Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 29 октября 2018 г. по делу N СИП-401/2018 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку согласился с выводом Роспатента о том, что заявителем не доказано наличие осведомленности российского потребителя о существовании спорного обозначения и ассоциации его с иным лицом, не являющимся правообладателем товарного знака, в том числе и на основании предшествующего опыта потребителя об использовании тождественного или сходного обозначения в гражданском обороте лицом, отличным от правообладателя

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 29 октября 2018 г. по делу N СИП-401/2018 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку согласился с выводом Роспатента о том, что заявителем не доказано наличие осведомленности российского потребителя о существовании спорного обозначения и ассоциации его с иным лицом, не являющимся правообладателем товарного знака, в том числе и на основании предшествующего опыта потребителя об использовании тождественного или сходного обозначения в гражданском обороте лицом, отличным от правообладателя

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 23 октября 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 29 октября 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Мындря Д.И., Рассомагиной Н.Л.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Арсентьевым Е.А.,

рассмотрел в судебном заседании заявление иностранного лица - индивидуального предпринимателя Антонович Екатерины Андреевны (г. Киев, Украина, ОГРНИП 23540000000002389) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 30.03.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 593361 и признании недействительным предоставления правовой охраны этому товарному знаку.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Прудников Олег Александрович (с. Ильинское, Красногорский р-он, Московская обл., ОГРНИП 312502420500032).

В судебном заседании приняли участие представители:

от иностранного лица - индивидуального предпринимателя Антонович Екатерины Андреевны - Мешков В.В. (по доверенности от 04.07.2016);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Тетцоева З.В. (по доверенности от 15.05.2018 N 01/32-411/41).

Суд по интеллектуальным правам установил:

иностранное лицо - индивидуальный предприниматель Антонович Екатерина Андреевна (далее - предприниматель Антонович Е.А.) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 30.03.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 593361, о признании недействительным предоставления правовой охраны этому товарному знаку и об обязании Роспатента аннулировать соответствующую регистрацию.

В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Прудников Олег Александрович (далее - предприниматель Прудников О.А.).

В обоснование заявленных требований предприниматель Антонович Е.А. указывает на то, что Роспатентом при принятии оспариваемого ненормативного правового акта неверно применены положения подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), поскольку словесный элемент оспариваемого товарного знака представляет собой транслитерацию фамилии предпринимателя Антонович Е.А.

При этом заявитель ссылается на то, что она и Прудникова А.А. (являющаяся супругой предпринимателя Прудникова О.А.) являлись соучредителями российских юридических лиц (общество с ограниченной ответственностью "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" (далее - общество "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН") и общество с ограниченной ответственностью "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН ЛАКШЕРИ"), оказывающих услуги в области разработки дизайна интерьеров, в которых Прудников О.В. являлся генеральным директором. Ввиду финансовых разногласий с названными лицами предприниматель Антонович Е.А. в 2016 году вышла из состава участников указанных обществ. По утверждению заявителя, выбор произвольных частей фирменных наименований этих юридических лиц напрямую связан с ее деятельностью в качестве дизайнера интерьеров.

Также предприниматель Антонович Е.А. отмечает, что ею на территории Украины осуществляется деятельность, связанная с оформлением дизайна интерьеров, и для индивидуализации этой деятельности используется ее фамилия, выполненная буквами латинского алфавита ("ANTONOVICH"), что подтверждается представленными в материалы административного производства документами.

Предприниматель Антонович Е.А. обращает внимание на то, что предпринимателем Прудниковым О.А. к ней были поданы иски в Красногорский городской суд Московской области о защите чести, достоинства и деловой репутации, о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, в Дорогомиловский районный суд города Москвы - о взыскании неосновательного обогащения, а также жалоба в Департамент антимонопольного регулирования Евразийской экономической комиссии.

Заявитель считает ошибочными выводы Роспатента о том, что словесный элемент "ANTONOVICH" является фантазийным для российского потребителя, а транслитерация этого словесного элемента может ассоциироваться у российского потребителя с отчеством, образованным от имени Антон. При этом заявитель полагает, что отсутствие благозвучности обозначения, используемого для индивидуализации услуг по дизайну элитных интерьеров, исключает возможную ассоциацию его именно с отчеством.

Предприниматель Антонович Е.А. обращает внимание на то, что ей принадлежит исключительное право на товарный знак "ANTONOVICH DESIGN" по свидетельству Украины N 167338, сходный до степени смешения с зарегистрированным позже оспариваемым товарным знаком, что, по мнению заявителя, свидетельствует об ошибочности вывода Роспатента о невозможности ассоциирования обозначения "ANTONOVICH" как фамилии конкретного лица в отсутствие инициалов.

Заявитель считает, что регистрация оспариваемого товарного знака на имя предпринимателя Прудникова О.А. способна ввести потребителей в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги, и подпадает под запрет, установленный подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Кроме того, предприниматель Антонович Е.А. ссылается на то, что предприниматель Прудников О.А. злоупотребил правом при регистрации оспариваемого товарного знака, поскольку на дату подачи соответствующей заявки он знал о законном использовании заявителем сходного до степени смешения обозначения "ANTONOVICH DESIGN" для индивидуализации услуг 42-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ), оказываемых, в том числе на территории Российской Федерации, и намеревался воспользоваться репутацией заявителя.

