Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 14 февраля 2019 г. по делу N СИП-790/2018 Суд оставил без удовлетворения требование о признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против решения о государственной регистрации обозначения в качестве товарного знака, поскольку представленные доказательства не содержат сведений, которые позволили бы сделать вывод о том, что в период ранее даты подачи заявки на регистрацию товарного знака в результате длительного использования заявителем в отношении производимых им товаров и оказываемых услуг спорный словесный элемент воспринимался потребителями исключительно как средство индивидуализации этих товаров и услуг - и никак иначе

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 14 февраля 2019 г. по делу N СИП-790/2018 Суд оставил без удовлетворения требование о признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против решения о государственной регистрации обозначения в качестве товарного знака, поскольку представленные доказательства не содержат сведений, которые позволили бы сделать вывод о том, что в период ранее даты подачи заявки на регистрацию товарного знака в результате длительного использования заявителем в отношении производимых им товаров и оказываемых услуг спорный словесный элемент воспринимался потребителями исключительно как средство индивидуализации этих товаров и услуг - и никак иначе

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 12 февраля 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 14 февраля 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Мындря Д.И., Четвертаковой Е.С.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Арсентьевым Е.А.,

рассмотрел в судебном заседании заявление акционерного общества "Мацестинский чай" (ул. Измайловская, д. 141, с. Измайловка, г. Сочи, 354078, ОГРН 1022302834102) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 23.08.2018 об отказе в удовлетворении возражения против решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 29.11.2017 о государственной регистрации обозначения по заявке N 2016725385 в качестве товарного знака.

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "Мацестинский чай" - Блошенцев В.И. (по доверенности от 06.02.2019);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Козача А.С. (по доверенности от 15.05.2018 N 01/32-402/41).

Суд по интеллектуальным правам установил:

акционерное общество "Мацестинский чай" (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 23.08.2018 об отказе в удовлетворении возражения против решения Роспатента от 29.11.2017 о государственной регистрации обозначения по заявке N 2016725385 в качестве товарного знака и об обязании Роспатента зарегистрировать заявленное обозначение в качестве товарного знака в отношении товаров, указанных в заявке.

В обоснование заявленного требования общество указывает на то, что входящий в состав спорного обозначения словесный элемент "Мацеста" не является географическим названием, а указывает лишь на наименование известного бальнеологического курортного центра, расположенного в долине реки Мацеста.

При этом, как полагает заявитель, Роспатент, делая вывод о том, что данный словесный элемент является указанием на конкретный географический регион, основывался только на информации, размещенной в сети Интернет, которой подтверждается вышеупомянутое утверждение заявителя.

Вместе с тем, как указывает общество, в случае признания обозначения "Мацеста" указанием на географический регион, это словесное обозначение в совокупности с иными элементами комбинированного обозначения по заявке N 2016725385 будет восприниматься как фантазийное в отношении тех товаров, для которых испрашивается правовая охрана.

В обоснование данного довода общество ссылается на практику регистрации Роспатентом в качестве товарных знаков обозначений, указывающих на наименование конкретного географического региона (товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 367067, N 433717), правовая охрана которым предоставлена для товаров, в отношении которых у потребителя не возникнет ассоциации с тем, что такие товары изготовлены в данном географическом регионе.

В то же время общество утверждает, что не любое географическое название недопустимо использовать в качестве товарного знака, а лишь то, с которым потребитель ассоциирует такой товарный знак как с местом происхождения товара, что, по мнению общества, свидетельствует, что товарный знак, указывающий на географическое название, должен быть в достаточной степени известен потребителю.

Общество ссылается на необоснованность вывода Роспатента о том, что обозначение "Мацеста" способно вызывать у потребителя ассоциации с местом происхождения товаров, для которых испрашивается правовая охрана спорным товарам.

Роспатент в отзыве на заявление общества не согласился с доводами, изложенными в нем, полагая, что оспариваемый ненормативный правовой акт принят уполномоченным органом в соответствии с действующим законодательством и не нарушает прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской деятельности.

