Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 11 июля 2018 г. по делу N СИП-176/2018 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака, поскольку для вывода о введении потребителя в заблуждение требуется наличие доказательств не только введения иным производителем в гражданский оборот товаров или услуг со сходным обозначением, но и возникновения и сохранения у потребителей стойкой ассоциативной связи между товаром, маркированным соответствующим обозначением, и его производителем

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 11 июля 2018 г. по делу N СИП-176/2018 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака, поскольку для вывода о введении потребителя в заблуждение требуется наличие доказательств не только введения иным производителем в гражданский оборот товаров или услуг со сходным обозначением, но и возникновения и сохранения у потребителей стойкой ассоциативной связи между товаром, маркированным соответствующим обозначением, и его производителем

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 4 июля 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 11 июля 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Кручининой Н.А.,

судей Васильевой Т.В., Погадаева Н.Н.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Макаренко М.В.,

рассмотрел в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Аякс-Пресс" (ул. Мастеркова, д. 4, эт. 2, пом. I, комн. 102, Москва, 115280, ОГРН 1037739302523) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 22.12.2017, принятого по результатам рассмотрения возражения, поступившего 29.09.2017, на решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2016700330.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Общероссийская общественная организация "Всероссийская федерация парусного спорта" (Лужнецкая наб., д. 8, Москва, 119992, ОГРН 1027700534696).

В судебном заседании приняли участие представители:

от заявителя - Горохова Т.А. (по доверенности от 16.04.2018), Левина И.А. (по доверенности от 16.04.2018);

от заинтересованного лица - Козач А.С. (по доверенности от 15.05.2018 N 01/32-402/41);

от третьего лица - Зарецкая А.С. (по доверенности от 14.05.2018).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Аякс-Пресс" (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 22.12.2017, принятого по результатам рассмотрения возражения, поступившего 29.09.2017, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2016700330.

В порядке статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Общероссийская общественная организация "Всероссийская федерация парусного спорта" (далее - ВФПС).

В судебном заседании представитель заявителя поддержал заявленные требования.

Представители заинтересованного лица и третьего лица поддержали правовые позиции, изложенные в ранее представленных отзыве и дополнительных пояснениях по делу, против удовлетворения заявления возражали.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, общество обратилось в Роспатент с заявлением о регистрации комбинированного обозначения со словесными элементами "ЯХТСМЕН ГОДА" и "НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕМИЯ" в качестве знака обслуживания в отношении услуг 41-го: "воспитание; обеспечение учебного процесса; развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий; информация по вопросам развлечений; макетирование публикаций, за исключением рекламных; обучение практическим навыкам [демонстрация]; организация балов; организация выставок с культурно-просветительной целью; организация досуга; организация и проведение конгрессов; организация и проведение конференций; организация и проведение концертов; организация и проведение мастер-классов [обучение]; организация и проведение семинаров; организация и проведение симпозиумов; организация конкурсов [учебных или развлекательных]; организация спортивных состязаний; переподготовка профессиональная; предоставление спортивного оборудования; представления театрализованные; проведение фитнес-классов; публикации с помощью настольных электронных издательских систем; публикация интерактивная книг и периодики; публикация текстовых материалов, за исключением рекламных; развлечение гостей; развлечения; составление программ встреч [развлечение]; услуги образовательно-воспитательные; шоу-программы" класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Заявке на регистрацию названного обозначения присвоен N 2016700330, дата приоритета: 13.01.2016.

Роспатентом вынесено решение об отказе в государственной регистрации товарного знака (знака обслуживания) от 29.05.2017 по основаниям несоответствия заявленного обозначения требованиям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Решение Роспатента мотивировано тем, что заявленное на регистрацию обозначение воспроизводит название национальной премии "ЯХТСМЕН ГОДА", организаторами которого являются ВФПС и журнал "Yacht Russia", принадлежащий заявителю.

Отказывая в регистрации обозначения по заявке N 2016700330 в качестве знака обслуживания, Роспатент исходил из того, что его регистрация на имя одного организатора без согласия другого способна ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги.

