Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 28 января 2019 г. по делу N СИП-398/2018 Суд оставил без изменения решение Роспатента о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку досрочное прекращение правовой охраны товарного знака по воле самого правообладателя, изложенной в его заявлении, после вынесения Роспатентом своего решения не свидетельствует о его незаконности

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 28 января 2019 г. по делу N СИП-398/2018 Суд оставил без изменения решение Роспатента о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку досрочное прекращение правовой охраны товарного знака по воле самого правообладателя, изложенной в его заявлении, после вынесения Роспатентом своего решения не свидетельствует о его незаконности

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения оглашена 22 января 2019 года

Решение в полном объеме изготовлено 28 января 2019 года

Суд по интеллектуальным правам в составе

председательствующего судьи Васильевой Т.В.,

судей Лапшиной И.В., Погадаева Н.Н.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Булыгиной Н.А.,

рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению

иностранного лица "The British Broadcasting Corporation" (Broadcasting House, Portland Place, London, W1A 1AA, United Kingdom)

к Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200),

третье лицо: индивидуальный предприниматель Ибатуллин Азамат Валерьянович (г. Уфа)

о признании недействительным решения Роспатента от 30.03.2018, принятого по результатам рассмотрения возражения от 20.11.2017 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 538851,

при участии в судебном заседании:

от заявителя: Гуляева Н.С. и Пилюгина В.С. (по общей доверенности от 24.01.2018),

от ответчика: Халявин С.Л. (по доверенности от 15.05.2018),

от третьего лица: не явился, извещен, установил:

иностранное лицо - "The British Broadcasting Corporation" (далее - корпорация ВВС, заявитель) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с требованием об отмене решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) от 30 марта 2018 года, принятого по результатам рассмотрения возражения от 20 ноября 2017 года против предоставления правовой охраны на территории Российской Федерации товарному знаку по свидетельству N 538851.

К участию в деле на основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Ибатуллин Азамат Валерьянович (далее - предприниматель, ИП Ибатуллин А.В., третье лицо).

В судебном заседании представители корпорации ВВС заявленные требования поддержали с учетом изменения их оснований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения заявленных требований, изложив свои доводы в отзыве на заявление и в дополнительных письменных пояснениях.

Третье лицо, извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не явилось. В деле имеется отзыв предпринимателя на заявление с дополнительными письменными пояснениями и ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие. Суд счел возможным рассмотреть спор в его отсутствие в порядке ст. 121-123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Заявленные требования с учетом дополнения оснований иска в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мотивированы тем, что товарный знак "TOP GEAR" по свидетельству N 538851 зарегистрирован 3 апреля 2015 года с датой приоритета от 10 декабря 2013 года в отношении услуг 38-го класса МКТУ на имя заявителя. При этом заявитель является одной из старейших и крупнейших в мире корпораций в сфере радио, телевидения и Интернет-вещания. Помимо владения радио-, теле- и Интернет-ресурсами, заявитель создает и поручает третьим лицам создание многочисленных документальных, драматических, комедийных и информационных теле- и радиопередач и сериалов.

"TOP GEAR" является телевизионным проектом, посвященным автомобилям, который получил мировое признание. Первые выпуски телевизионного шоу "TOP GEAR" состоялись еще в 1977 году. В 2005 году "TOP GEAR" выиграл международную премию "Эмми" в разделе лучший сценарий развлекательной передачи, с 2004 по 2006 годы был трижды номинирован на приз Британской Телевизионной Академии в категории лучший полнометражный фильм. В 2004 и 2005 годы "TOP GEAR" был номинирован на премию Национального телевидения, а в 2006, 2007 и 2008 годы выиграл ее. В конце 2009 года "TOP GEAR" был признан лучшей программой десятилетия.

