Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 27 сентября 2018 г. N С01-679/2018 по делу N СИП-221/2018 Суд частично изменил вынесенное ранее решение суда первой инстанции, поскольку его вывод в части отсутствия правовых оснований для продления срока действия исключительного права на полезную модель является преждевременным

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 27 сентября 2018 г. N С01-679/2018 по делу N СИП-221/2018 Суд частично изменил вынесенное ранее решение суда первой инстанции, поскольку его вывод в части отсутствия правовых оснований для продления срока действия исключительного права на полезную модель является преждевременным

Резолютивная часть постановления объявлена 24 сентября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 сентября 2018 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - заместителя председателя Суда по интеллектуальным правам Корнеева В.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Химичева В.А.;

судьи-докладчика Снегура А.А. -

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) и акционерного общества "Научно-технический центр "Энергосбережение" (ул. Щербакова, д. 162, г. Тюмень, 625031, ОГРН 1027200865449) на решение Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2018 по делу N СИП-221/2018 (судьи Погадаев Н.Н., Кручинина Н.А., Рогожин С.П.)

по заявлению акционерного общества "Научно-технический центр "Энергосбережение" о признании незаконным отказа федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный институт промышленной собственности" (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 125993, ОГРН 1027739154343) в форме письма от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 в продлении патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель и об обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности вынести решение о продлении названного патента.

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "Научно-технический центр "Энергосбережение" - Именитов Е.Л. (по доверенности от 12.04.2018 N 102) и Рязанова Н.Е. (по доверенности от 12.04.2018 N 127);

от федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный институт промышленной собственности" - Барбашин В.А. (по доверенности от 17.09.2018 N 41-1380-12);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Барбашин В.А. (по доверенности от 15.05.2018 N 01/32-417/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам установил:

акционерное общество "Научно-технический центр "Энергосбережение" (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконным отказа федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный институт промышленной собственности" (далее - ФГБУ "ФИПС") в форме письма от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 в продлении патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель и об обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) вынести решение о продлении названного патента (с учетом принятого судом первой инстанции в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, уточнения предмета заявленных требований).

На основании статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции привлек Роспатент к участию в деле в качестве соответчика (заинтересованного лица).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2018 письмо ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012, принятое по ходатайству общества о продлении действия патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель, признано незаконным как не соответствующее статье 1363 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ); требование общества об обязании Роспатента вынести решение о продлении патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, Роспатент, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также на противоречивый характер обжалуемого судебного акта, просит решение Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2018 отменить в части признания письма ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012, принятого по ходатайству общества о продлении действия патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель, незаконным как не соответствующего статье 1363 ГК РФ и прекратить в этой части производство по делу на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также отменить указанное решение суда в части взыскания с Роспатента в пользу общества 3 000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, просит решение Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2018 отменить в части отказа в удовлетворении требования об обязании Роспатента вынести решение о продлении действия патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель и принять в этой части новый судебный акт об удовлетворении названного требования.

Лицами, участвующими в деле, отзывы на кассационные жалобы не представлены.

В судебном заседании представитель Роспатента и ФГБУ "ФИПС" поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе Роспатента, и возражал против доводов, содержащихся в кассационной жалобе общества.

Представители общества на доводах, изложенных в кассационной жалобе общества, настаивали и возражали против удовлетворения кассационной жалобы Роспатента.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 22.12.2017 обществом в лице патентного поверенного Туленинова Н.Н. в Роспатент было подано ходатайство о продлении на три года срока действия принадлежащего обществу патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель "Обогреваемый трубопровод" (классификационная рубрика Международной патентной классификации - F16L 53/00), к которому был приложен чек-ордер от 29.11.2017, подтверждающий уплату пошлины за совершение юридически значимого действия в сумме 400 рублей.

В ответ на указанное ходатайство ФГБУ "ФИПС" в адрес патентного поверенного Туленинова Н.Н. 19.01.2018 было направлено письмо N 17И0010691/0077012, в котором сообщалось о том, что в соответствии со статьей 1363 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ, далее - Закон N 35-ФЗ) с 01.01.2015 срок действия исключительного права на полезную модель составляет 10 лет без возможности его продления, в связи с чем срок действия патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель "Обогреваемый трубопровод" истекает 26.05.2018 и продлению не подлежит.

Общество, полагая, что письмо ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности и не соответствует требованиям действующего законодательства, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения заявления.