В заявлении о недобросовестности и злоупотреблении правом в порядке пунктов 3 и 4 статьи 1 и статьи 10 ГК РФ, представленном в суд 08.08.2018, предприниматель Антонович Е.А. дополнительно указывает на то, что выбор фирменных наименований обществ "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" и "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН ЛАКШЕРИ" свидетельствует о том, что их создание и функционирование было обусловлено направлением деятельности именно Антонович Е.А., являющейся разработчиком дизайн-проектов, и определено ее деловой репутацией и работой в области дизайна задолго до создания указанных обществ.

По мнению заявителя, Прудников О.А. инициировал регистрацию оспариваемого товарного знака с единственной целью - сделать невозможной работу предпринимателя Антонович Е.А. на территории Российской Федерации под уже известным брендом "ANTONOVICH DESIGN".

Предприниматель Антонович Е.А. обращает внимание на то, что на сайте в сети Интернет (http://angelika-prudnikova.design/) размещена информация о том, что основателями и единственными обладателя бренда на территории Российской Федерации являются предприниматель Прудников О.А. и его супруга, что также, с ее точки зрения, свидетельствует о недобросовестном осуществлении своих прав предпринимателем Прудниковым О.А.

Заявление о недобросовестности и злоупотреблении правом квалифицировано судом как дополнение предпринимателем Антонович Е.А. доводов о злоупотреблении предпринимателем Прудниковым О.А. правом, содержащихся в принятом к производству суда заявлении.

В пояснениях к заявлению, поступивших в суд 05.09.2018, предприниматель Антонович Е.А. дополнительно указывает на то, что у предпринимателя Прудникова О.А. отсутствует законный интерес в использовании оспариваемого товарного знака, поскольку согласно сведениям из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГРИП) основным видом деятельности указанного лица является "строительство жилых и нежилых зданий", а дополнительным "операции с недвижимым имуществом за вознаграждение и на договорной основе", то есть виды деятельности, не относящиеся к интерьерному дизайну.

Роспатент в отзыве на заявление возражает против его удовлетворения, полагая, что оспариваемый ненормативный правовой акт является законным, принят уполномоченным органом и не затрагивает права и законные интересы предпринимателя Антонович Е.А.

Роспатент отмечает, что у российских потребителей словесный элемент "ANTONOVICH" может ассоциироваться с отчеством, образованным от мужского имени Антон, либо с соответствующей фамилией, но в связи с тем, что в оспариваемом товарном знаке отсутствуют инициалы, он не может восприниматься как фамилия лица, подавшего возражение, либо какого-либо иного конкретного лица, а, следовательно, не является ложным и способным ввести потребителя в заблуждение относительно товара либо его изготовителя.

Как утверждает Роспатент, заявителем не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что оспариваемый товарный знак ассоциируется у потребителя на территории Российской Федерации именно с заявителем. При этом Роспатент обращает внимание на то, что имеющиеся в деле доказательства подтверждают лишь факт оказания заявителем услуг, связанных с дизайном интерьера, в качестве работника и соучредителя общества "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН", а доказательств самостоятельного оказания заявителем соответствующих услуг от своего имени не представлено.

Роспатент ссылается на то, что материалы, свидетельствующие об оказании непосредственно предпринимателем Антонович Е.А. услуг по разработке дизайна интерьеров, подтверждают оказание таких услуг только на территории Украины, в связи с чем у российских потребителей не могло возникнуть ассоциативной связи между заявителем и оспариваемым товарным знаком.

При этом Роспатент обращает внимание на наличие в материалах дела доказательств того, что оспариваемый товарный знак использовался иными лицами для маркировки оказываемых услуг до дизайну интерьера, в частности, обществами "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" и "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН ЛАКШЕРИ", при том, что автором дизайн-проектов последнего являлась Прудникова А.А.

С учетом изложенного Роспатент заявляет о недоказанности того, что до даты приоритета оспариваемого товарного знака обозначение "ANTONOVICH" стало узнаваемо в ходе его длительного использования предпринимателем Антонович Е.А. на территории Российской Федерации, в связи с чем отсутствуют основания для вывода о возможности введения потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги.

В отношении доводов заявителя о том, что действия правообладателя по подаче заявки на государственную регистрацию оспариваемого товарного знака являются актом недобросовестной конкуренции Роспатент указал, что оценка данного обстоятельства не относится к его компетенции, в связи с чем пояснений по существу этих доводов он дать не может.

Предприниматель Прудников О.А. отзыв на заявление не представил.

В судебном заседании 23.10.2018 представитель предпринимателя Антонович Е.А. заявил ходатайство об уточнении предмета заявленных требований, в соответствии с которым просил суд признать недействительным решение Роспатента от 30.03.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 593361 в отношении услуг 42-го класса МКТУ "дизайн художественный; дизайн промышленный; оформление интерьера; услуги архитектурные; услуги дизайнерские в области упаковки", признать недействительным предоставление правовой охраны этому товарному знаку в отношении упомянутых услуг; обязать Роспатент аннулировать соответствующую регистрацию в отношении названных услуг.

Суд на основании статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принял уточнение предмета заявленных требований в редакции, озвученной представителем заявителя в судебном заседании.

Представитель предпринимателя Антонович Е.А. в судебном заседании поддержал доводы, изложенные заявлении (с учетом уточнения предмета заявленных требований), настаивал на удовлетворении заявленных требований.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения заявленных требований (с учетом уточнения их предмета).

