Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 августа 2018 г. N С01-513/2018 по делу N А75-10294/2017 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения об отказе в иске об обязании ответчика прекратить незаконное использование фирменного наименования истца, поскольку истец и ответчик осуществляют совершенно различные виды деятельности, не являются конкурентами на рынке, следовательно, нельзя говорить о возможности смешения рядовыми потребителями фирменного наименования истца с наименованием ответчика

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 августа 2018 г. N С01-513/2018 по делу N А75-10294/2017 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения об отказе в иске об обязании ответчика прекратить незаконное использование фирменного наименования истца, поскольку истец и ответчик осуществляют совершенно различные виды деятельности, не являются конкурентами на рынке, следовательно, нельзя говорить о возможности смешения рядовыми потребителями фирменного наименования истца с наименованием ответчика

Резолютивная часть постановления объявлена 1 августа 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 6 августа 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Булгакова Д.А.,

судей Мындря Д.И., Рассомагиной Н.Л.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Сургутнефтегаз" (ул. Григория Кукуевицкого, д. 1, корп. 1, г. Сургут, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, 628415, ОГРН 1028600584540) на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 15.11.2017 по делу N А75-10294/2017 (судья Гавриш С.А.) и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2018 (судья Краецкая Е.Б., Еникеева Л.И., Рожков Д.Г.) по тому же делу по иску открытого акционерного общества "Сургутнефтегаз" к Первичной профсоюзной организации - Независимый профсоюз "Профсвобода" работников ОАО "Сургутнефтегаз" межрегионального профсоюза работников Нефте-Газо-Горнодобывающей и перерабатывающей промышленности объединения профсоюзов России СОЦПРОФ (пр-т Мира, д. 33/1, г. Сургут, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, 628403, ОГРН 1068600006001).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Министерства юстиции России по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре (ул. Крупской, д. 23а, г. Ханты-Мансийск, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, 628012); Управление Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре (ул. Дзержинского, д. 2, г. Ханты-Мансийск, Тюменская обл., 628011).

В судебном заседании приняли участие представители открытого акционерного общества "Сургутнефтегаз" - Корноушкин А.Б. (по доверенности от 29.08.2017 N 2442-Д), Лискович Ж.Н. (по доверенности от 01.01.2016)

Суд по интеллектуальным правам установил:

открытое акционерное общество "Сургутнефтегаз" (далее - общество "Сургутнефтегаз") обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского округа - Югры с исковым заявлением к Первичной профсоюзной организации - независимый профсоюз "Профсвобода" работников ОАО "Сургутнефтегаз" межрегионального профсоюза работников нефте-газо-горнодобывающей и перерабатывающей промышленности Объединения профсоюзов России СОЦПРОФ (далее - Профсоюз) об обязании Профсоюза прекратить незаконное использование фирменного наименования общества и исключить из своего наименования слова "ОАО "Сургутнефтегаз" с последующим внесением изменений в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре (далее - Управление Минюста), Управление Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре (далее - Управление ФНС).

Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 15.11.2017 по делу N А75-10294/2017 исковые требования оставлены без удовлетворения.

Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2018 решение суда от 15.11.2017 оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество "Сургутнефтегаз" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой со ссылкой на неверное толкование и применение норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и вынести по делу новый судебный акт об удовлетворении требований общества "Сургутнефтегаз".

В обоснование кассационной жалобы заявитель указывает, что выводы судов сделаны без учета фактических обстоятельств и положений статей 10, 12, 54, 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), положений Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" (далее - Закон N 82-ФЗ) и Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (далее - Закон N 7-ФЗ).

По мнению общества "Сургутнефтегаз", использование судами для рассмотрения настоящего спора нормы части 3 статьи 1474 ГК РФ и вывод суда апелляционной инстанции о том, что фирменное наименование общества "Сургутнефтегаз" и наименование Профсоюза обладают значительными отличительными признаками, являются необоснованными и не применимы к настоящему спору.

Общество "Сургутнефтегаз" считает, что суды сделали незаконный вывод о том, что процентное соотношение работников общества "Сургутнефтегаз", являющихся членами Профсоюза, к общему числу работников данного общества правового значения при рассмотрении настоящего дела не имеет.

Также общество "Сургутнефтегаз" указывает, что Профсоюз осуществляет свою деятельность в обход закона с противоправной целью, заведомо недобросовестно осуществляет гражданские права, что в силу статьи 10 ГК РФ является злоупотреблением права.