Признавая письмо ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 незаконным, суд первой инстанции исходил из того, что законодателем к компетенции Роспатента отнесена функция по рассмотрению ходатайств о продлении срока действия исключительного права на объекты интеллектуальной собственности в соответствии с требованиями статьи 1363 ГК РФ; оспариваемое письмо является ненормативным актом, вынесенным по результатам рассмотрения ходатайства заявителя о продлении срока действия исключительного права на полезную модель, и принято ФГБУ "ФИПС"; самостоятельным правом на осуществление юридически значимых действий от имени Роспатента, в том числе на принятие решений об отказе в продлении срока действия патента, ФГБУ "ФИПС" не наделено; письмо об отказе в продлении срока действия исключительного права на полезную модель может быть направлено лицу, подавшему заявление (ходатайство), только Роспатентом, поскольку отказ в продлении срока действия исключительного права на полезную модель является юридически значимым действием, которое завершает административную процедуру по рассмотрению соответствующих заявлений; доказательств того, что работник ФГБУ "ФИПС" Овсянникова Н.А., подписавшая оспариваемое письмо, наделена Роспатентом специальными полномочиями по совершению юридически значимых действий, суду не представлено.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу о том, что решение ФГБУ "ФИПС" в форме письма от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 принято не уполномоченным на то лицом и, следовательно, оно не может быть признано соответствующим действующему законодательству (статье 1363 ГК РФ).

Отказывая в удовлетворении требования об обязании Роспатента вынести решение о продлении патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель, суд первой инстанции исходил из того, что статья 1363 ГК РФ (в редакции Закона N 35-ФЗ) не предусматривает возможности продления патента на полезную модель в порядке, установленном пунктом 3 статьи 1363 ГК РФ, действовавшим до принятия Закона N 35-ФЗ, в связи с чем положения статьи 1363 ГК РФ в редакции названного Закона применяются к патентам на полезные модели, выданным по заявкам, для которых дата подачи установлена как до, так и после 01.01.2015.

Таким образом, принимая во внимание то, что с ходатайством о продлении срока действия патента Российской Федерации N 77012 общество обратилось 22.12.2017, то есть после внесения в статью 1363 ГК РФ изменений, исключающих возможность продления срока действия патента на полезную модель, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что продление срока действия патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель не может быть произведено.

Отклоняя довод общества о том, что положения частей 9 и 10 статьи 7 Закона N 35-ФЗ распространяют свое действие на патенты с датой приоритета до дня вступления в силу названного Закона, включая нормы о продлении, суд первой инстанции указал, что при рассмотрении ходатайства о продлении срока действия исключительного права на полезную модель не разрешается вопрос о ее соответствии патентоспособности и не рассматривается заявка на получение исключительного права на полезную модель.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 указанного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемого судебного акта в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе и в возражениях относительно этой жалобы.

Роспатент в кассационной жалобе, выражая свое несогласие с решением суда первой инстанции в части признания письма ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 незаконным и в части взыскания с Роспатента в пользу общества 3 000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины за подачу заявления, указывает на то, что в связи с отсутствием права на продление действия патента на полезную модель реализация такого права также не предусмотрена законодательством.

Роспатент обращает внимание на то, что Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218 (в редакции, действовавшей на дату подачи обществом ходатайства от 22.12.2017; далее - Положение о Роспатенте), Роспатенту не предоставлены полномочия по продлению срока действия исключительного права на полезную модель, а Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по осуществлению в установленном порядке продления срока действия патента на изобретение, относящееся к средствам, для применения которых требуется получение разрешения уполномоченного на это органа в соответствии с законодательством Российской Федерации, срока действия патента на промышленный образец, свидетельства (патента) на полезную модель, свидетельства о регистрации товарного знака, знака обслуживания, свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара, а также восстановления действия патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец, прекращенного в связи с неуплатой в установленный срок пошлины за поддержание его в силе, утвержденный приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 N 322, которым ранее были определены сроки и последовательность действий (административных процедур) при осуществлении Роспатентом государственной функции по продлению срока действия исключительного права на полезную модель и удостоверяющего это право патента, был признан утратившим силу приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 28.10.2015 N 1226.

Исходя из этого Роспатент полагает, что ни он сам, ни ФГБУ "ФИПС" (в силу отсутствия у этого учреждения полномочий принимать решения по результатам оказания государственных услуг в сфере правовой охраны полезных моделей) не могут принимать документов властнораспорядительного характера в отношении продления патента на полезную модель либо отказа в совершении такого юридически значимого действия, в связи с чем письмо от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 не является ненормативным актом и его следует рассматривать как документ, направленный в ходе переписки с обществом по вопросам, относящимся к компетенции ФГБУ "ФИПС".