Третье лицо, извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явилось, явку представителя не обеспечило, что в силу части 5 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Как следует из материалов дела, предприниматель Прудников О.А. является правообладателем словесного товарного знака "ANTONOVICH" по свидетельству Российской Федерации N 593361, зарегистрированного Роспатентом с приоритетом от 26.08.2015 в отношении услуг 42-го класса МКТУ: "анализ воды; анализ компьютерных систем; анализ почерка [графология]; анализ химический; аудит в области энергетики; восстановление компьютерных данных; дизайн промышленный; дизайн художественный; защита информационных систем от вирусов; изучение технических проектов; изыскания в области нефтяных месторождений; изыскания геологические; инжиниринг; инсталляция программного обеспечения; информация метеорологическая; испытания клинические; испытания материалов; испытания текстильных изделий; исследования в области бактериологии; исследования в области биологии; исследования в области геологии; исследования в области защиты окружающей среды; исследования в области косметологии; исследования в области механики; исследования в области химии; исследования и разработка новых товаров для третьих лиц; исследования научные; исследования нефтяных месторождений с целью эксплуатации; исследования подводные; исследования технические; калибровка [измерения]; консультации в области дизайна веб-сайтов; консультации в области информационных технологий; консультации в области разработки и развития компьютерной техники; консультации по вопросам архитектуры; консультации по вопросам программного обеспечения; консультации по технологическим вопросам; контроль за нефтяными скважинами; контроль качества; контроль технический автомобильного транспорта; межевание; моделирование одежды; модернизация программного обеспечения; мониторинг компьютерных систем с удаленным доступом; обеспечение программное как услуга [SaaS]; обслуживание программного обеспечения; определение подлинности произведений искусств; оформление интерьера; оценка качества леса на корню; оценка качества шерсти; оцифровка документов [сканирование]; перенос данных или документов с физического носителя на электронный; планирование городское; предоставление информации в области компьютерных технологий и программирования через веб-сайты; предоставление научной информации и консультации, связанные с сокращением выбросов парниковых газов; предоставление поисковых средств для Интернета; преобразование данных и информационных программ [не физическое преобразование]; проектирование компьютерных систем; прокат веб-серверов; прокат компьютеров; прокат программного обеспечения; разведка геологическая; разведка нефтяных месторождений; размещение компьютерных сайтов [веб-сайтов]; размещение серверов, сервер хостинг; размножение компьютерных программ; разработка планов в области строительства; разработка программного обеспечения; рассеивание облаков; советы по вопросам экономии энергии; создание и техническое обслуживание веб-сайтов для третьих лиц; составление программ для компьютеров; услуги архитектурные; услуги внешние в области информационных технологий; услуги в области химии; услуги дизайнеров в области упаковки; услуги дистанционного резервного копирования данных; услуги консультационные в области информационных технологий; услуги консультационные в области телекоммуникационных технологий; услуги научных лабораторий; услуги <облачных> вычислений; услуги по прогнозированию погоды; услуги по созданию образа [промышленная эстетика]; услуги по составлению географических карт; физика [исследования]; хранение данных в электронном виде; экспертиза инженерно-техническая".

Предприниматель Антонович Е.А. 03.10.2017 обратилась в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны названному товарному знаку ввиду его несоответствия положениям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, по доводам, аналогичным тем, что приведены в заявлении, поданном в суд.

Правообладателем оспариваемого товарного знака был представлен отзыв на возражение, в котором он указал на отсутствие доказательств известности того, что на дату приоритета этого товарного знака он вызывал ассоциации именно с предпринимателем Антонович Е.А., а также на отсутствие доказательств осуществления ею реальной деятельности на территории Российской Федерации. Кроме того, правообладатель обратил внимание на то, что обозначение "ANTONOVICH" является фантазийным, производным от мужского имени Антон, и может указывать на отчество, происходящие от этого имени, а действия по оспариванию предоставления правовой охраны оспариваемому товарному знаку являются злоупотреблением со стороны лица, подавшего возражение.

Решением Роспатента от 30.03.2018 в удовлетворении возражения предпринимателя Антонович Е.А. отказано, правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 593361 оставлена в силе.

Принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, Роспатент признал предпринимателя Антонович Е.А. лицом, заинтересованным в оспаривании предоставления правовой охраны спорному товарному знаку исключительно в отношении услуг 42-го класса МКТУ, относящихся к услугам в сфере дизайна (дизайн художественный; дизайн промышленный; оформление интерьера; услуги архитектурные; услуги дизайнерские в области упаковки, в отношении остальных услуг 42-го класса МКТУ, для индивидуализации которых зарегистрирован оспариваемый товарный знак, Роспатент заинтересованности подателя возражения не усмотрел.

Роспатентом в оспариваемом решении установлено, что словесный элемент "ANTONOVICH" ввиду его исполнения буквами латинского алфавита может восприниматься рядовым российским потребителем как фантазийное обозначение, не имеющее определенного смысла, либо как транслитерация слова "АНТОНОВИЧ", способная вызывать у потребителей ассоциации с отчеством, образованным от имени Антон.