По состоянию на 2013 год аудитория программы в странах, где осуществляется официальная трансляция программы, составляла около 350 миллионов человек. Права на вещание телевизионного шоу были переданы компаниям в 214 государствах по всему миру, включая Россию. Международные продажи журнала "TOP GEAR" составляют около 1 миллиона экземпляров.

На веб-сайте www.topgear.com около 5,7 миллионов человек являются зарегистрированными пользователями. В соответствии со статистическими данными, игровое приложение "TOP GEAR" скачивалось с официального сайта около 8,9 миллионов раз, а гастроли Шоу "TOP GEAR" в Европе, Северной Америке и Азии посетило более 1,5 миллиона человек.

По состоянию на 2018 год в официальной группе "TOP GEAR" на веб-сервисе YouTube около 5,6 миллионов подписчиков. Социальная сеть Facebook насчитывает около 21 миллиона фанатов.

Российский журнал "TOP GEAR" выпускается с 2004 года. В период с 2004 по 2007 годы телевизионное шоу в России транслировалось на телеканале НТВ. Позднее, права на вещание были приобретены каналом "РЕН ТВ" и "Discovery (Дискавери)". В 2009 году был выпущен специальный русский сезон "TOP GEAR". С 2010 года программа выходила на телеканале "Россия 2", с 2013 года - на телеканале "24 Техно". В настоящий момент телевизионное шоу транслируется на телеканале "Авто плюс".

Заявителем также запущена серия ежегодных шоу "TOP GEAR LIVE", проходящих с 2003 года в Великобритании, а с 2012 года в России, в спортивном комплексе "Олимпийский".

По мнению заявителя, товарный знак "TOP GEAR" обладает высоким уровнем известности и узнаваемости и ассоциируется непосредственно с заявителем. Перечень услуг 38 класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) товарного знака "TOP GEAR" узкоориентирован на деятельность заявителя, связанную непосредственно с автомобильным шоу "TOP GEAR".

"TOP GEAR" является международным брендом заявителя и зарегистрирован в качестве товарного знака во многих юрисдикциях. Так, товарный знак по свидетельству N UK00002033013 зарегистрирован в Патентном Ведомстве Великобритании (в стране происхождения правообладателя) в отношении услуг 38 класса МКТУ с датой приоритета от 8 сентября 1995 года; товарный знак по свидетельству N 77212338 зарегистрирован в Патентном Ведомстве США в отношении услуг 38 класса МКТУ с датой приоритета от 21 июня 2007 года; товарный знак по свидетельству N 001231661, зарегистрирован в Европейском ведомстве по интеллектуальной собственности (охраняется во всех 28 странах Европейского союза) в отношении услуг 38 класса МКТУ с датой приоритета от 6 июля 1999 года.

Таким образом, заявитель обращал внимание на то, что он не только интенсивно использует товарный знак "TOP GEAR", но и обладает исключительным правом на обозначение "ТОР GEAR" во многих странах мира, а, следовательно, товарный знак "TOP GEAR" обладает высоким уровнем известности и ассоциируется непосредственно с заявителем.

Третье лицо приобрело товарный знак "TOP GEAR" по свидетельству N 339837 у ООО "Пинг-Понг Коммюникейшнз" - юридического лица, находящегося на момент регистрации отчуждения исключительного права на товарный знак в процессе ликвидации. Указанный предыдущий правообладатель "старшего" товарного знака был исключен из Единого государственного реестра юридических лиц 26 сентября 2016 года на основании статьи 21.1. Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в связи с неосуществлением им деятельности в течение 12 месяцев, а государственная регистрация отчуждения исключительного права была произведена 24 августа 2016 года, то есть всего за месяц до исключения ООО "Пинг-Понг Коммюникейшнз" из Единого государственного реестра юридических лиц.

