Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июля 2018 г. N С01-201/2018 по делу N А40-18827/2017 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело о защите исключительных смежных прав на базу данных на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судами нижестоящих инстанций приведены выводы, сделанные при неполном исследовании фактических обстоятельств дела, а также не приведены результаты оценки имеющих значение для дела доводов истца и ответчика, изложенных ими в процессуальных документах

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июля 2018 г. N С01-201/2018 по делу N А40-18827/2017 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело о защите исключительных смежных прав на базу данных на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судами нижестоящих инстанций приведены выводы, сделанные при неполном исследовании фактических обстоятельств дела, а также не приведены результаты оценки имеющих значение для дела доводов истца и ответчика, изложенных ими в процессуальных документах

Резолютивная часть постановления объявлена 17 июля 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 24 июля 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Мындря Д.И.,

судей - Булгакова Д.А., Уколова С.М.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью "В Контакте" (ул. Херсонская, д. 12-14, литер А, пом. 1-Н, Санкт-Петербург, 191024, ОГРН 1079847035179) и общества с ограниченной ответственностью "ДАБЛ" (3-я ул. Ямского Поля, д. 28, оф. 2052, Москва, 125040, ОГРН 1127746687353) на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2018 по делу N А40-18827/2017 по иску общества с ограниченной ответственностью "В Контакте" к обществу с ограниченной ответственностью "ДАБЛ" и акционерному обществу "НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ" (Скатертный пер., д. 20, стр. 1, Москва, 121069, ОГРН 1057746710713) о защите исключительных смежных прав на базу данных.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "В Контакте": Бабичев Д.С. (по доверенности от 25.10.2016), Брезгулевская Л.К. (по доверенности от 29.12.2017), Бачинская А.А. (по доверенности от 04.12.2017), Слагода С.К. (по доверенности от 04.12.2017), Микони А.Г. (по доверенности от 04.12.2017);

от общества с ограниченной ответственностью "ДАБЛ": Гинжук М.А. (директор, решение N 1/13 от 17.10.2013, решение N 2 от 17.10.2016, паспорт гражданина Российской Федерации), Трусова Е.А. (по доверенности от 19.03.2018), Квартальнов И.А. (по доверенности от 12.03.2018), Нефедьев А.Н. (по доверенности от 19.03.2018), Беломестнова Н.А. (по доверенности от 19.03.2018), Шурмина И.А. (по доверенности от 19.03.2018), Орешин Е.И. (по доверенности от 19.03.2018), Хома А.А. (по доверенности от 19.03.2018);

от акционерного общества "НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ": Семенюта Б.Е. (по доверенности от 22.01.2018).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "В Контакте" (далее - общество "В Контакте") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "ДАБЛ" (далее - общество "ДАБЛ") и акционерному обществу "НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ" (далее - общество "НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ") о признании действий ответчиков по извлечению и последующему использованию информационных элементов из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте" нарушением исключительного права истца как изготовителя базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте", обязании ответчиков прекратить нарушение исключительных прав истца, прекратить извлечение информационных материалов из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте", прекратить неоднократное использование информационных материалов из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте", уничтожить со всех информационных носителей информационные элементы, ранее извлеченные из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте", взыскании компенсации за нарушение исключительного права в размере 1 руб.

Определением от 15.08.2017 суд первой инстанции утвердил мировое соглашение, заключенное истцом и обществом "НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ", производство по делу в отношении названного общества прекращено.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12.10.2017 в удовлетворении иска к обществу "ДАБЛ" отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2018 решение суда первой инстанции отменено. Действия общества "Дабл" по извлечению и последующему использованию информационных элементов из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте" признаны нарушением исключительного права общества "В Контакте" как изготовителя базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте", общество "Дабл" обязано прекратить нарушение исключительных прав общества "В Контакте", прекратить извлечение информационных материалов из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте", прекратить неоднократное использование информационных материалов из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте". В остальной части иска отказано.

Не согласившись с постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2018, общество "В Контакте" и общество "ДАБЛ" обратились в Суд по интеллектуальным правам с кассационными жалобами, принятыми к производству определениями Суда по интеллектуальным правам от 13.03.2018 и от 19.04.2018.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество "В Контакте", ссылаясь на неприменение судом апелляционной инстанции пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статьи 1311 ГК РФ, а также на неверное применение статьей 65, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просит обжалуемый судебный акт отменить в части отказа во взыскании компенсации за нарушение исключительного права в размере 1 руб., принять новый судебный акт об удовлетворении указанного требования.

Нарушение судом апелляционной инстанции названных норм общество "В Контакте" усматривает в том, что, установив факт принадлежности обществу "В Контакте" исключительного смежного права на базу данных пользователей и факт извлечения и использования обществом "ДАБЛ" существенной части материалов указанной базы данных, суд апелляционной инстанции отказал во взыскании компенсации за нарушение исключительного права.

По мнению общества "В Контакте", суд неверно определил предмет доказывания при рассмотрении требования о взыскании компенсации, а также не привел мотивов, по которым пришел к выводу о необходимости отказа в удовлетворении указанного требования.

Общество "В Контакте" полагает, что компенсация за нарушение исключительного права подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом суд не может отказать во взыскании компенсации, основываясь на том, что заявленный ко взысканию размер компенсации определен истцом ниже низшего предела. Также общество "В Контакте" считает, что не ограничено нижним пределом размера компенсации и заявило требование в пределах предоставленного ему законом права. Заявитель кассационной жалобы обращает внимание, что ответчик не возражал ни против требования о компенсации, ни против заявленного истцом размера.

От общества "ДАБЛ" отзыв на кассационную жалобу общества "В Контакте" в материалы дела не поступил.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество "ДАБЛ", ссылаясь на незаконность и необоснованность постановления Девятого арбитражного апелляционного суда, просит его отменить и оставить в силе решение Арбитражного суда города Москвы от 12.10.2017.

Нарушение своих прав обжалуемым судебным актом общество "ДАБЛ" усматривает в неправильном применении судом статей 1229, 1252, 1260, 1270, 1333, 1334, 1335.1 ГК РФ.

В частности, общество "ДАБЛ" полагает, что у общества "В Контакте" отсутствует исключительное право на базу данных, поскольку объект, представляемый названным обществом в качестве результата интеллектуальной деятельности, не отвечает признакам, определенным в статье 1260 ГК РФ.

