения "Raffaello"; рекламные блоки размещались в печатных изданиях, на телевидении, в сети Интернет. Кроме того, продвижение обозначения "Raffaello", которым маркируются кондитерские изделия, осуществлялась путем участия в массовых мероприятиях.

Для подтверждения общеизвестности данного обозначения в Российской Федерации компанией совместно с заявлением были представлены следующие материалы: электронный носитель (флэш-накопитель) с рекламными роликами, снимками экранов; копия статьи из периодического издания "Журнал "Витрина" за октябрь 1996 года; фотографии упаковок продукции "Raffaello", произведенной в 1998, 1999 годах; накладные об отгрузке продукции в 1998, 1999 годах; фотографии упаковок продукции "Raffaello", произведенной в 2004 году; копия совместной декларации иностранного лица SOREMARTEC S.A. (Бельгия), и иностранного лица Ferrero Polska sp.zo.o (Польша) от 01.09.2005 с переводом на русский язык; копии грузовых таможенных деклараций за 2004 год; копия письма общества "Ферреро Руссия" об объемах продаж кондитерских изделий "Рафаэлло" за период 01.09.2014 - 01.09.2017; копии договоров поставки продукции от 01.06.2017, 01.06.2015, 01.04.2013, 20.06.2013, 25.06.2015, 27.04.2015, 01.03.2016; копии товарных и транспортных накладных от 28.06.2017, 15.03.2014, 26.01.2015, 16.01.2016, 26.06.2017, 22.05.2014, 25.01.2015, 18.02.2016, 02.03.2017, 09.03.2014, 15.02.2015, 30.01.2016, 26.06.2017, 24.04.2014, 21.01.2015, 11.01.2016, 19.05.2017, 13.05.2014, 30.01.2015, 22.06.2016, 29.03.2017, 03.05.2016, 18.03.2017, 15.04.2014, 28.01.2015, 16.03.2016, 28.05.2017, 07.02.2016, 11.02.2017, 23.05.2016, 25.01.2017, 28.04.2014, 19.02.2015; копии страниц каталогов "BILLA" (10.12.2015-16.12.2015) и "Перекресток" (16.12.2015-22.12.2015); снимки экрана с рекламой; копии страниц печатных изданий "Cosmopolitan" (октябрь 2003 года), "Beauty" (октябрь 2003 года), "Hello!" (05.09.2006), "Российская Федерация сегодня" (21.11.2009); копии писем акционерных обществ "Медиа Инстинкт", "Медиаскоп"; снимки экрана с рекламой; копии актов, счетов, приложений к договору, платежных поручений, товарных накладных, фотоотчетов о рекламных мероприятиях за 2014, 2015, 2016, 2017 годы; распечатки из сети Интернет; копии писем общества с ограниченной ответственностью "Ипсос Комкон"; сведения о регистрации лицензионных договоров; копия лицензионного договора от 11.02.2010; сведения из финансового отчета Ferrero International S.A. по состоянию на 31.08.2017 с частичным переводом на русский язык; фотографии упаковок продукции "Raffaello", произведенной в 2015 году; макеты упаковок; заключение от 22.08.2017 N 254-2017, подготовленное лаборатории социологической экспертизы федерального государственного бюджетного учреждения науки института социологии Российской академии наук (далее - заключение от 22.08.2017 N 254-2017) по результатам опроса, проведенного с 14.02.2017 по 03.03.2017 среди совершеннолетних жителей Российской Федерации - потребителей кондитерских изделий (30-й класс МКТУ).

Компания в поданном заявлении также ссылалась на то, что согласно проведенному социологическому исследованию, содержащему ретроспективный анализ мнения потребителей, обозначение "Raffaello" известно подавляющему числу респондентов как на дату проведения исследования, так и на 01.12.2015. При этом абсолютное большинство (98%) потребителей связывают указанное обозначение с кондитерскими изделиями и относят происхождение этих изделий либо к компании (56%), либо к обществу "Ферреро Руссия" (59%).

Заявитель испрашивал признание обозначения "Raffaello" общеизвестным на территории Российской Федерации товарным знаком с 22.08.2017, связывая это с датой заключения по результатам опроса потребителей.

Роспатент в решении от 14.12.2018 пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания заявленного обозначения "Raffaello" общеизвестным на территории Российской Федерации и отказал в удовлетворении заявления компании, мотивировав свои выводы следующим.

Исходя из представленных компанией документов, административный орган установил, что производство кондитерских изделий "Raffaello" осуществлялось в различных странах - Бельгии и Польше. Довод компании о том, что начиная с 2010 года производство соответствующих кондитерских изделий осуществляется в России, Роспатент признал не доказанным, поскольку указанное обстоятельство не нашло своего отражения в представленных заявителем материалах.

Роспатент констатировал, что согласно публикациям в периодических печатных изданиях, а также каталогам сети магазинов, конфеты, маркированные обозначением "Raffaello", задолго до испрашиваемой даты (22.08.2017) рекламировались российским потребителям и присутствовали в магазинах.

Вместе с тем административный орган пришел к выводу, что из представленных компанией материалов следует, что используемое для маркировки конфет обозначение "Raffaello" не было одинаковым. Так, в публикации издания "Beauty" за 2003 год представлена фотография коробки конфет "Raffaello", где словесный элемент выполнен золотисто-коричневым цветом иным шрифтом по сравнению с обозначением, общеизвестность которого испрашивается; не соответствуют обозначению, приведенному в заявлении, обозначения, представленные на фотографиях за 1998 и 1999 годы. С учетом этого Роспатент отметил, что продолжительность использования обозначения в том виде, как оно указано в заявлении, оценить по представленным материалам затруднительно.

