Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 июля 2019 г. N С01-348/2019 по делу N СИП-671/2018 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции об отказе в признании незаконной публикации материалов заявки и патента РФ на полезную модель, поскольку сведения о полезной модели, на которую был выдан патент РФ, обоснованно включены Роспатентом в Государственный реестр и опубликованы во всеобщем доступе на сайте

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 июля 2019 г. N С01-348/2019 по делу N СИП-671/2018 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции об отказе в признании незаконной публикации материалов заявки и патента РФ на полезную модель, поскольку сведения о полезной модели, на которую был выдан патент РФ, обоснованно включены Роспатентом в Государственный реестр и опубликованы во всеобщем доступе на сайте

Резолютивная часть постановления объявлена 15 июля 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 18 июля 2019 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Уколова С.М.,

судьи-докладчика Погадаева Н.Н. -

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ПермЭнергоМаш" (ул. Светлогорская, д. 11, оф. 6, г. Пермь, 614023, ОГРН 1095908002035) и Валиуллина Альберта Минехузовича (г. Пермь) на решение Суда по интеллектуальным правам от 27.03.2019 по делу N СИП-671/2018 (судьи Рассомагина Н.Л., Булгаков Д.А., Четвертакова Е.С.)

по заявлению Валиуллина Альберта Минехузовича и общества с ограниченной ответственностью "ПермЭнергоМаш" о признании незаконной публикации материалов заявки и патента Российской Федерации на полезную модель N 107340 Геллера Арона Степановича с даты опубликования; об обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) снять с публичного доступа материалы по незаконной заявке Геллера Арона Степановича; об обязании федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный институт промышленной собственности" (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 125993, ОГРН 1027739154343) уничтожить информацию на бумажных и электронных носителях по незаконной заявке Геллера Арона Степановича, кроме материалов заявки на бумажном носителе.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Геллер Арон Степанович (г. Ростов-на-Дону).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "ПермЭнергоМаш" - Наберухин Е.Ю. (по доверенности от 27.06.2019 N 1);

от Валиуллина Альберта Минехузовича - Наберухин Е.Ю. (по доверенности от 11.07.2019 N 59 АА 3158258);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Унчиков Н.В. (по доверенности от 26.04.2019 N 01/32-351/41);

от федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный институт промышленной собственности" - Унчиков Н.В. (по доверенности от 17.09.2018 N 41-363-12).

Президиум Суда по интеллектуальным правам установил:

Валиуллин Альберт Минехузович и общество с ограниченной ответственностью "ПермЭнергоМаш" (далее - общество) обратились в Суд по интеллектуальным правам с уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявлением, в котором просили отменить решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) по вновь открывшимся обстоятельствам; признать незаконной публикацию материалов заявки и патента N 107340 Геллера А.С. с даты опубликования; обязать Роспатент удалить из публичного доступа публикацию патента 107340 Геллера А.С.; обязать Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС) уничтожить информацию на бумажных и электронных носителях по незаконной заявке Геллера А.С., кроме материалов заявки на бумажном носителе.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Геллер Арон Степанович.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 27.03.2019 в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество и Валиуллин А.М., ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм процессуального права, просит отменить решение суда первой инстанции, направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

Роспатентом представлены письменные пояснения на кассационную жалобу, в которых административный орган выражает несогласие с изложенными в ней доводами и просит оставить обжалуемое решение суда первой инстанции без изменения как законное и обоснованное.

Геллер А.С., надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного разбирательства, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

В судебном заседании представитель общества и Валиуллина А.М. поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель ФИПС и Роспатента поддержал доводы, изложенные в письменных пояснениях, просил отказать в удовлетворении кассационной жалобы.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Геллер А.С. обратился в Роспатент с заявкой от 08.12.2010 N 2010150386 на получение патента Российской Федерации на полезную модель "Заградительное устройство" (автор и патентообладатель Геллер А.С.).