Исключительное смежное право на базу данных пользователей социальной сети, предусмотренное статьей 1334 ГК РФ, по мнению общества "ДАБЛ", у истца также отсутствует, поскольку по смыслу названной статьи для возникновения исключительного права изготовителя базы данных лицо должно понести существенные финансовые, организационные и иные затраты, направленные именно на создание базы данных, а не на администрирование сайта, чего обществом "В Контакте" сделано не было исходя из сущности социальной сети (наполнение базы данных осуществляется непосредственно пользователями социальной сети, общество "В Контакте" не производит затрат на собирание элементов базы данных). В данном контексте, как указывает общество "ДАБЛ", база данных пользователей социальной сети является "побочным продуктом" ("spin off") деятельности общества "В Контакте" по администрированию социальной сети. Общество "ДАБЛ" также не согласно с доказательствами (в частности, с письмом аудиторов закрытого акционерного общества "Делойт и ТУШ СНГ" от 01.06.2017, заявлением работника общества "В Контакте" Рогозова А.О., заключением от 23.05.2017 о структуре и функционировании "Базы данных пользователей" в социальной сети "ВКонтакте", подготовленным федеральным государственным автономным образовательным учреждением высшего образования "Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики" (далее - заключение от 23.05.2017)), положенными в основу выводов суда о существенности затрат общества "В Контакте" на создание базы данных пользователей, поскольку указанные документы, по мнению общества "ДАБЛ", не содержат сведений о существенных затратах непосредственно на создание базы данных пользователей. Напротив, общество "ДАБЛ" полагает, что все инвестиции общества "В Контакте" были направлены не на создание базы данных пользователей социальной сети, а на создание, поддержание и развитие самой социальной сети, тогда как база данных пользователей возникла у общества "В Контакте" незапланированно. При этом общество "ДАБЛ" указывает, что общество "В Контакте", заявляя настоящий иск, должно было доказать направленность материальных и иных вложений именно на создание базы данных, тогда как в материалах дела подобных доказательств не содержится.

Также общество "ДАБЛ" считает, что не осуществляет извлечение элементов базы данных пользователей социальной сети, поскольку это технически невозможно. Общество полагает, что алгоритм его действий является сходным с алгоритмами работы поисковых систем, поскольку программное обеспечение осуществляет исключительно "кэширование" информации (копирование ссылок на карточки пользователей) и ее последующее индексирование, тогда как непосредственный доступ к названным карточкам получают клиенты общества "ДАБЛ" при введении запроса о поиске конкретного пользователя социальной сети. Между тем суд апелляционной инстанции, по мнению общества "ДАБЛ", делая вывод об извлечении и использовании обществом "ДАБЛ" существенной части материалов из базы данных, не проанализировал принципы работы программного обеспечения общества "ДАБЛ", не установил техническую возможность программного обеспечения к названному извлечению и использованию.

Кроме того, общество "ДАБЛ" полагает, что если у общества "В Контакте" и существует исключительное смежное право на базу данных, то объем этой базы существенно шире заявленного и структурно иной, поскольку включает в себя не только карточки пользователей, но и иные материалы социальной сети (например, аудиофайлы и видеофайлы), а информационной единицей базы данных является не карточка пользователя, а единица сведений о пользователе. В данном контексте общество "ДАБЛ" ссылается на то, что если оно и извлекает часть базы данных социальной сети, то делает это в несущественном объеме, что по смыслу статьи 1335.1 ГК РФ не является нарушением исключительного права на базу данных. При этом общество "ДАБЛ" отмечает, что в материалах дела в принципе отсутствуют какие-либо доказательства извлечения им самостоятельных материалов из базы данных. При названном обстоятельстве общество "ДАБЛ" считает, что судом апелляционной инстанции не были исследованы существенные для дела обстоятельства, что привело к неверным выводам и неправильному применению норм материального права.

Кроме того, общество "ДАБЛ" полагает, что если признать осуществление им извлечения и использования материалов из базы данных пользователей социальной сети, то к такому извлечению и использованию в порядке аналогии закона (пункт 1 статьи 6 ГК РФ) должны быть применены правила подпункта 1 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ, исключающие нарушение исключительного права при краткосрочной записи произведения, которая носит временный или случайный характер и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование произведения, либо осуществляемую информационным посредником между третьими лицами передачу произведения в информационно-телекоммуникационной сети, при условии, что такая запись не имеет самостоятельного экономического значения.

При названном обстоятельстве общество "ДАБЛ" считает, что не нарушает исключительное право изготовителя базы данных по смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 1334 ГК РФ, поскольку данная норма предполагает нарушение названного права при извлечении и последующем использовании части базы данных, при этом в действиях общества "ДАБЛ" отсутствует совокупность указанных элементов нарушения.

Кроме того, общество "ДАБЛ" полагает, что в основу постановления суда апелляционной инстанции было положено ненадлежащее доказательство - постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 30.12.2016, поскольку оно не основано на исследовании всех обстоятельств по делу, содержит неправильную трактовку пояснений генерального директора общества "ДАБЛ", является частным мнением сотрудника полиции, вынесено по заявлению лица, являющегося сотрудником аффилированного с истцом лица.

Также общество "ДАБЛ" ссылается на злоупотребление обществом "В Контакте" своим правом и на неприменение судом апелляционной инстанции статьи 10 ГК РФ. Злоупотребление правом, по мнению общества "ДАБЛ", выражается в попытке присвоения обществом "В Контакте" данных пользователей и ущемлении их прав, в противоречии публичного пользовательского соглашения общества "В Контакте" его действительному поведению, в нарушении права неопределенного круга лиц на общедоступную информацию. Кроме того, общество "ДАБЛ" полагает, что действия истца направлены на монополизацию рынка пользовательских данных и являются недобросовестной конкуренцией.

Общество "ДАБЛ", кроме того, ссылается на несоблюдение истцом обязательного претензионного порядка, предусмотренного на момент подачи иска статьей 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В частности, по мнению общества "ДАБЛ", претензия была направлена неуполномоченным лицом и не содержала каких-либо конкретных требований. Общество "ДАБЛ" полагает, что указанное обстоятельство само по себе являлось основанием для отказа в иске.

