Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 ноября 2018 г. N С01-1062/2018 по делу N А32-19257/2018 Суд оставил в силе решение суда первой инстанции об обязании ответчика прекратить использование в своем фирменном наименовании словесного элемента, поскольку были установлены тождество фирменных наименований истца и ответчика, осуществление ими аналогичных видов деятельности на территории одного субъекта РФ и приоритет исключительного права истца на фирменное наименование над исключительным правом ответчика на его фирменное наименование

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 ноября 2018 г. N С01-1062/2018 по делу N А32-19257/2018 Суд оставил в силе решение суда первой инстанции об обязании ответчика прекратить использование в своем фирменном наименовании словесного элемента, поскольку были установлены тождество фирменных наименований истца и ответчика, осуществление ими аналогичных видов деятельности на территории одного субъекта РФ и приоритет исключительного права истца на фирменное наименование над исключительным правом ответчика на его фирменное наименование

Резолютивная часть постановления объявлена 27 ноября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 28 ноября 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Мындря Д.И., Рассомагиной Н.Л.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (ул. Ленина, д. 10, г. Сочи, Краснодарский край, 354340, ОГРН 1062317014033) на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2018 по делу N А32-19257/2018 (судьи Малыхина М.Н., Галов В.В., Сулименко О.А.)

по иску общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (ОГРН 1062317014033)

к обществу с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (пр-т Дзержинского, д. 138, г. Новороссийск, Краснодарский край, 353915, ОГРН 1132315004491)

о защите исключительного права на фирменное наименование.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (ОГРН 1062317014033) - Белоусов В.И. (по доверенности от 25.08.2018);

от общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (ОГРН 1132315004491) - Зелянина Н.А. (по доверенности от 28.05.2018).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (далее - общество "УК "Доверие" (ОГРН 1062317014033)) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (далее - общество "УК "Доверие" (ОГРН 1132315004491)) об обязании ответчика прекратить использование в своем фирменном наименовании словесного элемента "Доверие" в отношении деятельности по управлению недвижимым имуществом за вознаграждение или на договорной основе (ОКВЭД 68.32).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 27.06.2018 исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2018 решение Арбитражного суда Краснодарского края от 27.06.2018 отменено; по делу принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество "УК "Доверие" (ОГРН 1062317014033), ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Истец полагает, что суд апелляционной инстанции безосновательно отменил решение суда первой инстанции, отказав в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку судом первой инстанции установлена вся совокупность существенных фактических обстоятельств (тождество сравниваемых фирменных наименований; осуществление истцом и ответчиком аналогичных видов деятельности на территории одного субъекта Российской Федерации; приоритет фирменного наименования истца над фирменным наименованием ответчика), а также верно применены нормы материального права.

При этом заявитель кассационной жалобы указывает на то, что суд апелляционной инстанции дал неверное толкование нормам действующего законодательства, в частности положениям статей 192 и 193 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ), поскольку, как полагает заявитель кассационной жалобы, настоящий спор (о защите исключительного права на фирменное наименование) является гражданско-правовым, в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ) имеется специальное правовое регулирование по вопросу о конкуренции сходных фирменных наименований разных юридических лиц, в связи с чем отсутствует необходимость применения положений ЖК РФ.

Кроме того, истец отмечает, что факт получения им лицензии на осуществление деятельности по управлению многоквартирным домом позже ответчика не имеет в данном случае правового значения, поскольку обязательное лицензирование данной деятельности было введено с 01.05.2015, в то время как истец был зарегистрирован в качестве юридического лица 11.12.2006 и осуществлял данную деятельность на законных основаниях.

Следовательно, как утверждает заявитель кассационной жалобы, суд апелляционной инстанции неверно установил срок возникновения правоспособности истца исходя из даты выдачи лицензии на осуществление специализированной деятельности по управлению многоквартирным жилым домом.

Ответчиком отзыв на кассационную жалобу не представлен.

В судебном заседании представитель истца поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель ответчика возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Законность обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, истец зарегистрирован в качестве юридического лица 11.12.2006 с фирменным наименованием - общество с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие". Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), к основному виду экономической деятельности истца относится управлением недвижимым имуществом за вознаграждение или на договорной основе (68.32 ОКВЭД).

Ответчик зарегистрирован в качестве юридического лица 20.08.2013 с фирменным наименованием - общество с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие". В качестве основного вида экономической деятельности ответчика в выписке из ЕГРЮЛ указано управление недвижимым имуществом за вознаграждение или на договорной основе (68.32 ОКВЭД).