На основании названной заявки Роспатентом Геллеру А.С. выдан патент Российской Федерации N 107340 на полезную модель "Заградительное устройство" (классификационная рубрика Международной патентной классификации - F41H 11/08; далее - патент N 107340), информация о выдаче патента опубликована 10.08.2011, а также размещена на сайте http://www.fips.ru, на котором в публичном доступе отражена информация, содержащаяся в Государственных реестрах Российской Федерации (в том числе в Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации; далее - Государственный реестр).

Действие данного патента 09.12.2011 было досрочно прекращено ввиду неуплаты в установленный срок государственной пошлины за поддержание патента в силе.

Валиуллин А.М. обратился в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением к Геллеру А.С. о признании патента N 107340 недействительным в части указания в нем автором и патентообладателем Геллера А.С., просил обязать Роспатент аннулировать патент N 107340 с даты подачи заявки и выдать новый патент с указанием в нем в качестве автора и патентообладателя Валиуллина А.М. с внесением соответствующих сведений в Государственный реестр (с учетом уточнения заявленных требований, принятого судом в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 15.08.2018 по делу N СИП-745/2017 исковое заявление удовлетворено, патент Российской Федерации N 107340 на полезную модель признан недействительным в части указания автором и патентообладателем Геллера А.С. и неуказания автором и патентообладателем Валиуллина А.М.; суд обязал Роспатент выдать новый патент по заявке N 2010150386 с указанием автором и патентообладателем Валиуллина А.М.

На основании принятого Судом по интеллектуальным правам решения Роспатентом в Государственный реестр 24.08.2018 внесена запись о том, что патент N 107340 признан недействительным частично, автором и патентообладателем полезной модели признан Валиуллин А.М.

По заявке N 2010150386 выдан новый патент Российской Федерации на полезную модель N 183809 с указанием автором и патентообладателем Валиуллина А.М., о чем опубликована информация 03.10.2018.

Полагая, что вследствие признания патента N 107340 недействительным информация о нем должна быть исключена из публичного доступа, Валиуллин А.М. и общество, генеральным директором и участником которого он является, обратились в Суд по интеллектуальным правам с настоящими требованиями.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии со статьями 1393 и 1394 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) сведения о полезной модели, на которую был выдан патент Российской Федерации N 107340, обоснованно включены Роспатентом в Государственный реестр и опубликованы во всеобщем доступе на сайте подведомственного Роспатенту учреждения (ФГБУ "ФИПС").

Суд первой инстанции установил, что именно Валиуллиным А.М. было осуществлено обнародование сведений, составляющих существо разработанного им технического решения, а впоследствии в рамках дела N СИП-745/2017 было реализовано право признать свое авторство в отношении разработанного им технического решения, на которое Геллером А.С. 08.12.2010 была подана в Роспатент заявка N 2010150386.

Принимая во внимание то, что сведения о признании патента N 107340 недействительным внесены в Государственный реестр и размещены на электронном ресурсе подведомственного Роспатенту учреждения в публичном доступе, суд первой инстанции, руководствуясь пунктами 5 и 7 статьи 1398 ГК РФ, пришел к тому выводу, что решение о признании патента недействительным само по себе означает отмену решения о выдаче патента и аннулирование записи в Государственном реестре. Возможность принятия Роспатентом решения об отмене собственного решения о выдаче патента законодательством не предусмотрена.

Довод заявителей о том, что после вынесения решения о признании патента недействительным сведения об этом патенте подлежат изъятию из публичного доступа, отклонен судом первой инстанции как основанный на неправильном толковании норм материального права. Информация о технических решениях с момента ее размещения в Государственном реестре и отражения в публичном доступе на соответствующем электронном ресурсе в сети Интернет включается в уровень техники для проверки охраноспособности создаваемых позднее технических решений и изъятию из публичного доступа не подлежит.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверил соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 указанного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявил.

Исследовав доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о наличии у Роспатента полномочий, а также о применимых нормах материального права.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемого судебного акта в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе и в возражениях относительно этой жалобы.