Административный орган указал, что компанией не представлено сведений о происхождении поставляемой продукции и фактическом доведении ее до потребителя, посчитав, что материалами заявления эти сведения не раскрываются. Вместе с тем, сославшись на заключение от 22.08.2017 N 254-2017 и письмо общества с ограниченной ответственностью "Ипсос Коммон" (далее - общество "Ипсос Коммон"), Роспатент констатировал, что российские потребители знакомы с кондитерскими изделиями, маркированными обозначением "Raffaello". Также Роспатент указал, что продолжительность присутствия соответствующей продукции па российском рынке прослеживается из представленных совместно с заявлением документов (фотографий упаковок продукции, копий грузовых таможенных деклараций, накладных об отгрузке продукции, публикациях в печатных изданиях рекламы).

Вместе с тем Роспатент отметил, что сам по себе факт использования обозначения по отношению к товарам, в отношении которых испрашивается его общеизвестность, не свидетельствует о приобретении таким обозначением статуса общеизвестного товарного знака.

Административный орган указал, что компанией не представлено сведений об объемах продаж конфет, маркированных обозначением "Raffaello" за периоды до 2014 года; представленная информация не позволяет сделать вывод о росте производства и продаж соответствующего товара на российском рынке. Кроме того, Роспатент констатировал, что существенным обстоятельством является то, что производство продукции, как указано в заявлении, осуществляется в России приблизительно с 2010 года обществом "Ферреро Руссия" по лицензионному договору, до этого времени соответствующая продукция в России не производилась.

Роспатент отметил, что факт широкой известности товарного знака (обозначения) должен быть установлен в отношении товаров заявителя, а отсутствие у потребителей связи товаров с деятельностью заявителя может служить основанием для отказа в предоставлении правовой охраны общеизвестному товарному знаку на имя заявителя.

Исследуя названное обстоятельство, Роспатент пришел к выводу, что компания не подтвердила, что обозначение "Raffaello", в отношении которого истребуется правовая охрана в качестве общеизвестного товарного знака, очевидным образом ассоциируется в глазах потребителей именно с этой компанией как с источником происхождения соответствующего товара.

В обоснование данного вывода Роспатент указал, что использование испрашиваемого обозначения после 2010 года осуществлялось обществом "Ферреро Руссия" по лицензионному договору сначала с иностранным лицом SOREMARTEC S.A. (Бельгия), а с 2013 года - с иностранным лицом SOREMARTEC S.A. (Люксембург), которое было образовано в результате реорганизации первого и является подателем заявления.

Оценив представленное компанией заключение от 22.08.2017 N 254-2017, Роспатент указал, что приведенные в нем сведения об ответах респондентов на вопросы об ассоциациях с владельцем прав на интеллектуальную собственность не позволяет судить об объективности представленных результатов, поскольку в предложенном респондентам перечне возможных ответов отсутствуют конкуренты заявителя, а также подконтрольные заявителю компании. Кроме того, Роспатент отметил, что абсолютное большинство опрошенных считает, что ответы в отношении ассоциаций с производителем конфет содержат вариант "Ферреро Руссия" без указания организационной формы компании, которая могла бы свидетельствовать о регистрации названного лица в России.

Роспатент констатировал, что исходя из представленных заявителем доказательств, компания однозначно не воспринимается российским потребителем как источник происхождения соответствующей продукции. Одновременно административный орган отметил, что в качестве такого источника потребители воспринимают группу компаний "Ферреро", в том числе общество "Ферреро Руссия". При этом Роспатент отклонил ссылку заявителя на то, что он входит в соответствующую группу компаний, мотивируя соответствующий вывод тем, что общеизвестность испрашивается именно в отношении компании, с которой потребители не ассоциируют продукцию, маркированную обозначением "Raffaello".

На основании изложенного Роспатент пришел к выводу, что из представленных заявителем материалов не усматривается, что заявленное обозначение в представленном исполнении и цветовой гамме длительное время использовалось для маркировки определенных товаров и что такая продукция приобрела широкую известность в результате деятельности заявителя.

Административный орган также отклонил доводы компании о том, что связь соответствующего обозначения с компанией получила широкую известность после 2013 года в отношении товаров компании, поскольку с этого периода информация о компании как о правообладателе товарных знаков с обозначениями "Raffaello" наносилась на упаковки продукции, указав, что потребители ориентируются на сведения, ставшие известными им ранее передачи прав на товарные знаки заявителю.

Не согласившись с решением Роспатента, компания обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением, в котором, ссылаясь на несоответствие выводов Роспатента представленным доказательствам и на нарушение им норм материального права, а также прав и законных интересов заявителя, просит оспариваемый ненормативный правовой акт отменить.

В обоснование заявленных доводов компания указывает на то, что представленные в материалы административного дела документы, вопреки выводам Роспатента, подтверждают широкую известность обозначения "Raffaello" по состоянию на испрашиваемую дату (22.08.2017) в отношении товаров 30-го класса МКТУ "кондитерские изделия, а именно конфеты". В частности, компания подтвердила, что в период с 2014 года по 2017 год:

соответствующий товар, маркированный обозначением "Raffaello", реализовывался в многочисленных населенных пунктах Российской Федерации в значительном объеме (в общей сложности, более 21 200 000 килограммов продукции),

на рекламу данной продукции компанией и ее аффилированными лицами было затрачено более 720 000 000 руб., при этом реклама осуществлялась в печатных изданиях, на телевидении и в сети Интернет, посредством проведения спонсорских мероприятий и промо-акций.