Документы, приложенные к кассационной жалобе общества "ДАБЛ" (в частности, научно-практическое заключение по вопросу наличия или отсутствия нарушения исключительных прав изготовителя базы данных профессора А.П. Сергеева, заключение профессора П. Бернта Хугенхольца, акт исследования сайта "ВКонтакте"), не могут быть приобщены к материалам дела и возвращаются обществу "ДАБЛ", поскольку сбор и оценка доказательств, установление обстоятельств по делу не входят в полномочия суда кассационной инстанции в соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

От общества "В Контакте" поступил отзыв на кассационную жалобу общества "ДАБЛ", в котором, ссылаясь на необоснованность доводов последнего, общество "В Контакте" просит в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Необоснованность доводов общества "ДАБЛ" общество "В Контакте" мотивирует тем, что ссылки первого на технические алгоритмы работы программного обеспечения, аналогичные действиям глобальных поисковых систем, не означают отсутствие состава нарушения исключительного права на базу данных, поскольку поисковые системы освобождаются от ответственности за нарушение исключительных прав правообладателей не в силу статуса "поисковика", а благодаря распространению на них нормы статьи 1253.1 ГК РФ и применению к ним статуса информационного посредника. Общество "ДАБЛ" между тем, приравнивая свои действия к деятельности поисковых систем, не признает за собой статуса информационного посредника и не доказывает обстоятельства, способные при таком статусе освободить его от ответственности за нарушение.

Истец также не согласен с доводами ответчика относительно отсутствия в действиях последнего извлечения и использования существенной части базы данных. По мнению общества "В Контакте", ответчик с помощью своего программного продукта, который необходимо квалифицировать как техническое средство, и извлекает, и использует элементы базы данных пользователей, при этом указанные действия противоречат нормальному использованию базы данных и ущемляют права ее изготовителя.

Кроме того, общество "В Контакте" указывает: пунктом 3 статьи 1335.1 ГК РФ установлено, что для нарушения исключительного права изготовителя базы данных достаточно или неоднократного извлечения части базы данных, или использования материалов, составляющих несущественную часть базы данных, если такие действия противоречат нормальному использованию базы данных и ущемляют необоснованным образом законные интересы изготовителя базы данных. Даже если общество "ДАБЛ" не использует извлекаемую часть базы данных, оно, по мнению общества "В Контакте", нарушает его исключительное право только неоднократным извлечением части базы данных, поскольку такое извлечение противоречит нормальному использованию базы данных и ущемляет необоснованным образом законные интересы ее изготовителя.

Кроме того, общество "В Контакте" ссылается на то, что общество "ДАБЛ" не имеет права ссылаться на отсутствие доказательств, устанавливающих технические принципы и алгоритмы работы программного обеспечения последнего, поскольку ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции обществом "ДАБЛ" соответствующих доказательств представлено не было. Между тем именно общество "ДАБЛ", как разработчик программного продукта, имело возможность представить соответствующие доказательства.

Доводы общества "ДАБЛ" относительно отсутствия у истца исключительного права изготовителя базы данных пользователей, как полагает общество "В Контакте", направлены на переоценку доказательств при разрешении вопроса факта, в связи с чем не могут быть приняты судом кассационной инстанции. По существу указанного довода общество "В Контакте" отмечает, что абзац первый пункта 1 статьи 1334 ГК РФ содержит презумпцию, согласно которой базой данных, охраняемой смежным правом, признается такая база данных, которая содержит в себе более десяти тысяч элементов. При этом критерий материальных и иных затрат, понесенный на создание базы данных, является способом опровержения указанной презумпции. Так, по мнению общества "В Контакте", именно общество "ДАБЛ" как лицо, пытающееся опровергнуть указанную презумпцию, должно было доказать, что общество "В Контакте" не понесло существенных затрат на ее создание. Между тем, как полагает общество "В Контакте", материалы дела не содержат каких-либо достоверных доказательств, представленных ответчиком, подтверждающих несущественность затрат общества "В Контакте". Кроме того, по мнению истца, довод ответчика о том, что исключительное право не может возникнуть на базу данных, наполняемую самими пользователями, не имеет правового значения, поскольку положения статьи 1334 ГК РФ не содержат ограничений по субъекту наполнения базы данных. Правовое значение, как указывает общество "В Контакте", имеет только те обстоятельства, что база данных пользователей имеет более десяти тысяч элементов и что существенные затраты были произведены обществом именно на ее создание, что ответчиком опровергнуто не было.

Кроме того, общество "В Контакте" выражает свое несогласие с доводами ответчика относительно злоупотребления им правом, указывая, что все его действия осуществляются в рамках закона. Доводы относительно несоблюдения претензионного порядка также, по мнению общества "В Контакте", являются безосновательными.

Документы, приложенные обществом "В Контакте" к отзыву на кассационную жалобу (в частности, выдержки из судебных актов, подтверждающие доводы отзыва), не могут быть приобщены к материалам дела и возвращаются обществу "В Контакте", поскольку сбор и оценка доказательств, установление обстоятельств по делу не входят в полномочия суда кассационной инстанции в соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Также от сторон в материалы дела поступили дополнительные письменные пояснения - 14.07.2018 и 16.07.2018 от общества "В Контакте" и 14.07.2018 от общества "ДАБЛ", по существу повторяющие правовые позиции сторон, изложенные ранее. Указанные письменные пояснения приобщены судом к материалам дела.

Документы, приложенные обществом "В Контакте" к названным письменным пояснениям не могут быть приобщены к материалам дела и возвращаются обществу "В Контакте", поскольку сбор и оценка доказательств, установление обстоятельств по делу не входят в полномочия суда кассационной инстанции в соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом по интеллектуальным правам на основании части 1.1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации были направлены запросы в целях получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения ученых, обладающих теоретическими и практическими познаниями по существу разрешаемого специализированным арбитражным судом спора.

На запросы суда от 25.05.2018 в материалы дела поступили ответы от федерального государственного бюджетного учреждения "Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации" от 27.06.2018 и от члена общественного совета при Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Войниканис Е.А. от 02.07.2018.

Судебная коллегия отмечает, что ответы на запрос Суда по интеллектуальным правам не являются доказательствами по делу, а имеют статус особого процессуального документа. Целью направления запроса является не установление обстоятельств по делу, а помощь суду в понимании обстоятельств дела исходя из доказательств, представленных сторонами.