Из записи о третьем лице в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей следует, что предприниматель ведет деятельность только в области недвижимого имущества. Данный факт, по мнению заявителя, дополнительно подтверждает, что у третьего лица нет и не может быть законного интереса в приобретении исключительного права на товарный знак "TOP GEAR" по свидетельству N 339837 для услуг 38 класса МКТУ. Таким образом, как указывал заявитель, единственной целью приобретения товарного знака "TOP GEAR" по свидетельству N 339837 является намерение причинить вред другому лицу - заявителю, выразившемуся в подаче возражения и прекращении правовой охраны товарного знака заявителя.

Заявителем было подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака "TOP GEAR" по свидетельству N 339837 ввиду его неиспользования (дело N СИП-216/2018). Правовая охрана товарного знака "TOP GEAR" по свидетельству N 339837 была досрочно прекращена на основании заявления правообладателя (третьего лица) от 25.05.2018. Дата внесения записи в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации - 21.06.2018. Заявитель настаивает на том, что приобретение исключительного права на товарный знак в 2016 году не для целей его использования и досрочное прекращение его правовой охраны в 2018 году дополнительно свидетельствует лишь о намерении третьего лица причинить вред заявителю, выразившемуся в подаче возражения и прекращении правовой охраны товарного знака заявителя.

Одновременно третьим лицом был зарегистрирован товарный знак "ТОР GEAR" по свидетельству N 623091 в отношении услуг 38, 41, 42 и 43 классов МКТУ с датой регистрации 10.07.2017. Таким образом, прекратив правовую охрану товарного знака и зарегистрировав на свое имя товарный знак "TOP GEAR" по свидетельству N 623091, третье лицо лишило корпорацию ВВС права на законное использование товарного знака в России. При этом использование вновь зарегистрированного товарного знака "TOP GEAR" по свидетельству N 623091 на имя третьего лица не будет отвечать критерию добросовестности, так как такое использование будет вводить потребителей в заблуждение в отношении правообладателя.

Заявитель считает, что данный факт также свидетельствует о злоупотреблении третьим лицом своим правом при подаче возражения, а вышеуказанные доводы были полностью проигнорированы ответчиком.

Кроме того, по мнению заявителя, у третьего лица отсутствовал законный интерес в подаче возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку "TOP GEAR" по свидетельству N 538851 ввиду отсутствия осуществления этим лицом аналогичной с заявителем деятельности, также как и намерения добросовестного использования товарного знака или сходного с ним обозначения.

Третье лицо неоднократно осуществляло и осуществляет попытки прекращения правовой охраны товарных знаков правообладателей, правомерно использующих товарные знаки в своей коммерческой деятельности. Такие действия третьего лица признавались судами злоупотреблением правом (решение Суда по интеллектуальным правам от 09.06.2017 по делу N СИП-73/2017; решение Суда по интеллектуальным правам от 19.06.2017 по делу N СИП-85/2017). Третье лицо также предпринимает попытки запретить использование коммерческих обозначений лицам, правомерно осуществляющим коммерческую деятельность в России.

Таким образом, как указывал заявитель, оспариваемое решение административного органа ограничивает законную и добросовестную экономическую деятельность заявителя на российском рынке, который на протяжении длительного времени правомерно использует товарный знак в своей деятельности.

Кроме того, дополняя основания заявленных требований, корпорация ВВС ссылалась на то, что ответчик в нарушение пункта 4.3 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам N 56 от 22 апреля 2003 года (далее - Правила ППС), не предоставил заявителю время для завершения процедуры досрочного прекращения правовой охраны противопоставленного товарного знака.

В связи с вышеизложенным корпорация ВВС считает, что решение Роспатента от 30.03.2018 не соответствует нормам материального права, а именно пункту 2 статьи 1513 ГК РФ, пункту 4.3 Правил ППС, а права и законные интересы заявителя в экономической деятельности нарушены.

