Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 сентября 2018 г. N С01-711/2018 по делу N А40-200682/2017 Принятые судебные акты об отказе в иске о признании недействительным решения Роспатента об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства оставлены без изменения, поскольку использование ответчиком слова "Гемабанк" в качестве ключевого для поиска информации в сети Интернет не является самостоятельным способом использования товарного знака, т.к. не индивидуализирует какие-либо товары, услуги либо самого рекламодателя

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 сентября 2018 г. N С01-711/2018 по делу N А40-200682/2017 Принятые судебные акты об отказе в иске о признании недействительным решения Роспатента об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства оставлены без изменения, поскольку использование ответчиком слова "Гемабанк" в качестве ключевого для поиска информации в сети Интернет не является самостоятельным способом использования товарного знака, т.к. не индивидуализирует какие-либо товары, услуги либо самого рекламодателя

Резолютивная часть постановления объявлена 19 сентября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 26 сентября 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Кручининой Н.А.,

судей: Погадаева Н.Н., Лапшиной И.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества "Институт Стволовых Клеток Человека" (Олимпийский пр-т, д. 18/1, Москва, 129110, ОГРН 1037789001315) и общества с ограниченной ответственностью "Международный Медицинский Центр Обработки и Криохранения Биоматериалов" (ул. Губкина, д. 3, корп. 1, Москва, 119333, ОГРН 5147746166838) на решение Арбитражного суда города Москвы от 11.12.2017 (судья Аксенова Е.А.) по делу N А40-200682/2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2018 (судьи Кочешкова М.В., Маркова Т.Т., Сумина О.С.) по тому же делу,

по заявлению публичного акционерного общества "Институт Стволовых Клеток Человека" и общества с ограниченной ответственностью "Международный Медицинский Центр Обработки и Криохранения Биоматериалов" о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по городу Москве (Мясницкий пр-д, д. 4, стр. 1, Москва, 107078, ОГРН 1037706061150) об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, оформленного письмом от 21.09.2017 N Ш/48168/17-1.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено общество с ограниченной ответственностью "Здоровье будущего" (Ленинский пр-т, д. 88, корп. 3, оф. 100, Москва, 119313, ОГРН 1127746399879).

В судебном заседании приняли участие представители:

от публичного акционерного общества "Институт Стволовых Клеток Человека" - Исаев А.А., Романова Е.А. (по доверенности от 18.09.2018), Григорян А.Р. (по доверенности от 28.06.2018), Халилулина Э.М. (по доверенности от 04.06.2018);

от общества с ограниченной ответственностью "Международный Медицинский Центр Обработки и Криохранения Биоматериалов" - Сбродова Н.Н. (по доверенности от 03.04.2018), Приходько А.В. (на основании протокола от 11.09.2018 N 0118);

от Управления Федеральной антимонопольной службы по городу Москве - Михалёва Н.А. (по доверенности от 04.06.2018 N 03-34).

Суд по интеллектуальным правам установил:

публичное акционерное общество "Институт Стволовых Клеток Человека" (далее - общество "ИСКЧ") и общество с ограниченной ответственностью "Международный Медицинский Центр Обработки и Криохранения Биоматериалов" (далее - общество "ММЦБ") обратились в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по городу Москве (далее - управление) об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, оформленного письмом от 21.09.2017 N Ш/48168/17-1.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Здоровье будущего" (далее - общество "Здоровье будущего").

Решением Арбитражного суда города Москвы от 11.12.2017, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество "ИСКЧ" и общество "ММЦБ", ссылаются на несоответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а также на нарушение судами норм материального и процессуального права при принятии обжалуемых судебных актов.

В судебном заседании представители заявителей доводы кассационной жалобы поддержали, полагая, что обжалуемые судебные акты являются незаконными и необоснованными; просили обжалуемые судебные акты отменить и принять по делу новый судебный акт.

Кроме того в судебном заседании обществом "ММЦБ" заявлено ходатайство о процессуальной замене на акционерное общество "Международный Медицинский Центр Обработки и Криохранения Биоматериалов", представлены соответствующие подтверждающие документы.

