Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 31 января 2019 г. № С01-1171/2018 по делу N А56-108483/2017 Суд частично удовлетворил иск о защите исключительных прав на произведения прикладного искусства, поскольку исходил из доказанности наличия у истца исключительных авторских прав на спорные произведения, не оспоренных ответчиком

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 31 января 2019 г. № С01-1171/2018 по делу N А56-108483/2017 Суд частично удовлетворил иск о защите исключительных прав на произведения прикладного искусства, поскольку исходил из доказанности наличия у истца исключительных авторских прав на спорные произведения, не оспоренных ответчиком

Резолютивная часть постановления объявлена 30 января 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 января 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Рогожина С.П.,

судей - Васильевой Т.В., Лапшиной И.В.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "БЕГЕТ" (пл. Карла Фаберже д. 8, лит. Б, оф. 726А, Санкт-Петербург, 195112, ОГРН 1077847645590) на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.07.2018 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2018, принятые в рамках дела N А56-108483/2017 по иску общества с ограниченной ответственностью "Сима-ленд" (ул. Черняховского, д. 86, корп. 8, 620010, г. Екатеринбург, ОГРН 1056605235983) к обществу с ограниченной ответственностью "Бегет" о защите исключительных прав на произведения прикладного искусства, при участии в судебном заседании представителей:

от общества с ограниченной ответственностью "Сима-ленд" - Скопина Г.С., по доверенности от 09.01.2019; от общества с ограниченной ответственностью "Бегет" - Петрова С.Р., по доверенности от 01.09.2018, установил:

общество с ограниченной ответственностью "Сима-ленд" (далее - общество "Сима-Ленд") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Бегет" (далее - общество "Бегет") о защите исключительных прав на авторские произведения с требованием:

- пресечь действия, нарушающие исключительные права на произведения декоративно-прикладного искусства - художественные оформления изделий: замочек "Совет да любовь", замочек свадебный "Вместе навсегда", замочек свадебный "Совет да любовь", надпись на замок "Совет да любовь", замок свадебный "На счастье и любовь", замочек "Вместе навсегда", замочек свадебный с заливкой "Любовь навсегда", замочек свадебный с заливкой "Совет да Любовь";

- обязать ответчика выплатить истцу компенсацию за нарушение исключительных прав на произведения в размере 800 000 руб. исходя из расчета компенсации в сумме 100 000 руб. за каждое нарушение прав на каждое произведение.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.07.2018, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2018, исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал с ответчика в пользу истца 400 000 руб. компенсации, а также 9 500 руб. расходов по оплате госпошлины. В остальной части в иске отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество "Бегет", ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, а также неполное исследование доказательств по делу, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Общество "Бегет" указывает на то, что истец, направляя претензию в адрес ответчика, не приложил каких-либо правоустанавливающих документов, кроме того, из указанной претензии не представлялось возможным установить о каком именно объекте интеллектуального права говорит истец.

Кроме того, ответчик утверждает, что электронная переписка сторон не может быть рассмотрена судом в качестве доказательства.

Ответчик также обращает внимание на то, что он не является владельцем сайта и не имеет возможности принимать решения о том, что будет на нем размещено.

Общество "Бегет" также отмечает, что поступающие претензии были перенаправлены им в адрес владельца сайта.

В представленном в материалы дела отзыве общество "Сима-Ленд" указывает, что доводы, изложенные в кассационной жалобе, несостоятельны, поскольку сводятся к повторению доводов апелляционной жалобы, которые были полно и всесторонне исследованы судом апелляционной инстанции.

В судебном заседании представитель общества "Бегет" поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, настаивал на ее удовлетворении.

Представитель общества "Сима-Ленд" против удовлетворения кассационной жалобы возражал.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, истец является обладателем исключительных прав в отношении таких результатов интеллектуальной деятельности, как произведения декоративно - прикладного искусства и графического дизайна, в виде художественного оформления изделия:

1. замочек "Совет да любовь",

2. замочек свадебный "Вместе навсегда",

3. замочек свадебный "Совет да любовь",

4. замочек свадебный "Совет да любовь",

5. замок свадебный "На счастье и любовь",

6. замочек "Вместе навсегда",

7. замочек свадебный с заливкой "Любовь навсегда",

8. замочек свадебный с заливкой "Совет да Любовь".

