Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 31 января 2019 г. по делу N СИП-832/2018 Суд отказал в иске о признании частично не действительным патента на изобретение, поскольку распоряжение авторами изобретения, принадлежащим им правом на получение патента на изобретение в отсутствие согласия одного из авторов не является основанием для признания патента недействительным, т.к. не нарушает права истца

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 31 января 2019 г. по делу N СИП-832/2018 Суд отказал в иске о признании частично не действительным патента на изобретение, поскольку распоряжение авторами изобретения, принадлежащим им правом на получение патента на изобретение в отсутствие согласия одного из авторов не является основанием для признания патента недействительным, т.к. не нарушает права истца

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 30 января 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 31 января 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Мындря Д.И., Четвертаковой Е.С.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Арсентьевым Е.А.,

рассмотрел в судебном заседании исковое заявление Адамидзе Дмитрия Ивановича (Москва)

к обществу с ограниченной ответственностью "Геотехнология - Взрывозащита" (ул. Смирновская, д. 32, кв. 92, г. Люберцы, Московская область, 140005, ОГРН 1165027060220)

о признании патента Российской Федерации N 2674378 на изобретение "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления" в части указания в качестве патентообладателя общества с ограниченной ответственностью "Геотехнология - Взрывозащита" и об обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности выдать новый патент на названное изобретение с указанием в качестве единственного патентообладателя Адамидзе Дмитрия Ивановича.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200), Джигрин Анатолий Владимирович, Сафонов Владимир Иванович и Шеповалов Михаил Александрович.

В судебном заседании (до перерыва) приняли участие:

от Адамидзе Дмитрия Ивановича - Горлов Ю.В. (по доверенности от 22.05.2018 серии 77 АВ N 7714638), Сизов А.Б. (по доверенности в порядке передоверия от 20.07.2018 серии 50 АБ N 1994166), Амиров Д.Р. (по доверенности в порядке передоверия от 18.01.2019 серии 50 АБ N 2418758);

от общества с ограниченной ответственностью "Геотехнология - Взрывозащита" - представитель Джигрин А.В. (генеральный директор, на основании выписки из Единого государственного реестра юридических лиц); Джигрин Анатолий Владимирович (лично, паспорт);

от Сафонова Владимира Ивановича - Джигрин А.В. (по доверенности от 10.09.2018 серии 42 АА N 2369444).

После перерыва в судебном заседании приняли участие представители: от Адамидзе Дмитрия Ивановича - Сизов А.Б. (по доверенности в порядке передоверия от 20.07.2018 серии 50 АБ N 1994166);

от общества с ограниченной ответственностью "Геотехнология - Взрывозащита" - представитель Джигрин А.В. (генеральный директор, на основании выписки из Единого государственного реестра юридических лиц);

Джигрин Анатолий Владимирович (лично, паспорт);

от Сафонова Владимира Ивановича - Джигрин А.В. (по доверенности от 10.09.2018 серии 42 АА N 2369444).

Суд по интеллектуальным правам установил:

Адамидзе Дмитрий Иванович обратился в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Геотехнология - Взрывозащита" (далее - общество) о признании патента Российской Федерации N 2651821 на изобретение "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления" недействительным в части указания в качестве патентообладателя общества и об обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) выдать новый патент на названное изобретение с указанием в качестве единственного патентообладателя Адамидзе Д.И.

В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Роспатент, Джигрин Анатолий Владимирович, Сафонов Владимир Иванович и Шеповалов Михаил Александрович, Роспатент.

В судебном заседании 29.01.2019 представители истца поддержали ранее поданное заявление об уточнении предмета исковых требований, в соответствии с которым истец просит признать недействительным патент Российской Федерации N 2674378 на изобретение "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления" в части указания в качестве патентообладателя общества и обязать Роспатент выдать новый патент на названное изобретение с указанием в качестве единственного патентообладателя Адамидзе Д.И.

Уточнение предмета исковых требований принято судом на основании статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В обоснование заявленных исковых требований Адамидзе Д.И. указывает на то, что, являясь автором спорного изобретения наравне с Джигриным А.В., Сафоновым В.И. и Шаповаловым М.А., не заключал каких-либо соглашений с обществом на предоставление последнему права на обращение в Роспатент с заявкой на выдачу патента на спорное изобретение, а следовательно, общество не может быть указано в качестве патентообладателя этого изобретения.