По мнению компании, Роспатентом дана неверная оценка сведений, приведенных в заключении от 22.08.2017 N 254-2017, поскольку содержащийся в нем результат опроса потребителей (в том числе ретроспективного характера) подтверждает доводы компании как о широкой известности соответствующего обозначения, так и о его связи в глазах потребителей с деятельностью компании. Аналогичные сведения содержатся и в письме общества "Ипсос Коммон". Компания ссылается на то, что Роспатентом дана неверная оценка представленному заключению, в результате которой административный орган сделал необоснованный вывод о том, что содержащимися в них сведениями не подтверждается наличие у потребителей ассоциативных связей между заявленным обозначением и компанией. Так, компания указывает на то, что, вопреки выводам Роспатента, на вопрос о таких ассоциациях в вариантах ответа были представлены конкуренты компании (как указанные Роспатентом, так и не указанные). Кроме того, компания полагает, что в полномочия Роспатента не входит установление ее конкурентов на рынке, в связи с чем его выводы в указанной части необоснованны и противоречат нормам права.

Компания также не согласна с выводом Роспатента о том, что представленными в материалы административного дела материалами не доказано, что обозначение, в отношении которого испрашивается предоставление правовой охраны в качестве общеизвестного товарного знака, использовалось на протяжении длительного времени именно в том виде, в котором ему испрашивается такая охрана. Компания полагает, что из представленных фотографий упаковок (за период 2014 - 2017 годы) и видеороликов видно, что на всех упаковках кондитерских изделий присутствует именно то обозначение, в отношении которого компанией было подано заявление. Таким образом, компания полагает неосновательным вывод Роспатента о невозможности оценки продолжительности использования обозначения "Raffaello" в том виде, в котором оно было заявлено.

Кроме того, компания указывает, что в представленных в административное дело материалах содержатся сведения о том, что соответствующий товар (конфеты) производится на территории Российской Федерации, в связи с чем вывод Роспатента об обратном не обоснован. Аналогичным образом, по мнению компании, не обоснован и вывод о том, что материалами административного дела не подтверждается доведение продукции, маркированной обозначением "Raffaello", до потребителей, поскольку соответствующие доказательства (в частности, каталоги сетевых магазинов) компанией были представлены.

Компания обращает внимание на то обстоятельство, что вывод Роспатента об отсутствии доказательств роста производства и продаж товара с 2014 года не имеет правового значения, учитывая, что заявителем был подтвержден значительный объем производства и реализации продукции за период с 2014 года по 2017 год.

По мнению компании, вывод Роспатента о том, что факт широкой известности обозначения должен быть установлен в отношении товаров заявителя, противоречит части 2 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также положениям международных договоров и сложившейся судебной практике. Кроме того, компания указывает, что Роспатентом установлено наличие у потребителей ассоциативной связи между обозначением "Raffaello" и группой компаний "Ферреро", в состав которой входит заявитель. Названное обстоятельство, как полагает компания, свидетельствует о возможности регистрации заявленного обозначения в качестве общеизвестного на территории Российской Федерации товарного знака на имя компании.

Компания ссылается на то, что Роспатент в оспариваемом решении не дал оценку ряду доказательств, которые могли бы повлиять на его выводы (в частности, письму общества "Ипсос Коммон", фотографиям продукции "Raffaello" и макетам упаковок, сведениям о рекламе продукции "Raffaello").

На основании изложенного, а также ссылаясь на то, что она является правообладателем серии товарных знаков, объединенных элементом "Raffaello", компания просит отменить оспариваемое решение как незаконное и нарушающее ее права и законные интересы.

Дополнительно правовая позиция раскрыта в объяснениях от 26.06.2019.

От Роспатента поступил отзыв на заявление, в котором, ссылаясь на законность оспариваемого ненормативного правового акта, названный административный орган просит оставить его без изменения.

По мнению Роспатента, проведенная им оценка представленных компанией документов свидетельствует о том, что компания неизвестна российскому потребителю в качестве источника происхождения товаров, маркированных обозначением "Raffaello". Роспатент отмечает, что позиция компании о том, что она входит в группу компаний "Ферреро", с которой у потребителей ассоциируется соответствующее обозначение, не может быть принята во внимание, поскольку общеизвестность испрашивается именно в отношении конкретной компании.

Кроме того, административный орган указывает на то, что представленные в материалы административного дела доказательства не содержат сведений о единстве стандартов качества и внешнего вида изделий, производимых до 2010 года иностранными заводами и после 2011 года под контролем компании заявителя.

Роспатент полагает, что довод заявителя о том, что рассматриваемое обозначение приобрело известность в отношении товаров компании после 2013 года, не был документально подтвержден в ходе рассмотрения заявления.

Как полагает Роспатент, представленное компанией заключение от 22.08.2017 N 254-2017 не может быть положено в основу вывода об обратном, поскольку при проведении исследования вопросы задавались безотносительно к товарам, в отношении которых испрашивается признание обозначения общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком. Кроме того, большинство вопросов данного исследования носят предположительный характер, в связи с чем, по мнению административного органа, результаты социологического исследования основаны на предположительных ответах, что не может служить основанием для вывода о достоверности полученных результатов. Роспатент обращает внимание на то, что среди предложенных вариантов ответа об ассоциативных связях респондентов с источником происхождения соответствующих товаров отсутствовали иные компании, входящие в группу компаний "Ферреро", а также европейские конкуренты заявителя.

