Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 марта 2019 г. № С01-57/2019 по делу N А35-6352/2017 Суд отказал в удовлетворении иска о защите нарушенных прав патентообладателя, поскольку пришел к выводу о том, что истцы не представили доказательств использования ответчиком изобретения, разработанного одним из истцов и запатентованного обществом

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 марта 2019 г. № С01-57/2019 по делу N А35-6352/2017 Суд отказал в удовлетворении иска о защите нарушенных прав патентообладателя, поскольку пришел к выводу о том, что истцы не представили доказательств использования ответчиком изобретения, разработанного одним из истцов и запатентованного обществом

Резолютивная часть постановления объявлена 20 марта 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 марта 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Рогожина С.П.,

судей - Лапшиной И.В., Васильевой Т.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Жегаловой А.А.,

рассмотрев в судебном заседании, проводимом с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Новосибирской области, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью Научно-производственного центра "ВетБиоТест" (корпус ГНУ ИЭВСИДВ СО РОССЕЛЬХОЗАКАДЕМИИ, оф. К. 523, рабочий поселок Краснообск, р-н Новосибирский, Новосибирская область, 630501, ОГРН 1025404348716) и Чекишева Валерия Михайловича (Новосибирская область, пос. Краснообск) на решение Арбитражного суда Курской области от 23.08.2018 (судья Масютина Н.С.) и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2018 (судьи Кораблева Г.Н., Бумагин А.Н., Поротиков А.И.), принятые в рамках дела N А35-6352/2017 по иску общества с ограниченной ответственностью Научно-производственного центра "ВетБиоТест" и Чекишева Валерия Михайловича к федеральному казенному предприятию "Курская биофабрика - фирма "БИОК" (ул. Разина, д. 5, г. Курск, 305004, ОГРН 1024600940792) о защите нарушенных прав патентообладателя, при участии в судебном заседании представителей:

от общества с ограниченной ответственностью Научно-производственного центра "ВетБиоТест" - Попова Н.Ю., по доверенности от 19.03.2019;

от Чекишева Валерия Михайловича - Попова Н.Ю., по доверенности от 19.03.2019;

от федерального казенного предприятия "Курская биофабрика - фирма "БИОК" - Козлов В.Е., по доверенности N 24 от 15.03.2019, Мартынова И.М., по доверенности N 05 от 09.01.2019; установил:

общество с ограниченной ответственностью Научно-производственный центр "ВетБиоТест" (далее - общество) и Чекишев Валерий Михайлович обратились в Арбитражный суд Курской области с исковым заявлением к федеральному казенному предприятию "Курская биофабрика - фирма "БИОК" (далее - фабрика) о признании несоответствующим закону использование ответчиком изобретения "Способ изготовления комплексного антигена для дифференциальной диагностики вакцинированных и больных бруцеллезом животных" в связи с наличием патента на изобретение, об обязании ответчика прекратить использование изобретения "Способ изготовления комплексного антигена для дифференциальной диагностики вакцинированных и больных бруцеллезом животных" без получения разрешения в установленном законом порядке.

Решением Арбитражного суда Курской области от 23.08.2018, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2018, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество и Чекишев В.М. обратились в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

В кассационной жалобе, общество и Чекишев В.М., ссылаясь на несоответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а также на нарушение судами норм материального и процессуального права при принятии судебных актов, просит обжалуемые судебные акты отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований или направить дело на новое рассмотрение.

По мнению общества и Чекишева В.М., выводы судов о том, что фабрика не использует спорное изобретение, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательства, поскольку суды не приняли во внимание представленные в материалы дела доказательства истца, которые, по их мнению, содержат выводы, прямо опровергающие выводы суда первой инстанции.

По мнению заявителей кассационной жалобы, выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на не полном и не всестороннем исследовании материалов судебного дела в нарушении части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как указывают истцы, судом первой инстанции не было рассмотрено требование о нарушение их авторских прав, а судом апелляционной инстанции необоснованно был отклонено соответствующее требование истцов.

В обоснование кассационной жалобы истцы также указывают на неправильное толкование судами положений пункта 3 статьи 1358 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В обоснование кассационной жалобы истцы указывают, что проведенная по делу судебная экспертиза проведена с нарушениями процессуального законодательства, так как эксперт федерального государственного бюджетного учреждения "Всероссийский государственный центр качества и стандартизации лекарственных средств для животных и кормов" является заинтересованным в исходе дела, так как находится в зависимости от ответчика.