Профсоюз представил в суд отзыв на кассационную жалобу, в котором сообщает о возможности провести судебное заседание по рассмотрению кассационной жалобы без участия представителя Профсоюза.

Управление Минюста и Управление ФНС в отзывах на кассационную жалобу просили рассмотреть кассационную жалобу без участия их представителей в судебном заседании.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представители общества "Сургутнефтегаз" настаивали на удовлетворении кассационной жалобы, судебные акты просили отменить.

Также общество "Сургутнефтегаз" сообщило суду кассационной инстанции о том, что в ЕГРЮЛ внесена запись 03.07.2018 о том, что полным наименованием общества в настоящее время является Публичное акционерное общество "Сургутнефтегаз", а сокращенным - ПАО "Сургутнефтегаз", в обоснование чего представило копию листа записи в ЕГРЮЛ от 03.07.2018.

Профсоюз, Управление Минюста и Управление ФНС, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд не направили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, полным фирменным наименованием истца на момент рассмотрения настоящего дела в суде первой и апелляционной инстанции являлось: открытое акционерное общество "Сургутнефтегаз", сокращенным - ОАО "Сургутнефтегаз".

Общество "Сургутнефтегаз" зарегистрировано в качестве юридического лица в ЕГРЮЛ 18.09.2002.

Основным видом деятельности общества "Сургутнефтегаз" является добыча сырой нефти (код ОКВЭД ОК 029-2014 КДЕС.Ред.2), дополнительные виды деятельности - добыча нефтяного (попутного) газа, разработка гравийных и песчаных карьеров, добыча глины и каолина, предоставление услуг в области добычи нефти и природного газа, предоставление услуг по монтажу, ремонту и демонтажу буровых вышек и другие виды деятельности, что подтверждено выпиской из ЕГРЮЛ от 05.07.2017 N 861720170122683 (л.д. 18-83, т. 1).

Полным наименованием ответчика является: Первичная профсоюзная организация Независимый профсоюз "Профсвобода" работников ОАО "Сургутнефтегаз" межрегионального профсоюза работников нефте-газо-горнодобывающей и перерабатывающей промышленности Объединения профсоюзов России СОЦПРОФ, сокращенное наименование ответчика - ППО "Профсвобода".

Профсоюз зарегистрирован в качестве юридического лица в ЕГРЮЛ 28.12.2006. Видом деятельности Профсоюза является деятельность профессиональных союзов (код 91.20), что подтверждается сведениями, внесенными в ЕГРЮЛ по состоянию на 08.06.2017 (л. д. 84-88, т. 1).

Таким образом, на момент регистрации Профсоюза спорное фирменное наименование истцом уже было зарегистрировано в установленном порядке и использовалось последним.

Ссылаясь на то, что ответчик неправомерно использует фирменное наименование истца, общество "Сургутнефтегаз" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска, указал, что использование в наименовании Профсоюза слов "работников ОАО "Сургутнефтегаз" является не использованием фирменного наименования истца либо отдельной его части, а лишь способом идентификации принадлежности членов профсоюза к работникам определенной организации, в данном случае - к обществу "Сургутнефтегаз".

При этом суд первой инстанции отметил, что факт того, что определенная часть работников общества "Сургутнефтегаз" являются членами Профсоюза, сторонами не отрицалось.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав, что исходя из совокупного анализа приведенных в статье 54 ГК РФ норм права, суд первой инстанции правомерно установил, что поскольку истец и ответчик имеют различные организационно-правовые формы, а также различные цели деятельности, нельзя говорить о возможности смешения их наименований, что не позволяет признать за обществом "Сургутнефтегаз" право на защиту своего фирменного наименования от посягательств ответчика.

Также суд апелляционной инстанции отметил, что наличие у Профсоюза права заниматься предпринимательской деятельностью, что предусмотрено статьей 24 Федерального закона от 12.01.1996 N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (далее - Закон N 10-ФЗ) и статьей 37 Закона N 82-ФЗ, не опровергает данный вывод суда первой инстанции, поскольку общественное объединение, коим является ответчик, не является конкурентом истца на российском рынке ввиду различных сфер их деятельности.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей общества "Сургутнефтегаз", проверив в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы, исходя из следующего.

Согласно части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации право на обращение в суд принадлежит лицам в случае нарушения либо оспаривания их прав и законных интересов.

Лицо, права которого нарушены, вправе применять способы защиты нарушенных прав, предусмотренные законом, в том числе, указанные в статье 12 ГК РФ.