Не согласившись с выводами Роспатента, изложенными в решении от 29.05.2017, общество подало возражение от 29.09.2017, в котором указало, что является фактическим организатором национальной премии "ЯХТСМЕН ГОДА", а третье лицо оказывало лишь информационную поддержку.

Кроме того, в названном возражении заявитель указал, что ВФПС не реализовало свое право на подачу заявки на регистрацию спорного обозначения в качестве собственного товарного знака, следовательно, требование Роспатента о необходимости получения согласия ВФПС, не являющегося правообладателем средства индивидуализации, на регистрацию обозначения по заявке N 2016700330 нарушает права общества.

По результатам рассмотрения возражения общества Роспатентом было принято решение от 22.12.2017, которым отказано в его удовлетворении.

Отказывая в удовлетворении возражения, Роспатент указал, что ВФПС, осуществляющая деятельность, направленную на развитие парусного спорта, имеет широкую известность в области парусного спорта на всей территории Российской Федерации.

Как указано в оспариваемом решении, в сознании потребителя сформировалась устойчивая связь о том, что национальная премия "ЯХТСМЕН ГОДА" с 2009 года ежегодно проводится под эгидой ВФПС, а регистрация обозначения по заявке N 2016700330 в качестве знака обслуживания на имя заявителя способна вызвать в сознании потребителя ошибочное представление о том, что лицо, оказывающее услуги, имеет непосредственное отношение к ВФПС.

Общество, полагая, что решение Роспатента от 22.12.2017 нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

По мнению заявителя, оснований для отказа в регистрации обозначения по заявке N 2016700330 в качестве знака обслуживания не имеется, поскольку общество является организатором национальной премии "ЯХТСМЕН ГОДА", а ВФПС фактически не оказывало услуги, относящиеся к 41-му классу МКТУ, оказывая лишь информационную поддержку премии; ни третье лицо, ни какие-либо иные лица не обращались в установленном порядке за получением правовой охраны заявленному обозначению по заявке N 2016700330; ВФПС не обращалось в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны обозначению по заявке N 2016700330; требование о получении согласия третьего лица на регистрацию обозначения по заявке N 2016700330 в качестве знака обслуживания противоречит действующему законодательству, с учетом того, что ВФПС не является правообладателем тождественных или сходных до степени смешения с заявленным обозначением товарных знаков либо иного средства индивидуализации.

При этом общество указало об отсутствии в материалах административного дела достаточных доказательств, подтверждающих возникновение у потребителей ассоциаций заявленного обозначения с ВФПС.

В поданном в Суд по интеллектуальным правам заявлении общество просит признать недействительным решение Роспатента от 22.12.2017 и обязать административный орган принять решение о предоставлении правовой охраны обозначению по заявке N 2016700330, а также взыскать расходы по уплате государственной пошлины.

Изучив материалы дела, выслушав мнения представителей лиц, участвующих в деле, и оценив все доказательства в совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявления общества ввиду следующего.

В соответствии со статьями 1248 и 1500 ГК РФ решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, принятые по результатам рассмотрения возражений на решения об отказе в государственной регистрации товарного знака, могут быть оспорены в суде.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Срок на обращение в суд с заявлением о признании недействительным оспариваемого решения Роспатента заявителем не пропущен, что не оспаривается заинтересованным лицом.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ), пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Исходя из полномочий Роспатента, закрепленных в Положении о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218 "О Федеральной службе по интеллектуальной собственности", рассмотрение возражения общества в отношении отказа в регистрации обозначения по заявке N 2016700330 в качестве знака обслуживания и принятие решения по результатам рассмотрения такого возражения, находится в компетенции Роспатента.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в пределах своих полномочий, что не оспаривается обществом в заявлении, поданном в суд.

Согласно пункту 2 статьи 1248 ГК РФ в случаях, предусмотренных названным Кодексом, защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке (пункт 2 статьи 11) соответственно федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Решения этого органа вступают в силу со дня принятия. Они могут быть оспорены в суде в установленном законом порядке.

В пункте 2.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 5/29) разъяснено, что при оспаривании решений Роспатента суды должны учитывать, что заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом.

