Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июня 2019 г. N С01-482/2019 по делу N А76-3989/2017 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о возложении на ответчика обязанности прекратить использование полезных моделей и взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на данные полезные модели, поскольку установлен факт нарушения ответчиком исключительных прав истца на спорные полезные модели

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июня 2019 г. N С01-482/2019 по делу N А76-3989/2017 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о возложении на ответчика обязанности прекратить использование полезных моделей и взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на данные полезные модели, поскольку установлен факт нарушения ответчиком исключительных прав истца на спорные полезные модели

Резолютивная часть постановления объявлена 19 июня 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 24 июня 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Четвертаковой Е.С.,

судей Снегура А.А., Химичева В.А.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Кудрявцевым Д.К.

рассмотрел в открытом судебном заседании, проводимом в порядке, предусмотренном частью 1 статьи 153.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражный суд Челябинской области (судья Худяклва В.В. при ведении протокола отдельного процессуального действия помощником судьи Пьяковым Д.К.) кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью общества с ограниченной ответственностью "Медведь Екатеринбург" (ул. Комсомольская, д. 14, кв. 19, г. Екатеринбург, 620137, ОГРН 1116670025009) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 19.10.2018 по делу N А76-3989/2017 (судья Бесихина Т.Н.) и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2019 по тому же делу (судьи Костин В.Ю., Арямов А.А., Киреев П.Н.)

по иску индивидуального предпринимателя Голицина Александра Борисовича (г. Снежинск, Челябинская обл., ОГРНИП 304742320900011) к обществу с ограниченной ответственностью "Медведь Екатеринбург" и обществу с ограниченной ответственностью "Весна" (ул. Вернадского, д. 9, кв. 59, г. Миасс, Челябинская обл., 456318, ОГРН 1167456102824) о защите исключительных прав на полезные модели.

В судебном заседании приняли участие представители:

от индивидуального предпринимателя Голицина Александра Борисовича - Гаврюшкин С.Н. (по доверенности от 05.06.2016);

от общества с ограниченной ответственностью "Медведь Екатеринбург" - Каплюков В.В. (по доверенности от 13.06.2019), Каплюков А.В. (по доверенности от 13.06.2019).

Суд по интеллектуальным правам установил:

индивидуальный предприниматель Голицин Александр Борисович (далее - истец, предприниматель) обратился в Арбитражный суд Челябинской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Медведь Екатеринбург" (далее - ответчик, общество "Медведь Екатеринбург") и обществу с ограниченной ответственностью "Весна" (далее - ответчик, общество "Весна"), в котором заявлены следующие требования:

1) обязать общество "Медведь Екатеринбург" прекратить использование полезных моделей по патентам Российской Федерации N 157002 и N 156394, в частности прекратить производство, предложение к продаже, продажу и хранение с этой целью зимних палаток;

2) взыскать с общества "Медведь Екатеринбург" компенсацию за нарушение исключительных прав на полезные модели по патентам Российской Федерации N 157002 и N 156394 в размере 1 000 000 рублей;

3) обязать общество "Весна" прекратить использование полезных моделей по патентам Российской Федерации N 157002 и N 156394, в частности прекратить предложение к продаже, продажу и хранение с этой целью зимних палаток (с учетом принятого судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изменения предмета иска).

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 19.10.2018 утверждено заключенное между истцом и обществом "Весна" мировое соглашение, производство по делу в части требований к обществу "Весна" прекращено.

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 19.10.2018, оставленным без изменения постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2019, исковые требования к обществу "Медведь Екатеринбург" удовлетворены частично: на ответчика возложена обязанность прекратить использование полезных моделей по патентам Российской Федерации N 157002 и N 156394, в частности прекратить производство, предложение о продаже, продажу и хранение с этой целью зимних палаток, в которых используется полезная модель; а также с ответчика в пользу предпринимателя взыскана компенсация в размере 300 000 рублей; в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции, общество "Медведь Екатеринбург" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как утверждает заявитель кассационной жалобы, истец не доказал факт использования всех признаков независимых пунктов формул полезных моделей по патентам Российской Федерации N 156394 и N 157002, а суды неверно применили пункт 3 статьи 1252, подпункт 1 пункта 2 и пункт 3 статьи 1358 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

По мнению общества "Медведь Екатеринбург", подготовленные по результатам судебной экспертизы заключения являются недостоверными доказательствами, поскольку экспертами неправильно определено понятие "контур" и взят за основу ГОСТ, который применяется в строительстве.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения пункта 12 части 2 статьи 271, частей 1-5 статьи 71, части 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как полагает заявитель кассационной жалобы, заключаются в том, что в обжалуемом постановлении не указано на основании каких доказательств отклонен довод ответчика об ошибке эксперта в понимании термина "контур", не дана оценка пояснениям эксперта об отсутствии соединения слоев тента по нижнему краю и непосредственно не исследовано вещественное доказательство при рассмотрении апелляционной жалобы.

