Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 10 декабря 2018 г. N С01-985/2018 по делу N А53-27340/2017 Принимая во внимание отсутствие достаточных доказательств, подтверждающих осуществление обществом недобросовестной конкуренции с использованием средств индивидуализации товаров, услуг и их производителей, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованным выводам о правомерности оспариваемого решения антимонопольного органа

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 10 декабря 2018 г. N С01-985/2018 по делу N А53-27340/2017 Принимая во внимание отсутствие достаточных доказательств, подтверждающих осуществление обществом недобросовестной конкуренции с использованием средств индивидуализации товаров, услуг и их производителей, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованным выводам о правомерности оспариваемого решения антимонопольного органа

Резолютивная часть постановления объявлена 5 декабря 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 10 декабря 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Лапшиной И.В.,

судей - Голофаева В.В., Погадаева Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании, проводимом в порядке, предусмотренном части 1 статьи 153.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Ростовской области (судья - Корх С.Э., помощник судьи - Мельникова О.В.), кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью Научно-исследовательская лаборатория медицинской электронной техники "ЛЭТ Медикал" (ул. Мариупольское шоссе, д. 27, корп. 1, пом. 164, г. Таганрог, Ростовская обл., 347939, ОГРН 1026102586839) на решение Арбитражного суда Ростовской области от 16.11.2017, дополнительное решение Арбитражного суда Ростовской области от 12.02.2018 (судья Чернышева И.В.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2018 (судьи Смотрова Н.Н., Ефимова О.Ю., Сурмалян Г.А.), принятые по делу N А53-27340/2017,

по заявлению общества с ограниченной ответственностью Научно-исследовательская лаборатория медицинской электронной техники "ЛЭТ Медикал" к Управлению Федеральной антимонопольной службе по Ростовской области (Ворошиловский просп., 2/2, оф. 403, г. Ростов-на-Дону, Ростовская обл., 344006, ОГРН 1026103173172),

при участии третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, относительно предмета спора, закрытого акционерного общества "ОКБ "РИТМ" (ул. Петровская, д. 99, г. Таганрог, Ростовская обл., 347900, ОГРН 1026102583088), о признании недействительным решения антимонопольного органа от 28.06.2017 N 2269/04.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью Научно-исследовательская лаборатория медицинской электронной техники "ЛЭТ Медикал" - Карасев А.А. (на основании решения учредителя от 21.06.2018 N 01), Хатькова Е.С. (по доверенности от 01.10.2017);

от Управления Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области - Хлебтиков Р.Р. (по доверенности от 23.11.2018 N 78);

от закрытого акционерного общества "ОКБ "РИТМ" - Теплов В.В. (по доверенности от 15.03.2016 N 61АА4272131).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью Исследовательская лаборатория медицинской электронной техники "ЛЭТ Медикал" (далее - лаборатория, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области (далее - управление) от 28.06.17 по делу N 2269/04 о прекращении производства по указанному делу в связи с отсутствием в действиях закрытого акционерного общества "ОКБ "Ритм" нарушения антимонопольного законодательства.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество "ОКБ "Ритм" (далее - общество "ОКБ "Ритм").

В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявителем подано ходатайство об уточнении заявленных требований о признании недействительным (незаконным) решения комиссии управления от 28.06.17 по делу N 2269/04; об обязании управления принять меры по прекращению соответствующего нарушения и обеспечению условий конкуренции, а также по привлечению нарушителей к административной ответственности, путем принятия нового решения по делу N 2269/04, с учетом выводов арбитражного суда.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 16.11.2017, с учетом дополнительного решения от 12.02.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2018 судебные акты суда первой инстанции оставлены без изменения.

Не согласившись с решением и дополнительным решением суда первой инстанции, а также постановлением суда апелляционной инстанции, заявитель обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой со ссылкой на неправильное применение судами норм материального права, неполное исследование обстоятельств дела, просит судебные акты отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суды незаконно признали за третьим лицом право использования, принадлежащих заявителю знаков обслуживания, с учетом темы и содержания, проводимых обществом "ОКБ "Ритм" семинаров.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что в нарушение положений пункта 4 статьи 4 и статья 14.6 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), суды неверно определили товарный рынок при установлении факта недобросовестной конкуренции, поскольку исследовали действия сторон на товарном рынке производства медицинских приборов, а не на товарном рынке оказания услуг по проведению семинаров и конференций, что привело к неверному выводу об отсутствии конкурентных отношений между заявителем и третьим лицом.

Кроме того, по мнению заявителя, судами допущены ряд нарушений норм процессуального права, выраженные в ненадлежащем исследовании доказательств, подтверждающих незаконное использование третьими лицами товарных знаков заявителя при оказании тех же возмездных услуг, что оказываются заявителем.