Общество в отзыве не согласилось с доводами, изложенными в исковом заявлении.

Так, не оспаривая авторства Адамидзе Д.И. в отношении защищенного оспариваемым патентом изобретения, общество отмечает, что включение Адамидзе Д.И. в авторский коллектив явилось следствием волеизъявления остальных авторов в целях финансовой поддержки Адамидзе Д.И. путем выплаты ему авторского вознаграждения.

Общество указывает на наличие устной договоренности с Адамидзе Д.И. и на отсутствие с его стороны возражений относительно передачи права на получение оспариваемого патента обществу, признавая вместе с тем, что данная договоренность не была облечена в письменную форму.

Также общество ссылается на наличие заинтересованности в рассматриваемом деле со стороны Горлова Ю.В., являющегося представителем Адамидзе Д.И., поскольку, как утверждает общество, данная инициатива исходит от Горлова Ю.В., недобросовестно действующего от имени Адамидзе Д.И. на основании соответствующей доверенности, с целью устранения общества как конкурента с рынка.

Третьи лица - Джигрин А.В. и Сафонов В.И. в отзывах на исковое заявление, а Шеповалов М.А. устно в предварительном судебном заседании 14.01.2019 не согласились с доводами, изложенными в нем, полагая, что Адамидзе Д.И. не представлено документально-правового обоснования заявленных требований, а их удовлетворение нарушит права данных лиц на получение авторского вознаграждения от ответчика. При этом названные третьи лица не отрицали, что их волеизъявление на момент подачи заявки на спорное изобретение было направлено на передачу обществу права на получение патента.

Роспатент в отзыве указал на то, что его действия, выразившиеся в государственной регистрации изобретения "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления", публикации сведений о выдаче патента Российской Федерации N 2674378 и его выдаче, были осуществлены в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Также Роспатент отметил, что в его компетенцию не входит осуществление проверки правомерности указания патентообладателя в заявлении о выдаче патента на изобретение, в связи с чем пояснений по существу заявленных требований он дать не может. Роспатент представил ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие его представителя.

Общество в дополнении к отзыву, поступившем в суд 28.01.2018, указывает на отсутствие правовых оснований для рассмотрения настоящего искового заявления по существу, поскольку законность указания в качестве патентообладателя спорного изобретения общества подтверждена вступившим в законную силу решением Суда по интеллектуальным правам от 19.10.2018 по делу N СИП-463/2018, что, по мнению общества, указывает на отсутствие у Адамидзе Д.И. права на обращение в суд с настоящим исковым заявлением.

В судебном заседании представители истца поддержали исковые требования (с учетом уточнения предмета исковых требований) в полном объеме.

Джигрин А.В., являющийся также представителем общества и третьего лица Сафонова В.И., против удовлетворения заявленных требований возражал.

В судебном заседании 29.01.2019 в порядке, предусмотренном статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, был объявлен перерыв до 30.01.2019.

Судебное заседание после перерыва возобновлено 30.01.2019 в прежнем составе суда, при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Арсентьевым Е.А., при участии представителя истца - Сизова А.Б., а также Джигрина А.В., представляющего интересы как общества, так и Сафонова В.И.

После перерыва в судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали ранее высказанные правовые позиции.

Как до, так и после перерыва представители лиц, участвующих в деле, подтвердили, что между ними отсутствует спор об авторстве изобретения, они не оспаривают внесение каждым из лиц, указанных в спорном патенте в качестве авторов, творческого вклада в создание этого изобретения.

Как следует из материалов дела, патент Российской Федерации N 2651821 на изобретение "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления" выдан Роспатентом 24.04.2018 с приоритетом от 21.04.2017. В качестве авторов данного изобретения в патенте указаны Адамидзе Д.И., Джигрин А.В., Шеповалов М.А., Сафонов В.И., а в качестве патентообладателя - общество.