При этом Роспатент отметил, что отсутствие в оспариваемом товарном знаке инициалов не позволяет идентифицировать и соотнести данный словесный элемент именно с фамилией лица, подавшего возражение, в связи с чем пришел к выводу о недоказанности утверждения предпринимателя Антонович Е.А. о том, что спорный товарный знак ассоциируется с ее фамилией.

Кроме того, Роспатент в оспариваемом решении указал на то, что представленными в материалы дела документами подтверждается факт оказания услуг предпринимателем Антонович Е.А. по созданию дизайнов интерьеров в рамках служебных отношений; документального подтверждения самостоятельного оказания на территории Российской Федерации подобных услуг в материалы дела не представлено. Исходя из этого, Роспатент пришел к выводу об отсутствии в рассматриваемом случае угрозы введения в заблуждение потребителей относительно лица, оказывающего услуги в области дизайна и использующего для индивидуализации обозначение "ANTONOVICH".

Не согласившись с принятым Роспатентом решением и полагая, что оно является недействительным, поскольку принято с нарушением действующего законодательства и затрагивает права и законные интересы предпринимателя Антонович Е.А., последняя обратилась в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Изучив материалы дела, выслушав доводы явившихся в судебное заседание представителей заявителя и Роспатента, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Согласно статье 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности обжалование решений и действий (бездействия) государственных органов в суд.

Частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (пункт 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок на оспаривание ненормативного правового акта предпринимателем Антонович Е.А. соблюден, что не оспаривается Роспатентом и предпринимателем Прудниковым О.А.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента по рассмотрению возражения против представления правовой охраны товарному знаку и принятие по его результатам решения установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

Согласно пункту 2 статьи 1248 ГК РФ в случаях, предусмотренных указанным Кодексом, защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке (пункт 2 статьи 11) соответственно федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Решения этого органа вступают в силу со дня принятия. Они могут быть оспорены в суде в установленном законом порядке.

В пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009 N 5/29) разъяснено, что при оспаривании решений Роспатента суды должны учитывать, что заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом. При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты приоритета оспариваемого товарного знака (26.08.2015), законодательством, применимым для оценки его охраноспособности, являются ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее - Правила N 32).

В соответствии с подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его производителя.

Согласно пункту 2.5.1 Правил N 32 к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Исходя из разъяснения, данного в подпункте 1 пункта 3 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее - Рекомендации N 39), обозначение может содержать элементы, как прямо указывающие на сведения об изготовителе или месте происхождения товара, так и элементы, порождающие у потребителя представление об этих сведениях через ассоциации.

Элементы обозначений, содержащие сведения об изготовителе или месте происхождения товара через ассоциации, которые они вызывают у потребителя, относят к способным ввести в заблуждение.

Согласно пункту 3.1 Рекомендаций N 39 элементы обозначений, указывающие на вид товара и/или его характеристики и/или содержащие сведения об изготовителе и т.д. через ассоциации, которые они вызывают у потребителя, относят к способным ввести в заблуждение. Способность элементов ввести в заблуждение не вполне очевидна. Она имеет вероятностный характер.

Способность обозначения вводить потребителя в заблуждение может возникнуть у потребителя в результате ассоциации, в том числе с иным лицом, основанной на предшествующем опыте потребителя.

Под способностью товарного знака ввести в заблуждение потребителя подразумевается, в частности ситуация, когда информация, содержащаяся в товарном знаке, может создать искаженное представление о товаре и его производителе, способное повлиять на решение потребителя.

Для установления наличия возможности введения потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара необходимо установление факта осведомленности потребителя о ранее существовавшем обозначении и ассоциации его с иным лицом, не являющимся правообладателем товарного знака, в том числе и на основании предшествующего опыта потребителя об использовании тождественного или сходного обозначения в гражданском обороте лицом, отличным от правообладателя.

Роспатент, оценивая соответствие предоставления правовой охраны оспариваемому товарному знаку положениям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, верно установил, что подателем возражения не представлено надлежащих доказательств известности на территории Российской Федерации обозначения "ANTONOVICH" до даты приоритета этого товарного знака и наличия ассоциации у потребителя указанного обозначения с фамилией заявителя при оказании услуг по разработке дизайна интерьеров.

Так, предпринимателем Антонович Е.А. в подтверждение доводов, изложенных в возражении, в материалы административного дела представлены следующие доказательства: акты, счета-фактуры за рекламу в журнале "Красивые дома", "Красивые квартиры", распечатки страниц данных журналов; акты сдачи-приемки работ по печати плаката, по дизайну макета, по распространению рекламной информации на рекламных конструкциях; акт приемки выполненных работ по размещению рекламы в журнале "RUMORS", выдержки из этого журнала; акты сдачи-приемки оказанных рекламных услуг в журнале "Лучшие интерьеры", распечатки страниц этого журнала; письма заказчиков дизайн-проектов квартир в городе Калининграде; свидетельство Украины N 167338, подтверждающее регистрацию на территории Украины на имя предпринимателя Антонович Е.А. товарного знака "ANTONOVICH DESIGN"; договоры на оказание дизайнерских услуг (т. 5, т. 6, л.д. 1-105).

В силу статьи 1479 ГК РФ действие исключительного права на товарный знак распространяется на территорию Российской Федерации.