Общество "Медведь Екатеринбург" также указало на имеющееся у него право преждепользования, которое необоснованно не было признано судами первой и апелляционной инстанций.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что суды нижестоящих инстанций не дали надлежащей оценки его доводу о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом, поскольку предприниматель направил претензию и исковое заявление с приложенными к нему документами не в адрес общества "Медведь Екатеринбург", а по иному адресу, а в обоснование размера предъявленной ко взысканию компенсации представил лицензионные договоры, заключенные с аффилированными лицами.

Наряду с этим общество "Медведь Екатеринбург" выразило несогласие с взысканной судом компенсацией и ее размером, указывая на то, что истцом не представлены в материалы дела доказательства объема производства контрафактного товара и размера причиненных истцу убытков.

Предприниматель направил в Суд по интеллектуальным правам отзыв, в котором возражал против доводов заявителя кассационной жалобы, обратил внимание суда на противоречивость позиции ответчика, который, настаивая на праве преждепользования, отрицает использование в контрафактном товаре всех признаков независимых пунктов формул полезных моделей по патентам Российской Федерации N 156394 и N 157002, правообладателем которых является истец.

Кроме того, по мнению предпринимателя, судами первой и апелляционной инстанций верно установлены всех фактические обстоятельства, в том числе путем проведения по делу комплексной судебной экспертизы, дана правильная оценка представленным в материалы дела доказательствам и вынесены законные и обоснованные судебные акты.

Как полагает истец, обществом "Медведь Екатеринбург" не представлено ни одного доказательства, подтверждающего возникновение у него права преждепользования, а доводы заявителя кассационной жалобы основаны на неверном понимании смысла статьи 1361 ГК РФ.

Вопрос определения размера компенсации всесторонне и полно исследован судом первой инстанции и все критерии, наличие которых является основанием для взыскания компенсации, в спорной ситуации были установлены.

Вместе с тем предприниматель возражал против заявления кассатора о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом и обратил внимание на то, что все доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, в связи с чем не входят в компетенцию суда кассационной инстанции.

Общество "Весна" отзыв на кассационную жалобу не представило.

Представители общества "Медведь Екатеринбург" в судебном заседании поддержали изложенные в кассационной жалобе доводы, просили решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Челябинской области.

Представитель предпринимателя в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в отзыве на кассационную жалобу, просил обжалуемые судебные акты оставить без изменения, а кассационную жалобу общества "Медведь Екатеринбург" - без удовлетворения.

Общество "Весна", извещенное надлежащим образом о начале судебного процесса с его участием, а также о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе посредством публичного уведомления на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", явку своих представителей в судебное заседание не обеспечило, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и в отзыве на нее.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, Голицын А.Б. является правообладателем двух патентов Российской Федерации N 157002 (дата приоритета - 13.03.2015, дата регистрации - 28.10.2015) и N 156394 (дата приоритета - 13.03.2015, дата регистрации - 13.10.2015) на полезную модель "Палатка".

Формула полезной модели по патенту Российской Федерации N 157002 "Палатка" изложена следующим образом:

"1. Палатка, содержащая каркас, представляющий собой элементы из стеклокомпозитного материала, связанные друг с другом соединительными узлами, и прикрепленный к нему тент, отличающаяся тем, что элементы каркаса выполнены в виде гибких неполых прутков, а в качестве наполнителя для стеклокомпозитного материала использован стеклоровинг.

2. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что тент состоит из, по крайней мере, наружного слоя, внутреннего слоя и слоя утеплителя, соединенных между собой.

3. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что прутки выполнены гладкими.

4. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что диаметр прутков каркаса 8-12 мм.

5. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что соединительные узлы выполнены в виде дюралюминиевых хабов.".

Формула полезной модели по патенту N 156394 "Палатка" изложена следующим образом:

"1. Палатка, содержащая каркас и прикрепленный к нему тент, состоящий из, по крайней мере, наружного слоя, внутреннего слоя и слоя утеплителя, соединенных между собой, отличающаяся тем, что внутренний слой и слой утеплителя состёганы вместе по всей площади поверхности слоев, а все слои соединены друг с другом по контуру полотнищ тента.

2. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что слой утеплителя выполнен в виде слоя синтепона.

3. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что наружный и внутренний слои выполнены из водоветронепроницаемого материала.

4. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что внутренний слой и слой утеплителя соединены термошвом.

5. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что каркас выполнен из гибких прутков, соединенных друг с другом замковыми соединениями.

6. Палатка по п. 1, отличающаяся тем, что каркас палатки выполнен из стеклопластикового материала.".

Предприниматель 26.12.2016 приобрел у общества "Весна" контрафактную палатку, что подтверждено договором купли-продажи от 26.12.2016 N 17/16 и товарной накладной от 27.12.2016 N 16.

В свою очередь, общество "Весна" в ответ на претензию истца сообщило, что приобрело палатку у официального производителя - общества "Медведь Екатеринбург", в связи с чем все претензии предприниматель должен предъявить указанной организации.

Определением от 01.08.2017 исковое заявление в части требований к обществу "Медведь Екатеринбург" было оставлено без рассмотрения на основании пункта 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по мотиву несоблюдения истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2017 указанное определение отменено, вопрос направлен на новое рассмотрение.

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции по ходатайству предпринимателя и общества "Весна" проведена комплексная судебная экспертиза.

На разрешение экспертом были поставлены следующие вопросы:

1) действительно ли каркас палатки зимней КУБ-2, В=180 см, Ш=180 см, 3-х слойной, производства ООО "Медведь Екатеринбург", выполнен в виде гибких неполых прутков из стеклокомпозитного материала, а в качестве наполнителя для стеклокомпозитного материала использован стеклоровинг?

2) действительно ли в изделии палатка зимняя КУБ-2, В=180 см, Ш=180 см, 3-х слойная (изготовитель ООО "Медведь Екатеринбург") использованы все признаки независимых пунктов формул полезных моделей "Палатка" по патентам N 157002 и N 156394 либо какой-то признак не использован?

По результатам экспертизы в материалы дела представлены два экспертных заключения. В экспертном заключении N 2017.187ТВ (том 2, л.д.108-125) по первому вопросу эксперт указал, что в результате исследования каркаса палатки зимней КУБ-2, В=180 см, Ш=180 см, 3-х слойной, производства ООО "Медведь Екатеринбург", было выявлено, что каркас действительно выполнен в виде гибких неполых прутков из стеклокомпозитного материала. Полученные результаты исследований, описанные в таблице 1 показали, что в качестве наполнителя для стеклокомпозитного материала использован стеклоровинг. Кроме того, к указанному экспертному заключению приложен протокол лабораторных исследований и испытаний химического состава стойки зимней палатки от 18.01.2018 N 41/18 (том 2, л.д. 117-119).

По второму вопросу экспертизы представлено заключение N 3/2018 (том 2, л.д. 129-180), в которым эксперт пришел к выводу о том, что в представленном на экспертизу изделии палатка зимняя КУБ-2, В=180 см, Ш=180 см, 3-х слойная (изготовитель ООО "Медведь Екатеринбург") использованы все признаки независимых пунктов формул полезных моделей "Палатка" по патентам N 157002 и N 156394. Наряду с этим эксперт, проводивший патентоведческую экспертизу, был вызван в судебное заседание в суде первой инстанции и дал пояснения по существу проведенной им экспертизы.

В обоснование заявленного ко взысканию с общества "Медведь Екатеринбург" размера компенсации истец ссылался на пункт 1 статьи 1406.1 ГК РФ, согласно которому она определяется в размере от 10 000 рублей до 5 000 000 рублей.

Проанализировав фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции пришел к выводу, что истцом доказан факт нарушения обществом "Медведь Екатеринбург" его исключительных прав на полезные модели по вышеназванным патентам, что выразилось в производстве, предложениях о продаже, продаже и хранении с этой целью зимних палаток для рыбалки.

Наряду с этим суд первой инстанции, с учетом характера и обстоятельств допущенного нарушения, а также принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения пришел к выводу о том, что заявленный истцом размер компенсации подлежит снижению до 300 000 рублей (по 150 000 рублей за каждое нарушение).

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для отмены обжалуемых судебных актов ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233 ГК РФ), если указанным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную названным Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1358 ГК РФ патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными пунктами 2 и 3 указанной статьи.