Административный орган указывает на то, что поскольку исключительные права на товарные знаки были переданы компании после 2013 года, компании следовало доказать, что именно после этого повысилась информированность потребителей о товарах, маркированных обозначением "Raffaello", что могло бы свидетельствовать об известности компании как об источнике товара. Однако, как констатировал Роспатент, таких доказательств представлено не было.

По мнению административного органа, при исследовании доводов компании, содержащихся в поданном в Роспатент заявлении, и оценке представленных в подтверждение этих доводов доказательств Роспатент пришел к верному выводу об отсутствии правовых оснований для признания обозначения "Raffaello" общеизвестным товарным знаком на территории Российской Федерации, в связи с чем оснований для удовлетворения требований у суда не имеется.

Дополнительно правовая позиция раскрыта в объяснениях от 17.07.2019.

Явившийся в судебное заседание представитель компании выступил по доводам, изложенным в заявлении и дополнении к нему, настаивал на удовлетворении заявленных требований.

Представитель Роспатента просил признать оспариваемое решение законным по доводам, содержащимся в отзыве на заявление и в дополнении к нему.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении и дополнении к нему, в отзыве на заявление и дополнение к нему, выслушав пояснения представителей компании и Роспатента, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к следующим выводам.

Согласно статье 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности обжалование решений и действий (бездействия) государственных органов в суд.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок компанией соблюден, что Роспатентом не оспаривается.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 5 той же статьи обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Как разъяснено в пункте 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного акта необходимо установление одновременно двух указанных оснований.

Полномочия Роспатента по рассмотрению заявления о признании обозначения общеизвестным на территории Российской Федерации товарным знаком и принятие по его результатам решения установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и компанией в заявлении, поданном в суд, не оспариваются.

Как разъяснено в абзаце первом пункта 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 10), при оспаривании решений Роспатента следует учитывать, что заявки на товарный знак подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи компанией заявления о признании обозначения общеизвестным товарным знаком (18.05.2018) законодательством, применимым для оценки правомерности выводов Роспатента, изложенных в оспариваемом ненормативном правовом акте, являются Конвенция по охране промышленной собственности от 20.03.1883, принятая в Париже (далее - Парижская конвенция), ГК РФ, Административный регламент предоставления Федеральной службой по интеллектуальной собственности государственной услуги по признанию товарного знака или используемого в качестве товарного знака обозначения общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, утвержденный приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 27.08.2015 N 602 (далее - Административный регламент), Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила N 56).

Также судебная коллегия полагает необходимым принять во внимание подходы, сформулированные в Совместной рекомендации о положениях в отношении охраны общеизвестных знаков Всемирной организации интеллектуальной собственности, принятой на 34-й серии заседаний Ассамблеи государств-членов ВОИС 20-29.09.1999 (далее - Рекомендации ВОИС) и Пояснительных примечаниях к ней, а также в Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS) (заключено в г. Марракеше 15.04.1994, далее - Соглашение ТРИПС).

В силу пункта 1 статьи 6.bis Парижской конвенции товарный знак по определению компетентного органа страны регистрации или страны применения может быть признан в этой стране общеизвестным в качестве знака лица, пользующегося преимуществами данной Конвенции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1477 ГК РФ товарный знак - это обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

Согласно пункту 1 статьи 1508 ГК РФ по заявлению лица, считающего используемое им в качестве товарного знака обозначение общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, по решению Роспатента такое обозначение может быть признано общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, если это обозначение в результате его интенсивного использования стало на указанную в заявлении дату широко известным в Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении товаров/услуг заявителя.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 17 Административного регламента в подтверждение общеизвестности товарного знака заявитель имеет право представить документы, содержащие следующие сведения:

- об интенсивном использовании товарного знака или обозначения, в частности, на территории Российской Федерации. При этом по инициативе заявителя указываются: дата начала использования товарного знака, перечень населенных пунктов, где производилась реализация товаров, в отношении которых осуществлялось использование товарного знака или обозначения; объем реализации этих товаров; способы использования товарного знака или обозначения; среднегодовое количество потребителей товара; положение изготовителя на рынке в соответствующем секторе экономики и тому подобные сведения;

- о странах, в которых товарный знак или обозначение приобрели широкую известность;

- о произведенных затратах на рекламу товарного знака или обозначения (например, годовые финансовые отчеты);

- о стоимости (ценности) товарного знака в соответствии с данными, содержащимися в годовых финансовых отчетах;

- о результатах опроса потребителей товаров по вопросу общеизвестности товарного знака или обозначения, проведенного специализированной независимой организацией, которые могут быть оформлены с учетом рекомендаций, размещенных на интернет-сайте Роспатента.

Судебная коллегия учитывает, что положения пункта 1 статьи 1508 ГК РФ не содержат перечня доказательств, которыми может подтверждаться признание товарного знака общеизвестным. Положения пункта 3 статьи 17 Административного регламента направлены на развитие нормы пункта 1 статьи 1508 ГК РФ, однако приведенный в нем перечень предоставляемых документов не является исчерпывающим, что следует из самой формулировки указанной нормы, использующей приведенный перечень как примеры возможных документов.

