Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 октября 2018 г. № С01-833/2018 по делу N А79-10612/2017 Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании компенсации за использование товарного знака, поскольку установил факт использования ответчиком обозначения, тождественного товарному знаку истца, в своей деятельности ранее, чем подана заявка на указанный товарный знак, а также установил обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях истца признаков недобросовестной конкуренции и злоупотребления правом, допущенных при приобретении исключительного права на товарный знак

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 октября 2018 г. № С01-833/2018 по делу N А79-10612/2017 Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании компенсации за использование товарного знака, поскольку установил факт использования ответчиком обозначения, тождественного товарному знаку истца, в своей деятельности ранее, чем подана заявка на указанный товарный знак, а также установил обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях истца признаков недобросовестной конкуренции и злоупотребления правом, допущенных при приобретении исключительного права на товарный знак

Резолютивная часть постановления объявлена 10 октября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 16 октября 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе

председательствующего судьи Рассомагиной Н.Л.,

судей Мындря Д.И., Силаева Р.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Чебоксарская фабрика дверей плюс" (ул. Пристанционная, д. 7, г. Чебоксары, Чувашская Республика, 428000, ОГРН 1132130012222) на решение Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 13.03.2018 по делу N А79-10612/2017 (судья Филиппов Б.Н.) и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2018 по тому же делу (судьи Большакова О.А., Наумова Е.Н., Устинова Н.В.)

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Чебоксарская фабрика дверей плюс"

к обществу с ограниченной ответственностью "Чебоксарская фабрика дверей" (ул. Текстильщиков, д. 8, г. Чебоксары, Чувашская Республика, 428008, ОГРН 1122130010430)

о взыскании компенсации за использование товарного знака.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Чебоксарская фабрика дверей" - Гагарин А.Н. (по доверенности от 14.05.2016 N 77ФИ0530178);

от общества с ограниченной ответственностью "Чебоксарская фабрика дверей плюс" - Лебедев Е.В. (по доверенности от 01.10.2018), Фархаев Р.З. (на основании решения единственного участника от 18.02.2016 N 1).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Чебоксарская фабрика дверей плюс" (далее - общество "Чебоксарская фабрика дверей плюс") обратилось в Арбитражный суд Чувашской Республики - Чувашии с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Чебоксарская фабрика дверей" (далее - общество "Чебоксарская фабрика дверей") о взыскании компенсации в размере 166 650 рублей за незаконное использование товарного знака (с учетом принятых судом в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнений).

Решением Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 13.03.2018 в удовлетворении исковых требований обществу "Чебоксарская фабрика дверей плюс" отказано.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2018 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами судов первой и апелляционной инстанций, общество "Чебоксарская фабрика дверей плюс", ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В обоснование своей кассационной жалобы общество "Чебоксарская фабрика дверей плюс" указывает на то, что судами не применены нормы материального права, подлежащие применению.

Так, заявитель кассационной жалобы полагает, что сделанные судами выводы, на основании которых в удовлетворении исковых требований отказано, противоречат положениям статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Кроме того, по мнению общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс", судами не проверены доводы о создании товарного знака Фархаевым Р.З., не исследованы в полной мере обстоятельства по делу и представленные доказательства.

Общество "Чебоксарская фабрика дверей плюс" также полагает, что судами применены нормы материального права, не подлежащие применению.

Так, основанием отказа в удовлетворении исковых требований послужило установление судом обстоятельств, свидетельствующих о том, что заявленный иск направлен на устранение конкуренции на товарном рынке, что было расценено судом как злоупотребление правом.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судом неверно распределено бремя доказывания по настоящему делу, поскольку именно ответчик должен был представить доказательства соблюдения исключительных прав правообладателя используемого им товарного знака.

В своей кассационной жалобе общество "Чебоксарская фабрика дверей плюс" указывает на то, что ответчиком в ходе рассмотрения настоящего дела было заявлено о фальсификации доказательств истцом, а также заявлялось ходатайство о проведении по делу судебной экспертизы.

По мнению заявителя кассационной жалобы, указанные ходатайства были заявлены ответчиком с целью затягивания процесса.

Общество "Чебоксарская фабрика дверей" до судебного заседания представило отзыв на кассационную жалобу, в котором просило оставить обжалуемые законные акты в силе как законные и обоснованные.

В судебное заседание явились представители общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" и общества "Чебоксарская фабрика дверей".

В судебном заседании представители поддержали свои доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее соответственно.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы и возражений на нее, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 27.06.2017 Федеральной службой по интеллектуальной собственности (Роспатентом) зарегистрирован товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 621241 на имя общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" с датой приоритета 08.06.2016.

Как указывалось истцом, в процессе исследования отраслевых интернет-сайтов им установлен факт использования принадлежащего ему товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 621241 обществом "Чебоксарская фабрика дверей".