С учетом даты подачи заявки на регистрацию обозначения (13.01.2016) нормативными правовыми актами, подлежащими применению при оценке его охраноспособности, являются часть четвертая ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент принятия решения об отказе в государственной регистрации товарного знака), Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 18.08.2015 за N 38572, введенные в действие 31.08.2015 (далее - Правила N 482).

Кроме того, судом при оценке охраноспособности заявленного обозначения учитываются положения, изложенные в Рекомендациях по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных Приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее - Рекомендации N 39).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1482 ГК РФ в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации.

Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

В силу пункта 37 Правил N 482 при рассмотрении вопроса о ложности или способности обозначения ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя учитывается, что к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

В случае если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из элементов обозначения, то обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение.

При установлении способности обозначения ввести потребителя в заблуждение учитываются в том числе сведения о товарных знаках или иных средствах индивидуализации, предоставление правовой охраны которым признано недействительным на том основании, что действия правообладателя, связанные с их регистрацией и использованием, были признаны в установленном законодательством Российской Федерации порядке актом недобросовестной конкуренции или злоупотреблением правом на основании решения федерального антимонопольного органа и его территориальных органов или решения суда.

В пункте 2.2 Рекомендаций N 39, отмечено, что заявленное обозначение может содержать описательные элементы, прямо указывающие на вид товара, его характеристики, сведения об изготовителе и т.д., и элементы, порождающие у потребителя представление об этих сведениях через ассоциации.

Такие указания могут соответствовать действительности, т.е. являться достоверными, а могут ей не соответствовать, т.е. являться ложными или способными ввести в заблуждение.

Элементы обозначений, прямо указывающие на вид товара и/или его характеристики и/или содержащие сведения об изготовителе, не соответствующие действительности, называют ложными. Ложность элементов является очевидной. Она не требует обоснования.

Элементы обозначений, указывающие на вид товара и/или его характеристики и/или содержащие сведения об изготовителе и т.д. через ассоциации, которые они вызывают у потребителя, относят к способным ввести в заблуждение. Способность элементов ввести в заблуждение не вполне очевидна. Она имеет вероятностный характер.

Вопрос о том, является ли обозначение ложным (способным ввести в заблуждение), рассматривается в отношении тех товаров, для которых испрашивается регистрация обозначения. Одно и то же обозначение может в отношении одних товаров быть признано описательным, в отношении других - ложным, в отношении третьих - фантазийным.

Согласно пункту 3 Рекомендаций N 39 для того, чтобы определить, является ли заявленное обозначение ложным (способным ввести в заблуждение), целесообразно проанализировать смысловое значение каждого элемента, входящего в состав заявленного обозначения. Это позволит определить те элементы, которые могут быть отнесены к описательным, к географическим названиям, и те, которые могут вызвать ассоциативное представление у потребителя о виде товара, его характеристиках, сведениях об изготовителе. При проведении такого анализа обычно используются содержащиеся в заявке сведения о заявителе, заявленном обозначении, перечень товаров и информация, содержащаяся в толковых, энциклопедических, специальных словарях и иной литературе, позволяющая установить содержание неизвестных эксперту понятий.

В отношении каждого элемента заявленного обозначения целесообразно ответить на вопрос:

- описывает ли элемент товары ложно;

- может ли элемент вызвать у потребителя ассоциативное представление о товаре, которое способно ввести потребителя в заблуждение.

Если элемент признан ложным или способным ввести в заблуждение, целесообразно оценить:

- являются ли ложные указания правдоподобными;

- являются ли ассоциативные представления правдоподобными;

- поверит ли ложным указаниям и ассоциативным представлениям потребитель.

Однако как следует из буквального содержания оспариваемого ненормативного акта квалификация комбинированному обозначению, исходя из вышеизложенных положений, Роспатентом дана не была.

Так Роспатентом при рассмотрении возражения общества было установлено, что на регистрацию в качестве знака обслуживания заявлено комбинированное обозначение , которое не содержит элементов, несущих информацию о лице, оказывающем услуги.

Вместе с тем, введение потребителя в заблуждение, по мнению Роспатента, может возникнуть в результате ассоциации им услуг, сопровождаемых в гражданском обороте спорным обозначением, как оказываемых иным лицом, основанной на предшествующем опыте, а именно ВФПС.