Рассмотрев изложенные в заявлении, отзывах на него, дополнительных пояснениях доводы, выслушав выступления представителей лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Срок на обращение в суд с заявлением о признании недействительным оспариваемого решения Роспатента заявителем не пропущен.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Исходя из полномочий Роспатента, закрепленных в Положении о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218 "О Федеральной службе по интеллектуальной собственности", рассмотрение возражения предпринимателя против предоставления правовой охраны спорному товарному знаку и принятие решения по результатам рассмотрения такого возражения находится в рамках компетенции Роспатента.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в рамках своих полномочий, что не оспаривается корпорацией ВВС в заявлении, поданном в суд.

Поскольку оспариваемым решением аннулирована правовая охрана товарного знака, правообладателем которого являлась корпорация ВВС, оспариваемое решение затрагивает ее права и законные интересы.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - совместное постановление Пленума N 5/29), при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты приоритета оспариваемого товарного знака (10.12.2013) правовая база для оценки его охраноспособности включает в себя ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 25.03.2003 N 32 (далее - Правила N 32).

В свою очередь к порядку рассмотрения возражения применяются Правила ППС (в части, не противоречащей ГК РФ).

Регистрация товарного знака "ТОР GEAR" по заявке N 2013742659 с приоритетом от 10.12.2013 года произведена 03.04.2015 за N 538851 на имя компании "The British Broadcasting Corporation" / "Дзе Бритиш Броадкастинг Корпорейшн" в отношении услуг 38 класса МКТУ.

В Роспатент 20.11.2017 поступило возражение ИП Ибатуллина А.В. против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 538851 полностью в связи с его несоответствием требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Доводы возражения сводились к следующему:

оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с товарным знаком по свидетельству N 339837 с приоритетом от 25.10.2005 (срок действия регистрации продлен до 25.10.2025), зарегистрированным на имя лица, подавшего возражение;

сходство сравниваемых знаков обусловлено тем, что они содержат в своем составе близкий к тождеству словесный элемент "ТОР GEAR";

услуги 38 класса МКТУ, указанные в перечнях сравниваемых знаков, либо идентичны, либо однородны.

На основании изложенного лицо, подавшее возражение, просило признать предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 538851 недействительным полностью.

Правообладатель, надлежащим образом ознакомленный с материалами возражения, представил отзыв, аргументируя его следующими доводами:

лицо, подавшее возражение, не является заинтересованным в подаче настоящего возражения;

обозначение "ТОР GEAR" обладает высоким уровнем известности и ассоциируется именно с правообладателем, поскольку правообладатель оспариваемого знака является одной из старейших и крупнейших в мире корпораций в сфере радио, телевидения и Интернет-вещания. "ТОР GEAR" является названием телевизионной известной во всем мире, включая Россию, программы правообладателя, посвященной автомобилям, первый выпуск которой состоялся в 1977 году, а также названием журнала по автомобильной тематике. В 2009 году "ТОР GEAR" было признано лучшей программой десятилетия;

правообладатель не только интенсивно использует обозначение "ТОР GEAR", но и обладает исключительными правами на данное обозначение, так как товарный знак "ТОР GEAR" в отношении услуг 38 класса МКТУ зарегистрирован во многих странах мира (Великобритании, США, в Европейском ведомстве по интеллектуальной собственности), а также в России (оспариваемый товарный знак);

в действиях лица, подавшего возражение, правообладатель оспариваемого товарного знака усматривает признаки злоупотребления правом в соответствии со статьей 10 ГК РФ (лицо, подавшее возражение, приобрело противопоставленный товарный знак у ООО "Пинг-Понг Коммуникейшнз" (прежнего правообладателя данного товарного знака), находящегося в стадии ликвидации; противопоставленный товарный знак не используется лицом, подавшим возражение; у лица, подавшего возражение, нет и не может быть законного интереса в прекращении правовой охраны оспариваемого товарного знака, что подтверждается судебной практикой, в частности, по делам с участием лица, подавшего возражение, в которых Роспатент и суды, рассматривая дела со сходными фактическими обстоятельствами, отказывали в удовлетворении его требованиям, например, решения Суда по интеллектуальным правам от 19.06.2017 по делу N СИП-85/2017; от 09.06.2017 по делу N СИП-73/2017).