Представитель управления в судебном заседании возражал против удовлетворения кассационной жалобы, пояснив, что оспариваемое решение управления, оформленное письмом от 21.09.2017 N Ш/48168/17-1, является законным.

Третье лицо, извещенное надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило.

В соответствии со статьями 121-123, части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд рассмотрел кассационную жалобу в отсутствие представителя третьего лица.

Законность обжалуемых судебных актов проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, общество "ИСКЧ" является правообладателем комбинированного товарного знака со словесным элементом "ГЕМАБАНК Банк стволовых клеток" по свидетельству Российской Федерации N 497459 (дата приоритета: 28.05.2012, дата регистрации: 08.10.2013), которому предоставлена правовая охрана в отношении товаров 16-го: "издания печатные; периодика; газеты; календари; карты; карты географические; материалы графические печатные; бюллетени информационные; книги; каталоги; открытки почтовые и поздравительные; афиши; плакаты; брошюры; буклеты; проспекты, в том числе рекламные; продукция печатная; фотографии; фотогравюры; литографии", а также услуг 40-го: "замораживание биоматериалов; обработка биоматериалов; услуги криоконсервации", 41-го: "услуги образовательно-воспитательные; обучение практическим навыкам [демонстрация]; заочное обучение; ориентирование профессиональное [советы по вопросам образования или обучения]; проведение экзаменов; организация и проведение мастер-классов [обучение]; организация учебных конкурсов; издание книг; организация выставок с культурно-просветительной цепью; организация и проведение конференций, семинаров, симпозиумов; публикация текстовых материалов [за исключением рекламных]; публикация интерактивная книг и периодики; обеспечение интерактивными электронными публикациями [незагружаемыми]; обеспечение интерактивное игрой [через компьютерную сеть]; производство учебных кино- и видеофильмов, учебных радио- и телевизионных передач; монтаж видеозаписей; услуги студий записи; видеосъемка и фотографирование; информация по вопросам воспитания и образования.", 42-го: "исследования и разработка новых товаров для третьих лиц; технические исследования; разработка планов в области строительства; художественный дизайн; услуги в области промышленной эстетики; изучение технических проектов; экспертиза инженерно-техническая; инжиниринг; архитектура; консультации по вопросам архитектуры; межевое дело; городское планирование; исследования в области медицины; услуги научных лабораторий; проведение анализа крови", 44-го: "лечебницы; дома отдыха или санатории; клиники; диспансеры; лечение гомеопатическими эссенциями; помощь зубоврачебная; помощь медицинская и акушерская; хиропрактика [мануальная терапия]; массаж, физиотерапия; консультации по вопросам фармацевтики; пластическая хирургия; служба банков крови; уход за больными; услуги психологов; услуги оптиков; хосписы; санитарная служба; медицинские услуги; услуги медицинских клиник" классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ). Право на использование указанного товарного знака предоставлено обществу "ММЦБ" на основании лицензионного договора, зарегистрированного Федеральной службой по интеллектуальной собственности 16.10.2015 N РД0183335.

Полагая, что общество "Здоровье будущего" нарушает исключительное право общества "ИСКЧ" на указанный товарный знак путем его использования в поисковой рекламе в сети "Интернет", оно обратилось в управление с заявлением о признании в действиях общества "Здоровье будущего" нарушения положений части 1 статьи 14.6 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

В обоснование заявления общество "ИСКЧ" указало, что использование обществом "Здоровье будущего" слова "Гемабанк" в качестве ключевого слова в поисковой интернет-рекламе способно вызвать в глазах потребителей смешение общества "ИСКЧ" и общества "Здоровье будущего", оказывающих аналогичные услуги и являющихся конкурентами на рынке услуг по сбору и хранению биоматериалов.

Письмом управления от 21.09.2017 N Ш/48168/17-1 было принято решение об отказе в возбуждении дела в связи с отсутствием признаков нарушения части 1 статьи 14.6 Закона защите конкуренции.

Полагая, что отказ управления в возбуждении дела по части 1 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции противоречит закону и нарушает права и законные интересы общества "ИСКЧ" и общества "ММЦБ" в сфере предпринимательской деятельности, последние обратились в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании решения управления, оформленного письмом от 21.09.2017 N Ш/48168/17-1, недействительным.