Данный вывод мотивирован Роспатентом тем, что комбинированное обозначение , полностью воспроизводит обозначение, которое длительный период времени, в течение 7 лет, предшествующих дате подачи заявки N 2016700330, использовалось в качестве средства индивидуализации национальной премии "ЯХТСМЕН ГОДА".

Правовая охрана заявленного обозначения испрашивается на имя общества в отношении услуг 41-го класса МКТУ, указанных в перечне заявки, которые относятся к культурно-развлекательной сфере, в частности, предоставления правовой охраны, в отношении услуг по организации конкурсов.

Роспатентом установлено, что национальная премия с 2009 года проводится ВФПС совместно с журналом "Yacht Russia", учредителем которого является общество, то есть заявитель по рассматриваемой заявке.

Давая оценку испрашиваемому комбинированному обозначению на предмет возможности введения в заблуждение потребителей относительно лица, оказывающего услуги с его использованием, Роспатент указал на то, что ВФПС представляет собой общероссийскую общественную организацию, созданную в целях развития парусного спорта и парусного яхтинга на территории Российской Федерации. Указанная организация является составной частью физкультурного движения и способствует реализации принципов Олимпийского движения на территории Российской Федерации, осуществляет деятельность во взаимодействии с федеральным органом исполнительной власти в области физической культуры и спорта, Олимпийским комитетом России и другими спортивными и образовательными общественными и государственными организациями в интересах развития парусного спорта, парусного яхтинга в России.

В то же время основной сферой деятельности общества является издательская деятельность, а именно, издание журнала "Yacht Russia", акцентирующего свое внимание на парусных яхтах. Данный журнал представляет собой русскую версию немецкого журнала "Yacht", популярного в Европе. Издание выходит в России с 2008 года ежемесячно тиражом 25000 экз.

Указанные обстоятельства послужили основанием для вывода Роспатента о том, что известность общества, как издателя журнала "Yacht Russia", несопоставима с широкой известностью и значимостью ВФПС на территории Российской Федерации в области парусного спорта в масштабах всей территории Российской Федерации, что сформировало в сознании потребителей устойчивую связь о том, что национальная премия "ЯХТСМЕН ГОДА" с 2009 года ежегодно проводится под эгидой ВФПС. Указанные обстоятельства, по мнению Роспатента, свидетельствуют о том, что регистрация заявленного комбинированного обозначения, известного потребителям в качестве средства индивидуализации национальной премии "ЯХТСМЕН ГОДА", в качестве знака обслуживания в отношении услуг 41-го класса МКТУ на имя общества, способна вызвать в сознании потребителя ошибочное представление о том, что лицо, оказывающее услуги, имеет непосредственное отношение к ВФПС, то время как общество таковым не является.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что указанные выводы не основаны на требованиях подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, противоречат разъяснениям, данным в пункте 3 Рекомендаций N 39 и пункте 37 Правил N 482.

Так, анализ комбинированного обозначения на предмет его соответствия подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ проведен Роспатентом только в отношении услуг 41-го класса МКТУ "услуги по организации конкурсов".

Анализ иных услуг 41-го класса МКТУ, для которых испрашивается правовая охрана комбинированному обозначению в качестве знака обслуживания, на предмет его соответствия подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ Роспатентом не производился, установление административным органом факта того, что все услуги 41-го класса МКТУ, приведенные в заявке N 2016700330, относятся к культурно-развлекательной сфере, сам по себе не свидетельствует о том, что это обозначение может ассоциироваться у потребителей с ВФПС. При этом, как следует из оспариваемого решения Роспатента, факт оказания ВФПС услуг 41-го класса МКТУ с использованием комбинированного обозначения , перечень которых приведен в заявке N 2016700330, не устанавливался.

Также суд не может признать обоснованным вывод Роспатента о том, что использование ВФПС комбинированного обозначения сформировало в сознании потребителей устойчивую связь у потребителей исключительно с ВФПС.

Так в материалы административного дела по заявке N 2016700330 представлено письмо ВФПС от 14.09.2017 N 17-0663, в котором указанная организация сообщает о том, что не предоставляет своего согласия на регистрацию товарного знака по заявке N 2016700330.

