Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 17 октября 2019 г. по делу N СИП-610/2019 Суд признал решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, недействительным, поскольку охраняемое спорным знаком обслуживания обозначение тождественно логотипу, созданному до даты подачи заявки на регистрацию знака обслуживания по свидетельству РФ, использованного обществом без согласия правообладателя

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 17 октября 2019 г. по делу N СИП-610/2019 Суд признал решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, недействительным, поскольку охраняемое спорным знаком обслуживания обозначение тождественно логотипу, созданному до даты подачи заявки на регистрацию знака обслуживания по свидетельству РФ, использованного обществом без согласия правообладателя

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 10 октября 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 17 октября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Погадаева Н.Н.,

судей Голофаева В.В., Четвертаковой Е.С.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Беляевым П.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление Ступивцева Юрия Владимировича (Москва) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 29.04.2019, принятого по результатам рассмотрения возражения от 08.10.2018 против предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 589030.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Индорс Навигейшн" (Причальный пр-д, д. 8, корп. 1, эт. 3, пом. 331, Москва, 123290, ОГРН 1147746121434).

В судебном заседании приняли участие представители:

от Ступивцева Юрия Владимировича - Горшенина И.А. (по доверенности от 21.09.2019 N 77 АВ 8739676);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Субботин А.А. (по доверенности от 26.04.2019);

от общества с ограниченной ответственностью "Индорс Навигейшн" - Малышева Л.В. (по доверенности от 23.01.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

Ступивцев Юрий Владимирович обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 29.04.2019, принятого по результатам рассмотрения возражения от 08.10.2018 против предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 589030.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Индорс Навигейшн" (далее - общество).

Заявление мотивировано тем, что для регистрации спорного знака обслуживания третье лицо использовало произведение заявителя в виде разработанного им логотипа, поэтому оспариваемая регистрация, а также решение Роспатента, противоречат требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В судебном заседании представитель Ступивцева Ю.В. поддержал доводы, изложенные в заявлении, просил отменить решение, принятое Роспатентом 29.04.2019 по результатам рассмотрения возражения от 08.10.2018.

Представители Роспатента и общества, выступили по доводам, изложенным в отзывах и письменных пояснениях, просили отказать в удовлетворении заявленных требований.

Судом по интеллектуальным правам установлено, что общество является правообладателем комбинированного знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 589030, который был зарегистрирован 29.09.2016 по заявке N 2014728408 в отношении услуг 35, 37, 38, 45-го классов МКТУ, указанных в свидетельстве, с датой приоритета от 22.08.2014.

В порядке, предусмотренном подпунктом 1 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ, Ступивцев Ю.В. 08.10.2018 обратился в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 589030, мотивированным несоответствием регистрации требованиям, установленным пунктом 9 статьи 1483 ГК РФ, где указал, что является автором произведения в виде логотипа, тождественного оспариваемому знаку обслуживания, созданного ранее даты приоритета оспариваемой регистрации (14.12.2013), что подтверждается протоколом осмотра доказательств. При этом на указанную дату, он являлся одним из участником данного общества, а при выходе из состава участников им была получена расписка от 05.02.2015, в которой указано, что Самотаев А.М. (единственный участник общества) не претендует на интеллектуальную собственность Ступивцева Ю.В. в виде логотипа и гарантирует, что не будет его использовать. Однако 29.09.2016 осуществлена регистрация знака обслуживания тождественного произведению Ступивцева Ю.В. без его согласия.

Роспатент, признав Ступивцева Ю.В. заинтересованным лицом в подаче настоящего возражения, по результатам его рассмотрения, оставил правовую охрану оспариваемого знака обслуживания в силе.

В оспариваемом решении Роспатент пришел к выводам, что без установления авторских прав на произведение в виде логотипа, которые содержится в оспариваемом товарном знаке, вопрос о законности его регистрации невозможно рассмотреть, так как Роспатент не разрешает спор об авторском праве.

Кроме того, Роспатент пришел к выводу, что из протокола осмотра письменного доказательств, которым был зафиксирован логотип, усматривается, что данный логотип не является тождественным оспариваемому товарному знаку.

Также Роспатент полагал, что из текста переписки, не следует, что Ступивцев Ю.В. является единственным автором создания названного логотипа, поскольку, по его мнению, при его создании принимали участие Смолин С.Е. и Самотаев А.М., на основании чего пришел к выводу, что названые лица осуществляли создание вышеназванного логотипа совместно.