Спор рассмотрен судами первой и апелляционной инстанций по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый ненормативный акт, установление соответствия оспариваемого акта требованиям закона и иных нормативных актов, а также нарушения этим актом прав и законных интересов заявителя (часть 1 статьи 198, часть 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, административный орган действовал в рамках полномочий, установленных Законом о защите конкуренции, а также Административным регламентом Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства Российской Федерации, утвержденным приказом Федеральной антимонопольной службы от 25.05.2012 N 339. Указанное заявителями кассационной жалобы не оспаривается.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 1229, 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), исходил из того, что использование обществом "Здоровье будущего" слова "Гемабанк" в качестве ключевого слова для поиска информации в сети "Интернет" (в частности, в поисковой системе Google), которое является техническим параметром, определяемым рекламодателем и настраиваемым посредством соответствующих инструментов в интерфейсе поисковой системы, не является самостоятельным способом использования товарного знака по смыслу статьи 1484 ГК РФ, поскольку не индивидуализирует какие-либо товары, услуги либо самого рекламодателя; не создает возможности смешения товаров или услуг заявителей кассационной жалобы и общества "Здоровье будущего"; является одним из технических критериев показа рекламного объявления в поисковой системе.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.

В кассационной жалобе общество "ИСКЧ" и общество "ММБЦ" указывают, что использование слова "Гемабанк" в качестве ключевого слова в поисковой системе, при вводе которого одной из первых отображается реклама общества "Здоровье будущего", которое является конкурентом заявителей кассационной жалобы, является незаконным использованием комбинированного товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 497459, вызывает смешение с деятельностью заявителей кассационной жалобы и соответственно является актом недобросовестной конкуренции.

Как указывается в кассационной жалобе, выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что используемое в поисковой системе в сети "Интернет" ключевое слово "Гемабанк" является техническим параметром, не основаны на нормах действующего законодательства.

По мнению заявителей кассационной жалобы, использование названного ключевого слова в сети "Интернет" является способом адресации к услугам общества "Здоровье будущего", который осуществляется для индивидуализации услуг, однородных услугам 42-го класса МКТУ, для которых зарегистрирован комбинированный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 497459, что создает возможность смешения услуг заявителей кассационной жалобы и услуг общества "Здоровье будущего" в глазах потребителей.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения.

Как следует из пункта 7 статьи 4 Закона о защите конкуренции под конкуренцией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

При этом недобросовестной конкуренцией являются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации (пункт 9 статьи 4 названного Закона).

В соответствии со статьей 14.6 Закона о защите конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция путем совершения хозяйствующим субъектом действий (бездействия), способных вызвать смешение с деятельностью хозяйствующего субъекта-конкурента либо с товарами или услугами, вводимыми хозяйствующим субъектом-конкурентом в гражданский оборот на территории Российской Федерации, в том числе, незаконное использование обозначения, тождественного товарному знаку, фирменному наименованию, коммерческому обозначению, наименованию места происхождения товара хозяйствующего субъекта-конкурента либо сходного с ними до степени смешения, путем его размещения на товарах, этикетках, упаковках или использования иным образом в отношении товаров, которые продаются либо иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также путем его использования в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", включая размещение в доменном имени и при других способах адресации.

Вышеуказанная норма корреспондирует с положениями пункта 2 статьи 1484 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Факт принадлежности обществу "ИСКЧ" комбинированного товарного знака со словесным элементом "ГЕМАБАНК Банк стволовых клеток" по свидетельству Российской Федерации N 497459 установлен судами, подтвержден материалами дела и не оспаривается лицами, участвующими в деле.