Между тем Роспатент не указал нормы права, согласно которым ВФПС обязано дать такое согласие.

В оспариваемом ненормативном акте Роспатент указывает, что комбинированное обозначение использовалось ВФПС в качестве средства индивидуализации национальной премии "ЯХТСМЕН ГОДА".

Согласно положениям главы 76 ГК РФ к средствам индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий относятся товарные знаки и знаки обслуживания, фирменное наименование, наименование места происхождения товара, право на коммерческое обозначение, которые подлежат правовой охране. Иных средств индивидуализации нормы ГК РФ не содержат.

Следует отметить, что запрет на регистрацию обозначений тождественных или сходных до степени смешения с иными товарными знаками в отношении однородных товаров или услуг установлен нормами пункта 6 статьи 1483 ГК РФ. Именно в указанной норме закона указано на то, что регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных в подпунктах 1 и 2 названного пункта, допускается с согласия правообладателя при условии, что такая регистрация не может явиться причиной введения в заблуждение потребителя. Согласие не может быть отозвано правообладателем.

Однако в материалах дела отсутствуют сведения о том, что ВФПС обладает исключительными правами на средства индивидуализации, подлежащими правовой охране в силу главы 76 ГК РФ.

При этом в качестве основания для отказа в регистрации комбинированного обозначения в качестве знака обслуживания по заявке N 2016700330 как его несоответствие требованиями пункта 6 статьи 1483 ГК РФ Роспатентом не приводилось.

Сам по себе факт использования этого обозначения иным лицом без представления соответствующих доказательств того, что обозначение, испрашиваемое в отношении конкретных услуг в качестве знака обслуживания способно ввести потребителя в заблуждение в отношении лица их оказывающих, не может служить основанием для квалификации этого обозначения не соответствующего подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Кроме того, к письму, представленному в материалы административного дела по заявке N 2016700330, ВФПС от 14.09.2017 N 17-0663, приложены сведения из сети Интернет датированные - 04.12.2017 и 06.12.2017, то есть после даты подачи заявки N 2016700330 (13.01.2016).

Также суд не может признать обоснованными выводы Роспатента о том, что, поскольку основной сферой деятельности общества является издательская деятельность, а именно, издание журнала "Yacht Russia", свидетельствует о несопоставимости известности общества, как издателя журнала "Yacht Russia", с широкой известностью и значимостью ВФПС в области парусного спорта.

Представление правой охраны товарному знаку представляется на всей территории Российской Федерации и ни как не ограничивается законодателем в отношении категорий потребителей.

В пункте 1 Методических рекомендаций по составлению перечня товаров и услуг, для которых испрашивается регистрация товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 02.03.1998 N 41, отмечено, что составление перечня товаров и услуг следует начинать с определения круга товаров и услуг, для которых предполагается зарегистрировать товарный знак или знак обслуживания. Это могут быть не только те товары и услуги, которые производятся и оказываются заявителем на момент оформления заявки, но также товары и услуги, которые предполагается производить и оказывать в будущем.

При составлении перечня услуг следует обратить внимание на то, что знак обслуживания предназначен для индивидуализации услуг, оказываемых возмездно другим лицам. Поэтому в перечень услуг не следует включать услуги, которые направлены на удовлетворение потребностей самого заявителя (например, реклама собственных товаров, их перевозка, упаковка, хранение и т.п.).

С учетом этого Суд по интеллектуальным правам отмечает, что законодательство о товарных знаках не обязывает заявителей представлять доказательства последующего использования товарных знаков.

В то же время данное обстоятельство само по себе не свидетельствует о возможности введения потребителя в заблуждение относительно их производителя.

В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о наличии у потребителей на момент подачи заявки N 2016700330 на регистрацию комбинированного обозначения в качестве знака обслуживания ассоциативных связей между этим обозначением и ВФПС.

При этом суд пришел к выводу, что представленные ВФПС сведения об использовании данного обозначения на своем сайте не подтверждают наличие упомянутых ассоциативных связей.