Названный патент был выдан со следующей формулой:

"1. Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли, включающий формирование первичного взрыволокализующего заслона - пламегасящего облака - на пути распространения фронта пламени по горным выработкам с использованием облака пламегасящего порошка во взвешенном состоянии, отличающийся тем, что первичный взрыволокализующий заслон - пламегасящее облако - формируют энергией сжатого газообразного ингибитора, в дополнение к порошку во взвешенном состоянии, в потоке ударной воздушной волны, при этом с замедлением после формирования первичного взрыволокализующего заслона из пламегасящего порошка во взвешенном состоянии и газообразного ингибитора перед распространяющимся фронтом пламени формируют вторичный заслон из газообразного ингибитора за фронтом пламени в зоне разогретых продуктов взрыва, состоящих из окиси углерода, водорода и гомологов метана, способных взрываться и воспламеняться, причем вторичный взрыволокализующий заслон формируют энергией сжатого газообразного ингибитора, подаваемого в поток разогретых продуктов взрыва, при этом совместное воздействие двух взрыволокализующих заслонов обеспечивает ингибирование взрывоопасных смесей и охлаждение температуры на фронте пламени и продуктов взрыва за ним, что приводит к локализации взрыва в горной выработке.

2. Устройство для локализации взрывов метановоздушной смеси и угольной пыли, включающее бункер для размещения пламегасящего порошка, рабочую камеру с выхлопными отверстиями, ориентированными под углом 45 градусов относительно центральной оси корпуса рабочей камеры, и цилиндрическим поршнем с центральной калиброванной полостью, перекрывающим выхлопные отверстия рабочей камеры, коаксиально размещенной в бункере конусной формы, перекрытым легко разрушаемой диафрагмой и распылителем, металлическую выносную штангу с приемным щитом, узел присоединения выносной металлической штанги, опорные металлические шарики, которые выступают в створ радиальных проточек, отличающееся тем, что рабочая камера заполненная сжатым газообразным ингибитором разделена, с помощью перфорированной металлической мембраны, на две равные емкости V1 и V2, при этом в левой части поршня имеется выступ для опоры металлических шариков за счет уменьшения диаметра поршня, а в правой части поршня размещены уплотнители, узел, соединенный с выносной металлической штангой, соединен со скользящей муфтой, выполненной с двумя проточками для перемещения опорных металлических шариков при срабатывании устройства от воздействия ударной воздушной волны, выносная металлическая штанга с обоих концов оснащена двумя щитами для приема силового воздействия ударной воздушной волны, как со стороны выносной штанги, так и со стороны конусного бункера, а бункер для размещения пламегасящего порошка выполнен в форме усеченного конуса.

3. Устройство по п. 2, отличающееся тем, что в корпусе рабочей камеры выполнены отверстия, ориентированные под углом 90 градусов относительно ее центральной продольной оси, для размещения металлических шариков.

4. Устройство по п. 2, отличающееся тем, что скользящая муфта выполнена со стопорным болтом-предохранителем.".

Адамидзе Д.И. обратился в Суд по интеллектуальным правам с иском (с учетом уточнения его предмета) о признании патента Российской Федерации N 2651821 на изобретение "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления" недействительным в части неуказания в качестве патентообладателя Адамидзе Д. И. и об обязании Роспатента выдать новый патент на названное изобретение с указанием в качестве патентообладателей общества и Адамидзе Д.И.

Вступившим в законную силу решением Суда по интеллектуальным правам от 19.10.2018 по делу N СИП-463/2018 исковые требования Адамидзе Д.И. были удовлетворены: данный патент был признан недействительным в части неуказания в качестве патентообладателя Адамидзе Д.И. и Роспатенту вменено в обязанность выдать новый патент с указанием в качестве патентообладателей общества и Адамидзе Д.И.

Согласно справке из Государственного реестра изобретений Российской Федерации на основании вышеназванного решения суда взамен патента Российской Федерации N 2651821 был выдан новый патент Российской Федерации N 2674378 с указанием в качестве авторов Адамидзе Д.И., Джигрина А.В., Шеповалова М.А., Сафонова В.И., а в качестве патентообладателей - общества и Адамидзе Д.И.

Адамидзе Д.И., ссылаясь на то, что он является одним из авторов названного изобретения и не предоставлял обществу согласия на получение оспариваемого патента, в связи с чем оно не может являться патентообладателем на указанное изобретение, на основании подпункта 5 пункта 1 статьи 1398 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) обратился в Суд по интеллектуальным правам с настоящим исковым заявлением.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в исковом заявлении, отзывах на него, письменных пояснениях, заслушав явившихся в судебное заседание до и после перерыва представителей лиц, участвующих в деле, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров.

Учитывая дату подачи заявки N 2017113878 на выдачу оспариваемого патента (21.04.2017), суд приходит к выводу о том, что к рассматриваемым правоотношениям применяются нормы ГК РФ в редакции, действовавшей на дату подачи указанной заявки.