Согласно части 2 статьи 39 Закона о защите конкуренции основанием для возбуждения и рассмотрения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства является:

1) поступление из государственных органов, органов местного самоуправления материалов, указывающих на наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства (далее - материалы);

2) заявление юридического или физического лица, указывающее на признаки нарушения антимонопольного законодательства (далее - заявление);

3) обнаружение антимонопольным органом признаков нарушения антимонопольного законодательства;

4) сообщение средства массовой информации, указывающее на наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства;

5) результат проверки, при проведении которой выявлены признаки нарушения антимонопольного законодательства коммерческими организациями, некоммерческими организациями, федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, государственными внебюджетными фондами.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, исходя из требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о правомерности отказа антимонопольного органа в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в виду отсутствия доказательств использования обществом "Здоровье будущего" обозначения сходного до степени смешения с комбинированным товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 497459 для индивидуализации услуг, однородных услугам для которых зарегистрирован названный товарный знак.

Как верно указал суд первой инстанции в обжалуемом решении, использование обозначения сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком с целями, отличными от целей индивидуализации товаров, работ или услуг, для которых такой товарный знак зарегистрирован или однородных им, не может быть признано использованием товарного знака по смыслу пункта 2 статьи 1484 ГК РФ.

Согласно свидетельству Российской Федерации N 497459 на товарный знак в качестве товарного знака зарегистрировано комбинированное обозначение в отношении широкого перечня товаров 16-го и услуг 40-го, 41-го, 42-го, 44-го классов МКТУ.

Как следует из материалов дела, в обоснование заявления правообладатель ссылался на нарушение его прав в связи с использованием обозначения "ГЕМАБАНК" в отношении услуг 40-го (замораживание биоматериалов; обработки биоматериалов, услуг криоконсервации) и 42-го (услуги научных лабораторий, проведения анализа крови), а также товаров 16-го и услуг 41-го, 44-го классов МКТУ.

Поддерживая мнение антимонопольного органа о недоказанности совершения третьим лицом нарушений антимонопольного законодательства и отсутствия оснований для возбуждения дела, суды правомерно указали на отсутствие в материалах дела доказательств введения в гражданский оборот услуг, однородных услугам 40-го (замораживание биоматериалов; обработки биоматериалов, услуг криоконсервации) и 42-го (услуги научных лабораторий, проведения анализа крови), а также услуг 41-го, 44-го и товаров 16-го классов МКТУ, для которых зарегистрирован товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 497459, и использования обозначения сходного до степени смешения с указанным комбинированным товарным знаком.

Давая оценку в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций указали на то, что представленные доказательства вместе с заявлением в антимонопольный орган подтверждают факт использования слова "ГЕМАБАНК" в поисковой системе; по результатам такого использования появляется ссылка на общество "Здоровье будущего".

Суды оценили данные действия, осуществляемые по существующим общим правилам рекламных объявлений (обычаи делового оборота), по введению ключевого слова "Гемабанк" представляющими собой технический параметр (критерий), устанавливаемый рекламодателем в интерфейсе рекламной кампании; при этом рекламодателем для каждого объявления может быть выбран ряд ключевых слов.

Как указали суды, одно и то же ключевое слово может быть выбрано для нескольких объявлений одного рекламодателя, а также для объявлений разных рекламодателей. Соответственно ключевые слова для поиска информации разных рекламодателей могут совпадать. В таком случае при вводе в строку поиска ключевого слова пользователь получает ряд ссылок на различные веб-сайты рекламодателей, для которых было выбрано соответствующее ключевое слово.

Сам по себе факт введения в поисковой системе в сети "Интернет" ключевого слова не является в силу подпункта 5 пункта 2 статьи 1484 ГК РФ способом использования исключительного права на товарный знак для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

На основании изложенного суды отклонили доводы истцов о том, что отображение веб-сайта третьего лица в поисковой системе при вводе слова "Гемабанк" и переход пользователя на веб-сайт общества "Здоровье будущего" при клике на ссылку является достаточным подтверждением факта нарушения исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 497459.

Суд кассационной инстанции считает данные выводы правильными и обоснованными.

Как правильно указали суды, отображение веб-сайта общества "Здоровье будущего" в поисковой системе Google связано с работой алгоритма поисковой системы Google в ответ на соответствующий запрос пользователя. Каких-либо доводов, опровергающих указанное, заявителями кассационной жалобы не приведено; ходатайства о проведении соответствующей экспертизы при рассмотрении дела судом первой инстанции истцами заявлено не было.