Таким образом, заявитель вправе представлять любые доказательства в подтверждение общеизвестности товарного знака.

Согласно статье 2 Рекомендаций ВОИС при подготовке заключения о том, является ли знак общеизвестным, компетентный орган должен принимать во внимание любые обстоятельства, на основании которых можно сделать вывод о том, что знак является общеизвестным.

При этом в качестве рекомендованных факторов указываются такие как: степень известности или признания знака в соответствующем секторе общества, продолжительность степени использования знака в географическом районе и любой деятельности по продвижению знака, продолжительности в географическом районе осуществленных регистраций знака, в какой они отражают использование или признание этого знака: материалах, отражающих факты успешной реализации прав на знак; ценности присущей этому знаку.

В соответствии с пунктом 2 статьи 16 Соглашения ТРИПС при определении того, является ли товарный знак общеизвестным, государства - члены принимают во внимание известность товарного знака в соответствующих кругах общества, включая известность в стране - члене, которая была достигнута в результате рекламы товарного знака.

Как указано в пункте 2.2 Пояснительных примечаний к Рекомендации ВОИС, компетентный орган не может настаивать на представлении каких-либо специальных критериев. Выбор представляемой информации оставлен на усмотрение стороны, испрашивающей охрану.

Вышеуказанные факторы могут помочь компетентному органу сделать заключение о том, является ли знак общеизвестным, но не предопределяют такое заключение. Заключение в каждом случае будет зависеть от конкретных обстоятельств. В некоторых случаях актуальной может быть совокупность всех факторов. В иных случаях актуальность могут иметь лишь некоторые из них. И наконец, в других случаях все факторы могут оказаться неактуальными и решение может быть основано на дополнительных факторах, которые не являлись заранее утвержденными.

Таким образом, все указанные положения и разъяснения направлены на выяснение вопросов использования обозначения, причем использования в отношении товаров определенного лица, то есть в качестве средства его индивидуализации (товарного знака), и при этом такого использования, о котором известно соответствующему потребителю.

В случае если на соответствующую дату использование обозначения не установлено, либо речь идет об использовании в ином качестве, либо об использовании, о котором потребителю неизвестно, вывод о приобретении обозначением статуса общеизвестного товарного знака на указанную дату сделан быть не может.

Как указывает Роспатент в обжалуемом решении, из представленных компанией документов невозможно прийти к выводу, какое именно обозначение с элементом "Raffaello" длительно и интенсивно использовалось для маркировки конфет, поскольку представленные компанией доказательства использования такого обозначения свидетельствуют о том, что названное обозначение использовалось в различных композиционных и цветовых вариантах. В подтверждение данного вывода Роспатент сослался на фотографии продукции в публикации издания "Beauty" за 2003 год, а также на фотографии продукции за 1998 и 1999 годы.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что, указывая на данное обстоятельство, Роспатент не установил, повлияли ли отличия по графическому признаку исследуемых обозначений от заявленного в качестве общеизвестного товарного знака словесного обозначения "Raffaello" на существо заявленного обозначения с точки зрения восприятия потребителем.

В частности, Роспатентом не было установлено и мотивировано, что соответствующие представленные в материалы административного дела доказательства, направленные на подтверждение длительности использования заявленного обозначения, свидетельствуют о том, что потребители воспринимают это обозначение как новое обозначение для кондитерских изделий, а не как обновленную версию уже известного обозначения.

Кроме того, ссылаясь на невозможность вывода о том, какое именно обозначение с элементом "Raffaello" длительно и интенсивно использовалось для маркировки конфет, Роспатент сослался лишь на незначительный объем доказательств (публикацию печатного издания за 2003 год и фотографии продукции за 1998 и 1999 годы), не приняв во внимание, что в иных представленных заявителем материалах (в частности, публикации издания "Российская Федерация сегодня" за 2009 год, макетах упаковок конфет "Raffaello" за 2014 - 2017 годы, в рекламных роликах) обозначение "Raffaello" использовано именно в том виде, в котором оно заявлено.

В силу положений статьи 6.bis Парижской конвенции и принятых резолюций AIPPI (Международной ассоциации по охране интеллектуальной собственности) общеизвестным товарным знаком признается знак (обозначение), известный большой части тех лиц, которые вовлечены в производство или использование соответствующих товаров/услуг, и который очевидным образом ассоциируется с такими товарами/услугами, как происходящими из определенного источника.

Следовательно, общеизвестность товарного знака должна определяться не в отношении конкретного производителя, который может и не являться правообладателем товарных знаков (обозначений) и/или лицом, вводящим товар в гражданский оборот и обеспечивающим его доведение по потребителя, а в отношении субъекта, воспринимаемого потребителями в качестве источника происхождения товаров под заявляемым на регистрацию обозначением.

Оценивая наличие у потребителей ассоциативных связей между заявленным обозначением и компанией, Роспатент пришел к выводу, что материалами административного дела данное обстоятельство не подтверждается.

Так, Роспатент указал на декларативность довода компании о том, что начиная с 2010 года производство соответствующих кондитерских изделий осуществляется под его контролем в том числе на территории Российской Федерации.

Вместе с тем из материалов административного дела усматривается, что компанией были представлены доказательства, подтверждающие данный довод (в частности, письмо общества "Ферреро Руссия" об объемах производства продукции "Raffaello", а также упаковки данной продукции, содержащие сведения о месте производства). В оспариваемом решении какая-либо оценка данных доказательств отсутствуют, в связи с чем соответствующий вывод Роспатента признается судом необоснованным.