Подпунктом 5 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ предусмотрено, что патент на изобретение может быть признан недействительным полностью или частично в случае выдачи патента с указанием в нем в качестве автора или патентообладателя лица, не являющегося таковым в соответствии с этим Кодексом, либо без указания в патенте в качестве автора или патентообладателя лица, являющегося таковым в соответствии с названным Кодексом.

В соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Так, вступившим в законную силу решением Суда по интеллектуальным правам от 19.10.2018 по делу N СИП-463/2018 установлено авторство Адамидзе Д.И., Джигрина А.В., Сафонова В.И. и Шеповалова М.А. на изобретение "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления" по заявке N 2017113878 и отсутствие письменного волеизъявления Адамидзе Д.И. на передачу права на получение оспариваемого патента обществу.

Поскольку указанный судебный акт имеет преюдициальное значение по отношению к рассматриваемому спору ввиду одинакового состава лиц, участвующих в деле, оснований заявленных требований, представленной доказательственной базы, то вышеизложенные обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением Суда по интеллектуальным правам от 19.10.2018 по делу N СИП-463/2018, не подлежат повторному исследованию.

Кроме того, эти обстоятельства лицами, участвующими в настоящем деле, не оспариваются.

Коллегия судей не может согласиться с доводом общества об отсутствии у Адамидзе Д.И. законного интереса на подачу настоящего искового заявления, поскольку наличие заинтересованности Адамидзе Д.И. в оспаривании патента Российской Федерации N 2674378 обусловлено тем, что он является одним из авторов изобретения, защищенного этим патентом, а также одним из обладателей патента на него, и лицами, участвующими в деле, не оспаривается.

Данное обстоятельство также было предметом исследования суда в рамках дела N СИП-463/2018.

Вместе с тем, в соответствии с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, содержащейся в определении от 07.03.2017 N 308-ЭС16-15069 по делу N А61-1579/2015, в случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты, при очевидности преследуемого им материально-правового интереса, суд не должен отказывать в иске ввиду неправильного указания норм права, а обязан сам определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы подлежат применению.

Совокупность фактических обстоятельств, которая является основанием иска, обуславливает наличие у истца охраняемого интереса, в защиту которого он выступает в суде. Одновременное изменение предмета и основания иска невозможно, если меняется защищаемый данным иском интерес. Однако когда интерес истца остается прежним, то в целях процессуальной экономии (дабы не возбуждать нового дела по измененному иску (требованию)) допустимо изменение предмета иска, даже если это и повлечет за собой частичное преобразование его оснований.

Согласно правовой позиции, содержащейся в пункте 3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", если на стадии принятия иска суд придет к выводу о том, что избранный способ защиты права собственности или другого вещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения.

В соответствии со статьей 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд должен определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела.

Кроме того, суд первой инстанции также обязан установить действительную волю заявителя в отношении избранного им способа защиты нарушенного права исходя из оценки фактических обстоятельств дела, на что в том числе указано в определении Верховного Суда Российской Федерации от 12.04.2016 N 304-ЭС16-2291.

Аналогичная правовая позиция изложена в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации".

Таким образом, из приведенного разъяснения высших судебных инстанций усматривается, что суду следует установить истинную волю заявителя независимо от выбранного заявителем правового обоснования, которое может быть ошибочным, и самостоятельно дать юридическую квалификацию заявленным требованиям.

Суд по интеллектуальным правам при оценке правоотношения, из которого возник настоящий спор, исследовав содержащиеся в материалах дела доказательства и доводы, изложенные в заявлении Адамидзе Д.И., принимая во внимание правовые позиции, высказанные представителями лиц, участвующих в деле, в судебном заседании до и после перерыва, исходя из необходимости установления действительной воли Адамидзе Д.И., приходит к выводу о том, что фактически настоящий спор обусловлен несогласием Адамидзе Д.И. с распоряжением иными авторами спорного изобретения (Джигриным А.В., Сафоновым В.И. и Шеповаловым М.А.) своим правом на получение патента, а именно - передачей этого права обществу.

В силу пункта 2 статьи 1345 ГК РФ автору изобретения, полезной модели или промышленного образца принадлежат следующие права: 1) исключительное право; 2) право авторства.

В случаях, предусмотренных названным Кодексом, автору изобретения, полезной модели или промышленного образца принадлежат также другие права, в том числе право на получение патента, право на вознаграждение за служебное изобретение, полезную модель или промышленный образец (пункт 3 статьи 1345 ГК РФ).