В судебное заседание Суда по интеллектуальным правам 16.07.2018 явились представители всех лиц, участвующих в деле.

Представители общества "В Контакте" поддержали доводы поданной обществом кассационной жалобы, просили отменить обжалуемое постановление в части отказа в удовлетворении требования о взыскании компенсации в размере 1 руб. и принять в этой части новый судебный акт об удовлетворении требований в указанной части; в остальном оставить постановление суда апелляционной инстанции без изменения. В отношении кассационной жалобы ответчика пояснили, что считают изложенные в ней доводы безосновательными, в связи с чем просили в ее удовлетворении отказать. Представители общества "В Контакте" ходатайствовали о приобщении к материалам дела письменных доказательств, являющихся приложениями к отзыву на кассационную жалобу и к дополнительным письменным пояснениям от 14.07.2018. В удовлетворении названного ходатайства обществу "В Контакте" было отказано на основании части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Представители общества "ДАБЛ" выступили по доводам собственной кассационной жалобы, просили отменить обжалуемое постановление полностью и оставить в силе решение Арбитражного суда города Москвы. Пояснили, что доводы общества "ДАБЛ" относительно неправильного применения норм материального права и неполного установления всех имеющих значение для дела обстоятельств направлены на оспаривание выводов суда апелляционной инстанции, тогда как результат рассмотрения спора, отраженный в решении суда первой инстанции, общество "ДАБЛ" считает законным. Также представители общества "ДАБЛ" ходатайствовали о приобщении к материалам дела письменных доказательств, являющихся приложениями к отзыву на кассационную жалобу и к дополнительным письменным пояснениям от 14.07.2018, а также о приобщении письменной презентации, визуализирующей позицию общества. В удовлетворении названного ходатайства обществу "ДАБЛ" было отказано на основании части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Законность обжалуемого судебного акта проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, общество "В Контакте", считая себя обладателем исключительного смежного права на базу данных пользователей социальной сети, элементами (информационными единицами) которой являются карточки пользователей, пришло к выводу, что общество "ДАБЛ" в целях составления собственной базы данных осуществляет автоматизированное извлечение, копирование и систематизацию части сведений из базы данных социальной сети по всем карточкам пользователей (в частности, по следующим графам (полям) карточки пользователя: фамилия, имя, сведения о месте работы и учебы, о населенном пункте рождения и проживания, анкеты друзей пользователя, фотоизображения пользователя, сведения о частоте посещения социальной сети и типе устройства, с которого осуществляется вход в социальную сеть) и использует их в своей коммерческой деятельности. В частности, общество "В Контакте" обнаружило, что между обществом "ДАБЛ" и обществом "НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ" заключен договор, предметом которого является предоставление последнему права использования программного обеспечения ответчика, осуществляющего, по мнению общества "В Контакте", извлечение и использование существенной части базы данных пользователей социальной сети.

Принадлежность ему исключительных смежных прав на базу данных пользователей общество "В Контакте" обосновывает тем, что произвело и продолжает производить существенные материальные и организационные затраты на создание и поддержание инфраструктуры социальной сети, исключительно с помощью которой база данных пользователей существует и пополняется, при этом наполнение и составление базы данных пользователей является целью соответствующих инвестиций. Кроме того, создание базы данных пользователей социальной сети, как указывает общество "В Контакте", является для общества важной задачей, поскольку существование социальной сети без пользователей (и базы данных о них) невозможно.

Полагая, что действия общества "ДАБЛ" включают в себя извлечение и использование существенной части элементов из базы данных пользователей социальной сети, что противоречит нормальному использованию базы данных и необоснованным образом ущемляет права ее правообладателя, общество "В Контакте" обратилось к обществу "ДАБЛ" с претензией.

В ответ на претензию общество "ДАБЛ" сообщило обществу "В Контакте", что не считает свои действия нарушением исключительного смежного права последнего, что послужило основанием для обращения обществом "В Контакте" в суд с настоящим иском.

Судами установлено и сторонами по делу не оспаривалось, что общество "В Контакте" является администратором социальной сети "ВКонтакте", представляющей собой программно-аппаратный комплекс, включающий три составные части: аппаратную, программную и информационную.

Как следует из позиции истца по делу, информационная часть социальной сети сформирована из нескольких автоматизированных баз данных, каждая из которых состоит из самостоятельных элементов (материалов), систематизированных определенных способом, позволяющим найти и обработать элементы с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ). Одной из таких баз является база данных пользователей социальной сети, которая содержит в себе совокупность самостоятельных элементов (карточек пользователей) с информацией о каждом зарегистрированном в социальной сети пользователе. База данных пополняется новым самостоятельным элементом с помощью заданного алгоритма сбора данных по мере регистрации нового пользователя через сайт социальной сети.

Судами также установлено, что общество "ДАБЛ" является разработчиком и владельцем программы для ЭВМ, которая на основе собственных технологических методов и алгоритмов поиска, хранения и анализа данных из социальных сетей, включая социальную сеть "ВКонтакте", собирает и в автоматизированном режиме обрабатывает данные о пользователях социальной сети для оценки кредитоспособности потенциальных и существующих заемщиков, являющихся пользователями таких социальных сетей. Являясь правообладателем названной программы, общество "ДАБЛ" предлагает третьим лицам собственные программные продукты, позволяющие осуществлять работу с данными социальной сети для указанных целей.

Суд первой инстанции проанализировал возникшие между сторонами спора правоотношения в контексте статей 1229, 150, 1252, 1260, 1333, 1334 ГК РФ, а также официальных разъяснений, содержащихся в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" (далее - постановление N 15).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции констатировал, что обществом "В Контакте" не доказан факт создания базы данных, соответствующей признакам, установленным статьей 1260 ГК РФ, а также факт возникновения исключительного права на базу данных по смыслу статьи 1334 ГК РФ. В частности, суд первой инстанции посчитал недоказанным то обстоятельство, что обществом "В Контакте" были произведены существенные финансовые, материальные, организационные и иные затраты на создание (включая обработку или представление соответствующих материалов) базы данных, направленные именно на создание такой базы данных. Обосновывая указанный вывод, суд первой инстанции сослался на правила пользования сайтом "ВКонтакте", из содержания которых следует, что общество "В Контакте", как администратор социальной сети, не осуществляет "наполнение" базы данных, а вся информация, входящая в базу данных, публикуется третьими лицами (пользователями социальной сети).