В связи с изложенными обстоятельствами истцом 16.08.2017 в адрес ответчика направлена претензия о прекращении использования указанного товарного знака, изъятии из оборота и уничтожении всех товаров, на которых имеется его изображение, а также о выплате компенсации за незаконное использование товарного знака в размере 5 000 000 рублей.

Названная претензия оставлена обществом "Чебоксарская фабрика дверей" без ответа и удовлетворения, в связи с чем общество "Чебоксарская фабрика дверей плюс" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

В ходе разбирательства по делу, обществом "Чебоксарская фабрика дверей плюс" в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявлено уточнение исковых требований, размер компенсации, подлежащей взысканию, снижен до 166 650 рублей. Указанное уточнение принято судом первой инстанции.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчик не отрицал факт использования им обозначения, сходного с товарным знаком, принадлежащим истцу, однако указал, что это обозначение разработано им самостоятельно и используется в его хозяйственной деятельности продолжительное время.

Кроме того, ответчиком в ходе судебного разбирательства заявлен довод о том, что регистрация товарного знака осуществлена обществом "Чебоксарская фабрика дверей плюс" недобросовестно, его действия не соответствуют требованиям статьи 10 ГК РФ, поскольку истцу было известно об использовании этого обозначения ответчиком продолжительное время. При таких обстоятельствах ответчик полагал, что действия истца по регистрации спорного обозначения в качестве товарного знака были направлены на устранение конкурента, а также использование в своей деятельности деловой репутации ответчика.

В подтверждение своих доводов ответчиком предоставлены копии документов, на которых содержится изображение обозначения, аналогичного (за исключением словесного элемента "плюс") товарному знаку истца, подтверждающие длительное использование этого обозначения в своей деятельности до подачи истцом заявки на регистрацию товарного знака. Кроме того, ответчиком были представлены сведения об известности генеральному директору истца обстоятельств длительного использования ответчиком спорного обозначения (в силу наличия в предшествующий период между этими лицами трудовых отношений).

На основании изложенного судом первой инстанции сделан вывод о том, что обозначение, тождественное товарному знаку, принадлежащему обществу "Чебоксарская фабрика дверей плюс" (за исключением словесного элемента "плюс"), использовалось обществом "Чебоксарская фабрика дверей" в его хозяйственной деятельности с 2013 года, обществу "Чебоксарская фабрика дверей плюс" о таком использовании было известно и целью приобретения исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 621241 явилось желание монополизировать обозначение, ранее используемое иным лицом, воспользоваться репутацией такого обозначения и его известностью на рынке определенного товара, а также вытеснить конкурента с этого товарного рынка, запретив ему использовать такое обозначение.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции руководствуясь положениями статей 10, 1225, 1229, 1252, 1477, 1481, 1484 ГК РФ, а также разъяснениями, данными в определении Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2016 N 310-ЭС15-12683, исходил из установленного факта использования ответчиком обозначения, тождественного товарному знаку истца (за исключением словесного элемента "плюс"), в своей деятельности ранее, чем подана заявка на указанный товарный знак, а также из установленных обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях истца признаков недобросовестной конкуренции и злоупотребления правом, допущенных при приобретении исключительных прав на товарный знак.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Изучив материалы дела, оценив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав представителей сторон, проверив в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.

Истец в кассационной жалобе не оспаривает выводы судов о принадлежности ему исключительного права на защищаемый товарный знак, а также об использовании ответчиком в своей хозяйственной деятельности тождественного обозначения (за исключением словесного элемента "плюс").

Эти обстоятельства установлены судами и лицами, участвующими в деле, не оспаривались в ходе рассмотрения спора.

Доводы заявителя кассационной жалобы сводятся к тому, что при таких обстоятельствах ему не могло быть отказано в защите исключительного права на товарный знак, а судами не применены подлежащие применению нормы материального права (статьи 1252, 1484, 1515 ГК РФ).

Рассмотрев названные доводы, судебная коллегия суда кассационной инстанции считает необходимым отметить следующее.

Как разъяснено в пункте 62 совместного постановления Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном статьей 1512 ГК РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном статьей 1514 Кодекса.

Вместе с тем суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании статьи 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

С учетом приведенных разъяснений высшей судебной инстанции суды, установив при рассмотрении дела факты принадлежности исключительного права на товарный знак истцу и использование ответчиком обозначения, сходного с таким товарным знаком, вправе были рассмотреть доводы ответчика о злоупотреблении истцом правом, допущенным при регистрации такого товарного знака.

С учетом изложенного довод заявителя кассационной жалобы о том, что суды не вправе были исследовать и оценивать вопросы, касающиеся добросовестности приобретения им исключительного права на товарный знак не может быть признан обоснованным.

В отношении довода заявителя кассационной жалобы о несоответствии фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам выводов судов о наличии в действиях общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" признаков злоупотребления правом (акта недобросовестной конкуренции) Суд по интеллектуальным правам полагает необходимым обратить внимание на следующее.