В подтверждение наличия факта возникновения (создания) авторских произведений и принадлежности истцу исключительных прав на данные произведения, истцом представлены трудовые договоры N 299 от 11.01.2010, N 351 от 01.12.2010, N 351 от 01.12.2010, 390/5 от 08.09.201, N 351 от 01.12.2010, N 299 от 11.01.2010, 37/2 от 31.07.2012, N 37/2 от 31.07.2012, заключенные между истцом (работодатель) и работниками (Тебелевой Д.А., Плотниковой И.А., Поляковой Ю.В., Синицыной Е.В.), которые в рамках должностных инструкций и в порядке служебных заданий выполнили дизайнерские работы по созданию образцов сувенирной продукции и передали результаты своей творческой деятельности в пользу истца на основании акта приема-передачи результата работы по служебному заданию.

В августе 2016 истцу стало известно, что на сайте https://fata.spb.ru неизвестными лицами осуществляется неправомерное использование указанных произведений, а именно, на предлагаемых к продаже материальных носителях был выражен результат интеллектуальной деятельности истца, приводящий, по мнению истца, к нарушению его исключительных прав на такой результат.

Для подтверждения факта введения в гражданский оборот товаров, предлагаемых к продаже на сайте https://fata.spb.ru, в которых выражены результаты интеллектуальной деятельности, исключительные права на которые принадлежат истцу, последний в целях самозащиты гражданских прав привлек третье лицо для закупки контрафактного товара, в подтверждение чего истец представил договор N 01 от 30.08.2016 поставки сувенирной продукции, заключенный между ООО "Старт" (покупатель) и ООО "Фата" (продавец), во исполнение которого покупатель по платежному поручению N 79 от 12.09.2016 оплатил, а продавец передал металлические замочки свадебные ("На счастье и любовь", "Вместе навсегда", Совет да любовь").

После неоднократного направления в адрес распространителя, реализующего спорную продукцию, дальнейшее использование исключительных прав на предлагаемую на сайте продукцию не прекратилось, в связи с чем, истец обратился к регистратору домена - АО "РСИЦ" с претензией о защите исключительных прав и блокировании сайта, на что АО "РСИЦ" в своем ответе рекомендовало обратиться к провайдеру хостинга (ответчику).

В целях защиты своих интеллектуальных прав истец инициировал переписку с ответчиком, однако ответчик не пресек правонарушение, информацию о владельце сайта не представил.

Общество "Сима-Ленд", полагая, что ответчик знал и должен был знать о том, что использование соответствующих результатов интеллектуальной деятельности, содержащихся на сайте https://fata.spb.ru, является неправомерным, обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с настоящим исковым заявлением.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя исковые требования, исходил из доказанности наличие у истца исключительного авторского права на спорные произведения, не оспоренного ответчиком.

При этом суд первой инстанции указал на отсутствие предусмотренных статьей 1253.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) оснований для освобождения общества "Бегет" от ответственности за допущенное нарушение исключительного авторского права.

Определяя размер компенсации за допущенное ответчиком нарушение исключительных авторских прав истца на спорные произведения, суд первой инстанции исходил из характера допущенного нарушения, степени вины нарушителя, срока использования произведений и устранения нарушения интеллектуальных авторских прав, в связи с чем, суд, исходя из принципов разумности и справедливости, снизил заявленный размер компенсации до 400 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции, изложенные в обжалуемом решении.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнение присутствующих в судебном заседании представителей истца и ответчика, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

В отношении доводов ответчика, связанных с несогласием с выводами судов первой и апелляционной инстанций, касающихся существа заявленных исковых требований, суд кассационной инстанции отмечает следующее.

В соответствии со статьей 1257 ГК РФ автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения либо иным образом в соответствии с пунктом 1 статьи 1300 этого Кодекса, считается его автором, если не доказано иное.