Относительно представленной Ступивцевым Ю.В. расписки, Роспатент отметил, что она не может служить доказательством подтверждения доводов возражения, поскольку в ее тексте написано "Самотаетв А.М." а подписана Самотаев А.М. К тому же представлена в копии, датирована после даты приоритета оспариваемого товарного знака (05.02.2015), а также не содержит явного подтверждения того, что автором логотипа "INDOORS NAVIGATION" является Ступивцев Ю.В.

Таким образом, ввиду недоказанности Ступивцевым Ю.В. наличия у него исключительного права на произведение в виде логотипа, а также при наличии спора об авторском праве, Роспатент не нашел оснований для вывода о несоответствии оспариваемого знака обслуживания требованиям пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Принятие Роспатентом указанного решения послужило основанием для обращения Ступивцева Ю.В. в Суд по интеллектуальным правам с рассматриваемым заявлением.

Изучив материалы дела, выслушав мнение представителей лиц, участвующих в деле, и оценив все доказательства в совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд пришел к следующему выводу.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Под ненормативным актом, который в соответствии со статьей 13 ГК РФ и статьей 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации может быть оспорен и признан судом недействительным, понимается документ властно-распорядительного характера, вынесенный уполномоченным органом, содержащий обязательные предписания, распоряжения, нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы юридического лица и влекущий неблагоприятные юридические последствия.

Оспариваемое решение относится к ненормативным правовым актам, поскольку вынесено уполномоченным лицом (Роспатентом), которым было отказано в удовлетворении поданного возражения, в результате чего может затрагивать права и законные интересы заявителя.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок заявителем соблюден.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента установлены частью 4 ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, исходя из которых рассмотрение возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку и принятие решения по результатам его рассмотрения входят в компетенцию Роспатента.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в пределах своей компетенции.

Согласно пункту 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" и пункту 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 23.04.2019 N 10), основанием для признания судом ненормативного акта государственного органа недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом прав и охраняемых законом интересов заявителя, а отсутствие данных условий в совокупности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Из изложенного следует, что основанием для удовлетворения заявления о признании ненормативного правового акта недействительным является обязательное одновременное наличие в совокупности двух условий:

1) нарушение им прав и охраняемых законом интересов заявителя;

2) несоответствие ненормативного правового акта закону или иному правовому акту.

При этом в случае, если судом будет установлено отсутствие какого-либо из двух указанных условий, то оспариваемый ненормативный правовой акт не может быть признан недействительным.

Также из пункта 136 постановления от 23.04.2019 N 10 следует, что при рассмотрении таких дел судам следует учитывать, что нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражений, заявлений против выдачи патента или против предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара или исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным только при условии, если эти нарушения носят существенный характер и не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения, заявления.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 27 постановления от 23.04.2019 N 10, по возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям. Основания для признания недействительным патента на изобретение, выданного по международной заявке на изобретение или по преобразованной евразийской заявке, признания недействительным предоставления правовой охраны промышленному образцу или товарному знаку по международной регистрации определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату поступления соответствующей международной или преобразованной евразийской заявки в Роспатент, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

Учитывая разъяснения, изложенные в пункте 27 постановления от 23.04.2019 N 10, суд полагает, что Роспатент обоснованно исходил из того, что с учетом даты подачи заявки N 2014728408 на регистрацию знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 589030 (22.08.2014) правовая база для оценки его охраноспособности включает в себя ГК РФ (в соответствующих редакциях) и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32.

Как следует из подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (статья 1492) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Как указывалось ранее, в возражении, поданном в Роспатент, а также в заявлении, поданном в суд, в обоснование своих доводов Ступивцев Ю.В. указывает, что является автором произведения в виде логотипа в трех вариантах, изображения которого, являются тождественными обозначению, охраняемому спорным знаком обслуживания.

Таким образом, в рассматриваемом случае, для определения несоответствия оспариваемой регистрации указанной норме, установлению подлежали следующие обстоятельства:

факт создания логотипа, до даты подачи заявки на регистрацию спорного знака обслуживания;

тождественность обозначения, регистрируемого в качестве спорного знака обслуживания, логотипу, созданному заявителем;

отсутствие согласия правообладателя такого произведения на регистрацию спорного знака обслуживания.