Кроме того, административный орган констатировал, что компанией не представлено сведений о фактическом доведении продукции "Raffaello" до потребителя.

Судебная коллегия отмечает, что данный вывод противоречит содержащемуся в решении выводу о том, что фактически продукция "Raffaello" знакома российскому потребителю и что продолжительность присутствия соответствующей продукции па российском рынке прослеживается из представленных совместно с заявлением документов (фотографий упаковок продукции, копий грузовых таможенных деклараций, накладных об отгрузке продукции, публикациях в печатных изданиях рекламы). Суд полагает, что в данной части выводы административного органа противоречивы, поскольку если бы соответствующая продукция не доводилась до потребителей, они не могли бы быть с ней знакомы.

Кроме того, в подтверждение доведения продукции до потребителя компанией совместно в Роспатент были представлены доказательства (распечатки каталогов торговых сетей "Billa" и "Перекресток", заключения по результатам опросов общественного мнения), однако данные документы в контексте вопроса о доведении продукции до потребителей оценены не были. В связи с изложенным вывод Роспатента в данной части не основан на имеющихся в материалах дела доказательствах.

Административный орган также указал, что совместно с заявлением не представлено сведений об объемах продаж конфет, маркированных обозначением "Raffaello", за периоды до 2014 года, что не позволяет сделать вывод о росте производства и продаж соответствующего товара на российском рынке.

Как было отмечено выше, для вывода о том, что заявленное обозначение является общеизвестным, правовое значение имеют его известность и узнаваемость широкими кругами потребителей и ассоциирование с источником происхождения товаров с использованием этого средства индивидуализации, а не длительность использования соответствующего обозначения либо рост объема продаж.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 13.08.2018 по делу N СИП-684/2017.

При этом судебная коллегия отмечает, что в оспариваемом ненормативном правовом акте отсутствует какая-либо оценка представленных компанией сведений об объемах продаж продукции, маркированной обозначением "Raffaello", а также об объеме расходов компании на рекламу названной продукции за период 2014 - 2017 годы. Таким образом, даже если предположить, что компанией действительно не был подтвержден рост объема продаж продукции "Raffaello", Роспатенту необходимо было оценить, повлияло ли данное обстоятельство на известность обозначения с учетом представленных компаний доказательств объема производства и реализации товара.

Основанием для отказа в удовлетворении заявления компании также послужил вывод Роспатента о том, что компанией не доказано наличие у потребителей ассоциативной связи товаров с деятельностью компании.

Как было отмечено выше, общеизвестность товарного знака должна определяться не в отношении конкретного производителя, а в отношении компании, воспринимаемой в качестве источника происхождения товаров под заявляемым на регистрацию обозначением.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.03.2015 по делу N СИП-552/2014.

Вывод Роспатента о том, что компания не воспринимается потребителями как источник происхождения маркируемых обозначением "Raffaello" товаров, мотивирован отсутствием соответствующих доказательств и тем фактом, что в заключении от 22.08.2017 N 254-2017 отсутствуют объективные сведения по названному вопросу.

Суд по интеллектуальным правам соглашается с доводом компании, содержащимся в поданном в суд заявлении, что, вопреки выводам Роспатента, в вариантах ответа на вопрос об ассоциациях респондентов с лицом, использующем обозначение "Raffaello", помимо компании были указаны производители кондитерских изделий - компании "Акконд", "Победа", "КДВ Яшкино", "Марс Инкорпорейтед", которых заявитель считает своими конкурентами на товарном рынке России. При этом вывод Роспатента о том, что в соответствующих вопросах заключения отсутствуют варианты ответа с конкурентами заявителя, по мнению суда, противоречит содержанию заключения. Указание на то, что конкуренты компании определены неверно, не мотивированы ссылками на основания для соответствующих выводов.

Суд отмечает, что выводы Роспатента о недостоверности представленного заявителем заключения от 22.08.2017 N 254-2017 не подкреплены ссылками на нормы права, в которых бы содержались требования к заключению по результатам социологического исследования, а также ссылками на Рекомендации по проведению опроса потребителей по вопросу общеизвестности товарного знака в Российской Федерации, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 01.06.2001 N 74, либо иные акты, которым данные заключение или исследование не соответствуют. Административным органом не приведено также ссылок на какие-либо имеющиеся в материалах административного дела доказательства, которые позволили бы усомниться в достоверности содержащихся в заключении сведений относительно осведомленности потребителей об источнике происхождения продукции, маркируемой обозначением "Raffaello", и дающие основания предположить, что в действительности у потребителей сложились ассоциации, не имеющие отношения к заявителю.

Таким образом, вывод Роспатента о неотносимости сведений, содержащихся в заключении от 22.08.2017 N 254-2017, к поданному компанией заявлению не основан на нормах права либо иных обязательных требованиях и/или имеющихся в деле доказательствах.

Кроме того, суд отмечает, что помимо заключения от 22.08.2017 N 254-2017 компанией были представлены иные доказательства наличия у потребителей ассоциативной связи с компанией (упаковки продукции с указанием компании, сведения о рекламе продукции компании, письмо общества "Ипсос Коммон"), которые какой-либо оценки в оспариваемом ненормативном правовом акте не получили.