Истец 28.04.2018 направил в адрес ответчика претензию с требованием о прекращении использования в фирменном наименовании словесного элемента "Доверие" и внесении соответствующих изменений в учредительные документы и ЕГРЮЛ.

Ответчик письмом от 07.05.2018 N 348 отказал в удовлетворении требований истца, изложенных в претензии, указав при этом, что им получена лицензия на осуществление деятельности по управлению многоквартирными домами на территории города Сочи раньше, чем истцом, в связи с чем именно истец должен привести в соответствие нормам действующего законодательства свое фирменное наименование.

Данные обстоятельства (отказ от добровольного исполнения ответчиком требований претензии) послужили основанием для обращения с настоящим исковым заявлением в Арбитражный суд Краснодарского края.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования в полном объеме, установил тождество фирменных наименований истца и ответчика, осуществление ими аналогичных видов деятельности на территории одного субъекта Российской Федерации и приоритет исключительного права истца на фирменное наименование над исключительным правом ответчика на его фирменное наименование.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, руководствовался положениями статьи 192, пунктов 1, 1.1 части 1 статьи 193 ЖК РФ, пункта 8 статьи 5 Федерального закона от 31.12.2017 N 485-ФЗ "О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 485-ФЗ), пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 21.07.2014 N 255-ФЗ "О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации, отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" (далее - Закон N 255-ФЗ).

Так, суд апелляционной инстанции указал на то, что в рассматриваемом случае нормы ГК РФ, на которые сослался суд первой инстанции, не могут быть применены, поскольку имеется специальное регулирование в отношении порядка устранения тождества фирменных наименований юридических лиц, осуществляющих деятельность по управлению многоквартирными домами.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что законодатель в императивном порядке предписал изменить фирменное наименование именно той управляющей компании, которая получила лицензию позже компании с тождественным либо сходным фирменном наименованием.

Установив, что истец получил лицензию на осуществление деятельности по управлению многоквартирными домами 27.04.2015, то есть позже ответчика (22.04.2015), суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворении исковых требований, поскольку в данной ситуации с учетом норм действующего жилищного законодательства именно истец обязан привести свое фирменное наименование в соответствие с указанными нормами жилищного законодательства.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов апелляционного суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы ввиду следующего.

Судебная коллегия полагает обоснованным довод истца о неправильном применении судом апелляционной инстанции норм материального права.

Так, в обжалуемом постановлении судом апелляционной инстанции сделан вывод о том, что при оценке использовании тождественных либо сходных фирменных наименований юридических лиц, осуществляющих деятельность в сфере управления многоквартирными домами, подлежат применению нормы жилищного законодательства.

Вместе с тем, судом апелляционной инстанции не учтено, что истец зарегистрирован в качестве юридического лица 11.12.2006 и с этого момента осуществлял деятельность по управлению жилым фондом, что ответчиком не оспаривается.

При этом согласно пункту 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1473 ГК РФ фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

В силу пункта 1 статьи 1475 ГК РФ на территории Российской Федерации действует исключительное право на фирменное наименование, включенное в единый государственный реестр юридических лиц.

Исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из единого государственного реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования (пункт 2 статьи 1475 ГК РФ).

Таким образом, моментом возникновения исключительного права на фирменное наименование у коммерческой организации является дата внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ, то есть момент его регистрации в качестве юридического лица.

Учитывая изложенное, регистрирующий орган, внеся запись о государственной регистрации истца в качестве юридического лица 11.12.2006, тем самым установил приоритет фирменного наименования истца на территории Российской Федерации именно с этой даты.

Вместе с тем, вопреки ошибочным выводам суда апелляционной инстанции, в рассматриваемой ситуации к спорным отношениям подлежат применению именно вышеприведенные нормы ГК РФ, как верно указал суд первой инстанции в решении, поскольку заявленные исковые требования связаны с защитой исключительного права истца на фирменное наименование, то есть вытекают из гражданских правоотношений, урегулированных специальными нормами части IV ГК РФ, а не с требованиями к получателю лицензии на осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами (специальной правоспособностью).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если этим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных тем же Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными указанным Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную данным Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

Пунктом 1 статьи 1474 ГК РФ предусмотрено, что юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках.

Не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица (пункт 3 этой же статьи).

Таким образом, не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного или сходного до степени смешения с фирменным наименованием иного юридического лица при одновременном наличии двух условий:

1) осуществление юридическими лицами аналогичной деятельности;

2) фирменное наименование иного юридического лица было включено в ЕГРЮЛ ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

При этом вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы (пункт 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122).