Согласно пункту 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 той же статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Как отмечено в части 1 статьи 1265 ГК РФ, право авторства - право признаваться автором произведения и право автора на имя - право использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под вымышленным именем (псевдонимом) или без указания имени, то есть анонимно, неотчуждаемы и непередаваемы, в том числе при передаче другому лицу или переходе к нему исключительного права на произведение и при предоставлении другому лицу права использования произведения. Отказ от этих прав ничтожен.

Использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения) (подпункт 11 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ).

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается названным Кодексом.

Судебная коллегия отклоняет как необоснованный довод ответчика о недоказанности наличия у истца исключительных прав.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

В силу пункта 1 статьи 1300 ГК РФ информацией об авторском праве признается любая информация, которая идентифицирует произведение, автора или иного правообладателя, либо информация об условиях использования произведения, которая содержится на оригинале или экземпляре произведения, приложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением такого произведения до всеобщего сведения, а также любые цифры и коды, в которых содержится такая информация.

В подтверждение наличия факта возникновения (создания) авторских произведений и принадлежности истцу исключительных прав на данные произведения, истцом представлены трудовые договоры, соответственно исключительные права на 8 объектов интеллектуальной собственности возникли у истца в результате их создания авторами произведений (Тебелевой Д.А., Плотниковой И.А., Поляковой Ю.В., Синицыной Е.В.), при исполнении ими их должностных обязанностей, что подтверждается копиями трудовых договоров, должностными инструкциями, служебными заданиями, актами приема-передачи результата работы.

Таким образом, судом кассационной инстанции отклоняется довод ответчика о том, что истцом не были представлены документы, на основании которых истец осуществляет продажу спорного контента.

Согласно пункту 1 статьи 1253.1 ГК РФ лицо, осуществляющее передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети "Интернет", лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети, - информационный посредник - несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети на общих основаниях, предусмотренных указанным Кодексом, при наличии вины с учетом особенностей, установленных пунктами 2 и 3 указанной статьи.

В силу пункта 3 статьи 1253.1 ГК РФ информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате размещения в информационно-телекоммуникационной сети материала третьим лицом или по его указанию, при одновременном соблюдении информационным посредником следующих условий:

1) он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащихся в таком материале, является неправомерным;

2) он в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети "Интернет", на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав. Перечень необходимых и достаточных мер и порядок их осуществления могут быть установлены законом.

В соответствии со статьей 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных указанным Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения; 3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

Пунктом 1 статьи 1250 ГК РФ установлено, что интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными указанным Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Предусмотренные указанным Кодексом меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя, если иное не установлено указанным Кодексом. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим интеллектуальные права. Если иное не установлено указанным Кодексом, предусмотренные подпунктом 3 пункта 1 и пунктом 3 статьи 1252 указанного Кодекса меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав, допущенное нарушителем при осуществлении им предпринимательской деятельности, подлежат применению независимо от вины нарушителя, если такое лицо не докажет, что нарушение интеллектуальных прав произошло вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (пункт 3 статьи 1250 ГК РФ).

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлениях Президиума от 23.12.2008 N 10962/08 и от 01.11.2011 N 6672/11, судам следует учитывать степень вовлечения информационного посредника в процесс передачи, хранения и обработки информации, возможность контролировать и изменять ее содержание. Информационный посредник не несет ответственности за передаваемую информацию, если он не инициирует ее передачу, не выбирает получателя информации, не влияет на ее целостность, а также принимает превентивные меры по предотвращению использования объектов исключительных прав без согласия правообладателя.

В связи с этим при рассмотрении аналогичных дел судам необходимо проверять: получил ли информационный посредник прибыль от деятельности, связанной с использованием исключительных прав других субъектов, которую осуществляли лица, пользующиеся его услугами; установлены ли ограничения объема размещаемой информации, ее доступности для неопределенного круга пользователей, наличие в пользовательском соглашении обязанности пользователя по соблюдению законодательства Российской Федерации при размещении контента и безусловного права провайдера удалить незаконно размещенный контент; отсутствие технологических условий (программ), способствующих нарушению исключительных прав, а также наличие специальных эффективных программ, позволяющих предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения.