С учетом изложенного Роспатент считает неправомерным вывод суда первой инстанции о том, что решение ФГБУ "ФИПС" в форме письма от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 принято не уполномоченным на то лицом и, следовательно, оно не может быть признано соответствующим действующему законодательству.

Роспатент, ссылаясь на противоречивый характер обжалуемого решения, отмечает, что суд первой инстанции, указав на то, что как государственная функция по продлению срока действия патента на полезную модель, так и административная процедура по ее осуществлению не предусмотрены действующим законодательством, признавая вместе с тем письмо от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 незаконным, исходил из того, что в компетенцию Роспатента входит определение срока действия исключительного права на объект интеллектуальной собственности.

По мнению Роспатента, вывод суда первой инстанции о том, что к компетенции данного административного органа отнесена функция по рассмотрению ходатайств о продлении срока действия исключительного права на объекты интеллектуальной собственности в соответствии со статьей 1363 ГК РФ, сделан без учета того, что в силу названной статьи Кодекса к компетенции Роспатента отнесена функция по рассмотрению соответствующих ходатайств только в отношении изобретений и промышленных образцов.

Роспатент полагает, что оспариваемое письмо ФГБУ "ФИПС" не является документом властно-распорядительного характера, принятым уполномоченным органом, содержащим отказ в удовлетворении ходатайства общества о продлении срока действия патента на полезную модель, влекущим для общества неблагоприятные юридические последствия, а следовательно, указанное письмо не может быть оспорено в судебном порядке.

В связи с этим Роспатент считает, что производство по настоящему делу в части требования о признании незаконным отказа в форме письма ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 в продлении срока действия патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель подлежит прекращению на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в данной части дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Роспатент обращает внимание на то, что суд первой инстанции, признав письмо ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 незаконным, установил при этом, что данный ненормативный правовой акт не нарушает прав общества в сфере интеллектуальной собственности, что, с точки зрения Роспатента, является неправильным применением части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей, что основанием для признания ненормативного правового акта недействительным является одновременное наличие двух условий: несоответствие ненормативного правового акта закону и иному нормативному правовому акту и нарушение этим актом прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Общество в кассационной жалобе, выражая свое несогласие с решением суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования об обязании Роспатента вынести решение о продлении срока действия патента Российской Федерации N 77012, ссылается на неправильное применение судом первой инстанции норм частей 4, 9 и 10 статьи 7 Закона N 35-ФЗ.

Так, общество полагает, что, поскольку в названном Законе отсутствует запрет на продление срока действия патента на полезную модель, выданного по заявке, поступившей до 01.01.2015, это обстоятельство следует рассматривать как пробел в правовом регулировании, в связи с чем в силу аналогии закона может быть применена норма, предусмотренная частью 4 статьи 7 Закона N 35-ФЗ, согласно которой новая редакция статьи 1363 ГК РФ применяется к патентам на промышленные образцы, выданным по заявкам, для которых дата подачи установлена после 01.01.2015.

По мнению общества, поскольку любое ходатайство о продлении патента на полезную модель относится к первоначальной заявке на выдачу патента, то такие ходатайства, поданные после 01.01.2015, должны рассматриваться по правилам частей 9 и 10 статьи 7 Закона N 35-ФЗ, то есть исходя из норм закона, действовавших на дату подачи заявки на выдачу патента.

Общество также считает, что к рассматриваемым правоотношениям подлежит применению правило, предусмотренное пунктом 2 статьи 422 ГК РФ, согласно которому, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, выслушав явившихся в судебное заседание представителей общества и Роспатента, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к следующим выводам.