Факт создания Ступивцевым Ю.В. логотипа, до даты подачи заявки на регистрацию спорного знака обслуживания (22.08.2014), подтверждается протоколом осмотра доказательств от 31.03.2017 N 77 АВ 4067368 (том 1, л.д. 43-96), в котором было зафиксировано, что Ступивцев Ю.В. 14.12.2013 (том 1, л.д. 74-76) направил по электронной почте Смолину С.Е. логотип, выполненный в трех вариантах, один из которых представляет собой комбинированное обозначение, включающее словесные элементы "INDOORS" и "NAVIGATION", выполненные один под другим буквами латинского алфавита, и расположенный слева от него изобразительный элемент в виде трех одинаковых линий, размещенных по окружности, разделенных между собой тремя одинаковыми по форме стрелками, направленными в разные стороны.

При этом обстоятельства того, что общество было создано Ступивцевым Ю.В., Завальным В.В., Смолиным С.Е. и Самотаевым А.М. (который в настоящий момент является генеральным директором данного третьего лица) в качестве юридического лица 13.02.2014, лицами, участвующим в деле не оспаривается.

В материалах дела имеется расписка от 05.02.2015 (том 1, л.д. 70), подписанная Самотаевым А.М., в которой указано, что он не претендует на интеллектуальную собственность в виде логотипа, созданного Ступивцевым Ю.В., а также не будет его использовать.

Судом по интеллектуальным правам установлено, что оспариваемый знак обслуживания также представляет собой комбинированное обозначение, включающее словесные элементы "INDOORS" и "NAVIGATION", выполненные один под другим буквами латинского алфавита, и расположенный слева от него изобразительный элемент в виде трех одинаковых линий, размещенных по окружности, разделенных между собой тремя одинаковыми по форме стрелками, направленными в разные стороны.

Таким образом, при сравнении всех элементов спорного знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 589030 и логотипа, созданного Ступивцевым Ю.В. (14.12.2013) до даты подачи заявки N 2014728408 - 22.08.2014, усматривается, что в целом, несмотря на отдельные отличия, а именно, применение иных цветовых сочетаний для исполнения оспариваемой регистрации, спорные обозначения могут восприниматься как один знак обслуживания за счет имеющихся в их составе словесных элементов "INDOORS" и "NAVIGATION", выполненных один под другим буквами латинского алфавита, и расположенным слева от них изобразительным элементом в виде трех одинаковых линий, размещенных по окружности, разделенных между собой тремя одинаковыми по форме стрелками, направленными в разные стороны.

Такое же обозначение имеется и на вышеупомянутой расписке.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что применение иных цветовых сочетаний для исполнения оспариваемой регистрации, не влечет качественно иного восприятия рядовым потребителем указанных обозначений в целом, поскольку полное отсутствие сходства, нивелируется наличием полностью совпадающих словесных и изобразительных элементов.

Следовательно, тождественность логотипа, созданного Ступивцевым Ю.В., со спорным товарным знаком является очевидной и не требует какого-либо доказывания, а значит, как правильно полагает заявитель, для регистрации спорного знака обслуживания, общество использовало разработанный им логотип, так как данное третье лицо не представило в материалы дела доказательств, подтверждающих, что охраняемое спорным знаком обслуживания обозначение, было создано не Ступивцевым Ю.В.

В свою очередь, из материалов дела не усматривается, что Ступивцев Ю.В. давал свое согласие Самотаеву А.М. (как генеральному директору общества) на регистрацию разработанного им логотипа в качестве спорного знака обслуживания по заявке N 2014728408 (том 2, л.д. 48).

Тогда как вывод Роспатента о том, что логотип, зафиксированный протоколом осмотра доказательств, не является тождественным спорному товарному знаку, признается Судом по интеллектуальным правам несостоятельным, так как он противоречит фактическим обстоятельствам дела и представленным в их подтверждение доказательствам, а также основан на неверном толковании норм права.

Также противоречит фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам вывод Роспатента о том, что из текста переписки не следует, что Ступивцев Ю.В. является единственным автором создания спорного логотипа, поскольку распиской от 05.02.2015 подтверждается факт создания спорного логотипа именно заявителем по делу (том 1, л.д. 70).

В частности, как правильно отмечает заявитель, из указанной расписки следует, что Самотаев А.М. не претендует, а также не будет использовать созданный Ступивцевым Ю.В. логотип.