Судам следует также оценивать действия информационного посредника по удалению, блокированию спорного контента или доступа нарушителя к сайту при получении извещения правообладателя о факте нарушения исключительных прав, а также в случае иной возможности узнать (в том числе из широкого обсуждения в средствах массовой информации) об использовании его интернет-ресурса с нарушением исключительных прав других лиц. При отсутствии со стороны информационного посредника в течение разумного срока действий по пресечению таких нарушений либо в случае его пассивного поведения, демонстративного и публичного отстранения от содержания контента суд может признать наличие вины информационного посредника в допущенном правонарушении и привлечь его к ответственности.

Суд кассационной инстанции полагает, что в данном случае судами нижестоящих инстанций верно было установлено, что ответчик оказывая услуги информационного посредника, проявляя должную степень заботливости и осмотрительности, должен был предвидеть наступление установленных статьей 1253.1 ГК РФ неблагоприятных последствий в случае своевременно непринятия необходимых и достаточных мер для прекращения нарушения интеллектуальных прав на спорные произведения.

По смыслу приведенных норм статьи 1253.1 ГК РФ, применительно к ответственности за нарушение интеллектуальных прав положение информационного посредника определяется тем, что информационный посредник несет ответственность только лишь при наличии вины, а при наличии в совокупности условий, предусмотренных пунктами 2 и 3 статьи 1253.1 ГК РФ, информационный посредник освобождается от ответственности.

Проанализировав представленные в материалы дела доказательства, суд приходит к выводу о том, что ответчик, являясь лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность на свой собственный страх и риск, не проявил должной осмотрительности при внедрении на сайт, контента, не проверив наличие согласия истца на использование спорных произведений.

Судами установлено, что истцом доказаны все обстоятельства, имеющие значение для настоящего дела, а ответчиком не доказаны юридически значимые факты; наличие разрешения правообладателя на использование объектов интеллектуальной собственности, либо правомерное введение в гражданский оборот товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности.

Доводы кассационной жалобы по существу направлены на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судом, и заявлены без учета определенных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Учитывая изложенное, суды, признав ответчика лицом, нарушившим исключительные авторские права истца, обоснованно взыскали с него компенсацию за допущенное нарушение.

Ссылки ответчика на наличие иных судебных актов с участием информационных посредников отклоняются судом, как не имеющие отношения к обстоятельствам настоящего дела.

Вместе с тем, поскольку в кассационной жалобе общества "Бегет" не содержится доводов, связанных с несогласием с размером взысканной судами компенсации за допущенное нарушение исключительных авторских прав, выводы судов в указанной части не подлежат проверке Судом по интеллектуальным правам в кассационном порядке на основании части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы сводятся к повторению доводов апелляционной жалобы, которые были полно и всесторонне исследованы судом апелляционной инстанции. Выводы суда апелляционной инстанции мотивированы, содержание постановления отвечает требованиям статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В целом доводы кассационной жалобы направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств, что находится за пределами компетенции суда кассационной инстанции, определенной нормами главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Несогласие заявителя кассационной жалобы с правовой оценкой доказательств и выводов судов первой и апелляционной инстанции не может служить достаточным основанием для отмены принятых по делу судебных актов.

Нарушений норм права, влекущих безусловную отмену судебных актов в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судами не допущено.

С учетом изложенного оснований для отмены или изменения судебных актов по доводам, изложенным в кассационной жалобе, не имеется. Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.07.2018 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2018, принятые в рамках дела N А56-108483/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Бегет" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья С.П. Рогожин
Судья Т.В. Васильева
Судья И.В. Лапшина

Обзор документа


Провайдер хостинга должен заплатить компенсацию за то, что на его сайте продавались сувениры, в которых были выражены произведения декоративно-прикладного искусства (художественные оформления свадебных замочков), исключительные права на которые принадлежат истцу. Суд по интеллектуальным правам подтвердил верность такого решения.

Ответчик как информационный посредник не проявил должной осмотрительности при внедрении на сайт контента, не проверив наличие согласия истца на использование спорных произведений. Если провайдер в течение разумного срока не пресекает нарушение исключительных прав на его интернет-ресурсах или если он демонстративно и публично отстраняется от их содержания, суд может признать его вину в нарушении и привлечь его к ответственности.