Возражая против доводов, изложенных в заявлении, Роспатент отмечает, что многочисленными словарно-справочными источниками, размещенными в открытом доступе в сети Интернет, подтверждается вывод Роспатента о том, что входящий в состав заявленного обозначения словесный элемент "Мацеста" является географическим названием местности в Краснодарском крае на побережье Черного моря.

При этом, по мнению Роспатента, тот факт, что "Мацеста" не является конкретным указанием на административно-территориальную единицу города Сочи, не имеет правового значения, поскольку географическим названием является не только наименование административно - территориальной единицы, но и наименования иных географических объектов.

Роспатент считает ошибочным довод общества о том, что обозначение "Мацеста" указывает лишь на наименование известного бальнеологического курортного центра, расположенного в долине реки Мацеста, поскольку представленными совместно с возражением документами подтверждается факт осуществления в данном регионе производства чая иными юридическими лицами.

Как отмечает Роспатент, указанное географическое наименование широко известно российскому потребителю, что подтверждается насыщенностью русскоязычного сегмента сети Интернет информацией об указанном районе и его достопримечательностях.

При этом Роспатент утверждает, что обществом в материалы дела не представлено надлежащих доказательств приобретения спорным обозначением в ходе его длительного и широкого использования различительной способности и возникновения ассоциации у потребителя именно с обществом и производимой и реализуемой им продукцией.

В судебном заседании представитель общества настаивал на удовлетворении заявленных требований. При этом уточнил, что обществом не оспаривается решение Роспатента в части признания неохраняемым словесного элемента "чай".

Представитель Роспатента против удовлетворения заявленных требований возражал.

Как следует из материалов дела, обществом 14.07.2016 в Роспатент подана заявка N 2016725385 на регистрацию в качестве товарного знака комбинированного обозначения в отношении товаров 5-го "сбор чайный противоастматический; чаи лекарственные; чаи травяные для медицинских целей"; 16-го "листовки; упаковки для бутылок картонные или бумажные; листы пузырчатые пластмассовые для упаковки или расфасовки; бюллетени информационные; издания периодические; материалы упаковочные [прокладочные, набивочные] из бумаги или картона; листы бумажные или пластиковые абсорбирующие для упаковки пищевых продуктов; журналы [издания периодические]; пакетики бумажные; листы бумажные или пластиковые для контроля влажности, используемые как материал для упаковки; пленки пластмассовые для упаковки; бумага упаковочная; листы из восстановленной целлюлозы для упаковки; издания печатные; мешки [конверты, пакеты] для упаковки бумажные или пластмассовые; блокноты с отрывными листами; листы вискозные для упаковки; материалы упаковочные подкрахмаленные"; 30-го "мед; напитки чайные; цветы или листья, используемы в качестве заменителей чая; чай; чай со льдом; сахар" и услуг 39-го "доставка товаров; упаковка товаров; расфасовка товаров; хранение товаров; хранение товаров на складах; информация по вопросам хранения товаров на складах" классов Международной регистрации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Роспатент решением от 29.11.2017 предоставил правовую охрану названному обозначению в качестве товарного знака для всех товаров и услуг, в отношении которых она испрашивалась, с включением в данный товарный знак словесных элементов "Мацеста" и "чай" в качестве неохраняемых элементов, поскольку они характеризуют товары и услуги, указывая на место происхождения товаров, место нахождения их изготовителя и лица, оказывающего услуги, и на определенный вид товара (чай), что не соответствует требованиям пункта 1 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Общество, не согласившись с данными решением Роспатента, 01.03.2018 обратилось с возражением, мотивированным доводами, аналогичными тем, которые приведены в заявлении, представленном в суд.

Дополнительно общество указало на то, что спорное обозначение приобрело различительную способность до даты приоритета этого знака в ходе его длительного и широкого использования и ассоциируется у потребителя с обществом и производимой им продукцией.