Суд первой инстанции, исходя из оценки представленных в материалы дела доказательств, обоснованно установил факт тождества фирменных наименований истца и ответчика, осуществление ими аналогичных видов деятельности на одной территории и возникновение исключительного права на фирменное наименование истца ранее возникновения исключительного права ответчика на его фирменное наименование, что в совокупности может привести к смешению на рынке услуг по управлению многоквартирными домами истца и ответчика. Данные обстоятельства ответчиком не оспаривались.

Следовательно, при доказанности вышеизложенных обстоятельств суд первой инстанции пришел к верному выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований.

При этом в соответствии с пунктом 3 статьи 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении.

Право юридического лица осуществлять деятельность, для занятия которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), членство в саморегулируемой организации или получение свидетельства саморегулируемой организации о допуске к определенному виду работ, возникает с момента получения такого разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок либо с момента вступления юридического лица в саморегулируемую организацию или выдачи саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к определенному виду работ и прекращается при прекращении действия разрешения (лицензии), членства в саморегулируемой организации или выданного саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к определенному виду работ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 192 ЖК РФ, введенным в действие Законом N 255-ФЗ, деятельность по управлению многоквартирными домами осуществляется управляющими организациями на основании лицензии на осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами, выданной органом государственного жилищного надзора на основании решения лицензионной комиссии субъекта Российской Федерации.

Законом N 485-ФЗ введено дополнительное лицензионное требование к соискателю лицензии на осуществление деятельность по управлению многоквартирными домами, а именно, отсутствие тождественности или схожести до степени смешения фирменного наименования соискателя лицензии или лицензиата с фирменным наименованием лицензиата, право которого на осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами возникло ранее (подпункт 1.1 пункта 1 статьи 193 ЖК РФ).

В силу подпункта 1 пункта 2 статьи 194 ЖК РФ основанием для отказа соискателю лицензии в предоставлении лицензии является установленное в ходе проверки заявления о предоставлении лицензии и прилагаемых к нему документов несоответствие соискателя лицензии лицензионным требованиям.

Таким образом, правовым последствием тождественности или схожести до степени смешения фирменного наименования соискателя лицензии или лицензиата с фирменным наименованием лицензиата, право которого на осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами возникло ранее, является отказ соискателю лицензии в предоставлении лицензии.

При этом отказ в предоставлении лицензии не прекращает действие исключительного права на фирменное наименование.

Согласно части 1 статьи 7 Закона N 255-ФЗ юридические лица, индивидуальные предприниматели, осуществляющие предпринимательскую деятельность по управлению многоквартирными домами, обязаны получить лицензию на ее осуществление до 1 мая 2015 года. После 1 мая 2015 года осуществление данной деятельности без лицензии не допускается.

Из указанных нормативных положений следует, что до вступления в силу данного закона и на момент государственной регистрации истца в качестве юридического лица деятельность по управлению многоквартирными жилыми помещениями не относилась к лицензируемым.

В части 4 статьи 7 Закона N 255-ФЗ указано, что в случае, если в срок до 1 апреля 2015 года юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, осуществляющие предпринимательскую деятельность по управлению многоквартирными домами на день вступления в силу этого Федерального закона, не обратились в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющий региональный государственный жилищный надзор, с заявлением о предоставлении лицензии на осуществление данной деятельности либо такому юридическому лицу или такому индивидуальному предпринимателю отказано в ее выдаче, орган местного самоуправления в порядке, установленном статьей 197 ЖК РФ (в редакции указанного Федерального закона), обязан уведомить об этом собственников помещений в многоквартирном доме, предпринимательскую деятельность по управлению которым осуществляет такое лицо. В течение пятнадцати дней орган местного самоуправления также обязан созвать собрание собственников помещений в многоквартирном доме для решения вопроса о выборе способа управления, а в случае, если решение о выборе способа управления не принято и (или) не реализовано или данное собрание не проведено, обязан объявить о проведении открытого конкурса по отбору управляющей организации и провести этот конкурс в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, в соответствии с частью 4 статьи 161 ЖК РФ в течение одного месяца со дня объявления о проведении этого конкурса. При этом юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, которые указаны в настоящей части и осуществляют предпринимательскую деятельность по управлению многоквартирными домами на день вступления в силу настоящего Федерального закона, не обратились в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющий региональный государственный жилищный надзор, с заявлением о предоставлении лицензии на осуществление данной деятельности либо получили отказ в ее выдаче, надлежащим образом обязаны исполнять обязанности по управлению многоквартирным домом, оказанию услуг и (или) выполнению работ по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации до наступления событий, указанных в части 3 статьи 200 ЖК РФ.

