Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 ноября 2018 г. № С01-919/2018 по делу N А33-32561/2017 Суд отменил вынесенные ранее судебные акты по делу о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на фонограммы и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку выводы судов нижестоящих инстанций об отсутствии у общества права на предъявление иска по настоящему делу сделаны в результате неправильного применения норм права

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 ноября 2018 г. № С01-919/2018 по делу N А33-32561/2017 Суд отменил вынесенные ранее судебные акты по делу о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на фонограммы и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку выводы судов нижестоящих инстанций об отсутствии у общества права на предъявление иска по настоящему делу сделаны в результате неправильного применения норм права

Резолютивная часть постановления объявлена 20 ноября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 ноября 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Мындря Д.И.,

судей - Силаева Р.В., Химичева В.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Юниверсал Мьюзик" (Кутузовский пр-кт, д. 36, стр. 23, Москва, 12170, ОГРН 1077746048720) на решение Арбитражного суда Красноярского края от 21.05.2018 по делу N А33-32561/2017 (судья Антропова О.А.) и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23.08.2017 по тому же делу (судьи Белан Н.Н., Бабенко А.Н., Парфентьева О.Ю.)

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Юниверсал Мьюзик"

к индивидуальному предпринимателю Дряшину Сергею Валерьевичу (г. Красноярск, ОГРНИП 310381607600015)

о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на фонограммы.

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Юниверсал Мьюзик" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Дряшину Сергею Валерьевичу (далее - предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительных смежных прав на произведения.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 21.05.2018, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 23.08.2018, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами судов первой и апелляционной инстанций, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Доводы о незаконности принятых по делу судебных актов общество мотивирует тем, что судами нарушены нормы материального права, а также выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Так, общество полагает, что суды, вопреки положениям Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (заключена в Риме 26.10.1961, далее - Римская конвенция), Договора Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнителям и фонограммам (заключена в Женеве 20.12.1996, далее - Женевский договор), статей 1231, 1328 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пришли к неверному выводу о том, что на территории Российской Федерации не подлежат правовой охране фонограммы, впервые записанные на территории иностранного государства до присоединения Российской Федерации к указанным выше международным договорам.

Общество также указывает, что вывод судов о том, что общество не имеет права обращаться в защиту нарушенных исключительных прав на фонограммы, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку из заключенного с правообладателем лицензионного договора следует, что общество обладает исключительной лицензией на использование фонограмм на территории Российской Федерации и правомочием на защиту этих прав.

В отзыве на кассационную жалобу предприниматель просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Предприниматель указывает, что суды верно применили положения международного и российского права, установив, что спорные фонограммы не охраняются на территории Российской Федерации. При этом общество, как полагает предприниматель, в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представило в материалы дела доказательств обратного.

Также предприниматель не согласен с доводом общества относительно того, что наличие у последнего права на защиту исключительных прав на фонограммы следует из лицензионного договора и иных материалов дела. Так, предприниматель указывает на приобщение к материалам дела лицензионного диска с записями фонограммы, на котором в качестве изготовителя фонограммы указано не иностранное лицо UMG Recordings Services Inc. (лицо, передавшее обществу исключительную лицензию по лицензионному договору). При этом предприниматель обращает внимание на то, что указанное иностранное лицо зарегистрировано только в 2005 году, что исключает возможность выводов о том, что оно может являться изготовителем фонограммы исполнителя Боба Марли, скончавшегося в 1981 году.

Таким образом, предприниматель полагает, что поскольку обществом не была доказана необходимая совокупность обстоятельств, позволяющих установить его право действовать в защиту исключительных прав на фонограммы, а также факт охраноспособности указанных фонограмм на территории Российской Федерации, суды обоснованно отказали в удовлетворении заявленных требований.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания суда кассационной инстанции, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства Судом по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Как следует из обжалуемых судебных актов, в дело истцом представлен лицензионный договор от 01.04.2007 о предоставлении исключительных прав, заключенный между обществом и иностранным лицом UMG Recordings Services Inc. (далее - компания), по условиям которого общество приобрело исключительную лицензию на исключительные права, действующую на территории стран Содружества Независимых Государств, в отношении фонограмм, видеоклипов, программ, саундтреков, синглов, альбомов, сборников, художественного оформления, а также иные права в отношении вышеуказанных и иных объектов интеллектуальной собственности, а также право использования товарных знаков.