Заявители в кассационной жалобе указывали, что судом первой инстанции необоснованно отклонен их довод о том, что после вынесения решения о признании патента недействительным сведения об этом патенте подлежали изъятию из публичного доступа. Заявители полагают, что к правоотношениям о признании патента недействительным следует применять положения статьи 168 ГК РФ и, соответственно, юридические последствия признания патента недействительным могут выражаться в признании недействительной регистрации спорной заявки, в прекращении процедуры ее рассмотрения, в признании недействительной публикации сведений о заявке, а также устранении факта публикации патента, выданного по этой заявке.

Заявители в кассационной жалобе также ссылаются на то, что суд первой инстанции не применил закон, подлежащий применению, что в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является неправильным применением норм материального права.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам в ответ на уточняющий вопрос суда, о каком не примененном законе, подлежащем применению, идет речь в кассационной жалобе, представитель общества и Валиуллина А.М. пояснил, что указанное нарушение выразилось в неприменении судом первой инстанции судебной практики.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, выслушав явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к следующим выводам.

Полномочия Роспатента по рассмотрению заявки на выдачу патента на полезную модель установлены частью четвертой ГК РФ.

При этом указанным нормативным актом на Роспатент не возложена обязанность по проверке авторства технических решений, в отношении которых подана заявка на получение патента.

По результатам проведения процедур, предусмотренных законом и подзаконными актами для рассмотрения заявки на выдачу патента, Роспатентом принято решение о выдаче патента на полезную модель по вышеуказанной заявке.

Согласно пункту 1 статьи 1393 ГК РФ на основании решения о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, которое принято в порядке, установленном пунктом 1 статьи 1387, пунктом 2 статьи 1390, пунктом 2 статьи 1391 или статьей 1248 этого Кодекса, Роспатент вносит изобретение, полезную модель или промышленный образец в соответствующий государственный реестр - Государственный реестр изобретений Российской Федерации, Государственный реестр полезных моделей Российской Федерации и Государственный реестр промышленных образцов Российской Федерации и выдает патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1394 ГК РФ Роспатент публикует в официальном бюллетене сведения о выдаче патента на изобретение или полезную модель, включающие имя автора (если автор не отказался быть упомянутым в качестве такового), имя или наименование патентообладателя, название и формулу изобретения или полезной модели.

Состав публикуемых сведений определяется Роспатентом, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности.

Сведения о регистрации прав на полезные модели размещены на общедоступном интернет-сайте ФГБУ "ФИПС" и обеспечивают публичность Государственного реестра.

Размещение информации на указанном сайте ведется во исполнение приказа Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 24.05.2010 N 63 "О перечнях государственных услуг, оказываемых Роспатентом и подведомственными федеральными государственными учреждениями" для оказания физическим лицам государственной услуги по ведению реестров объектов интеллектуальной собственности и осуществлению публикаций сведений о них.

Суд первой инстанции, руководствуясь указанными нормами права, пришел к обоснованному выводу о том, что сведения о полезной модели, на которую был выдан патент N 107340, обоснованно включены Роспатентом в Государственный реестр и опубликованы во всеобщем доступе на сайте подведомственного Роспатенту учреждения (ФГБУ "ФИПС").

Пунктами 5 и 7 статьи 1398 ГК РФ установлены правовые последствия признания патента на полезную модель недействительным.

Так, согласно пункту 5 статьи 1398 ГК РФ патент на полезную модель, признанный недействительным полностью или частично, аннулируется с даты подачи заявки на патент.

В соответствии с пунктом 7 статьи 1398 ГК РФ признание патента на полезную модель недействительным означает отмену решения Роспатента о выдаче патента на полезную модель и аннулирование записи в соответствующем государственном реестре (пункт 1 статьи 1393 Кодекса).

Суд первой инстанции установил, что решением Суда по интеллектуальным правам от 15.08.2018 по делу N СИП-745/2017 патент Российской Федерации N 107340 на полезную модель признан недействительным в части указания автором и патентообладателем Геллера А.С., автором и патентообладателем спорного технического решения признан Валиуллин А.М., и суд обязал Роспатент выдать Валиуллину А.М. новый патент по заявке от 08.12.2010 N 2010150386.