На основании изложенного правообладатель просил оставить в силе правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 538851.

Указанное возражение было рассмотрено Роспатентом, и решением Роспатента от 30.03.2018 предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 538851 было признано недействительным полностью.

Несогласие с данным решением административного органа явилось основанием для обращения корпорации ВВС в Суд по интеллектуальным правам с вышеуказанными требованиями.

Суд полагает, что при рассмотрении возражения предпринимателя Роспатент правомерно руководствовался нормами пункта 6 статьи 1483 ГК РФ и соответствующих пунктов Правил N 32. Следует отметить, что выводы административного органа о сходстве противопоставленных товарных знаков и об однородности услуг, для которых им предоставлена правовая охрана, а также о наличии у предпринимателя исключительных прав на "старший" товарный знак не оспариваются корпорацией ВВС. В связи с этим требования корпорации ВВС рассматриваются судом первой инстанции в пределах заявленных предмета и основания с учетом дополнения оснований (ходатайство об уточнении основания требований - т. 6 л.д. 84-86, протокол судебного заседания от 04.12.2018 - т. 67 л.д. 133), и соответствующие выводы, изложенные в оспариваемом решении Роспатента, судом не проверяются (статьи 4, 9, 49, 65, 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Заявитель ссылается на высокий уровень известности товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 538851 только в качестве аргумента об отсутствии законного интереса третьего лица в прекращении правовой охраны товарного знака и наличия злоупотребления правом в действиях третьего лица по подаче возражения (дополнительные объяснения заявителя - т. 6 л.д. 67 последний абзац снизу).

В отношении довода заявителя о том, что предприниматель не является лицом, заинтересованным в оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 538851 в связи с его несоответствием требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, необходимо отметить следующее.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение пяти лет со дня публикации сведений о государственной регистрации товарного знака в официальном бюллетене, если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований пунктов 6, 7 и 10 статьи 1483 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1513 ГК РФ возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям, предусмотренным подпунктами 1 - 4, 6, 7 пункта 2 и пунктом 3 статьи 1512 ГК РФ, могут быть поданы заинтересованным лицом.

Действующим законодательством не определен круг лиц, которые могут быть признаны заинтересованными в оспаривании предоставления правовой охраны товарного знака в связи с его несоответствием пункту 6 статьи 1483 ГК РФ. Вместе с тем предусмотренные пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ ограничения в отношении государственной регистрации товарных знаков, сходных до степени смешения с ранее зарегистрированным товарным знаком, установлены в пользу правообладателя такого обозначения. В связи с изложенным лицом, наделенным правом на подачу возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по этому основанию, является правообладатель "старшего" товарного знака.

Аналогичный правовой подход применен, в частности, в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 19.01.2015 по делу N СИП-614/2014, в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 09.12.2016 по делу N СИП-146/2016, в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 04.12.2017 по делу N СИП-129/2017.

Довод заявителя о том, что Роспатент не исследовал вопрос о злоупотреблении ИП Ибатуллиным А.В. правом на оспаривание предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 538851, также является несостоятельным.

В силу статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 указанной статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 указанной статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены данным Кодексом.

Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

Роспатент, будучи федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, не является судом, арбитражным судом или третейским судом, и действует в пределах своей компетенции, установленной Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218 "О Федеральной службе по интеллектуальной собственности". При этом вопрос о признании действий по подаче возражений против предоставления правовой охраны товарным знакам злоупотреблением правом не относится к вопросам, входящим в компетенцию Роспатента. Таким образом, Роспатент не мог дать оценку вышеуказанным действиям предпринимателя при принятии оспариваемого решения.

Вместе с тем, давая оценку этому доводу корпорации ВВС, суд приходит к следующим выводам.