Под способностью товарного знака ввести в заблуждение потребителя подразумевается, в частности ситуация, когда информация, содержащаяся в товарном знаке (знаке обслуживания), может создать искаженное представление о товаре и его производителе, способное повлиять на решение потребителя.

Способность обозначения вводить потребителя в заблуждение может возникнуть у потребителя в результате ассоциации, в том числе с иным лицом, основанной на предшествующем опыте потребителя.

В связи с этим для установления наличия возможности введения потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара лица оказывающего услуги необходимо установление того, что потребитель осведомлен о ранее существовавшем обозначении и ассоциирует его с иным лицом, не являющимся правообладателем товарного знака в том числе на основании предшествующего опыта потребителя об использовании тождественного или сходного обозначения в гражданском обороте лицом, отличным от правообладателя.

При этом ассоциативные связи должны быть доказаны в отношении услуг культурно-развлекательной сфере, для которых испрашивается предоставление правовой охраны комбинированному обозначению по заявке N 2016700330.

Таким образом, для вывода о введении потребителя в заблуждение требуется наличие доказательств не только введения товаров или услуг со сходным обозначением иным производителем в гражданский оборот, но и возникновения и сохранения у потребителей стойкой ассоциативной связи между товаром (услуг), маркированным соответствующим обозначением, и его производителем (лицом их оказывающих).

При таких обстоятельствах, выводы Роспатента о несоответствии оспариваемого комбинированного обозначения для всех услуг 41-го класса МКТУ, для которых испрашивается правовая охрана, подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ является необоснованным.

С учетом вышеизложенного, суд полагает, что оспариваемое решение Роспатента от 22.12.2017 принято без установления всех обстоятельств, свидетельствующих о несоответствии комбинированного обозначения по заявке N 2016700330 подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, то есть принято с нарушением указанной нормы закона и нарушает права заявителя в предпринимательской деятельности, что является основанием для признания его недействительным.

В соответствии с положением статьи 12 ГК РФ признание недействительным решения Роспатента влечет за собой восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 53 Постановления N 5/29, если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента арбитражным судом установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, то суд, согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

При признании решения органа незаконным у Роспатента возникает обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленном законом порядке.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по оплате государственной пошлины подлежат возмещению заявителю за счет их взыскания с заинтересованного лица.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

требования общества с ограниченной ответственностью "Аякс-Пресс" удовлетворить.

Признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 22.12.2017, принятое по результатам рассмотрения возражения на решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2016700330 как несоответствующее подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности повторно рассмотреть возражение общества с ограниченной ответственностью "Аякс-Пресс", поступившие 29.09.2017.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности в пользу общества с ограниченной ответственностью "Аякс-Пресс" 3 000 (три тысячи) рублей судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу заявления.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Аякс-Пресс" из федерального бюджета 3 000 (три тысячи) рублей, излишне уплаченной государственной пошлины за подачу заявления на основании платежного поручения от 21.03.2018 N 163.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Н.А. Кручинина
Судья Т.В. Васильева
Судья Н.Н. Погадаев

Обзор документа


Роспатент отказал издательству журнала "Yacht Russia", которое хотело зарегистрировать знак обслуживания со словами "ЯХТСМЕН ГОДА" и "НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕМИЯ". Ведомство решило, что заявленное обозначение воспроизводит название премии, которую организуют этот журнал и Всероссийская федерация парусного спорта. Регистрация знака на одного организатора без согласия другого может ввести потребителя в заблуждение относительно исполнителя услуг. Суд по интеллектуальным правам посчитал эти выводы Роспатента необоснованными и обязал его повторно рассмотреть возражение издательства.

Ведомство не указало, в силу каких норм для регистрации знака нужно согласие Федерации. В материалах дела нет данных о том, что она имеет средства индивидуализации, которые подлежат правовой охране. Национальная премия - не средство индивидуализации. То, что Федерация использует спорное обозначение, еще не говорит о том, что заявленный знак не соответствует ГК. Доказательства того, что на момент подачи заявки потребитель ассоциировал спорное обозначение с Федерацией, отсутствуют. Без этого нельзя сделать вывод о введении его в заблуждение.