Следовательно, вопреки соответствующему выводу Роспатента, из материалов дела не следует, что в создании спорного логотипа также принимали участие Смолин С.Е. и Самотаев А.М.

Относительно указанной расписки Суд по интеллектуальным правам также отмечает, что тот факт, что она датирована после даты приоритета оспариваемого знака обслуживания, не свидетельствует о том, что она не может быть принята в качестве доказательства, подтверждающего, что автором логотипа "INDOORS NAVIGATION" является Ступивцев Ю.В., поскольку в ней указано именно на те обстоятельства, которые достоверно подтверждают, вопреки соответствующим выводам Роспатента, факт создания логотипа до даты подачи заявки на регистрацию спорного знака обслуживания именно Ступивцевым Ю.В.

Достоверность данных, изложенных в которой, кем-либо из лиц, участвующих в деле, не была опровергнута.

Таким образом, вывод Роспатента о том, что названная расписка не может служить доказательством подтверждения доводов возражения, признается Судом по интеллектуальным правам несостоятельным, так как тот факт, что она написана от Самотаетва А.М., не свидетельствует о том, что генеральный директор общества не подтвердил изложенные в ней обстоятельства, поскольку подписана она именно Самотаевым А.М., тогда как указанная Роспатентом опечатка, не свидетельствует о недостоверности данных, изложенных в ней.

Тот факт, что названная расписка была представлена Роспатенту в копии, также не свидетельствует о том, что она не может быть принята в качестве доказательства, подтверждающего факт создания Ступивцевым Ю.В. логотипа до даты подачи заявки на регистрацию спорного знака обслуживания, поскольку Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56, не предусмотрен порядок предоставления в Роспатент именно оригинала такого документа и заявлений о фальсификации указанного доказательства в суде не заявлено.

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия исключительного права на товарный знак, если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований пунктов 1-5, 8 и 9 статьи 1483 ГК РФ.

Как следует из пункта 1 статьи 1513 ГК РФ, предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено по основаниям и в сроки, которые предусмотрены статьей 1512 настоящего Кодекса, путем подачи возражения против такого предоставления в палату по патентным спорам или федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (пункт 1.9 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56).

Возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям, предусмотренным подпунктами 1-4 пункта 2 и пунктом 3 статьи 1512 настоящего Кодекса, могут быть поданы в Палату по патентным спорам заинтересованным лицом (пункт 2 статьи 1513 ГК РФ).

Как указывалось выше, Роспатент признал Ступивцева Ю.В. заинтересованным лицом в подаче возражения от 08.10.2018 против предоставления правовой охраны знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 589030.

Однако в оспариваемом решении Роспатент пришел к выводам, противоречащим представленным в материалы дела доказательствам о том, что Ступивцев Ю.В. не является единственным автором создания спорного логотипа.

В свою очередь, Суд по интеллектуальным правам отмечает, что при рассмотрении поданного Ступивцевым Ю.В. возражения от 08.10.2018 против предоставления правовой охраны знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 589030, Роспатенту необходимо было проверить соответствие оспариваемой регистрации требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Однако от установления указанных обстоятельств Роспатент уклонился, сославшись на то, что в рассматриваемом случае требуется разрешить спор об авторском праве.

Тогда как изложенное выше, не позволяет Суду по интеллектуальным правам согласиться с выводом Роспатента, ссылающегося на то, что при создании спорного логотипа принимали участие Смолин С.Е. и Самотаев А.М., поскольку в силу имеющихся в материалах дела доказательств, усматривается, что в рассматриваемом случае факт создания Ступивцевым Ю.В. логотипа до даты подачи заявки на регистрацию спорного знака обслуживания (22.08.2014) не оспорен названными лицами.

Следовательно, довод Роспатента о том, что у него не имелось достаточных оснований для вывода о несоответствии оспариваемого знака обслуживания требованиям, установленным подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, не может быть признан обоснованным, поскольку он основан на неверном применении норм права.

Согласно пункту 1 статьи 1259 ГК РФ произведения графики и дизайна, независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения, являются объектами авторских прав.

В статье 1226 ГК РФ указано, что на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие).

В частности, автору произведения принадлежат следующие права: исключительное право на произведение; право авторства; право автора на имя; право на неприкосновенность произведения; право на обнародование произведения (пункт 2 статьи 1255 ГК РФ).