Кроме того, суд первой инстанции установил, что общество "В Контакте" не представило доказательств, подтверждающих извлечение обществом "ДАБЛ" каких-либо материалов из базы данных пользователей социальной сети. Действия общества "ДАБЛ" были квалифицированы судом первой инстанции в качестве поиска и обработки общедоступной информации в сети Интернет, обладателями прав на которую являются пользователи социальной сети, а не общество "В Контакте". Кроме того, суд первой инстанции указал, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих перенос всего содержания базы данных или существенной части составляющих ее материалов на другой информационный носитель с использованием любых технических средств и в любой форме.

Также судом первой инстанции сделан вывод о том, что поскольку общество "ДАБЛ" не является администратором базы данных и специальные логин и пароль для входа в базу данных ему не предоставлялись, у названного общества отсутствует техническая возможность входа в базу данных, а также извлечения из нее каких-либо материалов.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, указал, что вывод суда об отсутствии базы данных пользователей как таковой противоречит имеющимся в материалах дела доказательствам, в частности, заключению от 23.05.2017.

Учитывая, что обществом "ДАБЛ" данное доказательство не опровергнуто с применением специальных знаний, суд апелляционной инстанции указал, что судом первой инстанции данное доказательство не было принято во внимание необоснованно.

Между тем, как установил суд апелляционной инстанции, из указанного заключения следует, что социальная сеть "ВКонтакте" включает в себя спорную базу данных пользователей, в которой, помимо прочего, содержится информация о ее изготовителе - обществе "В Контакте".

Из заключения следует, что база данных пользователей выражена в объективной форме совокупностью файлов, формат которых определяется системой управления базами данных, а также содержит совокупность самостоятельных элементов, представленных в виде отдельных карточек пользователей. Все элементы базы данных пользователей (карточки пользователей) систематизированы таким образом, что позволяют осуществить их поиск и обработку с помощью программы для ЭВМ, имеется возможность осуществлять аналитическую обработку сведений.

Установив, что заключением от 23.05.2017 опровергается вывод суда первой инстанции об отсутствии базы данных как таковой, суд апелляционной инстанции пришел к противоположному выводу о существовании базы данных пользователей социальной сети общества "В Контакте", обладающей всеми признаками базы данных по смыслу пункта 2 статьи 1260 ГК РФ.

Также суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции относительно отсутствия существенных затрат на создание спорной базы данных. Учитывая, что для формирования социальной сети (обеспечивающей существование и наполнение базы данных пользователей) обществом "В Контакте" были понесены существенные финансовые, организационные и иные затраты, включая затраты на создание и поддержание ее инфраструктуры (технологическое оборудование, обеспечивающее функционирование серверов), закупку необходимого оборудования и серверов, а также затраты на человеческие ресурсы, а кроме того, количество элементов базы данных пользователей во много раз превосходит десять тысяч единиц, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что обществом "В Контакте" было доказано наличие у него исключительного смежного права на базу данных пользователей.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что материалами дела опровергается вывод суда первой инстанции относительно того, что обществом "ДАБЛ" не осуществляется извлечение и использование материалов из базы данных. В подтверждение данного вывода суд апелляционной инстанции сослался на интервью генерального директора общества "ДАБЛ", письмо общества "ДАБЛ" от 13.12.2016 N 11, письмо общества "НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ" от 13.12.2016 N 27721, постановление ОМВД по Хорошевскому району города Москвы от 30.12.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела. Суд апелляционной инстанции на основании указанных доказательств пришел к выводу, что обществом "В Контакте" доказано как извлечение, так и использование ответчиком существенной части элементов из охраняемых смежным правом базы данных.

Также суд апелляционной инстанции указал, что извлечение и использование даже несущественной части базы данных в данном случае признается нарушением исключительного права в силу пункта 3 статьи 1335.1 ГК РФ, поскольку действия общества "ДАБЛ" противоречат нормальному использованию базы данных и ущемляют необоснованным образом законные интересы изготовителя базы данных. Данный вывод суд апелляционной инстанции сделал на основании того, что у общества "В Контакте" имеются обязательства перед всеми пользователями социальной сети по обеспечению защиты персональных данных пользователей от неправомерного или случайного доступа к ним, копирования, распространения, воспроизведения, сбора, систематизации, хранения, передачи информации из социальной сети в коммерческих целях и/или в целях извлечения базы данных социальной сети в коммерческих или некоммерческих целях, или ее использования полностью или в любой части любым способом без согласия пользователя.

Установив факт принадлежности обществу "В Контакте" исключительного смежного права на базу данных и факт нарушения обществом "ДАБЛ" указанного права, суд апелляционной инстанции частично удовлетворил заявленные требования, обязав общество "ДАБЛ" прекратить нарушение исключительных прав, прекратить извлечение информационных материалов из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте", прекратить неоднократное использование информационных материалов из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте" на основании статей 1229, 1252, 1333, 1334, 1335.1 ГК РФ.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции посчитал, что требование общества "В Контакте" об уничтожении со всех информационных носителей элементов, ранее извлеченных из базы данных пользователей социальной сети "ВКонтакте", не подлежит удовлетворению как неисполнимое. Также суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права в размере 1 руб., однако мотивов такого отказа в мотивировочной части постановления не привел.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства Судом по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае и таких нарушений не выявлено.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, отзывах и письменных пояснениях сторон, выслушав мнение явившихся в судебное заседание представителей, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, полагает, что кассационные жалобы подлежат удовлетворению ввиду следующего.

В силу пункта 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности (правообладатель), вправе использовать такой результат по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную названным Кодексом, другими законами.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия, а также о требования о возмещении убытков к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб.

Пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ установлено, что в случаях, предусмотренных указанным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Согласно пункту 2 статьи 1260 ГК РФ базой данных является представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ).

В силу подпункта 4 пункта 1 статьи 1304 ГК РФ к объектам смежных прав относятся базы данных в части их охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их содержание материалов.