В подтверждение доводов, изложенных в возражении против решения о государственной регистрации спорного товарного знака, обществом представлены следующие документы:

1) свидетельства о государственной регистрации права собственности на земельные участки;

2) письма управления сельского хозяйства, продовольствия и промышленности Администрации города Сочи (далее - управление) от 13.09.2016 N 951/17.01-21, от 26.12.2016 N 1372/17.01-18, от 27.09.2017 N 997/17.01021, от 26.12.2016 N 1373/17.01-18;

3) дипломы и награды участника различных выставок и ярмарок;

4) фотографии чайной продукции, производимой обществом;

5) копии архивных документов органов государственной власти СССР;

6) отчет социологического исследования на тему "Узнаваемость продукции, маркированной обозначением "Мацеста чай"", подготовленный Краснодарской краевой общественной организацией "Центр прикладной социологии и политологии" от 25.02.2018 N 01/02.13 (далее - отчет).

Решением Роспатента от 23.08.2018 в удовлетворении возражения общества отказано, решение Роспатента от 29.11.2017 о предоставлении правовой охраны товарному знаку по заявке N 2016725385 оставлено в силе.

Принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, Роспатент установил, что, согласно сведениям, содержащимся в открытом доступе в сети Интернет, словесный элемент "Мацеста" является географическим наименованием определенной территории города Сочи в Краснодарском крае, которое широко известно российскому потребителю.

При этом, оценив представленные с возражением документы, в частности письма управления от 13.09.2016 N 951/17.01-21, от 26.12.2016 N 1372/17.01-18, от 27.09.2017 N 997/17.01021, от 26.12.2016 N 1373/17.01-18, Роспатент пришел к выводу о том, что в них содержатся сведения о производстве чая иными лицами, не связанными с обществом производственными связями, а следовательно, регистрация спорного обозначения "Мацеста чай" в качестве товарного знака, в отношении тех товаров, что указаны в заявке, способна породить в сознании потребителей ассоциацию о том, что данная продукция изготовлена в местности Мацеста.

Кроме того, Роспатент не усмотрел из представленных с возражением документов факт приобретения спорным обозначением различительной способности в ходе его длительного использования обществом до даты подачи заявки N 2016725385, поскольку в них содержатся сведения об обществе, но не о производимом им чае, маркированном спорным обозначением.

Оценив представленный в материалы административного дела отчет, Роспатент признал его ненадлежащим доказательством наличия у спорного обозначения приобретенной различительной способности, поскольку респондентам демонстрировались только фотоизображения продукции, реализуемой обществом, а не словесная единица "Мацеста", которая в отчете никак не анализировалась с точки зрения ее восприятия потребителем как средства индивидуализации товаров и услуг.

На основании изложенного Роспатент пришел к выводу о том, что входящие в спорное обозначение словесные элементы "Мацеста" и "чай" являются указаниями на характеристику товаров и услуг и не способны их индивидуализировать, а следовательно, предоставление правовой охраны данным словесным элементам противоречит требованиям подпункта 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, и они могут быть включены в качестве неохраняемых элементов товарного знака в соответствии с абзацем шестым пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Общество, полагая, что решение Роспатента от 23.08.2018 противоречит закону и затрагивает права и законные интересы общества в сфере предпринимательской деятельности, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении и отзыве на него, выслушав мнение явившихся в судебное заседание представителей общества и Роспатента, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Согласно статье 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности обжалование решений и действий (бездействия) государственных органов в суд.

Частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок на оспаривание решения Роспатента обществом соблюден, что не оспаривается Роспатентом.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента по рассмотрению возражения против представления правовой охраны товарному знаку и принятие по его результатам решения установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и обществом не оспариваются.

Согласно пункту 2 статьи 1248 ГК РФ в случаях, предусмотренных указанным Кодексом, защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, с их государственной регистрацией, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления им правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке (пункт 2 статьи 11) соответственно федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Решения этого органа вступают в силу со дня принятия. Они могут быть оспорены в суде в установленном законом порядке.

В пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009 N 5/29) разъяснено, что при оспаривании решений Роспатента суды должны учитывать, что заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом. При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи заявки на регистрацию спорного обозначения в качестве товарного знака (14.07.2016), законодательство, применимое для оценки охраноспособности этого обозначения, включает в себя ГК РФ, Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, Требования к документам, содержащимся в заявке на государственную регистрацию товарного знака, знака обслуживания, коллективного знака, и прилагаемым к ней документам и их форм, Порядок преобразования заявки на государственную регистрацию коллективного знака в заявку на государственную регистрацию товарного знака, знака обслуживания и наоборот, Перечень сведений, указываемых в форме свидетельства на товарный знак (знак обслуживания), форме свидетельства на коллективный знак, формы свидетельства на товарный знак (знак обслуживания), формы свидетельства на коллективный знак, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482).

Доводы, изложенные в заявлении общества, по своей сути сводятся к несогласию общества с выводами Роспатента о том, что входящий в состав заявленного обозначения словесный элемент "Мацеста" является указанием на наименование географического объекта и не имеет фантазийной окраски по отношении к товарам и услугам, указанным в заявке на регистрацию товарного знака.

Вместе с тем, по смыслу доводов, содержащихся в заявлении общества, поданном в суд, им не отрицается тот факт, что обозначение "Мацеста" является указанием на конкретную географическую местность, расположенную в городе Сочи, которая ассоциируется, по мнению общества, с наименованием известного бальнеологического курортного центра, расположенного в долине реки Мацеста.

Как следует из подпункта 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов, характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта. Указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения.

В силу пункта 34 Правил N 482 в ходе экспертизы заявленного обозначения устанавливается, не относится ли заявленное обозначение к объектам, не обладающим различительной способностью или состоящим только из элементов, указанных в пункте 1 статьи 1483 ГК РФ. К обозначениям, не обладающим различительной способностью, в том числе относятся сведения, касающиеся изготовителя товаров или характеризующие товар.

Указанные в пункте 34 Правил N 482 элементы могут быть включены в соответствии с пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1.1 статьи 1483 ГК РФ (пункт 35 Правил N 482).

Роспатентом установлено, что обозначение по заявке N 2016725385 является комбинированным, состоящим из словесных элементов "Мацеста", "чай", выполненных оригинальным шрифтом буквами русского алфавита, и графического элемента в виде стилизованного изображение птицы. При подаче данной заявки общество указало на то, что в отношении словесного элемента "чай" им не испрашивается правовая охрана.

При этом Роспатент при рассмотрении возражения общества, проанализировав данное обозначение в совокупности входящих в него элементов, пришел к выводу о том, что словесный элемент "Мацеста" является географическим наименованием определенной местности на территории города Сочи (Краснодарский край).

Данное обстоятельство, как верно указал Роспатент, подтверждается словарно-справочными источниками, имеющими общедоступный характер.

Судебная коллегия отклоняет довод общества о том, что обозначение "Мацеста" не является указанием на конкретное географическое наименование, поскольку согласно сведениям, опубликованным в свободном доступе в сети Интернет, Мацеста является микрорайоном города Сочи, расположенным в Хостинском районе в долине реки Мацеста, его название связано именно с расположением вблизи данной реки. Так, в частности, на сайте в сети Интернет SOCHI.com размещена информация об административно-территориальном делении города Сочи, согласно которой в состав Хостинского района города Сочи входит поселок Мацеста. Информация о том, что Мацеста является микрорайоном города Сочи содержится и на других сайтах в сети Интернет - ru.wikipedia.org, dip.academic.ru.