В соответствии с условиями заключенного договора общество имеет право использовать фонограммы, видеоклипы, программы, саундтреки, синглы, альбомы, сборники, художественное оформление, в том числе в виде любых фрагментов по своему выбору (пункт 2.1 договора).

Договор вступает в силу с даты его подписания сторонами и действует без ограничения срока (пункт 5.1 договора).

Согласно пункту 3.1 договора компания передала обществу право использования исключительных прав в полном объеме в отношении фонограмм каталога "Юниверсал", а именно - право воспроизводить фонограммы, в том числе в составе альбомов и путем включения в сборники, синглы, премиумы, аудиовизуальные произведения, право распространять экземпляры фонограмм, то есть продавать, сдавать их в прокат или иным законным способом распространять фонограммы, право импортировать экземпляры фонограмм, в том числе в составе альбомов, сборников, программ, саундтреков, синглов, премиумов, аудиовизуальных произведений, право переделывать или любым иным способом перерабатывать фонограммы, право публично исполнять фонограммы, право передавать фонограммы в эфир, право сообщать фонограммы для всеобщего сведения по кабелю, право сообщать фонограммы для всеобщего сведения таким образом, при котором любое лицо может иметь доступ к ним в интерактивном режиме из любого места и в любое время по своему выбору.

В соответствии с пунктом 3.10 договора общество обладает правом предпринимать на определенной договором территории любые законные действия, направленные на охрану и защиту переданных обществу прав использования объектов интеллектуальной собственности.

Согласно приложению к договору о предоставлении исключительных прав от 01.04.2007, которое является неотъемлемой частью договора, компания передала обществу права в полном объеме на фонограммы, видеоклипы, программы, художественное оформление, саундтреки, синглы, альбомы и сборники, указанные в приложении к договору и в иных приложениях к договору, в совокупности составляющих каталог "Юниверсал".

В приложении указаны следующие фонограммы исполнителя Боба Марли (Bob Marley): "Babylon By Bus", "Punky Reggae Party", "Exodus", "Strip It Up", "Fat Race", "Concerte Jungle", "Kinky Raggae", "Lively Up Yourself", "Is This Love", "Heathen", "Jamming", "Easy Skanking", "Kaya", "Is This Love", "Sun Is Shining", "Satisfy My Soul", " Gone", "Misty Morning", "Crisis", "Running Away", "Time Will Tell", "Lively Up Yourself", "No Woman, No Cry", "Them Belly Full (But We Hungry)", "So Jah Say", "Natty Dread", "Bend Down Low", " Blues", "Revolution", "Positive Vibration", "Roots, Rock, Raggae", "Johny Was", "Cry To Me", "Want More", "Crazy Baldhead", "Who The Cap Fit", "Night Shift", "War", "Rat Race", "So Much Trouble In The World", "Zimbabwe", "Top Rankin", "Babylon System", "Survival", "Africa Unite", "On Drop", "Ride Natty Ride", "Ambush in The Night", "Wake Up And Live".