На основании статьи 1333 ГК РФ изготовителем базы данных признается лицо, организовавшее создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов. При отсутствии доказательств иного изготовителем базы данных признается гражданин или юридическое лицо, имя или наименование которых указано обычным образом на экземпляре базы данных и (или) его упаковке. Изготовителю базы данных принадлежат: исключительное право изготовителя базы данных; право на указание на экземплярах базы данных и (или) их упаковках своего имени или наименования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1334 ГК РФ изготовителю базы данных, создание которой (включая обработку или представление соответствующих материалов) требует существенных финансовых, материальных, организационных или иных затрат, принадлежит исключительное право извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование в любой форме и любым способом (исключительное право изготовителя базы данных). Изготовитель базы данных может распоряжаться указанным исключительным правом. При отсутствии доказательств иного базой данных, создание которой требует существенных затрат, признается база данных, содержащая не менее десяти тысяч самостоятельных информационных элементов (материалов), составляющих содержание базы данных (абзац первый пункта 1 статьи 1334).

Никто не вправе извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование без разрешения правообладателя, кроме случаев, предусмотренных ГК РФ. При этом под извлечением материалов понимается перенос всего содержания базы данных или существенной части составляющих ее материалов на другой информационный носитель с использованием любых технических средств и в любой форме.

В соответствии с пунктом 14 постановления N 15 при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного Закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. Истец должен подтвердить (1) факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также (2) факт использования данных прав ответчиком.

Как усматривается из обжалуемого судебного акта, суд апелляционной инстанции верно определил круг обстоятельств, подлежащих доказыванию при рассмотрении иска о защите исключительного права, в том числе о применении ответственности за его нарушение, в который включается: факт наличия объекта смежного права (базы данных), факт принадлежности обществу "В Контакте" исключительного права на указанный объект смежного права, а также факт нарушения данного права обществом "ДАБЛ".

Как верно указал суд апелляционной инстанции, для установления исключительного права изготовителя базы данных необходимо установление наличия предполагаемого объекта смежного права - базы данных, отвечающих признакам пункта 2 статьи 1260 и пункта 1 статьи 1334 ГК РФ.

На основании имеющейся в материалах дела совокупности доказательств судом апелляционной инстанции установлено, что база данных пользователей социальной сети "ВКонтакте" является базой данных по смыслу пункта 2 статьи 1260 ГК РФ, поскольку представлена в объективной форме, содержит совокупность самостоятельных материалов о пользователях социальной сети, систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ.

Выводы суда в указанной части являются результатом установления фактических обстоятельств, что отнесено к компетенции судов первой и апелляционной инстанции.

Поскольку на основании имеющихся в материалах дела доказательствах установлено, что база данных как таковая существует, с учетом заявленных исковых требований необходимо исследование вопроса о возможности ее классификации в качестве объекта смежного права, на который возникает соответствующее исключительное право.

При анализе указанного вопроса надлежит руководствоваться положениями статей 1333 и 1334 ГК РФ, из которых следует, что изготовителем базы данных является лицо, организовавшее создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов. При этом указанные нормы не ставят обязательным условием самостоятельное наполнение базы данных ее изготовителем: создание третьим лицам соответствующих условий для наполнения базы данных с осуществлением последующей обработки и расположения получаемых от этих лиц материалов также квалифицируется действующим законом в качестве действий, образующих правовой статус изготовителя базы данных.

Судебная коллегия также соглашается с доводами общества "В Контакте" относительно того, что пункт 1 статьи 1334 ГК РФ содержит опровержимую презумпцию существенности финансовых, материальных, организационных или иных затрат, произведенных в целях создания базы данных, если такая база содержит не менее десяти тысяч самостоятельных информационных элементов (материалов), составляющих содержание базы данных.

Соответственно, в случае, если изготовителем базы будет доказано наличие в базе данных более десяти тысяч самостоятельных элементов, доказывание несущественности затрат на создание такой базы данных, а также на организацию работы по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов, должно быть возложено на ответчика как на сторону спора, опровергающую установленную законом презумпцию.

Судом апелляционной инстанции установлено, что в социальной сети "ВКонтакте" на 13.01.2017 было зафиксировано 406 901 079 (четыреста шесть миллионов девятьсот одна тысяча семьдесят девять) зарегистрированных профилей пользователей, с 2008 года база данных пользователей социальной сети была пополнена значительным количеством элементов (исходя из расчета количества обязательных элементов), увеличившись на 2 007 818 185 элементов. Ответчиком иные данные, из которых бы следовало, что в базе данных пользователей социальной сети "ВКонтакте" менее десяти тысяч самостоятельных элементов, либо что создание указанной базы данных и работ по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов организовало не общество "В Контакте", а иное лицо, в материалы дела не представлены.

Доводы общества "ДАБЛ", направленные на опровержение нарушения им исключительного права на объект смежных прав по смыслу пункта 1 статьи 1334 ГК РФ, основаны на том, что затраты общества "В Контакте" произведены и продолжают производиться не на создание базы данных, а на создание сайта в сети Интернет (социальная сеть "ВКонтакте"). В связи с тем, что субъективное намерение общества "В Контакте" выражалось в создании социальной сети, возникшая при ее создании база данных пользователей, по мнению общества "ДАБЛ", является "побочным продуктом" деятельности общества "В Контакте" и не может быть признана базой данных как объектом смежного права.

Между тем в российском законодательстве, а именно - в норме статьи 1334 ГК РФ, указано, что изготовителю базы данных, создание которой (включая обработку или представление соответствующих материалов) требует существенных финансовых, материальных, организационных или иных затрат, принадлежит исключительное право извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование в любой форме и любым способом (исключительное право изготовителя базы данных). При отсутствии доказательств иного базой данных, создание которой требует существенных затрат, признается база данных, содержащая не менее десяти тысяч самостоятельных информационных элементов (материалов), составляющих содержание базы данных (абзац второй пункта 2 статьи 1260 ГК РФ).

Таким образом, согласно указанной норме необходимо исследовать не субъективное намерение лица на инвестирование непосредственно в базу данных, а объективную необходимость существенных затрат на ее создание. Также необходимо установление существенности затрат на создание базы данных, а не самих данных. При этом оценка существенности таких затрат является объектом исследования судов, рассматривающих дело по существу.