Управление антимонопольной службы представило отзыв на кассационную жалобу, в котором не согласилось с изложенными в ней доводами, считало, что нарушений норм антимонопольного законодательства не имеется, в связи с чем судебные акты подлежат оставлению без изменения.

Общество "ОКБ "Ритм" отзыв на кассационную жалобу не представило.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель лаборатории доводы кассационной жалобы поддержал в полном объеме, судебные акты просил отменить.

Представитель антимонопольного органа и общества "ОКБ "Ритм" против удовлетворения кассационной жалобы возражали.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами, в управление поступило заявление лаборатории о недобросовестной конкуренции со стороны общества "ОКБ "Ритм", в котором лаборатория просила управление возбудить в отношении общества "ОКБ "Ритм" дело о нарушении антимонопольного законодательства по статье 14.6 Закона о защите конкуренции и привлечь общество "ОКБ "Ритм" к административной ответственности.

Из содержания заявления следовало, что лаборатория является правообладателем товарных знаков (знаков обслуживания) "СКЭНАР" и "СКЭНАР - идеальный доктор, который всегда с вами" по свидетельствам Российской Федерации N 161389 и N 161388 в отношении услуг 41 и 42-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) "организация выставок с развлекательной и образовательной целью, организация семинаров, конгрессов, симпозиумов, школ по повышению квалификации; организация выставок, официальных представлении, встреч, знакомств, презентации, медицинский и косметический уход".

Общество "ОКБ "Ритм" также является правообладателем товарных знаков (знаков обслуживания) "СКЭНАР" и "SCENAR" по свидетельствам Российской Федерации N 187500 и N 188815 в отношении товаров 09, 10, 16 и услуг 35, 41, 42 классов МКТУ, при чем услуги "организация выставок с развлекательной и образовательной целью, организация семинаров, конгрессов, симпозиумов, школ по повышению квалификации; организация выставок, официальных представлений, встреч, знакомств, презентаций, медицинский и косметический уход" не входят в перечень услуг, для которых общество "ОКБ "Ритм" может использовать указанные товарные знаки.

Вместе с тем, как указывает лаборатория, общество "ОКБ "Ритм" проводит обучающие семинары, школы, обучающие и консультационные мероприятия, конференции с использованием обозначения "СКЭНАР", чем совершает акт недобросовестной конкуренции по отношению к лаборатории.

По результатам рассмотрения заявления и поступивших дополнительных материалов, приказом от 17.11.15 N 505 антимонопольного органа возбуждено дело N 2269/04 по признакам нарушения обществом "ОКБ "Ритм" пункта 1 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции.

По результатам рассмотрения дела N 2269/04 управлением принято решение 28.06.2017, согласно которому в действиях общества "ОКБ "Ритм" отсутствует нарушение статьи 14.6 Закона о защите конкуренции, производство по делу прекращено за отсутствием нарушения антимонопольного законодательства

Не согласившись с решением антимонопольного органа, лаборатория обратилась в арбитражный суд с заявленными по настоящему делу требованиями.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), Закона о защите конкуренции, не усмотрел наличия конкурентных отношений между заявителем и третьим лицом, исходил из того, что общество "ОКБ "Ритм" является производителем медицинских приборов, выпускаемых под обозначением "СКЭНАР", которое используется им на основании свидетельств Российской Федерации N 187500 и N 188815. При этом проведение семинаров, направлено на обучение слушателей использования приборов, выпускаемых обществом.

Между тем, как установил суд первой инстанции, лаборатория проводит семинары с использованием товарного знака "СКЭНАР", однако производителем таких приборов не является.

Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции, отклонив доводы лаборатории, приведенные в апелляционной жалобе, аналогичные тем, что заявлены в кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам.

При этом суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав на отсутствие в действиях третьего лица нарушений статьи 14.6 Закона о защите конкуренции.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, заслушав явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам не усматривает оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия антимонопольного органа на принятие оспариваемого ненормативного правового акта не оспариваются.

В пункте 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции приведено определение понятия недобросовестная конкуренция, согласно которому под ней следует понимать любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Следовательно, для признания действий хозяйствующего субъекта недобросовестной конкуренцией такие действия должны одновременно: совершаться хозяйствующим субъектом-конкурентом, быть направленными на получение преимуществ в предпринимательской деятельности, противоречить законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, причинять (иметь возможность причинять) убытки другому хозяйствующему субъекту конкуренту либо наносить (возможность наносить) вред его деловой репутации (причинение вреда). Совокупность указанных действий признается актом недобросовестной конкуренции.