Задачи судопроизводства выполняются при рассмотрении и разрешении арбитражным судом в порядке, установленном законом, отнесенных к его ведению споров. Наличие между сторонами спора является одним из условий для его разрешения в судебном порядке.

Условиями предоставления судебной защиты лицу, обратившемуся в суд с соответствующим требованием, являются наличие у истца принадлежащего ему субъективного материального права или охраняемого законом интереса, факта нарушения последних именно ответчиком.

На вопрос судебной коллегии суда кассационной инстанции в судебном заседании представители истца пояснили, что считают права общества "Сургутнефтегаз" нарушенными именно Профсоюзом, так как наличие в наименовании Профсоюза словесного элемента "работников ОАО "Сургутнефтегаз" вводит в заблуждение иных третьих лиц, относительно конкретной профсоюзной организации, которая создана именно истцом, а не ответчиком.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции учитывает, что из искового заявления следует, что истец просил суд рассмотреть настоящее дело на основании, в том числе, положений статей 1225, 1229, 1252 и 1474 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 1474 ГК РФ юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках.

В силу пункта 3 статьи 1474 ГК РФ не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в ЕГРЮЛ ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица. Юридическое лицо, нарушившее указанное правило, обязано по требованию правообладателя прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, и возместить правообладателю причиненные убытки (пункт 4 статьи 1474 ГК РФ).

Аналогичные правила предусмотрены в пункте 6 статьи 1252 ГК РФ, согласно которой если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее. Обладатель такого исключительного права может в порядке, установленном настоящим Кодексом, требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полного или частичного запрета на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения.

В соответствии со статьей 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму. Наименование некоммерческой орган коммерческой организации должны содержать указание на характер деятельности юридического лица.

Согласно пункту 1 статьи 4 Закона N 7-ФЗ некоммерческая организация имеет наименование, содержащее указание на ее организационно-правовую форму и характер деятельности.

Из смысла приведенных правовых норм в их взаимосвязи следует, что наличие собственного наименования является обязательным признаком юридического лица как участника гражданских правоотношений и служит способом его индивидуализации.

В то же время, исходя из положений пункта 1 статьи 1225 ГК РФ фирменные наименования относятся к объектам интеллектуальной собственности и охраняются законом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

По смыслу пункта 2 статьи 1229 ГК РФ исключительное право на фирменное наименование может принадлежать только одному лицу.

Пунктом 2 статьи 1475 ГК РФ предусмотрено, что исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из ЕГРЮЛ в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования.

Как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 17 Информационного письма от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности", для индивидуализации юридического лица основное значение имеет его наименование.

В ГК РФ сформулированы следующие признаки противоправности использования третьим лицом средств индивидуализации правообладателя:

тождественность используемого третьим лицом обозначения фирменному наименованию и / или товарному знаку правообладателя или схожесть до степени смешения;

осуществление данными юридическими лицами аналогичной деятельности;

более позднее включение в ЕГРЮЛ фирменного наименования третьего лица.

Суд апелляционной инстанции правомерно указал, что сам по себе факт того, что истец приобрел исключительное право на использование своего фирменного наименования и его защиту ранее регистрации наименования ответчика, не является безусловным основанием для удовлетворения заявленных требований.

Суд обосновано учел, что фирменное наименование истца и наименование ответчика обладают значительными отличительными признаками, и сделал вывод о том, что слова "ОАО "Сургутнефтегаз" не влияют на определение их индивидуализации и не влекут смешение в восприятии иными третьими лицами, данных субъектов при осуществлении ими своей обычной деятельности.

Судами установлено, что истец - общество "Сургутнефтегаз", является коммерческой организацией, основным видом деятельности которой является добыча сырой нефти, а дополнительными - добыча нефтяного (попутного) газа, разработка гравийных и песчаных карьеров, добыча глины и каолина, предоставление услуг в области добычи нефти и природного газа, предоставление услуг по монтажу, ремонту и демонтажу буровых вышек.

При этом ответчик - Профсоюз, являясь общественным объединением, некоммерческой организацией, не преследует цели извлечения прибыли, а осуществляет исключительно представление и защиту прав и интересы членов данного Профсоюза.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции отмечает, что в настоящем деле сами по себе доводы истца о том, что ответчик (Профсоюз) незаконно использует своем в названии слова "работников ОАО "Сургутнефтегаз" и тем самым незаконно идентифицирует принадлежность членов данного Профсоюза (ответчика) именно к обществу "Сургутнефтегаз", не позволяет признать за обществом "Сургутнефтегаз" право на защиту своего фирменного наименования именно от ответчика (Профсоюза) в порядке статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции учитывает, что обстоятельства того, что определенная часть работников общества "Сургутнефтегаз" является членами Профсоюза, сторонами настоящего дела не оспаривается.