В данном случае, как следует из судебных актов и материалов дела, обществом "ДАБЛ" не опровергнуто, что создание базы данных пользователей социальной сети (в том числе, обработка и предоставление соответствующих материалов для возможности ее существования) объективно требует существенных затрат, поскольку такая база, объем элементов которой определен судом апелляционной инстанции как существенно превышающий десять тысяч самостоятельных элементов, служит основным информационным ресурсом и ключевым инструментом функционирования социальной сети - сайта, созданного и поддерживаемого обществом "В Контакте".

На основании изложенного Суд по интеллектуальным правам соглашается с выводами суда апелляционной инстанции о том, что из материалов дела усматривается как наличие объекта смежного права (базы данных пользователей социальной сети), так и наличие исключительного права общества "В Контакте" на указанный объект.

Таким образом, существование базы данных как объекта смежного права судом апелляционной инстанции установлено, а доводы об обратном заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судом первой инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом апелляционной инстанции установлено, что лицом, организовавшем создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов, является общество "В Контакте".

При доказанности существования базы данных в целом и как объекта смежного права в частности, а также при доказанности наличия у истца исключительного права на нее подлежит установлению факт нарушения этого исключительного права ответчиком.

При рассмотрении этого вопроса судом апелляционной инстанции не учтено следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу; устанавливает права и обязанности лиц, участвующих в деле; решает, подлежит ли иск удовлетворению.

Частью 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в мотивировочной части решения должны быть указаны в том числе доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

В соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 1334 ГК РФ в состав нарушения исключительного права изготовителя базы данных входит извлечение из базы данных материалы и осуществление их последующего использования без разрешения правообладателя, кроме случаев, предусмотренных указанным Кодексом.

При этом под извлечением материалов понимается перенос всего содержания базы данных или существенной части составляющих ее материалов на другой информационный носитель с использованием любых технических средств и в любой форме.

Пунктом 3 статьи 1335.1 ГК РФ установлено, что не допускается неоднократное извлечение или использование материалов, составляющих несущественную часть базы данных, если такие действия противоречат нормальному использованию базы данных и ущемляют необоснованным образом законные интересы изготовителя базы данных.

Таким образом, в первом случае нарушением является совокупность следующих действий: извлечение (перенос всего содержания базы данных или существенной части составляющих ее материалов на другой информационный носитель с использованием любых технических средств и в любой форме) и последующее использование всего содержания базы данных или существенной части составляющих ее материалов, совершенные без разрешения правообладателя (пункт 1 статьи 1334 ГК РФ).

Во втором случае нарушением является неоднократное совершение одного из действий (извлечение или использование) в отношении несущественной части базы данных, если это противоречит нормальному использованию базы данных и необоснованным образом ущемляет законные интересы изготовителя базы данных (пункт 3 статьи 1335.1 ГК РФ).

Как усматривается из обжалуемого судебного акта, действия общества "ДАБЛ" квалифицированы судом апелляционной инстанции в качестве нарушения исключительного права изготовителя базы данных как по пункту 1 статьи 1334 ГК РФ, так и по пункту 3 статьи 1335.1 ГК РФ, в связи с чем обжалуемый судебный акт содержит в себе внутреннее противоречие.

При этом из обжалуемого судебного акта не усматривается, что судом апелляционной инстанции (так же, как и судом первой инстанции) установлено существо функционирования программного продукта, разработанного обществом "ДАБЛ", а следовательно, выводы по вопросу о том, имело ли место извлечение и (или) использование ответчиком материалов из базы данных, а также носило ли оно существенный характер, не могут быть признаны основанными на исследовании и оценке всей совокупности имеющих значение для дела обстоятельств.

В основу вывода суда апелляционной инстанции о нарушении обществом "ДАБЛ" исключительного права изготовителя базы данных были положены следующие доказательства: интервью генерального директора общества "ДАБЛ", письмо общества "ДАБЛ" от 13.12.2016 N 11, письмо общества "НАЦИОНАЛЬНОЕ БЮРО КРЕДИТНЫХ ИСТОРИЙ" от 13.12.2016 N 27721, постановление ОМВД по Хорошевскому району города Москвы от 30.12.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела, переписки, нотариальные осмотры сайта.

Однако выводов относительно того, какие конкретно действия осуществлялись ответчиком либо с использованием программного продукта ответчика, и какие из них квалифицированы как свидетельствующие о существенном извлечении и (или) использовании, в судебных актах не имеется.

Из решения суда первой инстанции не усматривается, что указанные вопросы были вынесены судом на обсуждение и являлись предметом судебной оценки.

Между тем исходя из положений части 1 статьи 133, части 1 статьи 135 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если какое-либо обстоятельство, по мнению суда, подлежит исследованию при рассмотрении конкретного спора, соответствующий вопрос должен быть вынесен на обсуждение лиц, участвующих в деле. В ином случае, и если это обстоятельство впоследствии положено в основу судебного акта, могут быть нарушены принципы равноправия и состязательности участников арбитражного процесса (статьи 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Учитывая, что при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций общество "ДАБЛ" оспаривало и факт извлечения материалов из базы данных, и факт их последующего использования как ответчиком, так и посредством его программного продукта, а также существенный характер возможного извлечения, суть работы указанной программы (ее технического взаимодействия с базой данных пользователей социальной сети) и действий ответчика являются предметом спора, а значит подлежат установлению судом.

Заявленные при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций, а также поддержанные в кассационной жалобе доводы общества "ДАБЛ" о том, что технические характеристики программного продукта общества "ДАБЛ" не позволяют ответчику извлекать и использовать какие-либо материалы из базы данных, подлежали судебной оценке.

Однако мотивы отклонения указанного довода общества "ДАБЛ" в постановлении суда апелляционной инстанции не приведены (часть 7 статьи 71, часть 2 статьи 169, пункт 2 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При возникновении у судов сомнений в технических принципах работы программы общества "ДАБЛ" при квалификации действий указанного общества в качестве нарушения исключительного права изготовителя базы данных суды, рассматривающие дело по существу, могли предложить к обсуждению сторон, в том числе, вопрос о назначении экспертизы.