В силу пункта 3 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

Таким образом, из названной нормы следует, что авторским правом охраняется как все произведение в целом, так и любая оригинальная самостоятельная часть этого произведения, независимо от их достоинств и назначения, если они выражены в какой-либо объективной форме.

Только правообладателю принадлежит право использования объекта исключительных прав любым, не противоречащим закону способом, поскольку, в соответствии с подпунктом 9 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности: перевод или другая переработка произведения.

Как было установлено ранее, из изложенных обстоятельств дела усматривается, что охраняемое спорным знаком обслуживания обозначение тождественно логотипу, созданному 14.12.2013 Ступивцевым Ю.В. до даты подачи заявки от 22.08.2014 N 2014728408 на регистрацию знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 589030, использованного обществом без согласия правообладателя.

При названных обстоятельствах Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что регистрация знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 589030 не соответствует требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

В силу части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Из фактических обстоятельств дела усматривается, что в нарушение части 5 статьи 200, а также требований части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Роспатентом не доказана законность и обоснованность обстоятельств, послуживших основанием для принятия им оспариваемого решения.

На основании изложенного Суд по интеллектуальным правам соглашается с заявителем в том, что оспариваемое решение Роспатента от 29.04.2019, принятое по результатам рассмотрения возражения от 08.10.2018 против предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 589030, не соответствует требованиям, установленным подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Поскольку вышеизложенные обстоятельства неправильно были установлены Роспатентом при принятии оспариваемого решения и данным ненормативным правовым актом затрагиваются права и законные интересы заявителя, принимая во внимание, что оспариваемое решение признано судом несоответствующим законодательству, а именно - подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, с учетом положений статьи 13 ГК РФ, пункта 6 постановления от 01.07.1996 N 6/8 и пункта 138 постановления от 23.04.2019 N 10, решение Роспатента от 29.04.2019 признается недействительным, и нарушающим права и охраняемые законом интересы Ступивцева Ю.В.

В связи с этим требование заявителя о признании недействительным решения Роспатента от 29.04.2019, принятого по результатам рассмотрения возражения от 08.10.2018 против предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 589030, подлежит удовлетворению.

Пунктом 3 части 4 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц должно содержаться, в том числе указание на признание оспариваемого акта недействительным или решения незаконным полностью или в части и обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя либо на отказ в удовлетворении требования заявителя полностью или в части.

Учитывая, что регистрация оспариваемого товарного знака была признана судом не соответствующей требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, Суд по интеллектуальным правам в целях восстановления прав и законных интересов заявителя считает возможным признать недействительной предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 589030 и необходимым обязать Роспатент внести соответствующую запись в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации.

Такой подход суда полностью соответствует правовой позиции, изложенной в пункте 138 постановления от 23.04.2019 N 10.

В соответствии со статьей 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Судебные расходы распределены судом в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и отнесены на Роспатент.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 29.04.2019, принятое по результатам рассмотрения возражения от 08.10.2018 против предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 589030 как несоответствующее пункту 9 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Признать недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 589030.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности внести соответствующую запись в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности (ОГРН 1047730015200) в пользу Ступивцева Юрия Владимировича (Москва) 300 рублей расходов по уплате государственной пошлины за подачу заявления.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
судья
Н.Н. Погадаев
Судья В.В. Голофаев
Судья Е.С. Четвертакова

Обзор документа


Гражданин оспаривал в суде отказ Роспатента аннулировать сходный с его логотипом знак обслуживания общества с теми же словесными элементами и дизайном. Заявитель разработал логотип, когда был участником этого общества. При выходе из него он получил расписку от оставшегося участника, что тот не будет использовать его логотип, но впоследствии он зарегистрировал его. Суд по интеллектуальным правам поддержал заявителя и аннулировал знак обслуживания.

Отказывая заявителю, Роспатент исходил из того, что логотип создавали участники общества совместно, а значит заявитель не доказал исключительное право на логотип. Однако факт создания логотипа подтвержден электронной перепиской, в которой автор направляет эскизы логотипа другому участнику. Вышеуказанная расписка также подтверждает, что остальные участники общества не создавали логотип. Заявитель не давал согласия на его использование. Тождественность логотипа со спорным товарным знаком очевидна.