Согласно правовому подходу, изложенному в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 23.09.2016 по делу N СИП-118/2016, приобретение исключительного права на товарный знак и последующее выявление сходных с ним до степени смешения иных товарных знаков с целью подачи возражений против предоставления им правовой охраны могут быть элементами обычной, разумной хозяйственной деятельности.

Действия по подаче предпринимателем возражения против предоставления правовой охраны товарного знака в связи с обстоятельствами, имеющими место и известными по состоянию на момент рассмотрения настоящего спора судом, не могут быть признаны злоупотреблением правом. Действующее российское законодательство и нормы международного права направлены на обеспечение механизма недопущения регистрации и использования в отношении однородных товаров и услуг сходных до степени смешения средств индивидуализации. Следовательно, сами по себе действия третьего лица как правообладателя "старшего" товарного знака по обращению с возражением против предоставления правовой охраны "младшему" товарному знаку соответствуют целям субъективного гражданского права, принадлежащего обладателю исключительных прав на товарный знак. Корпорация ВВС не заявляла в установленном законом порядке требований о признании действий предпринимателя, связанных с приобретением или использованием прав на "старший" товарный знак актом недобросовестной конкуренции.

При этом для целей оценки заинтересованности лица в подаче возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку на основании пункта 6 статьи 1483 ГК РФ факт известности оспариваемого обозначения не имеет правового значения. Иное законом не предусмотрено. В связи с этим не отвечают требованиям относимости представленные корпорацией ВВС доказательства в обоснование довода об известности товарного знака "TOP GEAR", в том числе аффидевит и опрос ВЦИОМ, ранее не представлявшиеся в Роспатент.

Ссылки корпорации ВВС на иные судебные дела, в которых действия третьего лица признавались злоупотреблением правом, не принимаются судом, поскольку вывод о наличии в действиях того или иного лица признаков недобросовестного поведения делается на основании оценки представленных в дело доказательств с учетом фактических обстоятельств конкретного дела. В данном случае приведенные заявителем выводы из иных судебных актов не имеют преюдициального значения для данного дела и не учитывают конкретных обстоятельств рассматриваемого дела.

По тем же причинам несостоятельна и ссылка заявителя на разъяснения, содержащиеся в пункте 63 совместного постановления Пленума N 5/29.

Так, в соответствии с указанным разъяснением, согласно подпункту 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если связанные с государственной регистрацией товарного знака действия правообладателя признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией.

При рассмотрении дел об оспаривании решений Роспатента, принятых по результатам рассмотрения возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку по этому основанию, судам следует иметь в виду, в частности, следующее.

В силу части 2 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Исходя из части 3 статьи 14 Закона о защите конкуренции, применяемой с учетом абзаца второго пункта 3 статьи 1513 ГК РФ, заинтересованным лицом (то есть лицом, чьи права нарушены актом недобросовестной конкуренции) может быть подано возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку в связи с тем, что действия по его государственной регистрации признаны недобросовестной конкуренцией (при этом признание недобросовестной конкуренцией только действий по использованию товарного знака, но не по его государственной регистрации не является основанием оспаривания предоставления правовой охраны товарному знаку).

Такое возражение подается с приложением к нему решения федерального антимонопольного органа о нарушении правообладателем положений части 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции.

Роспатент, получив соответствующее возражение с приложенным к нему решением, признает недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку.

Решение Роспатента о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку в связи с тем, что действия, связанные с регистрацией товарного знака, федеральным антимонопольным органом признаны недобросовестной конкуренцией, не может быть признано недействительным по причине отсутствия в действиях лица нарушений антимонопольного законодательства до оспаривания и отмены решения федерального антимонопольного органа. При этом не исключается возможность соединения в заявлении требований об оспаривании решений федерального антимонопольного органа и Роспатента и их совместного рассмотрения.