Как установлено судами исходя из требований истца, обществу стало известно, что предприниматель реализует товар (компакт-диски, содержащие записи фонограмм, права использования которых на территории Российской Федерации принадлежат обществу). Так, 30.06.2017 в торговой точке, расположенной по адресу: Нижнеудинск, ул. Кашика, д. 100, предпринимателем реализован товар - компакт-диск с фонограммами в формате mpeg layer 3 (mp3), содержащий фонограммы исполнителя Bob Marley: "Babylon By Bus", "Punky Reggae Party", "Exodus", "Strip It Up", "Fat Race", "Concerte Jungle", "Kinky Raggae", "Lively Up Yourself", "Is This Love", "Heathen", "Jamming", "Easy Skanking", "Kaya", "Is This Love", "Sun Is Shining", "Satisfy My Soul", " Gone", "Misty Morning", "Crisis", "Running Away", "Time Will Tell", "Lively Up Yourself", "No Woman, No Cry", "Them Belly Full (But We Hungry)", "So Jah Say", "Natty Dread", "Bend Down Low", " Blues", "Revolution", "Positive Vibration", "Roots, Rock, Raggae", "Johny Was", "Cry To Me", "Want More", "Crazy Baldhead", "Who The Cap Fit", "Night Shift", "War", "Rat Race", "So Much Trouble In The World", "Zimbabwe", "Top Rankin", "Babylon System", "Survival", "Africa Unite", "On Drop", "Ride Natty Ride", "Ambush in The Night", "Wake Up And Live".

В подтверждение указанного обстоятельства обществом представлены чек продажи от 30.06.2017, содержащий реквизиты предпринимателя, компакт- диск с видеозаписью процесса приобретения товара, приобретенный товар.

Полагая, что указанным действием предприниматель нарушил исключительные права, использование которых на территории Российской Федерации принадлежит обществу на основании исключительной лицензии, последнее обратилось в арбитражный суд с иском по настоящему делу.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями Римской конвенции и Женевского договора, статьями 1229, 1250, 1304, 1305, 1322, 1323, 1324, 1328, 1271 ГК РФ, официальными разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", установил, что обществом не доказаны факты предоставления спорным фонограммам правовой охраны на территории Российской Федерации и, как следствие, наличие у общества соответствующего права на предъявление исковых требований о взыскании компенсации за нарушение таких исключительных прав.

На основании указанного вывода суд первой инстанции отказал обществу в удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел выводу о наличии правовых оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233 ГК РФ), если названным кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результаты интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными указанным Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную названным Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается Кодексом.

В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Согласно статье 1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 данного Кодекса.

Статьей 1252 ГК РФ предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требований, в том числе, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия; о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. Правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных названным Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1311 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров фонограммы; 3) в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта тем способом, который использовал нарушитель.

В соответствии с абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных названным Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Как следует из материалов дела, обществом избран способ защиты исключительного права в виде взыскания компенсации, предусмотренной подпунктом 1 пункта 1 статьи 1311 ГК РФ (в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения).

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 14 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", и положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец обязан доказать факт принадлежности ему авторских прав и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

В свою очередь, ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1231 ГК РФ на территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом. При признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются указанным Кодексом независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права, если таким международным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

В соответствии со статьей 1322 ГК РФ изготовителем фонограммы признается лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков. При отсутствии доказательств иного изготовителем фонограммы признается лицо, имя или наименование которого указано обычным образом на экземпляре фонограммы и (или) его упаковке либо иным образом в соответствии со статьей 1310 данного Кодекса.

Статьей 1328 ГК РФ установлено, что исключительное право на фонограмму действует на территории Российской Федерации в случаях, когда:

изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом;

фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации;

в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

Поскольку судами установлено, что материалами дела не подтверждено изготовление спорных фонограмм гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом, а также обнародование спорных фонограмм или их публичное распространение их экземпляров впервые на территории Российской Федерации, действие на территории Российской Федерации исключительных прав на спорные фонограммы подлежит установлению на основании международных договоров Российской Федерации.

Анализируя факт принадлежности обществу права на защиту исключительных прав на фонограммы, суд первой инстанции исходил из того, что лицо, передавшее обществу исключительную лицензию на фонограммы, является юридическим лицом, созданным и действующем в соответствии с законодательством Соединенных Штатов Америки.