Кроме того, судебная коллегия принимает во внимание письмо общества "Ферреро Руссия" от 16.07.2019 N 077/2019, в котором названное общество указывает на то, что входит в одну группу с компанией, которая, в свою очередь, является правообладателем товарных знаков, объединенных обозначением "Raffaello", и лицензиаром общества "Ферреро Руссия". Общество "Ферреро Руссия" сообщает, что регистрация обозначения "Raffaello" на имя компании не нарушит прав и законных интересов названного общества, а, напротив, будет способствовать укреплению этих прав и интересов.

При таких обстоятельствах суд полагает, что вывод Роспатента об отсутствии в материалах дела доказательств общеизвестности на территории Российской Федерации заявленного обозначения, используемого заявителем в качестве товарного знака, в отношении товара "кондитерские изделия, а именно конфеты" 30-го класса МКТУ сделан при неполном исследовании и в отсутствие надлежащей оценки представленных заявителем доказательств.

В отношении содержащегося в отзыве Роспатента на заявление довода о том, что согласно имеющимся на сайте "irecommend.ru" сведениям, информация о компании как о правообладателе товарных знаков, объединенных обозначением "Raffaello", на упаковках продукции отсутствует, судебная коллегия отмечает следующее.

Настоящее дело рассматривается по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми судебной проверке на предмет соответствия закону и иным нормативным правовым актам подлежит именно оспариваемый ненормативный акт. В связи с этим отзыв, представленный Роспатентом на стадии судебного контроля оспариваемого решения Роспатента, содержащий отличное (дополнительное) обоснование принятого решения, не может восполнить недостатки мотивации ненормативного акта.

Аналогичная позиция изложена в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 09.10.2017 по делу N СИП-65/2017, от 30.03.2018 по делу N СИП-237/2017 и от 04.06.2018 по делу N СИП-531/2017.

Кроме того, в определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2015 N 301-КГ14-6313 изложена правовая позиция, в соответствии с которой право суда принимать от участвующих в деле лиц доказательства в подтверждение своих позиций по существу спора и давать им оценку не должно подменять собой компетенцию антимонопольного органа, на который законом возложена обязанность по выявлению и установлению в действиях (бездействии) признаков нарушения антимонопольного законодательства.

Данное разъяснение подлежит применению и при рассмотрении споров о признании недействительными ненормативных актов Роспатента.

Согласно правовой позиции, выраженной в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 30.01.2017 по делу N СИП-411/2016, мотивированные выводы, которые подлежат оценке со стороны суда, должны содержаться именно в оспариваемом решении Роспатента, а не в представленном в суд отзыве Роспатента на заявление лица, оспаривающего решение Роспатента.

Следовательно, наличие в отзыве Роспатента дополнительных мотивов, обосновывающих правомерность оспариваемого решения Роспатента, не устраняет пороков оспариваемого решения Роспатента, поскольку судебной проверке на предмет соответствия закону и иным нормативным правовым актам подлежит именно оспариваемый ненормативный акт.

Судебная коллегия также отмечает, что сведения, содержащиеся в представленных совместно с отзывом документах (распечатках с сайта "irecommend.ru"), не могут быть оценены судом не только по той причине, что эти документы отсутствуют в материалах административного дела и не были положены в основу выводов Роспатента, содержащихся в оспариваемом решении, но также и потому, что эти документы не могут быть признаны допустимыми доказательствами.

Как разъяснено в пункте 55 постановления N 10, арбитражный суд в силу статей 64 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вправе принять любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством, в том числе полученные с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в частности сети "Интернет".

Допустимыми доказательствами являются в том числе сделанные и заверенные лицами, участвующими в деле, распечатки материалов, размещенных в информационно-телекоммуникационной сети (скриншот), с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения.

Представленные Роспатентом совместно с отзывом документы соответствующих сведений не содержат, что не позволяет суду определить достоверность содержащейся в вышеуказанных документах информации и ее относимость к предмету спора.

Согласно пункту 2.1 Пояснительных примечаний к Рекомендации ВОИС компетентный орган должен принимать во внимание любые обстоятельства, на основании которых можно сделать вывод об общеизвестности знака.

Исходя из пункта 2.2 названных Пояснительных примечаний, компетентный орган не может настаивать на представлении каких-либо специальных критериев.

В пункте 2.15 тех же Пояснительных примечаний содержится подход, согласно которому не допускается применение более строгого критерия, как например, чтобы знак был хорошо известен всему обществу; широкое определение сектора общества, которому должен быть известен знак, не могло бы служить для целей международной охраны общеизвестных знаков.

В данном случае представленные компанией документы и сведения не получили полную и всестороннюю оценку с учетом вышеприведенных норм российского и международного права с точки зрения подтверждения факта широкой известности спорного обозначения на территории Российской Федерации в отношении соответствующих товаров, что могло привести Роспатент к неверному выводу об отсутствии документов, достаточных для подтверждения общеизвестности заявленного обозначения.

Соответствующие документы оценены Роспатентом как не подтверждающие на указанную в заявлении компании дату или в период, предшествовавший этой дате, широкую известность товаров, маркированных обозначением "Raffaello", российскому потребителю и наличие у потребителей ассоциативной связи между такими товарами и компанией.

В соответствии с требованиями пунктов 66, 73 Административного регламента коллегия на заседании рассматривает все представленные заявителем материалы, заслушивает доводы заявителя, его представителя, участвующего в рассмотрении заявления.

Административное действие по принятию решения по заявлению Роспатентом предусматривает проверку рассмотрения заявления на заседании коллегии в соответствии с пунктами 66-70 Административного регламента и принятие с учетом указанной проверки решения на основе заключения коллегии.