Из обжалуемого постановления и материалов дела также не усматривается, на основании каких доказательств при квалификации действий общества "ДАБЛ" в качестве нарушения исключительного права применительно к пункту 3 статьи 1335.1 ГК РФ судом сделан вывод о противоречии предполагаемого извлечения и (или) использования несущественной части материалов базы данных нормальному использованию такой базы данных и необоснованному ущемлению законных интересов изготовителя базы данных.

Довод общества "В Контакте" о том, что общество "ДАБЛ" утратило процессуальное право ссылаться на отсутствие доказательств о технических алгоритмах работы программного продукта, позволяющих установить принципиальную возможность ответчика извлекать и (или) использовать материалы из базы данных, поскольку ни в суде первой, ни в суде апелляционной инстанции общество "ДАБЛ" не заявляло о проведении каких-либо исследований собственной программы, рассмотрен судом кассационной инстанции.

Судебная коллегия отмечает, что поскольку установление оснований для применения мер защиты исключительного права относится к компетенции суда, суду следовало предложить сторонам представить надлежащие доказательства либо самостоятельно на основании имеющихся материалов дела установить, какие действия алгоритма работы программного обеспечения, принадлежащего обществу "ДАБЛ", свидетельствуют о нарушении ответчиком исключительного права истца, и отразить соответствующие выводы в судебном акте. Однако совершение судом соответствующих действий из материалов дела не усматривается.

Кроме того, суду, рассматривающему дело по существу, необходимо также дать оценку доводам общества "ДАБЛ" относительно того, что само общество не извлекает и не использует материалы из базы данных, поскольку взаимодействие с сайтами в сети Интернет (в том числе, с социальной сетью "ВКонтакте") осуществляется пользователями программного обеспечения, разработчиком которого является общество.

При этом в случае, если будет установлено, что материалы из базы данных действительно извлекаются и используются, но не обществом "ДАБЛ", а посредством программного обеспечения общества "ДАБЛ", требования общества "В Контакте" подлежат рассмотрению с учетом того, что в силу статьи 1252 ГК РФ требование о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, может быть заявлено не только к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, но и к иным лицам, которые могут пресечь такие действия.

Судебная коллегия соглашается с доводами общества "В Контакте", изложенными в его кассационной жалобе, относительно отсутствия в обжалуемом судебном акте мотивов, по которым суд отказал в удовлетворении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права в размере 1 руб.

В случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения (пункт 1 статьи 1311 ГК РФ).

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Пунктом 1 статьи 1311 ГК РФ установлены следующие пределы компенсации за нарушение исключительного права на объект смежных прав в случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав: 1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров фонограммы; 3) в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта тем способом, который использовал нарушитель.

Как отмечено в пункте 43.3 постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования.

В пункте 43.2 того же постановления указано, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения.

Таким образом, сам по себе факт определения истцом размера компенсации ниже предусмотренных законом пределов не препятствует удовлетворению судом требования о взыскании суммы компенсации при доказанности факта нарушения.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании компенсации, определенном обществом "В Контакте" в размере 1 руб., суд апелляционной инстанции в мотивировочной части постановления, между тем, не привел какие-либо мотивы такого отказа.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что в нарушение норм материального и процессуального права в постановлении суда апелляционной инстанции приведены выводы, сделанные при неполном исследовании фактических обстоятельств дела, а также не приведены результаты оценки имеющих значение для дела доводов общества "В Контакте" и общества "ДАБЛ", изложенных ими в процессуальных документах и относящихся к существу спора. В решении суда первой инстанции значимые для дела обстоятельства также не установлены.

Относительно довода общества "ДАБЛ" о злоупотреблении обществом "В Контакте" правом при использовании базы данных пользователей социальной сети судебная коллегия отмечает, что указанный довод ранее не заявлялся и не был предметом судебной оценки. При этом учитывая, что судебной коллегией в данном случае установлены основания для отмены судебных актов с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, общество "ДАБЛ" не лишено права заявить указанный довод при новом рассмотрении дела по существу.

На основании части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может быть рассмотрен и довод общества "ДАБЛ" относительно того, что обществом "В Контакте" не был соблюден обязательный досудебный порядок урегулирования спора. Как усматривается из обжалуемого постановления и материалов дела, данный довод обществом "ДАБЛ" ранее не заявлялся.

Согласно пункту 23 информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 99 "Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" и исходя из содержания статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции при рассмотрении кассационной жалобы на постановление суда апелляционной инстанции вправе отменить или изменить как постановление суда апелляционной инстанции, так и судебный акт арбитражного суда первой инстанции.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что отмене на основании пункта 3 части 1 статьи 287, пункта 4 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит как обжалуемое постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, так и решение Арбитражного суда города Москвы.

При названных обстоятельствах, учитывая, что для правильного разрешения спора требуется оценка доказательств и установление фактических обстоятельств, что не относится к полномочиям суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует устранить допущенные нарушения норм материального и процессуального права и по результатам оценки доводов сторон и исследования всех имеющихся в материалах дела доказательств принять законный и обоснованный судебный акт.

По результатам нового рассмотрения дела суду также надлежит распределить судебные расходы по уплате государственной пошлины, поскольку в силу абзаца второго части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается судом, вновь рассматривающим дело.

Вопрос о распределении расходов по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы судом кассационной инстанции не рассматривается. В силу абзаца второго части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 12.10.2017 по делу N А40-18827/2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2018 по тому же делу отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Д.И. Мындря
Судья Д.А. Булгаков
Судья С.М. Уколов

Обзор документа


Администратор социальной сети "ВКонтакте" предъявил иск в защиту исключительного смежного права на базу данных пользователей.

Суд по интеллектуальным правам поддержал вывод о том, что наличие самой базы данных, а также исключительного смежного права на нее доказано. При этом для возникновения исключительного права изготовителя базы данных не требуется, чтобы он наполнял ее самостоятельно. Правовой статус изготовителя базы данных получает и тот, кто создал третьим лицам соответствующие условия для ее наполнения и осуществил последующую обработку и расположение получаемых от них материалов.

Истец просил взыскать компенсацию в размере 1 руб., что ниже установленного законом минимума. Между тем это само по себе не препятствует ее взысканию, если доказан факт нарушения.

В итоге дело направлено на новое рассмотрение, поскольку отказ во взыскании компенсации не мотивирован, не исследован должным образом вопрос о наличии нарушения со стороны ответчика.