Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 сентября 2018 г. № С01-649/2018 по делу N А40-120294/2017 Оставив без изменения вынесенные ранее судебные акты по делу о защите исключительного права на товарный знак, суд исходил из установленного факта неправомерного использования ответчиком в своей коммерческой деятельности обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 сентября 2018 г. № С01-649/2018 по делу N А40-120294/2017 Оставив без изменения вынесенные ранее судебные акты по делу о защите исключительного права на товарный знак, суд исходил из установленного факта неправомерного использования ответчиком в своей коммерческой деятельности обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца

Резолютивная часть постановления объявлена 30 августа 2018 года.

Мотивированный текст постановления изготовлен 6 сентября 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующего судьи Силаева Р.В., судей Мындря Д.И., Снегура А.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "СДЛ" (Орликов пер., д. 5, корп. 1, Москва, 107078, ОГРН 1097746441022) на решение Арбитражного суда города Москвы от 22.02.2018 по делу N А40-120294/2017 (судья Козленкова О.В.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2018 по тому же делу (судьи Валиев В.Р., Левченко Н.И., Расторгуев Е.Б.)

по иску общества с ограниченной ответственностью "СЕЛЕНА" (ул. 3-я Тверская-Ямская, д. 15, Москва. 125047, ОГРН 1137746206179) к обществу с ограниченной ответственностью "СДЛ" о защите исключительного права на товарный знак,

при участии в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - Мирилко Александра Александровича (Москва).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "СЕЛЕНА" - Коршунова Л.В. (по доверенности от 18.02.2016) и Попов С.А. (по доверенности от 30.01.2018);

от общества с ограниченной ответственностью "СДЛ" - Голикова О.В. (по доверенности от 14.03.2018).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "СЕЛЕНА" (далее - общество "СЕЛЕНА") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью "СДЛ" (далее - общество "СДЛ") о нижеследующем:

- признать использование при осуществлении деятельности предприятия общественного питания "Кулинарная лавка два кренделя" словесного обозначения "кулинарная лавка" для индивидуализации услуг 43-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) и продажи товаров 30, 32 и 33-го класса МКТУ нарушением исключительного права истца на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 582161;

- обязать удалить спорное обозначение с материалов, которыми сопровождается оказание услуг 43-го класса МКТУ и продажа товаров 30, 32 и 33-го классов МКТУ, в том числе с документации, рекламы, вывесок, с сайта http://2krendelya.ru;

- взыскать 5 000 000 рублей компенсации за незаконное использование указанного товарного знака.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Мирилко Александр Александрович.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 22.02.2018, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.09.2018, исковые требования общества "СЕЛЕНА" удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с вынесенными по делу судебными актами, общество "СДЛ" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить, в удовлетворении иска отказать.

В обоснование кассационной жалобы общество "СЛД" указывает на необоснованность выводов судов о сходстве между коммерческим обозначением "Кулинарная лавка два кренделя" и товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 582161.

Так, общество "СДЛ" считает, что научно-исследовательская работа и отчет по проведенному в 2016 году аналитическим центром Юрия Левады исследованию известности и восприятию словосочетания "кулинарная лавка", на которые сослался суд, не доказывают наличие сходства между сравниваемыми обозначениями.

Также общество "СДЛ" полагает, что суды уклонились от самостоятельного разрешения вопроса о сходстве спорного обозначения ответчика и товарного знака истца. Как указывает общество "СДЛ", из содержания обжалуемых судебных актов не следует, что суды производили самостоятельную оценку сходства сравниваемых обозначений в соответствии с Правилами составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерством экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482, и Методическими рекомендациями по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.12.2009 N 197.

При этом общество "СДЛ" настаивает на отсутствии сходства до степени смешения между обозначениями истца и ответчика.

Кроме того, общество "СДЛ" считает необоснованными выводы судов об отсутствии оснований для снижения заявленной ко взысканию компенсации. В обоснование указанного довода заявитель кассационной жалобы ссылается на определение Верховного Суда Российской Федерации от 25.04.2017 N 305-ЭС16-13233, из которого следует, что суды вправе снизить размер компенсации за нарушение прав на товарный знак ниже минимального предела, установленного законом, а также на постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009 N 5/29) и на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края" (далее - постановление от 13.12.2016 N 28-П), из которых также следует, что суд вправе самостоятельно определить размер компенсации, и не лишен права взыскать ее в меньшем размере.