В силу подпункта 1 пункта 2 статьи 1358 ГК РФ изготовление и продажа продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, являются использованием этого изобретения или полезной модели.

Полезная модель признается использованной в продукте, если продукт содержит каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы полезной модели. При установлении использования изобретения или полезной модели толкование формулы изобретения или полезной модели осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1354 ГК РФ (пункт 3 той же статьи).

В соответствии с пунктом 2 статьи 1354 ГК РФ охрана интеллектуальных прав на изобретение или полезную модель предоставляется на основании патента в объеме, определяемом содержащейся в патенте формулой изобретения или соответственно полезной модели.

Исходя из предмета и оснований заявленного иска, предприниматель должен был доказать факт принадлежности ему исключительного права на полезную модель и факт нарушения обществами указанного права, а общества представить доказательства того, что его действия не нарушили исключительное право истца на полезную модель.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что переоценка доказательств не входит в полномочия суда при кассационном производстве, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Как неоднократно указывал суд высшей судебной инстанции (определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224 и от 15.08.2016 N 305-ЭС16-7224) вопросы о наличии у истца исключительного права и об использовании его ответчиком (нарушении ответчиком исключительного права) являются вопросами факта, которые устанавливаются в судах первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств.

В рассматриваемом случае суды нижестоящих инстанций на основе полного и всестороннего исследования представленных сторонами спора доказательств, а также путем проведения комплексной судебной экспертизы установили факт нарушения обществом "Медведь Екатеринбург" исключительных прав Голицына А.Б. на полезные модели по патентам Российской Федерации N 157002 и N 156394.

В свою очередь, заявитель кассационной жалобы, выражая несогласие с выводами экспертов, при рассмотрении дела в суде первой инстанции ходатайства о проведении дополнительной либо повторной экспертизы не заявлял; иные доказательства, опровергающие выводы экспертов не представлял.

В силу положений части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

В связи с изложенным доводы заявителя кассационной жалобы о том, что предпринимателем не был доказан факт нарушения принадлежащих ему исключительных прав; подготовленные по результатам судебной экспертизы заключения являются недостоверными доказательствами, поскольку экспертами неправильно определено понятие "контур" и взят за основу ГОСТ, который применяется в строительстве; а судом апелляционной инстанции не были в полной мере исследованы все имеющиеся в деле доказательства не могут быть приняты судом кассационной инстанции.

Довод общества "Медведь Екатеринбург" о том, что при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции судебная коллегия не обозревала приобретенный истцом контрафактный товар, приобщенный к материалам дела в качестве вещественного доказательства, отклоняется как основанный на неверном понимании норм процессуального права, регулирующих порядок производства в суде апелляционной инстанции (статьи 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) с учетом разъяснений, изложенных в пунктах 25, 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции".

Вопреки утверждению общества "Медведь Екатеринбург" о наличии у него права преждепользования на полезные модели, защищаемые вышеназванными патентами, судебная коллегия соглашается с выводами судов нижестоящих инстанций о том, что ответчик не представил в материалы доказательства, соответствующие требованиям, предусмотренным в статьях 65, 66, 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 1361 ГК РФ лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца добросовестно использовало на территории Российской Федерации созданное независимо от автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления, сохраняет право на дальнейшее безвозмездное использование тождественного решения без расширения объема такого использования (право преждепользования).

Следовательно право преждепользования возникает не в силу решения суда, а при наличии условий, определенных соответствующими нормами материального права, однако это не исключает возможности заявления в суд требования об установлении права преждепользования.

Таким образом, лицо, указывающее на наличие у него права преждепользования, обязано в рамках самостоятельно иска (в том числе встречного) либо в возражениях против предъявленных к нему требований, доказать использование до даты приоритета тождественного технического решения (с подтверждением использования всех признаков, присущих защищаемому патенту), независимость создания такого технического решения, а также объем преждепользования.

Соответствующие разъяснения изложены в пунктах 126, 127 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума N 10).

В спорной ситуации суды первой и апелляционной инстанции всесторонне и полно оценили доказательства, предоставленные обществом "Медведь Екатеринбург" в обоснование довода о наличии у него права преждепользования на спорные полезные модели и указали, что из товарной накладной от 24.10.2014 N 39, распечаток с сайта в сети "Интернет" с сайта https://www.youtube.com и видеороликов не усматривается, что обозначенные или демонстрируемые в них товары имеют все признаки независимых пунктов формул полезных моделей, защищаемых патентами Российской Федерации N 157002 и N 156394, а также являются аналогичными контрафактному товару, реализованному ответчиком.