Вместе с тем, в настоящем деле за защитой своего фирменного наименования в суд обратилось именно коммерческая организация, а не профсоюзная организация истца - за защитой своего наименования, на нарушение прав которой ответчиком в судебном заседании суда кассационной инстанции ссылались представители общества "Сургутнефтегаз".

В данной конкретной ситуации, когда истец обратился в суд, по сути, с требованиями о защите интересов именно созданной им первичной профсоюзной организации (некоммерческой организации) от посягательств на ее наименование Профсоюзом - ответчиком из-за сходства наименований таких первичных профсоюзных организаций, истцом выбран неэффективный способ защиты своих прав именно на фирменное наименование.

Так как, по мнению истца, напрямую с деятельностью Профсоюза рядовые работники иных третьих лиц, ассоциируют, не само общество "Сургутнефтегаз", а именно профсоюз, им созданный, следовательно, с требованием о защите своего наименования в такой ситуации вправе обратиться в суд сама профсоюзная организация истца, а не общество "Сургутнефтегаз", которое, по сути, действует в защиту интересов своей, созданной им самим первичной профсоюзной организации.

Вместе с тем, общество "Сургутнефтегаз" обратилось в суд с настоящим иском именно в защиту своих собственных прав на свое фирменное наименование, а не действуя по доверенности от какого-либо иного лица, защищая иные права таких лиц.

При этом, как верно отметили суды, при рассмотрении настоящего спора процентное соотношение работников общества "Сургутнефтегаз", являющихся членами Профсоюза, к общему числу работников общества "Сургутнефтегаз", правового значения не имеет.

Суд апелляционной инстанции верно отметил, что в определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.07.2017 по делу N 53-ГК17-12 указано о рассмотрении спора именно между Благотворительным фондом помощи детям с онкогематологическими и иными тяжелыми заболеваниями "Подари жизнь" и некоммерческой организацией благотворительный фонд "Подари жизнь", то есть между некоммерческими организациями и при полном фонетическом сходстве произвольной части фирменного наименования "Подари жизнь".

Таким образом, правомерными являются выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что в данном деле, истец является коммерческой организацией, а ответчик некоммерческой, они осуществляют совершенно различные виды деятельности, не являются конкурентами на рынке, следовательно, нельзя говорить о возможности смешения рядовыми потребителями фирменного наименования истца с наименованием ответчика.

При этом наличие у Профсоюза права заниматься предпринимательской деятельностью, предусмотренного статьей 24 Закона N 10-ФЗ и статьей 37 Закона N 82-ФЗ, не опровергает данный вывод судов, поскольку Профсоюз - это общественное объединение, которое не является конкурентом истца на рынке ввиду совершенно различных сфер их деятельности.

Исходя из изложенного, Суд по интеллектуальным правам считает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего спора правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований законодательства.

Фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

Доводы заявителя кассационной жалобы фактически направлены на переоценку представленных в дело доказательств и его несогласие с правовой оценкой доказательств и выводов суда, что не свидетельствует о неправильном применении судом апелляционной инстанции норм материального и нарушении норм процессуального права, вследствие чего не может служить достаточным основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции.

Переоценка установленных судами первой или апелляционной инстанций обстоятельств и доказательств по делу находится за пределами компетенции суда кассационной инстанции, определенной положениями статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Учитывая изложенное, оснований для отмены обжалуемых решения и постановления судов первой и апелляционной инстанций не имеется.

В силу части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, уплаченная при подаче кассационной жалобы, относится на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 15.11.2017 по делу N А75-10294/2017 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу открытого акционерного общества "Сургутнефтегаз" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий
судья
Д.А. Булгаков
Судья Д.И. Мындря
Судья Н.Л. Рассомагина

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам признал законным отказ в исключении из наименования профсоюза словесного элемента, тождественного сокращенному фирменному наименованию нефтедобывающего АО.

АО приобрело исключительное право на свое фирменное наименование ранее регистрации наименования профсоюза. Однако это не безусловное основание для удовлетворения заявленных требований.

Стороны спора имеют различные организационно-правовые формы. Истец - коммерческая организация, ответчик - некоммерческая. Отличаются и виды их деятельности, поэтому они не являются конкурентами на рынке. Следовательно, возможность смешения рядовыми потребителями спорных наименований отсутствует.