Также заявитель кассационной жалобы считает, что судами при определении размера компенсации не были учтены характер нарушения, его длительность, а также принципы разумности и справедливости.

При определении размера компенсации, как отмечает общество "СДЛ", суды приняли во внимание лицензионные договоры, заключенные между обществом "СЕЛЕНА" и иными юридическими лицами 01.06.2015. Вместе с тем заявитель кассационной жалобы указывает, что согласно этим договорам объектами интеллектуальной собственности являются иные товарные знаки, а момент заключения договоров не позволяет говорить об их относимости к данному спору.

Также заявитель кассационной жалобы оспаривает вывод апелляционного суда относительно доказательственного значения лицензионных договоров, предоставленных обществом "СЕЛЕНА" в материалы дела, а равно вывод того же суда о том, что предусмотренный пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) максимальный размер компенсации значительно ниже суммарного размера лицензионных платежей за использование товарных знаков со спорным словесным элементом.

Заявитель кассационной жалобы также считает, что суд первой инстанции неверно определил срок начала нарушения обществом "СДЛ" исключительного права общества "СЕЛЕНА" ввиду следующего. Суд первой инстанции определил началом правонарушения - 14.08.2014, вместе с тем указанная дата предшествует дате приоритета товарного знака истца, а также дате (11.01.2016), которую установил суд в качестве даты открытия предприятия общества "СДЛ". Таким образом, как указывает общество "СДЛ", длительность предполагаемого нарушения следует определять, начиная с 11.01.2016.

Также заявитель кассационной жалобы указывает, что судам надлежало принять во внимание отсутствие нарушений исключительных прав общества "СЕЛЕНА" со стороны общества "СДЛ".

Кроме того, общество обращает внимание на то, что принадлежащее ему коммерческое обозначение включает в себя не только спорное обозначение, но и другие словесные элементы, выполнено иным шрифтом и включает в себя отличительные изобразительные элементы. Данные обстоятельства, по мнению общества "СДЛ", свидетельствует об отсутствии в его действиях признаков недобросовестной конкуренции и о стремлении ответчика придать коммерческому обозначению различительную способность.

В судебном заседании представитель общества "СДЛ" доводы кассационной жалобы поддержал.

Общество "СЕЛЕНА" в отзыве и его представители в ходе судебного заседания в суде кассационной инстанции против удовлетворения кассационной жалобы возражали, считая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными.

Мирилко А.А., извещенный надлежащим образом о начале судебного процесса с его участием, а также о времени и месте судебного заседания по рассмотрению кассационной жалобы, явку представителей в судебное заседание не обеспечил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в отсутствие его представителей.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как установлено судами и следует из материалов дела, общество "СЕЛЕНА" является правообладателем исключительного права, в том числе на товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 582161 (дата приоритета - 11.09.2014, дата регистрации - 26.07.2016, дата окончания срока действия регистрации - 11.09.2024), который зарегистрирован для товаров 30, 32, 33 и услуг 43-го классов МКТУ.

Общество "СЕЛЕНА" реализует свои права на указанный товарный знак для индивидуализации услуг 43-го класса МКТУ в сфере общественного питания в городе Москве, в том числе при продаже товаров 30, 32 и 33-го классов МКТУ, путем предоставления неисключительных лицензий на его использование.

Обществу "СЕЛЕНА" стало известно, что с 11.01.2016 открылось и функционирует предприятие общественного питания с названием "Кулинарная лавка два кренделя", которое принадлежит обществу "СДЛ".

Общество "СЕЛЕНА", полагая, что использование обществом "СДЛ" в названии предприятия общественного питания, на реализуемых товарах 30, 32 и 33-го класса МКТУ, а также на документах при оказании услуг 43-го класса МКТУ словесного обозначения "кулинарная лавка", нарушает его исключительное право на вышеуказанный товарный знак, обратилось в арбитражный суд с соответствующим иском.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности истцом нарушения ответчиком исключительных прав на спорный товарный знак. Так, суд оценил представленные в материалы дела доказательства, в том числе письмо заместителя главы управы Красносельского района города Москвы от 22.03.2016 N КР-13-209/6, фотографии наружной вывески предприятия ответчика со спорным обозначением, кассовые чеки и упаковку с нанесенными на них спорным обозначением, и пришел к выводу, что указанные доказательства подтверждают факт неправомерного использования ответчиком в своей коммерческой деятельности обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца. При этом суд первой инстанции принял во внимание отсутствие возражений со стороны ответчика относительно использования спорного обозначения и принадлежности предприятия общественного питания ответчику.