Довод заявителя о том, что обозначение "Мацеста" не может быть признано географическим наименованием в связи с тем, что не является законодательно установленной административно-территориальной единицей города Сочи, подлежит отклонению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 18.12.1997 N 152-ФЗ "О наименованиях географических объектов" географические объекты - существующие или существовавшие относительно устойчивые, характеризующиеся определенным местоположением целостные образования Земли: материки, океаны, моря, заливы, проливы, острова, горы, реки, озера, ледники, пустыни и иные природные объекты; республики, края, области, автономная область, автономные округа; города, в том числе города федерального значения, и другие населенные пункты; районы, административные районы, аймаки, кожууны, национальные районы, улусы, волости, поселковые советы, наслеги, сельские советы, национальные сельские советы, сельские округа, сомоны, станичные округа и другие административно-территориальные образования (административно-территориальные единицы); железнодорожные станции, морские порты и речные порты, аэропорты.

Наименования географических объектов - географические названия, которые присваиваются географическим объектам и служат для их отличия и распознавания.

Таким образом, Роспатент верно указал, что географическим наименованием является не только наименование административно-территориальной единицы, но и наименования иных географических объектов.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, Роспатент пришел к обоснованному выводу о том, что словесный элемент "Мацеста", входящий в состав заявленного на регистрацию обозначения, представляет собой географическое наименование.

Согласно пункту 2.4 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Роспатента от 23.03.2001 N 39 (далее - Рекомендации), необходимо отличать географические названия, которые могут восприниматься потребителем как указания на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя товара, от тех, которые не могут так восприниматься. В связи с этим в процессе проверки соответствия заявленного на регистрацию обозначения, представляющего собой или включающего географическое название, требованиям, установленным законодательством рекомендуется, в первую очередь, проанализировать, будет ли заявленное географическое название восприниматься потребителем как указание на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя в отношении товаров, указанных заявителем в перечне.

Если сделан вывод о том, что заявленное географическое название может восприниматься как указание на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя в отношении товаров, указанных заявителем в перечне, рекомендуется при проведении дальнейшей экспертизы учитывать то, что такие географические названия могут:

- заявляться в отношении товаров, характеристики которых связаны с географическим происхождением. В этом случае географическое название указывает на место производства или сбыта товара, нахождение изготовителя товара и географическое происхождение товара;

- заявляться в отношении товаров, характеристики которых не связаны с географическим происхождением. В этом случае географическое название указывает только на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя.

Словесный элемент "Мацеста", являясь по своему семантическому смыслу названием местности в Краснодарском крае, которой присущи благоприятные климатические условия, может восприниматься потребителем как место производства товара и нахождения изготовителя в отношении товаров 5, 16, 30-го классов МКТУ, относящихся к чайной продукции, и связанных с ними услуг 39-го класса МКТУ, так как сырье для изготовления указанной продукции (чайный лист) может возделываться только в определенной местности с благоприятным для ее производства климатом.

При этом самим заявителем представлены в Роспатент письма управления от 13.09.2016 N 951/17.01-21, от 26.12.2016 N 1372/17.01-18, от 27.09.2017 N 997/17.01021, от 26.12.2016 N 1373/17.01-18, содержащие сведения о фактическом производстве чая на чайных плантациях в указанном регионе разными, не связанными друг с другом, чаеводческими предприятиями, в том числе закрытым акционерным обществом "Хоста-чай", закрытым акционерным обществом "Дагомысчай", открытым акционерным обществом "Солохаульский чай", закрытым акционерным обществом "Шапсугский чай", открытым акционерным обществом "Адлерский чай", в связи с чем довод заявителя о том, что местность Мацеста, входящая наряду с другими местностями, расположенными в районах, прилегающих к Черноморскому побережью Кавказа, известна только как бальнеологический курорт и не ассоциируется у потребителей с производством товаров, в отношении которых испрашивается правовая охрана заявленному обозначению, является необоснованным.

Согласно подпункту 2.2 пункта 2.4 Рекомендаций географические названия, заявляемые в отношении товаров, характеристики которых не связаны с географическим происхождением, в зависимости от объема сведений, содержащихся в источниках информации, могут быть условно разделены на две группы: являющиеся известными географическими названиями, которые могут быть восприняты как место нахождения производителя; являющиеся малоизвестными названиями, которые вряд ли могут быть восприняты как место нахождения производителя.