Следует отметить, что настоящий спор рассматривается по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в рамках которого в силу части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации именно на Роспатенте, как на органе, который принял оспариваемое решение, лежит обязанность доказывания его законности.

Вместе с тем Роспатент соответствующую обязанность не исполнил и не указал, какие обстоятельства не позволили ему полно и всесторонне оценить все представленные компанией доказательства.

В пункте 4.3 Правил N 56 предусмотрена обязанность Роспатента обеспечить условия для полного и объективного рассмотрения дела.

Уклонение Роспатента от рассмотрения доводов заявителя и оценки документов и сведений, представленных им, по мнению судебной коллегий, является существенным нарушением процедуры принятия решения органом, осуществляющим публичные функции.

В данном случае имеет место нарушение пункта 4.3 Правил N 56, которым предусмотрена обязанность Роспатента обеспечить условия для полного и объективного рассмотрения дела.

Процедура рассмотрения и разрешения споров в административном порядке должна обеспечивать реальную возможность защиты каждому, чьи права на результат интеллектуальной деятельности оспариваются. Только в этом случае достигается основная цель деятельности федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности - обеспечение охраняемых законом прав и интересов заявителей и обладателей охранных документов на объекты интеллектуальной собственности, а также законных интересов иных физических и юридических лиц при принятии решений в административном порядке.

На основании изложенного судебная коллегия полагает, что Роспатентом при принятии оспариваемого решения была существенно нарушена процедура рассмотрения заявления компании.

Судебная коллегия принимает во внимание разъяснения, изложенные в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19.09.2019 N 2145-О "По запросу Суда по интеллектуальным правам о проверке конституционности подпункта 3 пункта 6 статьи 1483 и статьи 1508 Гражданского кодекса Российской Федерации".

Однако поскольку в оспариваемом решении не содержится выводов относительно утраты обозначением "Raffaello" на дату подачи заявления компании широкой известности по сравнению с датой, на которую компанией испрашивается предоставление этому обозначению правовой охраны в качестве общеизвестного товарного знака, и указанный довод отсутствует также в поданных Роспатентом в суд документах, суд полагает возможным не исследовать данный вопрос и не считать его значимым для правильного рассмотрения настоящего спора.

Как разъяснено в абзаце втором пункта 136 постановления N 10, следует учитывать, что нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражений и заявлений являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным при условии, если эти нарушения носят существенный характер и не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения, заявления.

Поскольку Роспатентом была дана оценка не всем доказательствам, представленным компанией, что не позволило ему всесторонне, полно и объективно рассмотреть заявление, данное обстоятельство, по мнению суда, является самостоятельным основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным в связи с существенным нарушением процедуры рассмотрения заявления компании.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 138 постановления N 10, если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения, Судом по интеллектуальным правам установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя, то суд согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 статьи 201 названного Кодекса указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в разумный срок.

При отмене решения Роспатента в связи с существенным нарушением процедуры его принятия или при наличии обстоятельств, которые не могут быть устранены на стадии судебного обжалования решения Роспатента, суд вправе обязать Роспатент рассмотреть соответствующий вопрос повторно, с учетом решения суда.

Суд по интеллектуальным правам считает необходимым признать недействительным решение Роспатента от 14.12.2018 об отказе в удовлетворении заявления о признании обозначения как не соответствующее пункту 1 статьи 1508 ГК РФ и обязать Роспатент повторно рассмотреть заявление компании от 18.05.2018 с учетом настоящего решения.

В силу части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Учитывая результат рассмотрения спора, судебные расходы по настоящему делу, понесенные заявителем, относятся на Роспатент как орган, принявший не соответствующий закону ненормативный правовой акт.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

требования иностранного лица SOREMARTEC S.A. удовлетворить.

Признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 14.12.2018 об отказе в удовлетворении заявления о признании обозначения, используемого в качестве товарного знака, общеизвестным в Российской Федерации, как не соответствующее статье 1508 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности повторно рассмотреть заявление иностранного лица SOREMARTEC S.A. о признании обозначения, используемого в качестве товарного знака, общеизвестным в Российской Федерации с учетом настоящего решения.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности в пользу иностранного лица SOREMARTEC S.A. 3 000 (Три тысячи) рублей расходов по уплате государственной пошлины за подачу заявления.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Д.И. Мындря
Судья Д.А. Булгаков
Судья А.А. Снегур

Обзор документа


Роспатент отказал Soremartec C.A. в признании общеизвестным его товарного знака Raffaello в России. Он посчитал, что потребители ассоциируют обозначение не с заявителем, а с лицензиатом "Ферреро Руссия". Цвет и шрифт обозначения менялись со временем, а рост продаж конфет после 2014 года не подтвержден. Суд по интеллектуальным правам не согласился с этими доводами и обязал ведомство повторно рассмотреть обращение.

Обозначение изменялось до 2009 года, после чего использовалось в заявленном виде. Следует установить, воспринимает ли его потребитель как новое или как обновленную версию уже известного обозначения.

Кроме того, общеизвестность определяется не в отношении производителя, а в отношении компании, которая доводит товар до покупателя. Значение имеет также узнаваемость товара, а не длительность использования обозначения или рост продаж. По итогам опроса спорное обозначение известно 98% потребителей.

Также следует учесть, что лицензиат входит в одну группу компаний с заявителем и что регистрация обозначения на имя заявителя не нарушает его интересы.