В отзыве на кассационную жалобу фабрика просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения.

В судебном заседании представитель истцов поддержал доводы кассационной жалобы, указав на незаконность и необоснованность обжалуемых судебных актов.

Представители фабрики возражали против удовлетворения кассационной жалобы по мотивам, изложенным в отзыве на нее; полагали, что обжалуемые судебные акты приняты без нарушения норм права, а изложенные в них выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Законность решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Как следует из материалов дела и установлено судами, общество является разработчиком и производителем наборов "Тест-система для диагностики бруцеллеза крупного и мелкого рогатого скота и северных оленей в РИД" на основании патента Российской Федерации N 2627467 на изобретение "Способ изготовления комплексного антигена для дифференциальной диагностики вакцинированных и больных бруцеллезом животных", выданного Федеральной службой по интеллектуальной собственности (Роспатент), патентообладателем которого является общество, авторами изобретения - Чекишев Валерий Михайлович, Димов Сергей Константинович, Аракелян Петрос Карапетович.

Дата регистрации изобретения в Государственном реестре изобретений - 08.08.2017. Срок действия исключительного права на изобретение истекает 03.02.2036.

Как поясняют истцы, фабрика в период действия спорного патента начало производство препарата для ветеринарного применения "Набор для диагностики бруцеллеза животных в реакции иммунодиффузии (РИД), Вариант N 2", используя, по мнению истцов, для его производства запатентованный метод (способ получения ОПС-ангтигена).

Общество претензией N 5 от 30.05.2017 обратилось к ответчику с требованием о прекращении использования принадлежащего ему изобретения.

В письме N 831 от 13.06.2017 фабрика, ссылаясь на положения статьи 1363 ГК РФ, указало, что защита исключительного права, удостоверенного патентом, может быть осуществлена лишь после государственной регистрации изобретения, полезной модели или промышленного образца и выдачи патента. Вместе с тем, общество, на дату предъявления претензии не обладает исключительным правом, удостоверенным патентом. Кроме того, в случае тождественности решения или решения, отличающегося от изобретения только эквивалентными признаками (пункт 3 статьи 1358 ГК РФ), фабрика в силу статьи 1361 ГК РФ сохраняет право на дальнейшее безвозмездное использование тождественного решения без расширения объема такого использования (право преждепользования).

При ответе на претензию ответчик также сообщил, что производство препарата для ветеринарного применения "Набор для диагностики бруцеллеза животных в реакции иммунодиффузии" начат предприятием 22.07.2015, что подтверждается приказом директора ФКП "Курская биофабрика" N 216 от 27.07.2015, документами, подтверждающими соответствие препарата требованиям нормативной документации.

Метод ОПС-антигена, применяемый ответчиком, при производстве ветеринарного препарата "Набор для диагностики бруцеллеза животных в реакции иммунодиффузии", основан на способах и методах получения ОПС-антигена, описанных в руководстве МЭБ по диагностическим тестам и вакцинам для наземных животных, где подробно изложены принципы получения и методы очистки ОПС-антигена, приведены результаты широкомасштабных опытов использования этого антигена в реакции иммунодиффузии при выявлении больных животных в стадах с различной эпизоотической ситуацией.

Ссылаясь на вышеуказанные обстоятельства, полагая, что действия ответчика по использованию запатентованного способа получения при производстве препарата для ветеринарного использования, нарушают авторские права и права патентообладателя, истцы обратились в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции пришел к выводу что истцы, обращаясь с рассматриваемыми требованиями, не представили доказательств использования ответчиком способа получения ОПС-антигена, разработанного Чекишевым В.М. и запатентованным обществом.

Суд апелляционной инстанции поддержал изложенные выводы в полном объеме, наличие оснований для отмены или изменения решения суда не установил.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, выслушав мнения представителей участвующих в деле лиц, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для их отмены в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1358 ГК РФ патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными пунктом 2 этой статьи, патентообладатель может распоряжаться исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

В силу пункта 3 статьи 1358 ГК РФ изобретение признается использованным в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до даты приоритета изобретения.