Если на регистрацию заявлено географическое название, которое указывает на место производства или сбыта товара и нахождения производителя, и при этом в источниках информации содержатся сведения о местонахождении с таким названием, обозначению нецелесообразно предоставлять правовую охрану, за исключением того случая, когда заявителем представлены материалы, подтверждающие то, что потребителем заявленное обозначение воспринималось до даты подачи заявки как обозначение товаров производителя (подпункт 2.2.1 пункта 2.4 Рекомендаций).

Следовательно, при проверке заявленного обозначения на его соответствие требованиям подпункта 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ нужно учитывать, что потребитель может воспринять географическое название в качестве места нахождения изготовителя товара только в том случае, если такое географическое название обладает определенной степенью известности, в силу чего может вызвать у него соответствующие ассоциативные связи.

Тогда как напротив, если на регистрацию заявлено малоизвестное географическое название - такое, что источники информации не содержат сведений о нем либо эти сведения содержатся в редких специальных изданиях, что позволяет признать географическое название практически неизвестным рядовому потребителю, - ему может быть предоставлена правовая охрана. При недоступности соответствующей информации для рядового потребителя такое словесное обозначение не способно вызывать ассоциативных связей с местом производства товаров, нахождением производителя, а следовательно, не способно и ввести потребителей в заблуждение.

Доказательством широкой известности географического наименования "Мацеста" российскому потребителю может служить насыщенность сети Интернет информацией об указанном географическом объекте и его достопримечательностях (https://www.malsesta.info/; https://www.tripadvisor.ru/Attraction_Review; http://www.planetadorog.ru/r/macesta/; http://worldroads.ru/chto-posmotret-v-matseste; https://goldengorod.ru/macesta/).

Таким образом, Мацеста не может быть признана географическим названием, малоизвестным для российского потребителя, на что верно указал Роспатент в оспариваемом ненормативном правовом акте.

Данное обстоятельство, вопреки соответствующим доводам общества, исключает возможность признания обозначения "Мацеста" фантазийным в отношении товаров, перечисленных в заявке N 2016725385 и не относящихся к чайной продукции.

При этом ассоциация обозначения "Мацеста" с местом производства товаров и местом нахождения изготовителя (исполнителя) обладает признаками правдоподобности.

Обществом доказательств того, что обозначение "Мацеста" в отношении упомянутых товаров вызывает у потребителя иную ассоциацию, нежели указание на географическое наименование, являющееся местом производства товаров (оказания услуг) или местом нахождения изготовителя (исполнителя), в материалы дела также не представлено.

Судебная коллегия исходит из того, что необходимость установления ассоциации обозначения "Мацеста" с услугами 39-го класса МКТУ, перечисленными в заявке, отсутствует, так как согласно просительной части заявления общество просит обязать Роспатент зарегистрировать заявленное обозначение в качестве товарного знака только в отношении товаров, указанных в заявке.

Исходя из вышеизложенного, входящий в состав заявленного на регистрацию комбинированного обозначения словесный элемент "Мацеста" может быть воспринят российскими потребителями как указание на место происхождения товаров и/или место нахождения их изготовителя и лица, оказывающего услуги, то есть является не способным самостоятельно индивидуализировать приведенные в заявке товары, в связи с чем не соответствует требованиям подпункта 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, а следовательно, может быть включен в товарный знак только в качестве неохраняемого элемента, как обоснованно указал Роспатент в оспариваемом ненормативном правовом акте.

При этом судебная коллегия не может принять во внимание ссылку общества на практику регистрации Роспатентом в качестве товарных знаков обозначений, указывающих на наименование конкретного географического региона (товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 367067, N 433717), правовая охрана которым предоставлена для товаров, в отношении которых у потребителя не возникнет ассоциации с тем, что такие товары изготовлены в данном географическом регионе, поскольку вывод о соответствии государственной регистрации товарного знака нормам действующего законодательства делается исходя из конкретных фактических обстоятельств и совокупности представленных в конкретное дело доказательств.