Доказательств того, что отображение веб-сайта третьего лица в поисковой системе при вводе слова "Гемабанк" и переход пользователя на веб-сайт общества "Здоровье будущего" при клике на ссылку способны вызвать смешение с деятельностью истцов и общества "Здоровье будущего" либо с товарами или услугами, вводимыми хозяйствующим субъектом-конкурентом в гражданский оборот на территории Российской Федерации, в материалах дела не имеется.

При этом суд кассационной инстанции считает необходимым обратить внимание заявителей кассационной жалобы на то, что из представленного в материалы дела нотариально заверенного протокола о производстве осмотра вещественных доказательств от 04.07.2017, содержащего скриншоты страниц поисковой системы Google, из которых следует, что при вводе ключевого слова "Гемабанк" в поисковой строке результатами поиска являются ссылки на различные веб-сайты рекламодателей, среди которых отображается не только веб-сайт третьего лица, но и иных лиц (л.д. 123-126, т. 1).

С учетом вышеизложенного, суды первой и апелляционной инстанции пришли к обоснованным выводам, что оспариваемое решение управления об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, оформленное письмом от 21.09.2017 N Ш/48168/17-1, является законным, поскольку обществом "ИСКЧ" не были представлены доказательства, подтверждающие, что в действиях общества "Здоровье будущего" имеется состав правонарушения, ответственность за которое установлена статьей 14.6 Закона о защите конкуренции.

Кроме того, судебная коллегия суда кассационной инстанции полагает необходимым отметить, что согласно правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия Суда по интеллектуальным правам полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Доводы кассационной жалобы не только повторяют доводы, изложенные в апелляционной жалобе, которые была исследованы судом апелляционной инстанции и которым была дана надлежащая правовая оценка, но и фактически направлены на переоценку представленных в деле доказательств, и несогласие заявителей кассационной жалобы с правовой оценкой доказательств и выводов судов, что не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального и процессуального права, вследствие чего не может служить достаточным основанием для отмены принятых по делу судебных актов.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, исходя из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Переоценка установленных судами первой или апелляционной инстанций обстоятельств и доказательств по делу находится за пределами компетенции суда кассационной инстанции, определенной положениями статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба без удовлетворения.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

произвести процессуальную замену общества с ограниченной ответственностью "Международный Медицинский Центр Обработки и Криохранения Биоматериалов" (ул. Губкина, д. 3, корп. 1, Москва, 119333, ОГРН 5147746166838) в порядке универсального правопреемства на его правопреемника - акционерное общество "Международный Медицинский Центр Обработки и Криохранения Биоматериалов" (ул. Губкина, д. 3, корп. 1, Москва, 119333, ОГРН 5147746166838).

Решение Арбитражного суда города Москвы от 11.12.2017 по делу N А40-200682/2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу публичного акционерного общества "Институт Стволовых Клеток Человека" и акционерное общество "Международный Медицинский Центр Обработки и Криохранения Биоматериалов" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий
судья
Н.А. Кручинина
Судья Н.Н. Погадаев
Судья И.В. Лапшина

Обзор документа


Ответчик использовал слово "гемабанк" из принадлежащего конкуренту комбинированного товарного знака "ГЕМАБАНК Банк стволовых клеток" в качестве ключевого слова для поиска информации в Интернете.

Суд по интеллектуальным правам отказался признавать это недобросовестной конкуренцией.

Ключевое слово - технический параметр, который рекламодатель настраивает в интерфейсе поисковика. Разные рекламодатели могут использовать одно и то же ключевое слово. При вводе в строку поиска такого слова пользователь получает целый целый ряд ссылок на сайты, для которых оно было выбрано.

Введение в поисковике ключевого слова само по себе не является способом использования товарного знака, поскольку не индивидуализирует конкретные товары, услуги или рекламодателя.

Не доказано, что отображение в поисковой выдаче сайта третьего лица при вводе спорного слова и переход на сайт ответчика ведут к смешению в глазах потребителя деятельности сторон спора, оказывающих аналогичные услуги.