Конечным итогом действий хозяйствующего субъекта должно являться получение преимущества, занятие более выгодного, доминирующего положения на соответствующем товарном рынке по отношению к конкурентам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция путем совершения хозяйствующим субъектом действий (бездействия), способных вызвать смешение с деятельностью хозяйствующего субъекта-конкурента либо с товарами или услугами, вводимыми хозяйствующим субъектом-конкурентом в гражданский оборот на территории Российской Федерации, в том числе незаконное использование обозначения, тождественного товарному знаку, фирменному наименованию, коммерческому обозначению, наименованию места происхождения товара хозяйствующего субъекта-конкурента либо сходного с ними до степени смешения, путем его размещения на товарах, этикетках, упаковках или использования иным образом в отношении товаров, которые продаются либо иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также путем его использования в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", включая размещение в доменном имени и при других способах адресации.

Из приведенных норм следует, что необходимым квалифицирующим признаком недобросовестной конкуренции является наличие между хозяйствующими субъектами конкурентных отношений (осуществление ими деятельности на одном товарном рынке).

В соответствии со статьей 1477 ГК РФ на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.

В силу пункта 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации. Право использования товарного знака предоставляется правообладателем третьим лицам на основании лицензионного договора (пункт 2 статьи 1484 ГК РФ).

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

Суды установили и подтверждено материалам дела, что общество "ОКБ "Ритм" является правообладателем товарных знаков "SCENAR" и "СКЭНАР" по свидетельствам Российской Федерации N 187500, N 188815, зарегистрированных в отношении товаров 09-го, 10-го, 16-го и услуг 35-го, 41-го, 42-го классов МКТУ.

Лаборатория является правообладателем товарных знаков: "СКЭНАР - идеальный доктор, который всегда с вами" и "СКЭНАР" по свидетельствам Российской Федерации N 161388, N 161389 в отношении услуг 41-го и 42-го классов МКТУ, и N 489559 зарегистрированного в отношении услуг 09-го, 41-го и 42-го классов МКТУ.

Проанализировав услуги 41 и 42 классов МКТУ, для которых зарегистрированы товарные знаки заявителя и третьего лица судами установлено, что в перечне услуг, для которых зарегистрированы товарные знаки общества "ОКБ "Ритм" отсутствуют услуги по организации выставок с развлекательной и образовательной целью, организации семинаров, конгрессов, симпозиумов, школ по повышению квалификации; организация выставок, официальных представлений, встреч, знакомств, презентаций. Вместе с тем, суды установили, что в товарные знаки общества "ОКБ "Ритм" по 35, 41, 42-му классу МКТУ зарегистрированы, в том числе для услуг демонстрация товаров; изучение рынка; организация выставок; распространение образцов; прокат рекламных текстов; публикация рекламных текстов, радиореклама, телереклама; реализация товаров.

Кроме того, судами установлено, что общество "ОКБ "Ритм" проводит семинары, предметом которых являются обучение использования приборов, выпускаемые им под наименованием "СКЭНАР" (например ЧЭНС-"СКЭНАР"-М). При этом обозначение "СКЭНАР" используется обществом на указанных приборах на основании свидетельств Российской Федерации на товарные знаки N 187500 и N 188815.

Таким образом, суды установили, что указание в названии/теме семинаров общества "ОКБ "Ритм" на обозначение "СКЭНАР" обусловлено тем, что общество организует семинары в целях продвижения своих приборов и обучения слушателей пользоваться приборами ЧЭНС-"СКЭНАР"-М, производимыми обществом. Организация обществом "ОКБ "Ритм" подобных мероприятий обусловлено заинтересованностью в продвижении своих товаров на соответствующем рынке.

В свою очередь, представители лаборатории на заседаниях комиссии управления поясняли, что проводят семинары и выставки с использованием товарного знака "СКЭНАР" по предметам, отличным от предметов семинаров общества "ОКБ "Ритм", так как не являются производителями медицинских приборов с наименованием ЧЭНС-"СКЭНАР"-М производства общества "ОКБ "Ритм" и иных медицинских приборов, содержащих в своем наименовании обозначение "СКЭНАР".

Оценив представленные в материалы дела доказательства в совокупности по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций сделал правильный вывод о том, что действия общества "ОКБ "Ритм" не противоречат законодательству Российской Федерации о защите конкуренции, поскольку в них отсутствует нарушение статьи 14.6 Закона о защите конкуренции в силу следующего.