Также подлежит отклонению довод заявителя о том, что обозначение "Мацеста" приобрело различительную способность в результате его длительного использования заявителем до даты подачи заявки на регистрацию этого обозначения в качестве товарного знака. При этом суд исходит из следующего.

Подпунктом 1 пункта 1.1 статьи 1483 ГК РФ предусмотрено, что положения пункта 1 этой статьи не применяются в отношении обозначений, которые приобрели различительную способность в результате их использования.

Согласно правовому подходу, изложенному в пункте 2.1 Рекомендаций, если заявленному обозначению не свойственна различительная способность, ему может быть предоставлена правовая охрана при условии, если представленные заявителем материалы будут подтверждать то, что заявленное обозначение приобрело различительную способность в результате его использования до даты подачи заявки.

Такие материалы могут быть представлены заявителем в качестве доводов для преодоления мотивов отказа в регистрации заявленного обозначения в связи с отсутствием различительной способности, приведенных в запросе экспертизы.

При оценке наличия приобретенной различительной способности заявленного обозначения во внимание могут быть приняты в целом или в части следующие сведения, подтверждающие то, что заявленное обозначение приобрело различительную способность в результате его использования до даты подачи заявки: объемы производств и продаж товаров, маркированных заявленным обозначением; территории реализации товаров, маркированных заявленным обозначением; длительность использования заявленного обозначения для маркировки товаров (услуг), указанных в заявке; объемы затрат на рекламу товаров (услуг), маркированных заявленным обозначением; сведения о степени информированности потребителей о заявленном обозначении и производителе маркированных им товаров, включая результаты социологических опросов; сведения о публикациях в открытой печати информации о товарах, маркированных заявленным обозначением; сведения об экспонировании на выставках в Российской Федерации и за ее пределами товаров, маркированных заявленным обозначением, а также иные сведения.

Роспатент, оценив представленные обществом с возражением документы (свидетельства о государственно регистрации права собственности на земельные участки; письма управления от 13.09.2016 N 951/17.01-21, от 26.12.2016 N 1372/17.01-18, от 27.09.2017 N 997/17.01021, от 26.12.2016 N 1373/17.01-18; дипломы и награды участника различных выставок и ярмарок; фотографии чайной продукции, производимой обществом; копии архивных документов органов государственной власти СССР; отчет), пришел к выводу о том, что ими не подтверждается приобретение обозначением "Мацеста" различительной способности в ходе его длительного использования до даты подачи заявки на регистрацию товарного знака и что данное обозначение в ходе его использования стало ассоциироваться у потребителей с обществом и производимыми и реализуемыми им товарами.

При этом Роспатент обоснованно указал, что вышеназванные документы не содержат сведений о длительности, объемах и интенсивности использования словесного элемента "Мацеста" в качестве самостоятельного средства индивидуализации товаров, а также о возникновении у потребителей устойчивой ассоциации между товарами и услугами, маркированными спорным обозначением, и заявителем до даты подачи заявки.

Так, в письмах органов государственной власти и местного самоуправления, дипломах отраслевых выставок содержатся общие сведения о производственной деятельности заявителя, награждении заявителя за участие в выставках и высокое качество чайной продукции, однако отсутствует какое-либо упоминание о продукции, маркированной обозначением "Мацеста".

Роспатент также верно исходил из того, что сами по себе фотографии чайной продукции, пусть и содержащей заявленное на регистрацию обозначение, не могут свидетельствовать о длительности, объемах и интенсивности использования спорного обозначения, тем более, что они не содержат указания на даты их изготовления.

Суд по интеллектуальным правам в целом соглашается с критической оценкой, данной Роспатентом представленному заявителем отчету, выполненному по результатам социологического исследования.