Президиумом Суда по интеллектуальным правам неоднократно обращалось внимание на то, что при анализе вероятного восприятия потребителями конкретного обозначения для целей применения различных положений статьи 1483 ГК РФ необходимо учитывать ассоциативные связи именно российского среднего потребителя (постановления президиума Суда по интеллектуальным правам от 23.03.2015 по делу N СИП-546/2014, от 03.04.2015 по делу N СИП-547/2014, от 03.04.2015 по делу N СИП-548/2014, от 01.02.2016 по делу N СИП-383/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 30.05.2016 N 300-КГ16-4512 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано), от 24.03.2016 по делу N СИП-311/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 19.07.2016 N 300-ЭС16-8048 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано), от 16.02.2017 по делу N СИП-415/2016 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 13.06.2017 N 300-ЭС17-6394 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано), от 19.03.2018 по делу N СИП-384/2017 и другие).

В постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 30.07.2015 по делу N СИП-19/2015 и от 16.02.2017 по делу N СИП-415/2016 дополнительно отмечено, что восприятие обозначений (в том числе словесных обозначений в латинице) с учетом культурных, исторических, языковых и иных особенностей у потребителей в разных странах может различаться.

Для того чтобы можно было сделать вывод о возможности введения российского потребителя конкретных товаров (услуг) в заблуждение ввиду того, что конкретное обозначение используется иным лицом, должно быть установлено как минимум следующее: иное лицо использует конкретное обозначение в Российской Федерации; это используемое обозначение российскому потребителю, по крайней мере, известно. В случае если конкретное обозначение не используется в Российской Федерации, то оно должно использоваться на территории иных государств таким образом, чтобы быть известным российскому потребителю.

В случае если обозначение российскому потребителю не известно, то вероятность возникновения каких-либо ассоциативных связей между этими обозначением и лицом, оказывающим услуги под этим обозначением, стремится к нулю.

Аналогичный подход отражен в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 16.02.2017 по делу N СИП-415/2016 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 13.06.2017 N 300-ЭС17-6394 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано).

Так, представленными в материалы дела договорами на оказание дизайнерских и рекламных услуг, фотоизображениями рекламных плакатов подтверждаются факты оказания дизайнерских услуг предпринимателем Антонович Е.А. потребителям, проживающим на территории Украины, размещения рекламных материалов на территории этого государства, что не позволяет суду прийти к выводу о том, что российскому потребителю может быть известно об оказании заявителем соответствующих услуг под обозначением "ANTONOVICH" либо к выводу о возможности возникновения у потребителей ассоциаций между спорным обозначением и предпринимателем Антонович Е.А., как лицом, оказывающим соответствующие услуги.

При этом реклама в журналах размещалась от лица и по заказу общества "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН", а сведения о тиражах, местах, способах и времени распространения этих журналов в материалах дела отсутствуют. Кроме того, из рекламных материалов, размещенных в журналах, не следует, что рекламируемые услуги оказываются предпринимателем Антонович Е.А., а напротив, усматривается, что услуги оказываются обществом "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН", среди дизайнеров, оказывающих услуги от лица общества "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" указана также Прудникова А.А. При этом представленные договоры, акты и прочие документы, свидетельствующие об исполнении договоров, подписаны Прудниковым О.А.

Результатов исследования вопроса об известности российским потребителям обозначения "ANTONOVICH" либо предпринимателя Антонович Е.А., как лица, оказывающего услуги в области дизайна интерьеров, в материалы дела не представлено.

Наличие у предпринимателя Антонович Е.А. исключительного права на товарный знак "ANTONOVICH DESIGN" по свидетельству Украины N 167338 также не может рассматриваться в качестве основания для признания недействительным предоставления правовой охраны оспариваемому товарному знаку в связи с введением потребителей в заблуждение, поскольку территориальное действие исключительного права на этот товарный знак распространяется лишь на территорию Украины.

С учетом изложенного представленные доказательства не свидетельствуют о том, что обозначение "ANTONOVICH" ассоциируется у российского потребителя именно с предпринимателем Антонович Е.А.

Суд критически относится к имеющимся в деле письмам граждан Георге Г.А. от 04.08.2017 и Мешковой Е.Ю. от 07.09.2017 (т. 5, л.д. 63-64), адресованным предпринимателю Антонович Е.А. и содержащим положительные отзывы о разработанных предпринимателем Антонович Е.А. дизайн-проектах квартир в городе Калининграде, поскольку не представлены какие-либо документы, подтверждающие фактическое оказание соответствующих услуг (договоры на разработку дизайн-проектов, счета на оплату услуг, акты приемки услуг и т.п.).

При этом коллегия судей отмечает, что сам по себе факт наличия двух отзывов об оказанных предпринимателем Антонович Е.А. услугах не является основанием для вывода об известности обозначения "ANTONOVICH", сложившейся репутации предпринимателя Антонович Е.А. у российских потребителей до даты приоритета оспариваемого товарного знака, возникновения у российских потребителей ассоциации между обозначением "ANTONOVICH" именно с предпринимателем Антонович Е.А., как лицом, оказывающим услуги в области дизайна интерьеров.