В соответствии с положениями параграфа 2 статьи 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883) и пункта 1 статьи 10 ГК РФ суд может квалифицировать нечестность поведения лица при приобретении исключительного права на товарный знак с учетом субъективных критериев такого поведения, поскольку суд оценивает все обстоятельства конкретного дела в их совокупности и взаимной связи.

Учитывая названные обстоятельства, для признания действий общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" актом недобросовестной конкуренции и злоупотреблением правом судам следовало установить совокупность обстоятельств, а именно: факт использования спорного обозначения третьими лицами до подачи обществом "Чебоксарская фабрика дверей плюс" заявки на регистрацию указанного обозначения в качестве товарного знака; известность правообладателю (обществу "Чебоксарская фабрика дверей плюс") того факта, что спорное обозначение использовалось третьими лицами до даты подачи заявки; а также наличие у общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" намерения посредством приобретения исключительного права на такое обозначение (приобретения монополии на него) причинить вред третьим лицам (конкурентам) и вытеснить указанных лиц с рынка путем предъявления требований, направленных на пресечение использования спорного обозначения.

Как следует из материалов дела и оспариваемых судебных актов, судами на основании представленных в материалы дела доказательств установлено, что изображение, тождественное товарному знаку, принадлежащему истцу (за исключением словесного элемента "плюс"), использовалось обществом "Чебоксарская фабрика дверей" в его хозяйственной деятельности с 2013 года, то есть до даты приоритета товарного знака истца (08.06.2016).

По результатам оценки представленных в дело доказательств суды пришли к выводу об осведомленности истца на момент подачи заявки на регистрацию спорного обозначения в качестве товарного знака о том, что данное обозначение использовалось иными лицами, в том числе ответчиком, для индивидуализации товаров и услуг.

С учетом установленных обстоятельств суды пришли к выводу, что действия истца по приобретению исключительного права на товарный знак являются актом недобросовестной конкуренции и злоупотреблением правом, что и послужило основанием для отказа в иске о защите такого товарного знака.

Исходя из изложенного, судебная коллегия полагает, что суды первой и апелляционной инстанций правильно установили все обстоятельства дела, необходимые и достаточные для признания действий общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" по приобретению исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 621241 и последующему предъявлению исковых требований о защите названного права актом недобросовестной конкуренции и злоупотреблением правом, в связи с чем пришли к обоснованному выводу о том, что действия общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" представляют собой применительно к положениям пунктов 1 и 2 статьи 10 ГК РФ недобросовестное осуществление гражданских прав.

Вследствие установленных обстоятельств судами первой и апелляционной инстанций правомерно на основании статьи 10 ГК РФ было отказано обществу "Чебоксарская фабрика дверей плюс" в судебной защите.

В отношении довода общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" о том, что оно согласилось на исключение из доказательственной базы тех документов, о фальсификации которых было заявлено ответчиком, исключительно с целью предотвращения излишнего затягивания производства по делу, судебная коллегия отмечает следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Как следует из материалов дела, при заявлении обществом "Чебоксарская фабрика дверей" о фальсификации доказательств, судом, с согласия общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс", исключены из числа доказательств документы, в отношении которых было подано соответствующее заявление.

Действия суда по проверке заявления о фальсификации доказательств соответствуют нормам процессуального права, а согласие истца на исключение из доказательственной базы документов, о фальсификации которых заявлено ответчиком, вызвало соответствующие такому согласию правовые последствия.

В силу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения ими процессуальных действий.

Ссылка общества "Чебоксарская фабрика дверей плюс" на то, что судами не проверен его довод о создании товарного знака Фархаевым Р.З. в период осуществления им трудовой функции у ответчика, подлежит отклонению, поскольку документов, подтверждающих это обстоятельство, при рассмотрении дела представлено не было.

Иные доводы заявителя кассационной жалобы по сути направлены на переоценку доказательств, что в силу статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции. Несогласие ответчика с произведенной судами оценкой имеющихся в деле доказательств не является в рассматриваемом случае основанием для отмены (изменения) обжалуемых судебных актов.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с соответствующими выводами судов первой и апелляционной инстанций не свидетельствует о судебной ошибке и не может являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 13.03.2018 по делу N А79-10612/2017 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Чебоксарская фабрика дверей плюс" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Н.Л. Рассомагина
Судья Д.И. Мындря
Судья Р.В. Силаев

Обзор документа


Фабрика зарегистрировала товарный знак, прибавив лишь слово "плюс" к обозначению, которое использовал ее конкурент.

Суд по интеллектуальным правам отказал фабрике в защите знака, признав его регистрацию актом недобросовестной конкуренции.

Во-первых, конкурент фабрики использовал тождественное знаку изображение (кроме слова "плюс") задолго до того, как она подала заявку на его регистрацию. Во-вторых, фабрика знала об этом.

Таким образом, фабрика хотела монополизировать обозначение, воспользоваться его репутацией и вытеснить конкурента с рынка.