Также надлежит учитывать, что суд на основании положений статьи 10 ГК РФ вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией. В этом случае суд принимает решение о признании недействительным решения Роспатента и об обязании его аннулировать регистрацию соответствующего товарного знака.

Таким образом, суд на основании положений статьи 10 ГК РФ принимает решение о признании недействительным решения Роспатента и аннулировании регистрации соответствующего товарного знака только в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.

В данном деле рассматривается иной спор - об оспаривании решения Роспатента об удовлетворении возражения и признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку. Возможность применения разъяснения, изложенного в пункте 63 совместного постановления Пленума N 5/29, к данному случаю корпорацией ВВС не обоснована.

Кроме того, суд обращает внимание на то, что правовым последствием применения статьи 10 ГК РФ является отказ лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично и иные меры, предусмотренные законом. В данном случае за защитой в суд обратилась корпорация ВВС как правообладатель исключительного права на товарный знак, правовая охрана которого была прекращена. Поэтому ее довод о необходимости применения последствий, предусмотренных статьей 10 ГК РФ, к третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований относительно предмета спора, не соответствует закону. Какие "иные меры, предусмотренные законом", могут быть применены в данном случае, корпорация ВВС не указала.

Вместе с тем исходя из требований пункта 2 статьи 10 ГК РФ, согласно которому, признав действия злоупотреблением правом, суд отказывает лицу в защите его права полностью или частично, судебная коллегия Суда по интеллектуальным правам полагает, что довод заявителя о злоупотреблении правом со стороны третьего лица в рассматриваемом деле не может повлиять на исход настоящего спора о признании решения Роспатента от 30.03.2018 недействительным.

Ссылки заявителя на правовые позиции, якобы содержащиеся в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 16.04.2014 по делу N СИП-267/2013 (т. 6 л.д. 68), не могут быть приняты, так как указанный судебный акт отсутствует. Вместе с тем, согласно картотеке арбитражных дел по указанному делу было вынесено постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 16.06.2014, которым решение Суда по интеллектуальным правам от 11.02.2014 по делу N СИП-267/2013 было оставлено без изменений. Однако из содержания указанного судебного акта также усматривается, что при его рассмотрении судом были сделаны выводы об обстоятельствах дела, отличающихся от тех, что имеют место в настоящем деле, при оценке иных доводов и объема доказательств, представленных лицами, участвующими в деле.

Довод заявителя о нарушении Роспатентом пункта 4.3 Правил ППС при отказе в удовлетворении ходатайства корпорации ВВС о переносе заседания палаты по патентным спорам для целей завершения процедуры досрочного прекращения правовой охраны "старшего" товарного знака также несостоятелен ввиду следующих причин.

На основании пункта 4.3 Правил ППС дата проведения заседания коллегии может быть перенесена по инициативе Палаты по патентным спорам или по письменной просьбе лица, подавшего возражение, в связи с необходимостью обеспечения условий для полного и объективного рассмотрения дела.

При этом сам факт обращения лица, подавшего возражение, с просьбой о переносе даты рассмотрения возражения не порождает обязанности административного органа ее удовлетворить, однако обязывает данный орган оценить приведенные доводы и представленные доказательства на предмет обоснованности переноса даты заседания исходя из цели, определенной пунктом 4.3 правил ППС, а именно необходимости полного и объективного рассмотрения дела.

Перенос даты рассмотрения возражения является правом, а не обязанностью Роспатента. Вместе с тем реализация данного права, как и других процессуальных прав, связанных с защитой интеллектуальных прав в административном порядке, исходя из основной цели деятельности Роспатента, является его обязанностью и не может осуществляться произвольно (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 18.09.2017 по делу N СИП-16/2017).

В процессе рассмотрения возражения предпринимателя от корпорации ВВС 31.01.2018 в Роспатент поступило ходатайство об отложении на более поздний срок даты рассмотрения этого возражения, мотивированное необходимостью подготовки правовой позиции правообладателя оспариваемого товарного знака по указанному возражению (т. 2 л.д. 55-56).