Кроме того, судом учитывается, что услуги по разработке дизайна интерьеров под обозначением "ANTONOVICH DESIGN" оказывались, в том числе Прудниковой А.А. (в качестве дизайнера) и Прудниковым О.А., являвшимся единоличным исполнительным органом юридического лица, выступавшего стороной в гражданском обороте при оказании соответствующих услуг. Также следует отметить, что Прудникова А.А. согласно свидетельству о регистрации доменного имени (т. 1, л.д. 41) с 11.01.2010 является администратором доменного имени antonovich-design.ru.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам соглашается с выводом Роспатента о том, что заявителем не доказано наличие необходимых условий для применения положений подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, а именно осведомленности российского потребителя о существовании обозначения "ANTONOVICH" и ассоциации его с иным лицом, не являющимся правообладателем товарного знака, в том числе и на основании предшествующего опыта потребителя об использовании тождественного или сходного обозначения в гражданском обороте лицом, отличным от правообладателя.

Учитывая недоказанность известности российскому потребителю обозначения "ANTONOVICH" и ассоциации его именно с предпринимателем Антонович Е.А., как лицом, оказывающим услуги в сфере дизайна интерьеров, коллегия судей также не может признать обоснованным довод заявителя о том, что обозначение "ANTONOVICH" не является фантазийным и ассоциируется исключительно с фамилией заявителя.

В рассматриваемом случае Роспатент пришел к правильному выводу о том, что спорное обозначение может ассоциироваться у российского потребителя с отчеством, производным от мужского имени Антон. При этом использование отчества в качестве обозначения, индивидуализирующего товары и услуги, является достаточно распространенной практикой в Российской Федерации ("У Палыча", "Петрович" и пр.).

При названных обстоятельствах обозначение "ANTONOVICH", не будучи известным российскому потребителю и не обладая однозначным семантическим смыслом, не способно вызывать у российского потребителя определенную устойчивую ассоциацию с фамилией заявителя, а, следовательно, не может быть признано ложным, способным ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего эти услуги.

На основании изложенного Роспатент пришел к обоснованному выводу о соответствии государственной регистрации оспариваемого товарного знака требованиям, изложенным в подпункте 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Помимо доводов о несоответствии предоставления правовой охраны оспариваемому товарному знаку положениям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ заявитель также ссылается на наличие признаков недобросовестности и злоупотребления правом со стороны предпринимателя Прудникова О.А. при подаче заявки на регистрацию обозначения "ANTONOVICH" в качестве товарного знака и последующем использовании этого товарного знака.

В обоснование этих доводов предприниматель Антонович Е.А. ссылается на то, что предприниматель Прудников О.А. на дату подачи соответствующей заявки знал о законном использовании заявителем сходного до степени смешения обозначения "ANTONOVICH DЕSIGN" для индивидуализации услуг по дизайну интерьеров и намеревался воспользоваться репутацией заявителя; создание и функционирование обществ "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" и "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН ЛАКШЕРИ" было обусловлено направлением деятельности именно Антонович Е.А., являющейся разработчиком дизайн-проектов; единственной целью предпринимателя Прудникова О.А. являлось воспрепятствование деятельности предпринимателя Антонович Е.А. на территории Российской Федерации.

Рассмотрев перечисленные доводы заявителя, оценив представленные в материалы дела доказательства, коллегия судей приходит к выводу о том, что представленная совокупность доказательств является недостаточной для вывода о наличии в действиях предпринимателя Прудникова О.А. признаков недобросовестности и злоупотребления правом. При этом суд исходит из следующего.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

При этом в соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

В пункте 63 постановления от 26.03.2009 N 5/29 разъяснено, что суд на основании положений статьи 10 ГК РФ вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом. В этом случае суд признает недействительным решение Роспатента и обязывает его аннулировать регистрацию соответствующего товарного знака.

Для признания действий по приобретению исключительного права на средство индивидуализации злоупотреблением правом должна быть установлена цель совершения соответствующих действий. На необходимость учета цели действий при анализе добросовестности поведения обращено внимание, в частности, в пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшего товарный знак, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что иные лица на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации производимых ими товаров или оказываемых услуг без регистрации в качестве товарного знака, а также то, что такое обозначение приобрело известность среди потребителей.

Однако, установление осведомленности правообладателя об использовании другими лицами тождественного или сходного до степени смешения обозначения до даты приоритета товарного знака само по себе недостаточно для вывода о том, что лицо, приобретая исключительное право на товарный знак, действовало недобросовестно. Должно быть также установлено, что лицо, приобретая исключительное право на товарный знак, имело намерение воспользоваться чужой репутацией и узнаваемостью такого обозначения.

С точки зрения определения намерений при установлении вопроса о добросовестности приобретения исключительных прав на товарный знак исследованию подлежат как обстоятельства, связанные с самим приобретением исключительного права, так и последующее поведение правообладателя, свидетельствующее о цели такого приобретения. При этом недобросовестность правообладателя должна быть прежде всего установлена на стадии обращения с заявкой на регистрацию обозначения в качестве товарного знака, поскольку именно в этот момент реализуется намерение (умысел) на недобросовестное конкурирование с иными участниками рынка посредством использования исключительного права на товарный знак, предусматривающего запрет иным лицам применять для индивидуализации товаров и услуг тождественные или сходные обозначения. Последующее же поведение правообладателя может лишь подтверждать либо опровергать тот факт, что при приобретении исключительного права на товарный знак он действовал недобросовестно.

Как отмечено в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Критериями недобросовестности действий лица, приобретающего исключительное право на товарный знак, могут быть широкое использование другими лицами тождественного или сходного до степени смешения обозначения для индивидуализации однородных товаров и услуг, получение обозначением известности среди потребителей в результате его использования иными лицами без регистрации в качестве товарного знака.