Согласно статье 1346 ГК РФ на территории Российской Федерации признаются исключительные права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, удостоверенные патентами, выданными федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, или патентами, имеющими силу на территории Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

В силу статьи 1353 ГК РФ исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец признается и охраняется при условии государственной регистрации соответствующих изобретения, полезной модели или промышленного образца, на основании которой федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности выдает патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Пунктом 1 статьи 1363 ГК РФ (в редакции Закона N 35-ФЗ) установлены сроки действия исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец и удостоверяющего это право патента: двадцать лет - для изобретений; десять лет - для полезных моделей; пять лет - для промышленных образцов.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1246 ГК РФ юридически значимые действия по государственной регистрации изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для ЭВМ, баз данных, топологий интегральных микросхем, товарных знаков и знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, включая прием и экспертизу соответствующих заявок, по выдаче патентов и свидетельств, удостоверяющих исключительное право их обладателей на такие результаты интеллектуальной деятельности и на такие средства индивидуализации, а в случаях, предусмотренных законом, также иные действия, связанные с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, осуществляет федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Роспатент является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим в том числе функции по оказанию государственных услуг в сфере правовой охраны изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для электронно-вычислительных машин, баз данных и топологий интегральных микросхем, в том числе входящих в состав единой технологии, товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров (пункт 1 Положения о Роспатенте).

В соответствии с пунктом 2.1 Устава ФГБУ "ФИПС", утвержденного приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 24.05.2011 N 63 (далее - устав) и действующего в редакции приказа Роспатента от 04.12.2017 N 180, предметом деятельности ФГБУ "ФИПС" является проведение подготовительных работ для осуществления учредителем юридически значимых действий, связанных с правовой охраной и защитой следующих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации: изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, программ для электронных вычислительных машин, баз данных и топологий интегральных микросхем.

Целью деятельности ФГБУ "ФИПС" является оказание государственных услуг (выполнение работ) по основным видам деятельности физическим и юридическим лицам в соответствии с целями, для достижения которых он создан, и государственным заданием, утверждаемым учредителем с учетом необходимости соблюдения установленных сроков выполнения подготовительных работ (пункт 2.2 устава).

Пунктом 2.3.1.4 устава предусмотрено полномочие указанного лица по рассмотрению заявлений, ходатайств и подготовке проектов решений учредителя, касающихся продления срока действия исключительного права на изобретение, промышленный образец, полезную модель, товарный знак, знак обслуживания, свидетельства об исключительном праве на наименование места происхождения товара.

В силу пункта 1.6 устава функции и полномочия учредителя ФГБУ "ФИПС" осуществляются Федеральной службой по интеллектуальной собственности.

Согласно пункту 6.2.1 устава для достижения целей, определенных уставом, ФГБУ "ФИПС" ведет от своего имени переписку с заявителями, их представителями, в том числе патентными поверенными, другими заинтересованными лицами по заявкам на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а также с иными физическими и юридическими лицами по вопросам, относящимся к компетенции ФГБУ "ФИПС".

Таким образом, ФГБУ "ФИПС" является подведомственным учреждением Роспатента, осуществляющим работы подготовительного характера для осуществления Роспатентом юридически значимых действий. В рамках данной деятельности ФГБУ "ФИПС" готовит проекты решений Роспатента по результатам рассмотрения заявлений, ходатайств, касающихся продления срока действия исключительного права на изобретение, промышленный образец, полезную модель. Переписка с физическими и юридическими лицами ведется ФГБУ "ФИПС" только по вопросам, относящимся к его компетенции.

Следовательно, переписка с физическими и юридическими лицами может вестись ФГБУ "ФИПС" исключительно в целях проведения подготовительной работы и содержание такой переписки не должно свидетельствовать о совершении указанным лицом юридически значимых действий, то есть действий, с которыми закон связывает правовые последствия.

В рассматриваемом случае отказ в продлении срока действия исключительного права на полезную модель является юридически значимым действием, поскольку его последствием является прекращение по истечении установленного пунктом 1 статьи 1363 ГК РФ срока действия исключительного права на полезную модель и удостоверяющего это право патента, что влечет невозможность осуществлять защиту этого технического решения.

Суд первой инстанции, проанализировав содержание направленного ФГБУ "ФИПС" в адрес представителя общества письма от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012, пришел к обоснованному выводу о том, что оно фактически содержит отказ в удовлетворении ходатайства о продлении срока действия исключительного права на полезную модель по патенту Российской Федерации N 77012, следовательно, является юридически значимым действием, завершающим процедуру рассмотрения соответствующего ходатайства общества, полномочиями на осуществление которого в силу пункта 3 статьи 1246 ГК РФ обладает Роспатент как федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Исходя из этого суд первой инстанции верно установил, что письмо от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 является ненормативным правовым актом.

Соответствующее письмо не может быть признано и направленным в целях проведения подготовительной работы, поскольку по факту его направления Роспатент исходил из того, что никаких дальнейших действий совершать более не требуется, а рассмотрение ходатайства завершено.

