Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 июня 2018 г. N С01-338/2018 по делу N А46-12761/2017 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения об отказе в иске о запрете использования фирменного наименования, поскольку истец не представил надлежащих доказательств, обусловливающих то обстоятельство, что действия ответчиков по изменению их фирменных наименований после получения претензий истца направлены на заведомо недобросовестное осуществление ими своих прав, единственной целью которого было причинение вреда другому лицу

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 июня 2018 г. N С01-338/2018 по делу N А46-12761/2017 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения об отказе в иске о запрете использования фирменного наименования, поскольку истец не представил надлежащих доказательств, обусловливающих то обстоятельство, что действия ответчиков по изменению их фирменных наименований после получения претензий истца направлены на заведомо недобросовестное осуществление ими своих прав, единственной целью которого было причинение вреда другому лицу

Резолютивная часть постановления объявлена 13 июня 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 15 июня 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Голофаева В.В., Силаева Р.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Специальные технологии" (ул. 75 Гвардейской бригады, д. 20 Б, г. Омск, 644076, ОГРН 1025501252347) на решение Арбитражного суда Омской области от 24.11.2017 по делу N А46-12761/2017 (судья Горобец Н.А.) и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2018 по тому же делу (судьи Семенова Т.П., Рожков Д.Г., Солодкевич Ю.М.)

по иску общества с ограниченной ответственностью "Специальные технологии" к обществу с ограниченной ответственностью НПП "Спецтех" (Набережная Коломенская, д. 6, корп. 1, кв. 830, Москва, 115142, ОГРН 1107746673154) и обществу с ограниченной ответственностью "Научно-производственное предприятие Спецтех" (ул. 75 Гвардейской бригады, д. 20 Б, корп. 1, г. Омск, ОГРН 1115543009064)

о запрете использования фирменного наименования.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Специальные технологии" - Богомолов С.В. (по доверенности от 19.01.2018);

от общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственное предприятие Спецтех" (ОГРН 1115543009064) - Варламова Т.В. (по доверенности от 06.04.2018 N 01).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Специальные технологии" (далее - общество "Специальные технологии") обратилось в Арбитражный суд Омской области к обществу с ограниченной ответственностью НПП "Спецтех" (далее - общество НПП "Спецтех", ответчик 1) и обществу с ограниченной ответственностью "Научно-производственное предприятие Спецтех" (далее - общество "НПП Спецтех", ответчик 2) с исковым заявлением (с учетом принятого судом первой инстанции уточнения предмета исковых требования в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации):

- о запрете ответчику 1 использовать сходные до степени смешения фирменные наименования, являющиеся производными от словосочетание "Специальные технологии", в частности, использовать слово "Спецтех" в полном и сокращенном наименовании общества в отношении видов деятельности согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД) ОК 029-2014 КДЕС. Ред. 2 25.1, 25.61, 25.62, 25.9, 38.32.3, 38.32.4, 41.20, 42.12, 49.41.2, 52.10.4, 71.12.12;

- о запрете ответчику 2 использовать сходные до степени смешения фирменные наименования, являющиеся производными от словосочетания "Специальные технологии", в частности, использовать слово "Спецтех" в полном и сокращенном наименованиях общества в отношении видов деятельности согласно ОКВЭД ОК 029-2014 КДЕС. Ред. 2 25.1, 25.61, 25.62, 25.9, 38.32.3, 38.32.4, 41.20, 42.12, 49.41.2, 52.10.4, 71.12.12.

Решением Арбитражного суда Омской области от 24.11.2017, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2018, в удовлетворении искового заявления общества "Специальные технологии" отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество "Специальные технологии" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 19.04.2018 кассационная жалоба была возвращена истцу на основании того, что в нарушение порядка, установленного частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, она была подана непосредственно в Суд по интеллектуальным правам (суд кассационной инстанции), минуя арбитражный суд первой инстанции.

Общество "Специальные технологии" повторно обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой на решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции по настоящему делу, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Общество "Специальные технологии" полагает, что фирменные наименования общества "Специальные технологии" и ответчиков сходны до степени смешения, что обусловливает возможность введения потребителей в заблуждение относительно лица, производящего определенные товары.

По его мнению, суды не дали должной оценки представленным истцом доказательствам, подтверждающим осуществление ответчиками деятельности, сходной с деятельностью ответчиков.