Согласно статье 1347 ГК РФ автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, считается автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, если не доказано иное.

В силу пункта 2 статьи 1357 ГК РФ право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец может перейти к другому лицу (правопреемнику) или быть ему передано в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства, или по договору, в том числе по трудовому договору.

Договор об отчуждении права на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора (пункт 3 статьи 1357 ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 1374 ГК РФ заявка на выдачу патента на изобретение подается в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности лицом, обладающим правом на получение патента в соответствии с этим Кодексом (заявителем).

Подпунктом 1 пункта 2 статьи 1375 ГК РФ установлено, что заявка на изобретение должна содержать заявление о выдаче патента с указанием автора изобретения и заявителя - лица, обладающего правом на получение патента.

Как усматривается из материалов дела, а также установлено судом в рамках дела N СИП-463/2018, между Джигриным А.В., Сафоновым В.И., Шеповаловым М.А. 04.04.2017 было заключено соглашение, предметом которого является координация усилий данных лиц в реализации научных наработок и организации производства новых автоматических систем взрывоподавления - локализации взрывов АСВП-ЛВ.1М (ПГИ) с применением газообразного ингибитора. В качестве одной из основных задач организации производства участники данного соглашения определили подачу заявки на получение патента на изобретение "Способ локализации взрывов метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления".

Пунктом 8 этого соглашения утвержден авторский коллектив, включающий Джигрина А.В., Сафонова В.И., Шеповалова М.А. и Адамидзе Д.И., при этом указано, что участие в коллективе авторов согласовано с Адамидзе Д.И. по телефону.

Согласно пунктам 9-11 названного соглашения подготовка конструкторской документации, проведение сертификации и организация производства устройства АСВП-ЛВ.1М (ПГИ) поручены обществу.

Соглашением от 11.04.2017, заключенным между обществом, Джигриным А.В., Сафоновым В.И. и Шеповаловым М.А., предусмотрено, что обладателем патента на спорное изобретение будет являться общество (пункт 2), которому поручается подача в Роспатент заявки на это изобретение (пункт 3). Обществу также поручено подготовить договор об отчуждении права на получение патента (пункт 4 соглашения).

Соглашение от 11.04.2017 подписано Джигриным А.В., Сафоновым В.И. и Шеповаловым М.А. При этом подпись Адамидзе Д.И. в соглашении отсутствует, а имеется указание на согласование с ним по телефону.

Кроме того, Джигрин А.В., Сафонов В.И. и Шеповалов М.А. (авторы) 03.04.2018 заключили с обществом (приобретателем) договор об отчуждении права на получение патента на изобретение "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли", в соответствии с пунктом 2.1 которого авторы передают приобретателю принадлежащее им правомочие на подачу заявки, уплату патентных пошлин, взаимодействие с экспертизой, а приобретатель оплачивает авторам вознаграждение, размер которого определен договором.

Данный договор подписан авторами - Джигриным А.В., Сафоновым В.И., Шаповаловым М.А. и генеральным директором общества Джигриным А.В., не подписан со стороны Адамидзе Д.И.

Исследовав вышеперечисленные документы, принимая во внимание пояснения Джигрина А.В., Сафонова В.И. и Шеповалова М.А., данные при рассмотрении настоящего дела, коллегия судей приходит к выводу о том, что действительная воля названных авторов изначально была направлена на передачу права на получение спорного патента обществу, а применительно к Адамидзе Д.И. такая воля не выявлена.

Как следует из пункта 1 статьи 1357 ГК РФ, право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец первоначально принадлежит автору изобретения, полезной модели или промышленного образца.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1348 ГК РФ граждане, создавшие изобретение, полезную модель или промышленный образец совместным творческим трудом, признаются соавторами. Каждый из соавторов вправе использовать изобретение, полезную модель или промышленный образец по своему усмотрению, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

В соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 1348 ГК РФ распоряжение правом на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец осуществляется авторами совместно.

Вместе с тем каждый из соавторов вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на изобретение, полезную модель или промышленный образец (пункта 4 статьи 1348 ГК РФ).

Одним из способов защиты интеллектуальных прав исходя из положений статьи 1248 ГК РФ является оспаривание выданного патента. В данном случае такое оспаривание осуществляется на основании подпункта 5 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ в связи с выдачей патента с указанием в нем в качестве патентообладателя лица, не являющегося таковым.