Как ранее установлено судом, предпринимателем Антонович Е.А. не представлено доказательств того, что обозначение "ANTONOVICH" широко использовалось именно ею на территории Российской Федерации для индивидуализации услуг в области дизайна интерьеров и стало в связи с этим известно российским потребителям, а также ассоциируется у них именно с предпринимателем Антонович Е.А., как исполнителем соответствующих услуг.

Из материалов дела усматривается, что Прудников О.А., Прудникова А.А. и Антонович Е.А. осуществляли совместно предпринимательскую деятельность, являясь единоличным исполнительным органом (Прудников О.А.) и учредителями (Прудникова А.А., Антонович Е.А.) обществ "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" и "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН ЛАКШЕРИ".

При этом из материалов дела не следует, что на дату подачи заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака (26.08.2015) между Антонович Е.А., с одной стороны, и супругами Прудниковыми, с другой стороны, существовали какие-либо разногласия, побудившие Прудникова О.А. обратиться с соответствующей заявкой, чтобы воспрепятствовать самостоятельной предпринимательской деятельности Антонович Е.А. на территории Российской Федерации.

Так, согласно выпискам из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении общества "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН ЛАКШЕРИ" (по состоянию на 01.04.2016) и общества "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" (по состоянию на 26.08.2016) Антонович Е.А. являлась учредителем указанных юридических лиц. Как следует из решения Арбитражного суда Московской области от 24.06.2016 по делу N А41-17483/2016, Антонович Е.А. обратилась с заявлением о выходе из состава участников общества "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" 28.12.2015, то есть значительно позже даты подачи Прудниковым О.А. заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака.

Ссылаясь на наличие споров между супругами Прудниковыми и Антонович Е.А. в судах общей юрисдикции, заявитель соответствующих доказательств (копий исковых заявлений, решений судов) не представил, в связи с чем суд не может прийти к выводу о том, что на момент подачи заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака между вышеназванными лицами существовали разногласия по вопросам осуществления предпринимательской деятельности.

Ссылка на обусловленность выбора предпринимателем Прудниковым О.А. обозначения "ANTONOVICH" широкой известностью заявителя не может быть признана обоснованной по причинам, изложенным выше. Исходя из совокупности обстоятельств дела, такой выбор мог быть обусловлен необходимостью правовой защиты профессиональной репутации, возникшей благодаря хозяйственной деятельности обществ "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН" и "АНТОНОВИЧ ДИЗАЙН ЛАКШЕРИ", в которых Прудников О.А. являлся единоличным исполнительным органом.

Таким образом, имеющиеся в деле доказательства не образуют совокупность, достаточную для вывода о том, что действительной целью предпринимателя Прудникова О.А. при подаче заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака являлось создание препятствия для осуществления предпринимателем Антонович Е.А. деятельности на территории Российской Федерации.

Поскольку с точки зрения определения намерений при исследовании вопроса о добросовестности приобретения исключительного права на товарный знак исследованию подлежат как обстоятельства, связанные с самим приобретением исключительного права, так и с последующим поведением правообладателя, характеризующим цели такого приобретения, коллегия судей считает необходимым дать оценку последующему поведению правообладателя оспариваемого товарного знака (предпринимателя Прудникова О.А.) после регистрации этого товарного знака (02.11.2016).

В подтверждение своего довода о создании правообладателем оспариваемого товарного знака препятствий для деятельности предпринимателя Антонович Е.А. на территории Российской Федерации заявитель сослался на подачу предпринимателем Прудниковым О.А. исков в Красногорский городской суд Московской области о защите чести, достоинства и деловой репутации, о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, в Дорогомиловский районный суд города Москвы - о взыскании неосновательного обогащения, а также на подачу жалобы в Департамент антимонопольного регулирования Евразийской экономической комиссии.

Вместе с тем, как отмечалось ранее, в материалы дела не представлены доказательства существования таких споров между предпринимателями Прудниковым О.А. и Антонович Е.А., обусловленности этих споров регистрацией на имя предпринимателя Прудникова О.А. товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 593361. При этом само по себе рассмотрение споров в судах общей юрисдикции может свидетельствовать о том, что такие споры не вытекают из предпринимательской деятельности и не носят иного экономического характера.

Из анализа содержания писем Евразийской экономической комиссии от 21.11.2017 N 22-448, от 12.12.2017 N 22-493, от 08.06.2018 N 22-174 не представляется возможным установить, кем было инициировано антимонопольное расследование в отношении казахстанских юридических лиц - товариществ с ограниченной ответственностью "Люкс Групп" и "Лакшери Антонович Дизайн", являлась ли правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 593361 основанием для обращения в антимонопольные органы. При этом суд отмечает, что он не может строить свои выводы лишь на косвенных признаках (указание на истребование сведений в отношении предпринимателя Прудникова О.А.).

Также не может быть признана подтверждающей недобросовестность предпринимателя Прудникова О.А. при регистрации оспариваемого товарного знака ссылка заявителя на то, что при введении в поисковую строку доменного имени http://antonovich-design.ru происходит автоматический переход на сайт http://angelika-prudnikova.design/, поскольку Прудникова А.А. является администратором первого доменного имени, а, следовательно, может использовать его в своих интересах. По тем же основаниям подлежит отклонению и довод заявителя о том, что при наборе в поисковой строке слов "ребрендинг антонович дизайн" появляются ссылки на оказание услуг дизайнером Анжеликой Прудниковой.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о предъявлении предпринимателем Прудниковым О.А. предпринимателю Антонович Е.А. претензий, связанных с незаконным использованием товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 593361, в материалы дела не представлено.