Пунктом 3 статьи 1304 ГК РФ предусмотрено, что предоставление на территории Российской Федерации охраны объектам смежных прав в соответствии с международными договорами Российской Федерации осуществляется в отношении исполнений, фонограмм, сообщений передач организаций эфирного или кабельного вещания, не перешедших в общественное достояние в стране их происхождения вследствие истечения установленного в такой стране срока действия исключительного права на эти объекты и не перешедших в общественное достояние в Российской Федерации вследствие истечения предусмотренного настоящим Кодексом срока действия исключительного права.

При этом, проанализировав положения международных договоров с учетом национального законодательства, суды пришли к выводу, что обществом не доказаны факты предоставления спорным фонограммам правовой охраны на территории Российской Федерации, что повлекло вывод об отсутствии у общества соответствующего права на предъявление иска по настоящему делу.

Суд по интеллектуальным правам не может согласиться с данными выводами судов первой и апелляционной инстанции.

В силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты.

В отношении иностранных изготовителей фонограмм применимыми нормами международного права являются Римская конвенция и Женевский договор.

При этом Соединенные Штаты Америки, страна изготовителя и правообладателя спорных фонограмм, не является государством-участником Римской конвенции.

Учитывая, что Соединенные Штаты Америки и Российская Федерация являются участниками Женевского договора, к спорным отношениям должны применяться нормы данного международного договора.

Пунктом 1 статьи 22 Женевского договора Договаривающиеся Стороны, с учетом соответствующих изменений, применяют положения статьи 18 Конвенции по охране литературных и художественных произведений (принята 09.09.1886 в Берне, далее - Бернская конвенция) к правам исполнителей и производителей фонограмм, предусмотренным в настоящем Договоре.

В соответствии с пунктом 1 статьи 18 Бернской конвенции ее положения применяются ко всем произведениям, которые к моменту ее вступления в силу не стали еще общим достоянием в стране происхождения вследствие истечения срока охраны.

Таким образом, выводы судов о том, что ввиду положений Римской конвенции и Женевского договора на территории Российской Федерации не подлежат охране исполнения и фонограммы, которые были впервые записаны до присоединения Российской Федерации к международным договорам, не соответствуют нормам материального права.

В целях установления охраноспособности спорных фонограмм на территории Российской Федерации с учетом положений Женевского договора и пункта 3 статьи 1304 ГК РФ необходимо установление обстоятельств охраноспобосности спорных фонограмм в стране их происхождения.

Вместе тем, применяя статьи 1321 и 1328 ГК РФ, положения Женевского договора, суды первой и апелляционной инстанции не устанавливали, когда имели место первые исполнения спорных фонограмм и на территории какого государства.

Кроме того, суды указали, что из материалов дела не усматривается принадлежность компании исключительных прав на фонограммы, поскольку на представленном обществом лицензионном компакт-диске содержится указание на иностранное лицо The Island Def Jam Music Group, a division of UMG Recordings, Inc., при этом сведений об иностранном лице UMG Recordings Services, Inc. как об изготовителе фонограммы на указанном диске не содержится.

Исходя из данного обстоятельства суды пришли к выводу о том, что иностранное лицо UMG Recordings Services, Inc., с которым обществом заключен лицензионный договор, не является изготовителем фонограмм, в связи с чем суды также сделали вывод, что данное лицо не является и правообладателем фонограмм.

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 1323 ГК РФ установлено, что право на указание на экземплярах фонограммы и (или) их упаковке своего имени или наименования является правом изготовителя фонограммы и не входит в состав исключительного права изготовителя.

Согласно пункту 4 статьи 1323 ГК РФ право на указание на экземплярах фонограммы и (или) их упаковке своего имени или наименования и право на защиту фонограммы от искажения действуют и охраняются в течение всей жизни гражданина либо до прекращения юридического лица, являющегося изготовителем фонограммы.

Таким образом, отчуждение изготовителем исключительного права на фонограмму иному лицу само по себе не свидетельствует об отчуждении права указания своего наименования на экземплярах фонограммы и (или) их упаковке, поскольку указанные правомочия имеют различную правовую природу. Иными словами, наличие на экземпляре представленного обществом компакт-диска наименования иного лица (нежели того, с кем у общества заключен лицензионный договор) само по себе не опровергает доводы общества о принадлежности компании исключительных прав на фонограммы, в отношении которых обществу предоставлена исключительная лицензия.