Если при использовании изобретения или полезной модели используется также каждый признак, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы другого изобретения, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до даты приоритета другого изобретения, либо каждый признак, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы другой полезной модели, а при использовании промышленного образца каждый существенный признак другого промышленного образца или совокупность признаков другого промышленного образца, производящая на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит промышленный образец, при условии, что изделия имеют сходное назначение, другое изобретение, другая полезная модель или другой промышленный образец также признаются использованными (пункт 4 статьи 1358 ГК РФ).

Аналогичная позиция изложена в пункте 26 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, в соответствии с которым для установления факта использования изобретения необходимо установить использование каждого, а не отдельного признака изобретения, приведенного в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения.

Установив, что одним из обстоятельств, имеющим существенное значение для правильного рассмотрения спора, является наличие либо отсутствие при изготовлении препарата для ветеринарного применения "Набор для диагностики бруцеллеза животных в реакции иммунодиффузии (РИД), Вариант N 2" всех признаков изобретения по патенту Российской Федерации N 2627467, приведенных в независимом пункте формулы, суд первой инстанции назначил проведение судебной патентно-технической экспертизы.

Согласно заключению эксперта от 11.07.2018 при проведении экспертизы в дополнение к представленным судом документам экспертом использовались также материалы Руководства Всемирной организации по охране здоровья животных (МЭБ) по диагностическим тестам и вакцинам для наземных животных (OIE Manual of Diagnostic Tests and Vaccines for Terrestrial Animals).

В исследовательской части заключения эксперт указывает, что в Руководстве МЭБ по диагностическим тестам и вакцинам для наземных животных - справочном и рекомендующем документе для изготовителей ветеринарных вакцин и диагностикумов, описан способ получения ОПС-антигена. В мировой практике этот антиген применяется для определения специфических антител к возбудителям бруцеллеза у разных видов животных. Способ получения ОПС-антигена был предложен более 30 лет назад (патент США N 5006463 - "Иммуноанализы для дифференциации между бруцеллезными инфекциями и вакцинациями" с приоритетом 26.09.1986, опубликовано в 09.04.1991).

Эксперт указывает, что на сегодняшний день способы получения ОПС-антигена имеют значительное сходство и различаются на этапе очистки продукта от балластных веществ.

Согласно выводам эксперта в способе изготовления ОПС-антигена фабрики, описанном в Промышленном регламенте фабрики от 15.03.2015 на производство препарата "Набор для диагностики бруцеллеза животных в реакции иммунодиффузии", совокупность всех признаков, содержащихся в формуле изобретения патента Российской Федерации N 2627467, не используется.

Также эксперт указал, что при производстве ОПС-антигена на фабрике не проводится получение комплексного антигена бруцелл вида Brucella abortus и Brucella melitensis.

Содержание экспертного заключения судами наряду с другими доказательствами оценены по правилам, установленным статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. При этом суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что при проведении экспертизы экспертом Скляров Олег Дмитриевич не были нарушены положения статьей 21 и 23 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. На стадии производства дела в суде первой инстанции ответчиком ходатайство об отводе экспертов не заявлено. Тем самым соответствующий довод истцов подлежит отклонению.

Иных положений, которые по мнению истцов, были нарушены судами при назначении и проведении экспертизы в обоснование доводов кассационной жалобы не приведено.

Существенных нарушений норм процессуального права, которые могли привести к принятию неправильного решения, судом кассационной инстанции не установлено.

Истцы в своей кассационной жалобе указывают, что решение суда первой инстанции вынесено с нарушением статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ввиду отсутствия в нем упоминания ряда документов, представленных истцами. С точки зрения истцов, данный факт свидетельствует о том, что решение суда первой инстанции вынесено при неполном исследовании всех доказательств по делу и поэтому подлежит отмене.

Между тем согласно статье 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при рассмотрении дела арбитражный суд должен непосредственно исследовать доказательства по делу: ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации специалистов, а также огласить такие объяснения, показания, заключения, консультации, представленные в письменной форме.

Требования к содержанию судебного решения, установленные статьей 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не предусматривают, что в судебном решении должны упоминаться все без исключения доказательства, письменные пояснения, заключения и консультации специалистов, представленные в материалы дела. Тот факт, что какие-то из представленных доказательств и пояснений ввиду их большого объема не упомянуты в решении, не означает, что данные документы не приобщены к материалам дела, не исследованы непосредственно судом и не учтены при вынесении решения.

Обратного ссылками на материалы дела и аудиозаписи заседаний суда первой инстанции по настоящему делу не доказано.