Так, в названном отчете сделан вывод о том, что чайная продукция заявителя имеет широкую известность среди респондентов (97 %).

Однако указанный вывод вызывает обоснованные сомнения в его репрезентативности, поскольку социологическое исследование проводилось путем опроса лишь 800 респондентов в пяти городах Южного федерального округа Российской Федерации без выяснения мнения потребителей в других регионах Российской Федерации, что недостаточно для вывода о наличии у российского потребителя ассоциативной связи между словесным элементом "Мацеста" и товарами и услугами заявителя.

Кроме того, данное социологическое исследование не может свидетельствовать о степени информированности потребителей о слове "Мацеста" и производителе маркированных им товаров, так как в ходе данного опроса респондентам демонстрировалась только карточка с изображением упаковок выпускаемого заявителем чая, включающих дополнительные словесные и изобразительные элементы, а не слова "Мацеста", для которого заявителем испрашивается правовая охрана. При этом восприятие потребителями словесного элемента "Мацеста" в качестве средства индивидуализации товаров и услуг заявителя при проведении социологического исследования не анализировалось.

Принимая во внимание изложенное, Роспатент пришел к правильному выводу о том, что представленный заявителем отчет не может считаться абсолютно объективным и достаточным доказательством, подтверждающим наличие у словесного элемента "Мацеста" до 14.07.2016 приобретенной различительной способности.

Также следует отметить, что результаты одного лишь социологического исследования при отсутствии фактических сведений об объемах реализации продукции, маркированной спорным обозначением, о длительности и интенсивности использования словесного элемента "Мацеста", территории реализации товаров и предоставления услуг, маркированных указанным элементом, о затратах на рекламу, продолжительности рекламных мероприятий не могут являться основанием для вывода о приобретении словесным элементом "Мацеста" различительной способности в отношении заявленных товаров и услуг в результате его использования до даты подачи заявки N 2016725385.

Таким образом, представленные заявителем доказательства не содержат каких-либо сведений, которые позволили бы прийти к выводу о том, что в период ранее даты подачи заявки на регистрацию товарного знака в результате длительного и интенсивного использования заявителем в отношении производимых им товаров и оказываемых услуг словесный элемент "Мацеста" воспринимался российскими потребителями исключительно как средство индивидуализации этих товаров и услуг, а не как географическое наименование местности в Краснодарском крае.

При этом судебная коллегия отмечает, что выводы Роспатента в отношении недоказанности приобретения спорным обозначением различительной способности в ходе его длительного и интенсивного использования до даты подачи соответствующей заявки на регистрацию товарного знака и наличия у потребителей четкой устойчивой ассоциации между обозначением "Мацеста" и заявителем, обществом в заявлении не оспариваются.

Как разъяснено в пункте 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного акта необходимо установление одновременно двух указанных оснований.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку судом проверено и установлено, что оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, не нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем требование заявителя о признании оспариваемого решения Роспатента недействительным удовлетворению не подлежит.

Поскольку оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется, судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления подлежат отнесению на общество в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 180, 198-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

заявление акционерного общества "Мацестинский чай" оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Д.И. Мындря
Судья Е.С. Четвертакова

Обзор документа


Роспатент зарегистрировал комбинированный товарный знак, но слово "Мацеста" включил в него как неохраняемый элемент. Суд по интеллектуальным правам признал это правильным.

Спорное слово указывает на конкретный географический регион. Это не административно-территориальная единица г. Сочи, но данный факт не имеет значения. Географическими названиями считаются наименования не только подобных единиц, но и других географических объектов.

Название "Мацеста" широко известно российскому потребителю, что подтверждается множеством сведений об этом регионе и его достопримечательностях в русскоязычном сегменте Интернета. Данный словесный элемент может восприниматься как указание на место происхождения товаров и/или место нахождения их изготовителя, т. е. не способно самостоятельно индивидуализировать товары, перечисленные в заявке на регистрацию знака.