Кроме того, отсутствие в лицензионном договоре сведений о переходе исключительных прав к компании также не является основанием для вывода об отсутствии у компании исключительных прав на передаваемые фонограммы. При этом указанный договор содержит указание на то, что все исключительные смежные права в отношении фонограмм принадлежат компании.

Как усматривается из лицензионного договора, он заключен 01.04.2007 в Российской Федерации (город Москва), в связи с чем на основании коллизионных норм (пункт 1 статьи 1211 ГК РФ) к нему применяется право Российской Федерации.

При этом Законом Российской Федерации от 09.07.1993 N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах", действовавшим на момент заключения лицензионного договора, не предусмотрено, что сведения о переходе исключительных прав к правообладателю (лицензиату) являются существенными условиями лицензионного договора.

Иных мотивов относительно вывода об отсутствии у истца права на предъявление иска в судебных актах не имеется.

При возникновении у судов сомнений в принадлежности исключительного права на спорные фонограммы лицензиару и в случае спора об этом либо о действительности лицензионного договора, учитывая наличие в нем сведений о принадлежности лицензиару исключительных прав на спорные фонограммы, суды, рассматривающие дело по существу, могли предложить к обсуждению сторон, в том числе, вопрос о привлечении указанного лица к участию в деле.

В ином случае следует дать оценку доводу истца об отсутствии в деле доказательств, опровергающих принадлежность исключительных прав на спорные фонограммы компании, а также являющихся основанием считать их принадлежащими иным лицам, исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Таким образом, выводы об отсутствии у общества права на предъявление иска по настоящему делу сделаны в результате неправильного применения норм материального права, без учета исследования и оценки всего объема значимых для дела обстоятельств. При этом иные доводы общества о наличии у него права на предъявление иска по настоящему делу и об обоснованности требований, а также иные доводы предпринимателя, направленные на опровержение исковых требований, судами проанализированы не были.

На основании изложенного суд кассационной инстанции полагает, что решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции приняты с нарушением норм материального права, а выводы, содержащиеся в судебных актах, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем данные судебные акты не могут быть признаны законными и подлежат отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами не в полном объеме, для правильного разрешения спора требуется оценка доказательств и установление фактических обстоятельств, что не относится к полномочиям суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное в настоящем постановлении, устранить допущенные нарушения и по результатам оценки доводов сторон и исследования и оценки всех имеющих значение для дела обстоятельств принять законный и обоснованный судебный акт.

При новом рассмотрении суду также надлежит с учетом установленного определением Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2018 обстоятельства уплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы лицом, не подтвердившим полномочия на совершение указанного действия от имени общества, распределить судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы, поскольку в силу абзаца второго части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 21.05.2018 по делу N А33-32561/2017 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23.08.2017 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Красноярского края.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Д.И. Мындря
Судья Р.В. Силаев
Судья В.А. Химичев

Обзор документа


Суды сочли недоказанным, что спорные фонограммы Боба Марли охраняются на территории России, поэтому отказали обществу в компенсации за нарушение смежных прав. Суд по интеллектуальным правам с этим не согласился.

Исключительную лицензию на фонограммы общество получило от компании из США. При этом на представленном компакт-диске указана не она, а другое иностранное лицо. Это позволило судам сделать вывод, что компания не является ни изготовителем, ни правообладателем фонограмм.

Вместе с тем указывать на экземплярах фонограммы и/или их упаковке свое имя или наименование - право ее изготовителя, которое не входит в состав его исключительного права.

Отчуждение изготовителем исключительного права на фонограмму не означает отчуждение права указания своего наименования на ее экземплярах и/или их упаковке. Если на диске указана не компания, а иное лицо, это еще не значит, что права на фонограммы ей не принадлежат.