В пункте 10 "Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере", утвержденного постановлением Президиума 16.03.16 (далее - Обзор), разъяснено, что совокупность условий, необходимых для квалификации действий хозяйствующего субъекта в качестве акта недобросовестной конкуренции, определяется положениями пункта 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции, применяемого с учетом пункта 16.1 и абзацев 3, 4 пункта 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Согласно нормам статей 4 и 14.6 Закона о защите конкуренции для признания действий хозяйствующего субъекта недобросовестной конкуренцией такие действия должны содержать следующие признаки: совершаться хозяйствующим субъектом-конкурентом, быть направленными на получение преимуществ в предпринимательской деятельности, противоречить законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, причинять (иметь возможность причинять) убытки другому хозяйствующему субъекту конкуренту либо наносить (возможность наносить) вред его деловой репутации (причинение вреда).

Совокупность указанных действий признается актом недобросовестной конкуренции.

При этом недоказанность одного из данных обстоятельств исключает возможность квалификации действий хозяйствующего субъекта в качестве нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации в виде недобросовестной конкуренции.

Проанализировав приложенные лабораторией к заявлению документы, суды согласились с выводом антимонопольного органа о недоказанности наличия конкурентных отношений между лабораторией и обществом "ОКБ "Ритм" при проведении семинаров и выставок с использованием спорных товарных знаков "СКЭНАР", поскольку указанные мероприятия проводятся ими по различным предметам.

Так, судами установлено, что общество "ОКБ "Ритм" проводит семинары предметом которых являются медицинские приборы, производимые им и выпускаемые под обозначением "СКЭНАР" (например ЧЭНС-"СКЭНАР"-М) на основании использования своих товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 187500 и N 188815.

В свою очередь лаборатория проводит семинары и выставки с использованием товарного знака "СКЭНАР" по иным предметам, отличным от семинаров третьего лица, поскольку лаборатория не является производителем медицинских приборов, содержащих в своем наименовании обозначение "СКЭНАР".

Принимая во внимание, что факт наличия конкурентных отношений не доказан, то есть установлено отсутствие одного из признаков нарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции, суды пришли к правомерному выводу о том, что в действиях третьего лица отсутствует нарушение статьи 14.6 Закона о конкуренции.

Также исследовав материалы дела, суды пришли к выводу о том, что действия общества "ОКБ "Ритм" по проведению мероприятий с использованием спорных товарных знаков, не направлены на получение преимуществ в предпринимательской деятельности перед лабораторией, не свидетельствуют о причинении ей убытков, как хозяйствующему субъекту, а также не наносят вред ее деловой репутации.

Судами первой и апелляционной инстанций исчерпывающим образом исследованы в обжалуемых судебных актах все необходимые и значимые для дела обстоятельства.

Таким образом, принимая во внимание отсутствие достаточных доказательств, подтверждающих осуществление обществом "ОКБ "Ритм" недобросовестной конкуренции с использованием средств индивидуализации товаров, услуг и их производителей, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованным выводам о правомерности оспариваемого решения антимонопольного органа.

В целом содержащиеся в кассационной жалобе доводы повторяют доводы заявления и апелляционной жалобы и сводятся к несогласию с осуществленной судами первой инстанции и апелляционной инстанции оценкой доказательств и сделанными на основании такой оценки выводами.

Между тем переоценка доказательств, которые были исследованы и оценены судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела, не входит в полномочия суда кассационной инстанции в силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с правовой оценкой доказательств и выводов суда первой инстанции не свидетельствует о неправильном применении судом норм процессуального права и не может служить достаточным основанием для отмены принятых по делу судебных актов.

Вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального права и норм процессуального права.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с соответствующими выводами судов не означает судебной ошибки, не свидетельствует о неправильном применении судами первой и апелляционной инстанций норм материального права.

При названных обстоятельствах, исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции не усматривается.

Безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судом по интеллектуальным правам не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе подлежат отнесению на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 16.11.2017, дополнительное решение Арбитражного суда Ростовской области от 12.02.2018 по делу N А53-27340/2017 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью Научно-исследовательская лаборатория медицинской электронной техники "ЛЭТ Медикал" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий
судья
И.В. Лапшина
Судья В.В. Голофаев
Судья Н.Н. Погадаев

Обзор документа


Лаборатория и общество проводят семинары и выставки с использованием одинаковых товарных знаков, но по различным предметам. Общество производит медицинские приборы и организует семинары, чтобы продвигать их и учить слушателей ими пользоваться. Лаборатория, пытавшаяся признать общество недобросовестным конкурентом, не производит приборы, в названии которых есть спорное обозначение, и ведет семинары по иным предметам.

Суд по интеллектуальным правам согласился с недоказанностью того, что лаборатория и общество - конкуренты. Таким образом, ФАС правильно решила прекратить дело о нарушении обществом антимонопольного законодательства.