Пунктом 8 статьи 5 Закона N 485-ФЗ установлено, что лицензиаты, не соответствующие лицензионному требованию, предусмотренному пунктом 1.1 части 1 статьи 193 ЖК РФ, на день вступления в силу названного Федерального закона, в течение шести месяцев со дня его вступления в силу обязаны внести изменения в свои учредительные документы.

Из материалов дела усматривается, что после вступление в силу Закона N 255-ФЗ истец незамедлительно обратился в компетентный орган за получением соответствующей лицензии.

Факт получения истцом лицензии на осуществление деятельности по управлению многоквартирными домами позже ответчика в рассматриваемом случае не имеет правового значения, поскольку наличие либо отсутствия лицензии на осуществление данного вида деятельности не влияет на момент возникновения у юридического лица исключительного права на его фирменное наименование, который гражданское законодательство связывает с датой внесения записи о регистрации юридического лица в ЕГРЮЛ.

Таким образом, суд апелляционной инстанции, неправомерно связав возникновение у истца исключительного права на фирменное наименование с моментом получения им соответствующей лицензии на осуществление деятельности по управлению многоквартирными домами, пришел к неправомерному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

Кроме того, неисполнение обязанности лицензиата, предусмотренной пунктом 8 статьи 5 Закона N 485-ФЗ, является основанием для обращения лицензирующего органа с иском в суд о понуждении к исполнению данной обязанности, и не может быть признано обстоятельством, прекращающим исключительное право истца на фирменное наименование. При этом соответствующая обязанность по внесению изменений в учредительные документы возникла позднее (11.07.2018), нежели общество "УК "Доверие" (ОГРН 1062317014033) обратилось в суд с настоящим иском (21.05.2018) и позднее принятия решения суда первой инстанции (27.06.2018).

При этом в предмет рассматриваемого спора о защите исключительного права на фирменное наименование не входит установление соответствия сторон лицензионным требованиям.

Ввиду изложенного обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции не соответствует предъявляемым к нему арбитражным процессуальным законодательством требованиям законности и обоснованности.

Выводы суда апелляционной инстанции, положенные в основу обжалуемого постановления, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, основаны на неправильном применении норм материального права. В связи с этим постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене.

В силу подпункта 5 пункта 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений.

В соответствии с частью 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения, постановления.

Поскольку судом первой инстанции фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, правильно применены нормы материального права, тогда как судом апелляционной инстанции, напротив, допущено неправильное применение норм материального права, выразившееся в неправильном истолковании и применении закона, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2018 подлежит отмене, решение Арбитражного суда Краснодарского края от 27.06.2018 - оставлению в силе.

Судебные расходы, в том числе понесенные в связи с уплатой государственной пошлины при подаче кассационной пошлины, подлежат распределению согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и относятся на ответчика в связи с удовлетворением кассационной жалобы истца.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам постановил:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2018 по делу N А32-19257/2018 отменить, оставить в силе решение Арбитражного суда Краснодарского края от 27.06.2018 по тому же делу.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (просп. Дзержинского, д. 138, г. Новороссийск, Краснодарский край, ОГРН 1132315004491) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Доверие" (ул. Ленина, д. 10, г. Сочи, Краснодарский край, ОГРН 1062317014033) 3 000 (Три тысячи) рублей в возмещение судебных расходов на подачу кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Д.И. Мындря
Судья Н.Л. Рассомагина

Обзор документа


Одна управляющая компания подала в суд на другую. Она хотела, чтобы ответчик перестал использовать тождественное фирменное наименование. Апелляционная инстанция отказала в иске. Она полагала, что нужно применять не ГК, а нормы ЖК. Именно истец, который получил лицензию на управление домами позже, и должен изменить фирменное наименование. Суд по интеллектуальным правам с такими выводами не согласился и оставил в силе решение первой инстанции, которая удовлетворила иск.

В данном деле нужно руководствоваться положениями ГК, согласно которым исключительное право на фирменное наименование возникает со дня госрегистрации организации. Истец зарегистрирован ранее ответчика. Поэтому его исключительное право имеет приоритет. Дата получения лицензии не имеет значения. Жилищный кодекс требует, чтобы фирменное наименование соискателя не было тождественным или схожим до степени смешения с фирменным наименованием лицензиата, право которого на управление домами возникло ранее, иначе лицензию не дадут. Между тем отказ в лицензии не прекращает действие исключительного права на фирменное наименование. Более того, соответствие сторон лицензионным требованиям не входит в предмет спора о защите указанного права.