В данном случае иные авторы спорного изобретения - Джигрин А.В., Сафонов В.И. и Шеповалов М.А., также имея соответствующие материальные права на подачу заявки на выдачу патента и указание себя в заявке в качестве патентообладателей, реализовали их путем передачи данных прав обществу.

Адамидзе Д.И. при рассмотрении настоящего спора не опроверг, что волеизъявление иных авторов изобретения было направлено на получение спорного патента на имя общества, не представил доказательств того, что такое согласие было дано ими под давлением или в результате введения в заблуждение, а также не подтвердил, что им предпринимались попытки урегулировать с иными авторами вопросы, связанные с совместным распоряжением правом на получение патента.

Принимая во внимание изложенное, наличие на момент обращения с заявкой на выдачу спорного патента прямого волеизъявления авторов (Джигрина А.В., Сафонова В.И. и Шеповалова М.А.) на передачу прав на получение спорного патента обществу свидетельствует о законности указания этого общества в качестве патентообладателя спорного изобретения.

Законность неуказания Адамидзе Д.И. в качестве обладателя спорного патента проверена Судом по интеллектуальным правам в рамках дела N СИП-463/2018 и право названного лица на получение патента было восстановлено. На момент рассмотрения настоящего спора Роспатентом выдан новый патент, в котором в качестве патентообладателя наряду с обществом указан Адамидзе Д.И.

С учетом изложенного требование Адамидзе Д.И. признать его единственным патентообладателем спорного изобретения не может быть удовлетворено, поскольку нарушит права иных авторов этого изобретения, выразивших в установленном порядке свою волю на передачу права на получение спорного патента ответчику.

Аналогичная правовая позиция выражена в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 23.05.2016 по делу N СИП-536/2015.

При таких обстоятельствах суд, принимая во внимание, что материалами дела подтверждается действительная воля Джигрина А.В., Сафонова В.И. и Шеповалова М.А. на передачу обществу принадлежащего им права на получение спорного патента, исходя из конкретных обстоятельств данного дела и совокупности представленных доказательств, приходит к выводу о том, что распоряжение указанными лицами, являющимися авторами спорного изобретения, принадлежащим им правом на получение патента на изобретение в отсутствие согласия одного из авторов (Адамидзе Д.И.) не является основанием для признания патента Российской Федерации N 2674378 на изобретение "Способ локализации взрыва метановоздушной смеси и угольной пыли и устройство для его осуществления" недействительным, так как не нарушает прав Адамидзе Д.И., являющегося на момент рассмотрения спора сообладателем спорного патента, на использование этого изобретения (пункт 5 статьи 1358 ГК РФ).

Вместе с тем коллегия судей отклоняет доводы общества о том, что в подаче настоящего искового заявления прослеживается заинтересованность Горлова Ю.В., а сами по себе такие действия являются злоупотреблением правом, поскольку направлены на устранение конкурентов на рынке определенного товара.

По смыслу пунктов 1 и 2 статьи 10 ГК РФ, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

В силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Заявляя о недобросовестном поведении со стороны Горлова Ю.В. как представителя Адамидзе Д.И., общество не представило доказательств, свидетельствующих о том, что подача от имени Адамидзе Д.И. настоящего искового заявления преследовала цель причинения ущерба обществу. При этом сам факт подачи настоящего иска, равно как и обращение в Арбитражный суд Московской области с иском о запрете обществу использовать спорное изобретение являются способами защиты исключительного права Адамидзе Д.И. на изобретение и восстановления нарушенного права.

Таким образом, принимая во внимание совокупность изложенных обстоятельств, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных исковых требований.

Поскольку в удовлетворении исковых требований Адамидзе Д.И. отказано, то в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации понесенные в связи с уплатой государственной пошлины за подачу настоящего искового заявления судебные расходы подлежат отнесению на Адамидзе Д.И., как на лицо, не в пользу которого разрешен спор.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

исковое заявление Адамидзе Дмитрия Ивановича оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Д.И. Мындря
Судья Е.С. Четвертакова

Обзор документа


Один из авторов изобретения оспорил действительность патента на него в части указания ООО в качестве патентообладателя, но Суд по интеллектуальным правам ему отказал.

ООО получило право на патент от других авторов. Отсутствие согласия истца на это не повод признавать патент недействительным. Его права при этом не нарушены.