Принимая во внимание отсутствие в материалах дела доказательств того, что у ФГБУ "ФИПС" и у лица, подписавшего письмо от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 от имени ФГБУ "ФИПС" (главного специалиста отдела контроля действия патентов Овсянниковой Н.А.) имеются полномочия на совершение юридически значимых действий по результатам рассмотрения ходатайств, связанных с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности, а также то, что такими полномочиями наделен Роспатент, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что юридически значимое действие (направление письма от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012) было осуществлено не уполномоченным на то лицом, в связи с чем не может быть признано соответствующим законодательству.

Вместе с тем с президиумом Суда по интеллектуальным правам не может быть признан обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что письмо ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 противоречит положениям статьи 1363 ГК РФ в редакции Закона N 35-ФЗ. Указанная статья Кодекса не содержит норм, устанавливающих полномочия Роспатента, связанные с продлением срока действия исключительного права на полезную модель.

Общее полномочие по осуществлению юридически значимых действий, в том числе связанных с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности, возложено на Роспатент пунктом 3 статьи 1246 ГК РФ, в связи с чем совершение таких действий неуполномоченным лицом (ФГБУ "ФИПС") противоречит названной норме права.

Президиумом Суда по интеллектуальным правам отклоняется ссылка Роспатента на то, что в силу отсутствия у Роспатента и ФГБУ "ФИПС" компетенции по рассмотрению ходатайств о продлении срока действия исключительного права на полезную модель оспариваемое письмо ФГБУ "ФИПС" не является документом властно-распорядительного характера, содержащим отказ в удовлетворении ходатайства общества о продлении срока действия патента на полезную модель, влекущим для общества неблагоприятные юридические последствия, которое может быть оспорено в судебном порядке.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам исходит из того, что само по себе отсутствие административной процедуры рассмотрения ходатайства правообладателя, имеющего притязания на продление срока действия исключительного права на полезную модель, а также отсутствие в действующем законодательстве нормы, допускающей возможность продления срока действия такого исключительного права, не исключает необходимости рассмотрения уполномоченным лицом соответствующего ходатайства и принятия по результатам его рассмотрения решения, носящего юридически значимый характер.

Таким образом, принимая во внимание то, что совершение юридически значимых действий, связанных с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности, возложено на Роспатент, осуществление таких действий ФГБУ "ФИПС", которое наделено лишь функциями по проведению подготовительной работы, правомерно было признано судом первой инстанции незаконным.

С учетом вышеизложенного президиум Суда по интеллектуальным правам не принимает довод Роспатента о том, что производство по настоящему делу в части требования о признании незаконным отказа в форме письма ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 в продлении срока действия патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель подлежит прекращению на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в данной части дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам признает обоснованным довод Роспатента о неправильном применением судом первой инстанции части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей, что основанием для признания ненормативного правового акта недействительным является одновременное несоответствие ненормативного правового акта закону и иному нормативному правовому акту и нарушение этим актом прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Вывод суда первой инстанции о том, что оспариваемый ненормативный правовой акт не нарушает права общества в сфере интеллектуальной деятельности, является ошибочным, поскольку в рассматриваемом случае права и охраняемые законом интересы общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности нарушаются самим фактом несовершения юридически значимого действия по рассмотрению его ходатайства уполномоченным государственным органом, который должен установить наличие либо отсутствие такого права и охраняемого законом интереса.

Данный ошибочный вывод суда первой инстанции не повлиял на правильность принятого решения в части признания письма ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 незаконным, так как наличие обоих предусмотренных частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации условий для признания названного решения не соответствующим закону установлено.

При таких обстоятельствах основания для отмены обжалуемого судебного акта в части признания письма ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012 незаконным отсутствуют. В связи с этим не имеется также оснований для отмены решения суда первой инстанции и в части возложения на Роспатент судебных расходов общества, понесенных им в связи с подачей заявления в Суд по интеллектуальным правам.

При этом, как отмечено выше, имеются основания для изменения абзаца первого резолютивной части решения суда первой инстанции и указания надлежащей нормы права, которой не соответствует письмо ФГБУ "ФИПС" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012.

Вместе с тем президиум Суда по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что суд первой инстанции, рассмотрев требование общества об обязании Роспатента вынести решение о продлении патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель и установив, что правовые основания для такого продления отсутствовали, вышел за пределы своих полномочий, предусмотренных главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку Роспатентом рассмотрение ходатайства общества о продлении срока действия исключительного права на полезную модель по патенту Российской Федерации N 77012 не производилось и решение по результатам рассмотрения этого ходатайства не принималось.