Кроме того, в Роспатент 01.02.2018 поступило ходатайство корпорации ВВС об отложении на более поздний срок даты рассмотрения возражения, мотивированное тем, что заявитель 31.01.2018 направил предпринимателю в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 1486 ГК РФ письмо, содержащее предложение досрочно прекратить правовую охрану противопоставленного товарного знака по свидетельству N 339837 либо заключить с корпорацией ВВС договор об отчуждении исключительного права на данный товарный знак (т. 2 л.д. 67-68).

С учетом поступивших ходатайств уведомлением от 13.02.2018 Роспатент перенес дату рассмотрения возражения предпринимателя на 14.03.2018 (т. 2 л.д. 76). Таким образом, довод заявителя о том, что Роспатентом не было отложено заседание по рассмотрению возражения ИП Ибатуллина А.В., является необоснованным.

Следует отметить, что на заседании коллегии Роспатента от 14.03.2018 иные ходатайства о переносе даты рассмотрения Роспатентом возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 538851 не заявлялись. Таким образом, Роспатентом были предприняты все необходимые меры для объективного рассмотрения возражения.

Суд соглашается с доводами заявителя о том, что при определенных обстоятельствах досрочное прекращение правовой охраны противопоставленного товарного знака в связи с его неиспользованием может иметь существенные правовые последствия даже при том, что такая охрана прекращается на будущее время.

Вместе с тем в данном случае правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 339837 была досрочно прекращена 21.07.2018, и не в связи с доказанным в судебном порядке фактом его неиспользования правообладателем, а по заявлению правообладателя.

На дату подачи возражения ИП Ибатуллина А.В. и на дату принятия оспариваемого решения административного органа правовая охрана противопоставленного товарного знака была действующей. Данное обстоятельство в силу вышеизложенных причин правильно было расценено Роспатентом как основание для признания предпринимателя заинтересованным лицом по смыслу подпункта пункта 2 статьи 1513 ГК РФ.

Таким образом, досрочное прекращение правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 339837 по воле самого правообладателя, изложенной в его заявлении, после вынесения решения административного органа от 30.03.2018 не свидетельствует о незаконности этого решения. Соответственно, ссылка заявителя на пункт С (1) статьи 6 quinquies Парижской конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883) несостоятельна. Кроме того, как уже установлено выше, о переносе даты заседания коллегии Палаты по патентным спорам 14.03.2018 корпорация ВВС не ходатайствовала.

С учетом изложенного решение Роспатента от 30.03.2018 соответствует закону, и основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.

Судебные расходы по делу относятся на заявителя в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании статей 13, 1483, 1513 Гражданского кодекса Российской Федерации и руководствуясь статьями 4, 65, 71, 75, 121-123, 110, 156, 167-170, 176, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

требования иностранного лица "The British Broadcasting Corporation" оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
судья
Т.В. Васильева
Судья И.В. Лапшина
Судья Н.Н. Погадаев

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам признал законным решение Роспатента, который удовлетворил возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку "TOP GEAR", принадлежащему ВВС.

Корпорация подчеркивала, что ее знак зарегистрирован во многих странах. TOP GEAR - известная в мире телепрограмма про автомобили, которая выпускается еще с 1977 г., а также журнал по автомобильной тематике. Товарный знак корпорации узнаваем и ассоциируется с нею. Однако суд, как и Роспатент, не принял эти аргументы. Спорное обозначение сходно до степени смешения с более старшим товарным знаком "Top Gear", который зарегистрирован для тех же услуг на имя предпринимателя, подавшего возражение. Известность этого обозначения в данном деле не имеет значения. Корпорация не заявляла о признании действий предпринимателя недобросовестной конкуренцией. Доводы о том, что он злоупотребляет правом, не могут повлиять на исход дела об оспаривании решения Роспатента.