Суд первой инстанции также указал на очевидное сходство сравниваемых товарного знака истца и коммерческого обозначения ответчика, а также однородность товаров 30, 32, 33-го классов МКТУ, для которых зарегистрирован товарный знак истца, с товарами и услугами ответчика, при реализации которых использовалось спорное обозначение.

Отклоняя довод ответчика об известности, описательности спорного обозначения и использовании его ранее начала функционирования предприятия истца "Кулинарная лавка братьев Караваевых", суд принял во внимание научно-исследовательскую работу "Кулинарная лавка как форма предприятия общественного питания в России", из которой усматривается, что в России не существовало такой формы предприятия общественного питания как - кулинарная лавка. Также суд первой инстанции указал, что именно истец в 2007 году ввел в оборот словосочетание "кулинарная лавка" исключительно для обозначения собственного магазина-кулинарии "Кулинарная лавка братьев Караваевых", в связи с чем сложилась устойчивая ассоциативная связь между указанным обозначением и предприятием истца.

Взыскивая с ответчика компенсацию в заявленном размере, суд первой инстанции принял во внимание представленные истцом документально подтвержденные сведения о стоимости использования спорного обозначения на условиях лицензионных договоров, длительность использования ответчиком спорного обозначения.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.

При этом апелляционный суд отклонил довод ответчика о том, что обозначение "кулинарная лавка" указывает на род оказываемых услуг и не обладает различительной способностью.

Отклоняя довод ответчика, основанный на том, что на сайте Роспотребнадзора по городу Москве в качестве даты уведомления о намерении общества "СДЛ" осуществлять коммерческую деятельность указана дата - 18.08.2014, а датой приоритета товарного знака истца является 11.09.2014, суд апелляционной инстанции указал на отсутствие доказательств фактического использования ответчиком коммерческого обозначения "Кулинарная лавка два кренделя" с 18.08.2014, в то время как документально подтвержденной датой открытия им предприятия общественного питания является 11.01.2016. Как установил апелляционный суд, с 11.01.2016 ответчиком осуществлялась деятельность по оказанию потребителям услуг 43-го класса МКТУ с использованием спорного обозначения. Коллегия судей апелляционной инстанции также отметила, что ответчик был осведомлен (не позднее 26.06.2016) о неправомерности использования спорного обозначения, поскольку правообладатель неоднократно направлял ответчику претензии о нарушении исключительных прав на товарный знак общества "СЕЛЕНА".

Относительно аргументов ответчика о том, что суд первой инстанции при определении размера компенсации не учел характер нарушения, иных обстоятельств, влияющих на размер компенсации, а также проигнорировал принципы разумности и справедливости, апелляционный суд указал на отсутствие оснований считать заявленный истцом размер компенсации завышенным и необоснованным.

Согласно частям 1 и 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, а также на предмет нарушений судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса безусловным основанием для отмены судебных актов.

Выводы судов относительно обладания обществом "СЕЛЕНА" исключительным правом на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 582161, равно как и не оспаривается однородность товаров и услуг ответчика с товарами и услугами, для которых зарегистрирован товарный знак истца, как следствие, Судом по интеллектуальным правам не проверяются.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным приходит к следующим выводам.

Судами верно определены нормы материального права, подлежащие применению при разрешении настоящего спора, а именно: нормы статей 1229, 1477 и 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), устанавливающие право правообладателя товарного знака по своему усмотрению разрешать или запрещать иным лицам использование принадлежащего ему средства индивидуализации товаров и услуг, а также нормы статей 1252 и 1515 ГК РФ, в соответствии с которыми правообладатель товарного знака вправе требовать взыскания с правонарушителя компенсации за его незаконное использование.

Доводы заявителя кассационной жалобы об отсутствии в его действиях признаков правонарушения, в том числе по причине отсутствия сходства до степени смешения между спорным обозначением, используемым им в своей коммерческой деятельности, с товарным знаком истца, а также описательного характера обозначения "кулинарная лавка", характеризующего оказываемые под таким обозначением услуги, отклоняются коллегией судей как направленные на переоценку обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами.

Соответствующие доводы были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций и им дана надлежащая оценка.