Данное требование, которое суд рассмотрел как самостоятельное, таковым в силу пункта 3 части 5 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является. Это требование представляет собой предлагаемый обществом способ устранения нарушения.

При этом способ устранения нарушения должен определить суд с учетом обстоятельств конкретного дела. При принятии акта неуполномоченным органом таким способом является обязание уполномоченного органа рассмотреть ходатайство по существу.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции в части отсутствия правовых оснований для продления срока действия исключительного права на полезную модель по патенту Российской Федерации N 77012 являются преждевременными.

В связи с этим суду первой инстанции было необходимо, не рассматривая по существу вопрос о правомерности отказа в продлении срока действия исключительного права на полезную модель по патенту Российской Федерации N 77012, в целях устранения допущенных нарушений прав и законных интересов заявителя обязать Роспатент рассмотреть соответствующее ходатайство общества.

Исходя из этого президиум Суда по интеллектуальным правам считает, что имеются установленные пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для изменения обжалуемого решения суда первой инстанции в части абзаца второго резолютивной части и принятия судом кассационной инстанции нового судебного акта в этой части.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 53 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента арбитражным судом установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, то суд согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 той же статьи Кодекса указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

На основании изложенного президиум Суда по интеллектуальным правам полагает необходимым обязать Роспатент устранить допущенное нарушение прав и законных интересов общества путем рассмотрения его ходатайства от 22.12.2017 о продлении срока действия исключительного права на полезную модель по патенту Российской Федерации N 77012.

С учетом результатов рассмотрения доводов, изложенных в кассационных жалобах, расходы по уплате государственной пошлины за подачу обществом кассационной жалобы относятся на это лицо.

Вместе с тем в соответствии с подпунктами 3 и 12 пункта 1 статьи 333.21 и подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации излишне уплаченная обществом при подаче заявления государственная пошлина в размере 3 000 рублей, а также излишне уплаченная при подаче кассационной жалобы государственная пошлина в размере 1 500 рублей подлежат возврату указанному лицу из федерального бюджета.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2018 по делу N СИП-221/2018 изменить.

Изложить резолютивную часть решения в следующей редакции:

"Признать письмо федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный институт промышленной собственности" от 19.01.2018 N 17И0010691/0077012, принятое по ходатайству акционерного общества "Научно-технический центр "Энергосбережение" о продлении действия патента Российской Федерации N 77012 на полезную модель, незаконным, как несоответствующее пункту 3 статьи 1246 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности устранить допущенное нарушение прав и законных интересов акционерного общества "Научно-технический центр "Энергосбережение" путем рассмотрения его ходатайства от 22.12.2017 о продлении срока действия исключительного права на полезную модель по патенту Российской Федерации N 77012.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) в пользу акционерного общества "Научно-технический центр "Энергосбережение" (ул. Щербакова, д. 162, г. Тюмень, 625031, ОГРН 1027200865449) 3 000 (Три тысячи) рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины за подачу заявления.

Возвратить акционерному обществу "Научно-технический центр "Энергосбережение" (ул. Щербакова, д. 162, г. Тюмень, 625031, ОГРН 1027200865449) из федерального бюджета 3 000 (Три тысячи) рублей государственной пошлины за подачу заявления, уплаченной по платежному поручению от 17.05.2018 N 590.".

Возвратить акционерному обществу "Научно-технический центр "Энергосбережение" (ул. Щербакова, д. 162, г. Тюмень, 625031, ОГРН 1027200865449) из федерального бюджета 1 500 (Одну тысячу пятьсот) рублей государственной пошлины за подачу кассационной жалобы, излишне уплаченной по платежному поручению от 23.07.2018 N 908.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий В.А. Корнеев
Члены президиума Г.Ю. Данилов
    В.А. Химичев
    А.А. Снегур

Обзор документа


Президиум Суда по интеллектуальным правам подтвердил незаконность письма ФИПС об отказе продлить патент и обязал Роспатент рассмотреть ходатайство о продлении. При этом он счел преждевременным вывод первой инстанции о том, что правовых оснований для продления нет.

Процедура рассмотрения ходатайства о продлении патента на полезную модель не установлена, и в законодательстве нет нормы, допускающей возможность такого продления. Однако это не исключает того, что уполномоченное лицо должно рассмотреть такое ходатайство и принять юридически значимое решение.