Учитывая указанные обстоятельства и руководствуясь приведенными нормами права, суд первой инстанции обоснованно признал, что решение о признании патента недействительным само по себе означает отмену решения о выдаче патента и аннулирование записи в Государственном реестре. Сведения о признании патента N 107340 недействительным внесены в Государственный реестр и размещены на электронном ресурсе подведомственного Роспатенту учреждения в публичном доступе.

Довод заявителей о том, что после вынесения решения о признании патента недействительным сведения об этом патенте подлежали изъятию из публичного доступа, был рассмотрен судом первой инстанции и мотивированно отклонен. Суд первой инстанции правомерно указал, что данный довод основан на неправильном толковании норм материального права и заявлен без учета того, что информация о технических решениях с момента ее размещения в Государственном реестре и отражения в публичном доступе на соответствующем электронном ресурсе в сети Интернет включается в уровень техники для проверки охраноспособности создаваемых позднее технических решений и изъятию из публичного доступа не подлежит.

Суть этого правого регулирования заключается в том, что информация, единожды уже ставшая доступной публике, забыта публикой быть не может. Поэтому факт раскрытия информации и включения ее в уровень техники должен оставаться зафиксированным.

Несогласие заявителей с правовой оценкой, которую дал суд первой инстанции доводам лиц, участвующих в деле, направлено на переоценку установленных судом обстоятельств по делу.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 N 300-ЭС18-3308.

Таким образом, переоценка доказательств и выводов суда первой инстанции не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Несогласие заявителя жалобы с судебным актом не свидетельствует о неправильном применении судом норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для его отмены.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224.

Президиум Суда по интеллектуальным правам признает необоснованным довод о неправильном применением судом первой инстанции норм материального права, которые в данном деле применены судом с учетом конкретных обстоятельств и характера складывающихся правоотношений, которые были установлены в рамках данного дела.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что при рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции были правильно определен круг обстоятельств, подлежащих установлению по делу, и применены подлежащие применению нормы материального и процессуального права.

Все фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, выводы суда о применении норм права соответствуют установленным обстоятельствам и имеющимся доказательствам.

При таких обстоятельствах основания для отмены обжалуемого судебного акта отсутствуют.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные в связи с подачей кассационной жалобы, относятся на заявителей кассационной жалобы на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, учитывая, что в соответствии с подпунктом 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче кассационной жалобы на решение арбитражного суда государственная пошлина составляет 50 процентов размера государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера, то есть в настоящем случае - 1 500 рублей, а обществом уплачено 3 000 рублей, излишне уплаченная государственная пошлина подлежит возврату из федерального бюджета.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 27.03.2019 по делу N СИП-671/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ПермЭнергоМаш" и Валиуллина Альберта Минехузовича - без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "ПермЭнергоМаш" (ОГРН 5908044530614023) из федерального бюджета 1 500 (Одну тысячу пятьсот) рублей государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 24.05.2019 N 382 при подаче кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А. Новоселова
Члены президиума Г.Ю. Данилов
    B.А. Корнеев
    C.М. Уколов
    Н.Н. Погадаев

Обзор документа


Суд признал недействительным патент на полезную модель и обязал Роспатент выдать новый с указанием в нем в качестве автора и патентообладателя другого гражданина - заявителя. Последний потребовал исключить информацию о первоначальном патенте из публичного доступа. Суд первой инстанции отказал в иске, а Суд по интеллектуальным правам согласился с этим.

К правовым последствиям признания патента недействительным относится отмена решения о выдаче патента, аннулирование записи в госреестре и публикация информации об этом. Положения ГК РФ о последствиях недействительной сделки не применяются. Ведомство не проверяет авторство технических решений, в отношении которых подана заявка, поэтому оно обоснованно включило сведения в реестр и опубликовало их. Факт публикации патента устранить нельзя. Информация, единожды ставшая доступной публике, забыта ею быть не может. Она включается в уровень техники для проверки охраноспособности создаваемых позднее технических решений и изъятию из публичного доступа не подлежит.