При этом коллегия судей обращает внимание заявителя кассационной жалобы на то, что согласно разъяснениям, изложенным в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, вопрос о сходстве до степени смешения двух словесных обозначений, может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует.

В соответствии с постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06 угроза смешения имеет место, если один товарный знак воспринимается за другой или если потребитель понимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но полагает, что оба товарных знака принадлежат одному и тому же предприятию. Такая угроза зависит от нескольких обстоятельств: от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг, от различительной способности знака с более ранним приоритетом; от сходства противопоставляемых знаков.

Обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах.

Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на отдельные отличия. При определении сходства обозначений исследуются звуковое (фонетические), графическое (визуальное) и смысловое (семантическое) сходство обозначений, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

При оценке сходства необходимо учитывать всю совокупность элементов, образующих композицию, определяющую узнаваемость и запоминаемость товара (услуг).

Сравнив товарный знак истца и обозначение ответчика, суд первой инстанции, руководствуясь указанными нормами закона, правовыми позициями высшей судебной инстанции, пришел к обоснованному выводу о том, что в рассматриваемом случае имеет место их очевидное сходство.

Поскольку критерий наличия сходства сравниваемых обозначений до степени смешения является императивным элементом состава нарушения права владельца товарного знака при его использовании и в данном случае указанный критерий был подтвержден, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требования истца, направленные на пресечение правонарушения.

Установление наличия либо отсутствия сходства до степени смешения сравниваемых обозначений в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не относится к полномочиям суда кассационной инстанции.

Также коллегия судей обращает внимание заявителя кассационной жалобы на разъяснения высшей судебной инстанции, изложенные в пункте 62 постановления от 26.03.2009 N 5/29, согласно которым в силу пункта 1 статьи 1484 ГК РФ исключительное право использования товарного знака принадлежит лицу, на имя которого соответствующий товарный знак зарегистрирован (правообладателю). Следовательно, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном статьей 1512 ГК РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном статьей 1514 названного Кодекса.

Согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных указанным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 43.2 постановления от 26.03.2009 N 5/29 разъяснено, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Согласно пункту 43.3 того же постановления, рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Аналогичный подход отражен и в пункте 47 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, согласно которому при взыскании на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ компенсации за незаконное использование товарного знака суд определяет ее размер не произвольно, а исходя из оценки представленных сторонами доказательств.

При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

Из содержания обжалуемых судебных актов усматривается, что при определении размера компенсации суды руководствовались приведенными выше правовыми нормами и учитывали разъяснения, данные высшей судебной инстанцией.

При этом коллегия судей отмечает, что определение размера компенсации относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу. Суд кассационной инстанции не наделен полномочиями на определение размера компенсации, поскольку установление конкретного размера компенсации не является выводом о применении нормы права (часть 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), и у кассационного суда отсутствуют основания для переоценки решения суда в части присужденной компенсации.

Рассмотрев кассационную жалобу, доводы которой повторяют доводы ответчика, приводившиеся им в судах первой и апелляционной инстанций, судебная коллегия Суда по интеллектуальным правам полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Доводы заявителя кассационной жалобы фактически направлены на переоценку представленных в деле доказательств, обусловлены несогласием ответчика с осуществленной судами оценкой таких доказательств. Аргументация ответчика не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального и процессуального права, вследствие чего не может служить достаточным основанием для отмены принятых по делу судебных актов.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, исходя из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

При названных обстоятельствах и исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемого постановления не усматривается.

Безусловных оснований для отмены обжалуемого судебного акта, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судом по интеллектуальным правам также не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 22.02.2018 по делу N А40-120294/2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2018 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "СДЛ" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Р.В. Силаев
судьи Д.И. Мындря
    А.А. Снегур

Обзор документа


Обозначение "кулинарная лавка", неправомерно используемое ответчиком в коммерческой деятельности, и товарный знак истца обладают очевидным сходством.

Суд по интеллектуальным правам согласился с тем, что ответчик должен выплатить компенсацию.

Довод о том, что спорное обозначение указывает на род услуг, является описательным и не обладает различительной способностью, отклонен. При этом учтена научная работа, согласно которой в России не существовало такой формы предприятия общественного питания, как кулинарная лавка.

Напоминается, что угроза смешения возникает, если один товарный знак воспринимается за другой или если потребитель понимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но полагает, что оба товарных знака принадлежат одному и тому же предприятию. Такая угроза зависит в т. ч. от различительной способности знака с более ранним приоритетом.