Общество и Чекишевым В.М. полагает, что суды необоснованно исходили из необходимости наличия в продукте совокупности признаков каждого независимого пункта формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2627467 для установления нарушения ее исключительного права.

Названный довод отклоняется судом кассационной инстанции как не соответствующий фактическим обстоятельствам.

Как следует из содержания обжалуемых судебных актов формула изобретения по патенту Российской Федерации N 2627467 состоит из следующих положений: "способ получения комплексного антигена для дифференциальной диагностики вакцинированных и больных бруцеллезом животных, включающих экстракцию липополисахаридов бруцелл вида Brucella abortus и Brucella melitensis, для чего их берут в равном соотношении и обрабатывают 2%-ным раствором уксусной кислоты в присутствии 10% NaCl при автоклавировании, затем отделяют экстракт центрифугированием, фракционируют супернатант спиртом с последующим диализом и выделяют О-полисахарид центрифугированием".

Наличие указанных признаков было предметом исследования патентно-технической экспертизы и оценки судов первой и апелляционной инстанции.

Таким образом, судами исследовалось наличие в способе получения препарата для ветеринарного применения "Набор для диагностики бруцеллеза животных в реакции иммунодиффузии (РИД)" совокупности признаков, приведенных в каждом независимом пункте формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2627467 или эквивалентных им, что в полной мере соответствует положениям пункта 3 статьи 1358 ГК РФ.

Довод истцов о неправомерном отклонении судами требования о нарушении не только патентных, но и авторских прав, отклоняется судебной коллегией.

Указанный довод был предметом оценки суда апелляционной инстанции и правомерно отклонен в силу следующего.

Согласно положениям гражданского законодательства произведения науки, литературы и искусства (подпункт 1 пункта 1 статья 1225 ГК РФ) и изобретения (подпункт 7 пункта 1 статья 1225 ГК РФ) относятся к разным результатам интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью).

В силу пункта 1 статьи 1255 ГК РФ интеллектуальные права на произведения науки, литературы и искусства являются авторскими правами. В соответствии с пунктом 2 статьи 1255 ГК РФ автору произведения принадлежат следующие права: исключительное право на произведение; право авторства; право автора на имя; право на неприкосновенность произведения; право на обнародование произведения.

В то же время в отличие от указанных авторских прав в силу пункта 2 статьи 1345 ГК РФ автору изобретения, полезной модели или промышленного образца принадлежат следующие права: 1) исключительное право; 2) право авторства.

Исходя из вышеизложенного, автор изобретения не обладает авторскими правами, указанными в статье 1255 ГК РФ, тем самым эти права не могут быть нарушены.

Что касается нарушения прав авторства Чекишева В.М. на спорное изобретение, то соответствующе доводы истцов в иске не содержатся.

Доводы общества и Чекишева В.М. направлены на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, которые были предметом рассмотрения судов и получили соответствующую правовую оценку, а в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции полномочиями по переоценке доказательств не наделен.

При таких обстоятельствах доводы жалобы о неправильном применении судами норм материального и процессуального права, а также о несоответствии выводов судов о применении норм права фактическим обстоятельствам спора и представленным доказательствам, своего объективного подтверждения не нашли.

Не усматривает суд кассационной инстанции и безусловных оснований для отмены принятых по делу судебных актов, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного, обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы в силу положений статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителей этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Курской области от 23.08.2018 по делу N А35-6352/2017 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью Научно-производственного центра "ВетБиоТест" и Чекишева Валерия Михайловича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья С.П. Рогожин
Судья И.В. Лапшина
Судья Т.В. Васильева

Обзор документа


Истец запатентовал способ получения комплексного антигена для диагностики бруцеллеза рогатого скота. В период действия патента ответчик, по мнению истца, начал производить препарат, используя для его производства запатентованный метод. Истец потребовал признать незаконным использование изобретения без его согласия.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в иске. Суд по интеллектуальным правам согласился с ними.

Использование изобретения означает использование каждого, а не отдельного его признака, приведенного в независимом пункте формулы изобретения, которая содержится в патенте. Эксперт не обнаружил в способе изготовления антигена ответчиком совокупности всех этих признаков. Ответчик производил антиген по методу, описанному в руководстве по диагностическим тестам и вакцинам для животных. Этот метод был предложен более 30 лет назад.