Судебная коллегия также отклоняет довод заявителя кассационной жалобы о том, что суды нижестоящих инстанций не дали надлежащей оценки заявлению о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом, поскольку предприниматель направил претензию и иск с приложенными к нему документами не в адрес общества "Медведь Екатеринбург", а по иному адресу, а в обоснование размера предъявленной ко взысканию компенсации представил лицензионные договоры, заключенные с аффилированными лицами.

Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Из разъяснений, изложенных в абзацах четвертом и пятом пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", следует, что поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в ответ на претензию предпринимателя от 30.12.2016, направленную обществу "Весна", последнее направило ответ от 13.01.2017 N 2, в котором было указано, что надлежащим ответчиком является ООО "Медведь", у которого общество "Весна" приобрело зимнюю палатку для рыбалки, впоследствии реализованную истцу. С учетом полученной от общества "Весна" информации истец направил в адрес ООО "Медведь" (а фактически в адрес общества "Медведь Екатеринбург", поскольку верно указал ИНН организации и юридический адрес, но допустил техническую ошибку в виде неполного наименования юридического лица), самостоятельную претензию с требованиями о прекращении нарушения исключительных прав на полезные модели и выплате компенсации, а впоследствии и исковое заявление с приложенными документами.

В ходе рассмотрения дела суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцом не соблюден претензионный порядок урегулирования спора в отношении ответчика общества "Медведь Екатеринбург" и вынес определение об оставлении иска в соответствующей части без рассмотрения.

Между тем данное определение было отменено судом апелляционной инстанции, который пришел к выводу о соблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора в отношении заявителя кассационной жалобы.

При изложенных обстоятельствах у судов нижестоящих инстанций отсутствовали основания для вывода о злоупотреблении истцом правом при направлении обществу "Медведь Екатеринбург" претензии и копии искового заявления.

В отношении довода о том, что истец представил лицензионные договоры, заключенные с аффилированными лицами, судебная коллегия полагает, что он не имеет правового значения, поскольку до принятия судебного акта по существу спорных отношений истцом в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации было заявлено об изменении основания требования имущественного характера и изменен вид взыскиваемой компенсации исходя из пункта 1 статьи 1406.1 ГК РФ, то есть в размере от 10 000 рублей до 5 000 000 рублей.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с взысканной судом компенсацией в размере 300 000 рублей (по 150 000 рублей за каждое нарушение) со ссылкой на отсутствие в материалах дела доказательств объема производства контрафактного товара и размера причиненных истцу убытков не может являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, поскольку основано на неверном применении норм материального и процессуального права.

Вопреки содержащимся в кассационной жалобе доводам общества, суды первой и апелляционной инстанций при определении размера компенсации учли характер допущенного нарушения, степень вины нарушителя и его поведение после получения обязательной для данной категории споров досудебной претензии, а также представленные истцом и ответчиками доказательства в обоснование разумного и справедливого размера компенсации.

Судами нижестоящих инстанций были приняты во внимание правовые позиции высших судебных инстанций, сформулированных в пунктах 43.2, 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", действовавшего на момент принятия обжалуемых судебных актов.

Аналогичный подход в настоящее время закреплен в пунктах 57, 60-62 Постановления Пленума N 10.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что определение размера компенсации относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу. Суд кассационной инстанции в силу компетенции, установленной главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.

Судом кассационной инстанции также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам постановил:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 19.10.2018 по делу N А76-3989/2017 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2019 по тому же делу по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Медведь Екатеринбург" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Е.С. Четвертакова
Судьи А.А. Снегур
    В.А. Химичев

Обзор документа


Организация производила и продавала зимние палатки, используя полезные модели, запатентованные предпринимателем. Суды установили факт нарушения исключительных прав, а Суд по интеллектуальным правам согласился с ними.

В исследуемой палатке эксперты нашли все признаки независимых пунктов формул запатентованных моделей. Суд отклонил довод ответчика о том, что эксперты неправильно определили понятие "контур" и взяли за основу ГОСТ, который применяется в строительстве. Однако ответчик не просил о дополнительной либо повторной экспертизе и не представил иных доказательств, опровергающих выводы экспертов.

Ответчик также не смог доказать довод о праве преждепользования. Из товарной накладной, распечаток с сайта и видеороликов не усматривается, что указанные в них товары аналогичны контрафактному.