С учетом изложенного коллегия судей приходит к выводу и о недоказанности заявителем того, что последующее поведение правообладателя указывает на недобросовестность цели, которую преследовал предпринимателем Прудниковым О.А. при регистрации товарного знака.

Ссылка заявителя на отсутствие у предпринимателя Прудникова О.А. законного интереса в использовании оспариваемого товарного знака, поскольку согласно сведениям из ЕГРИП среди осуществляемых им видов деятельности отсутствует дизайн интерьеров, подлежит отклонению в силу того, что данное обстоятельство не препятствует осуществлению им этого вида деятельности с привлечением иных лиц. При этом суд учитывает, что супруги Прудниковы фактически осуществляют совместную предпринимательскую деятельность именно в этой области.

Также в суд не представлено доказательств того, что Роспатентом отказано в регистрации товарного знака по заявке N 2016729598, поданной предпринимателем Антонович Е.А. Довод заявителя об обусловленности такого отказа действием правовой охраны в отношении оспариваемого товарного знака носит предположительный характер.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что злоупотребление правом должно носить очевидный характер, основываться на достаточной совокупности доказательств, позволяющей прийти к однозначному выводу о его наличии, а не являться следствием предположений.

При названных обстоятельствах коллегия судей, основываясь на совокупности имеющихся в настоящем деле доказательств, не может прийти к выводу о наличии в действиях предпринимателя Прудникова О.А. по регистрации оспариваемого товарного знака признаков злоупотребления правом.

Кроме того, Судом по интеллектуальным правам принимается во внимание правовой поход, сформулированный президиумом Суда по интеллектуальным правам в постановлении от 16.07.2018 по делу N СИП-313/2017, согласно которому, если при оценке законности решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения, поданного на основании пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, установлено отсутствие ассоциативной связи между товарами (услугами), маркируемыми определенным обозначением, и товарами (услугами) конкретного лица, то последующее признание в действиях правообладателя товарного знака злоупотребления правом, выразившееся в паразитировании на известности товаров (услуг) такого лица, очевидно будет не соответствовать ранее установленным фактическим обстоятельствам.

Вместе с тем Суд по интеллектуальным правам считает необходимым отметить, что отклонение судом в рамках настоящего спора довода предпринимателя Антонович Е.А. о наличии в действиях предпринимателя Прудникова О.А. по регистрации оспариваемого товарного знака признаков злоупотребления правом не означает, что предприниматель Антонович Е.А. в дальнейшем лишена возможности обратиться с самостоятельным иском с соответствующим предметом при условии представления необходимого объема доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование наличия злоупотребления правом.

Как разъяснено в пункте 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного акта необходимо установление одновременно двух указанных оснований.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку судом проверено и установлено, что оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, не нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем требование заявителя о признании оспариваемого решения недействительным удовлетворению не подлежит.

Поскольку оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется, судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления подлежат отнесению на предпринимателя Антонович Е.А. в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, в соответствии с положениями подпункта 3 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, размер государственной пошлины за подачу заявлений о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными для физических лиц составляет 300 рублей.

Статьей 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определено, что основания и порядок возврата государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации уплаченная государственная пошлина в большем размере, чем это предусмотрено законом, подлежит возврату.

Поскольку фактически государственная пошлина за подачу заявления по чек-ордеру от 29.06.2018 уплачена предпринимателем Антонович Е.А. в размере 3 000 рублей, то излишне уплаченная государственная пошлина в размере 2 700 рублей подлежит возврату из федерального бюджета на основании статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 198-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

заявление иностранного лица - индивидуального предпринимателя Антонович Екатерины Андреевны оставить без удовлетворения.

Возвратить иностранному лицу - индивидуальному предпринимателю Антонович Екатерине Андреевне (г. Киев, Украина, ОГРНИП 23540000000002389) из федерального бюджета государственную пошлину в размере 2 700 (Двух тысяч семисот) рублей, излишне уплаченную за подачу настоящего заявления по чек-ордеру от 29.06.2018.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Д.И. Мындря
Судья Н.Л. Рассомагина

Обзор документа


Украинскому дизайнеру не удалось обязать Роспатент аннулировать регистрацию словесного товарного знака ANTONOVICH. Он утверждал, что это его фамилия, которую он использует для индивидуализации своей деятельности на Украине.

Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что данное обозначение является фантазийным. Его транслитерация может ассоциироваться у российского потребителя не с фамилией иностранного предпринимателя, а с отчеством от имени Антон.

Исключительное право истца на товарный знак по свидетельству Украины, сходный до степени смешения с оспариваемым знаком, также не повод признавать недействительным предоставление ему правовой охраны в связи с введением потребителей в заблуждение. Территориальное действие исключительного права истца распространяется лишь на территорию Украины.

Отмечается, что если российским потребителям обозначение не известно, то вероятность каких-либо ассоциаций между ним и лицом, оказывающим услуги под этим обозначением, стремится к нулю.