Истец также указывает на необоснованность вывода суда первой инстанции о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом, поскольку не подтверждена незаконность цели обращения истца с настоящим исковым заявлением в суд.

С точки зрения общества "Специальные технологии", напротив, именно в действиях ответчиков по изменению их фирменных наименований после получения претензии истца усматриваются признаки злоупотребления правом, которые не позволяют в настоящее время истцу изменить собственное фирменное наименование, сократив его до производного от слов "специальные технологии".

Ответчиками представлены отзывы на кассационную жалобу, в которых они просят оставить обжалуемые судебные акты без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Как полагают ответчики, изменив свои фирменные наименования после получения претензии истца, они полностью устранили нарушение еще до обращения с настоящим иском.

Также ответчики считают, что осуществляемые ими виды деятельности не являются аналогичными либо сходными с видами деятельности, которые осуществляются истцом.

В судебном заседании представитель истца на доводах, изложенных в кассационной жалобе, настаивал.

Представитель ответчика 2 возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Общество НПП "Спецтех", извещенное надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку представителя в судебное заседание не обеспечило, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, и возражений относительно жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства судом кассационной инстанции на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, общество "Специальные Технологии" было зарегистрировано в качестве юридического лица 28.07.1995, о чем 01.11.2002 была внесена соответствующая запись в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ).

Ответчик 1 в соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ был зарегистрирован в качестве юридического лица 20.08.2010 как общество с ограниченной ответственностью "Научно-производственное предприятие Специальные технологии" (сокращенное фирменное наименование - общество с ограниченной ответственностью "НПП Спецтех").

Согласно выписке из ЕГРЮЛ ответчик 2 был зарегистрирован в качестве юридического лица 29.03.2011 как общество с ограниченной ответственностью Научно-производственное предприятие "Специальные технологии" (сокращенное фирменное наименование - общество с ограниченной ответственностью "НПП Специальные технологии").

При этом участники общества "Специальные Технологии" (истца) Адамов О.И. и Лузгин Д.А. (владельцы 100% долей в уставном капитале (по 50% каждый)) до 25.05.2016 также являлись участниками ответчика 2 (владельцами 50% долей в уставном капитала), что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ, протоколом от 18.03.2011 N 1 об учреждении общества с ограниченной ответственностью Научно-производственное предприятие "Специальные технологии" и соответствующим договором об учреждении данного общества.

Из представленного в материалы дела протокола совещания бизнес-проекта от 31.10.2012 усматривается, что участники истца, являвшиеся в то время также участниками ответчика 2, совместно с другими участниками и директором ответчика 2, а также с директором общества с ограниченной ответственностью "Нефтегазснаб" рассматривали вопросы, связанные с реализацией бизнес-проекта: оснащение производственных помещений необходимым для производства отводов горячего гнутья, хранение материалов и готовой продукции, порядок реализации на рынке (поручение обществу НПП "Спецтех"), формирование цены производимой продукции, финансирование бизнес-проекта всеми участниками ответчика 2 на равных условиях, поставка сырья для производства отводов горячего гнутья.

Вместе с тем 15.02.2017 истец направил в адрес ответчиков претензии с требованием об изменении фирменных наименований, сходных до степени смешения с фирменным наименованием истца.

После получения от общества "Специальные технологии" претензий ответчиками фирменные наименования были изменены на действующие в настоящее время, о чем 21.03.2017 внесены записи в ЕГРЮЛ.

Однако истец, полагая, что его фирменное наименование сходно до степени смешения также и с измененными фирменными наименованиями ответчиков, а также утверждая, что ими осуществляется однородная хозяйственная деятельность, обратился в Арбитражный суд Омской области с настоящим иском.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, усмотрел в действиях общества "Специальные технологии" злоупотребление правом, которое выразилось в учреждении ответчика 2, получении в течение 4-х лет доходов от его деятельности и дальнейшем предъявлении требования об изменении последним своего фирменного наименования.

Кроме того, суд первой инстанции признал несходными до степени смешения фирменные наименования истца и ответчиков, а также установил, что несмотря на схожесть видов экономической деятельности, указанной в ЕГРЮЛ истца и ответчиков, истцом не представлено надлежащих доказательств фактического осуществления ответчиками этой деятельности.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции в части недоказанности факта нарушения ответчиками исключительного права истца на принадлежащее ему фирменное наименование.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции признал ошибочным вывод суда первой инстанции о наличии в действиях общества "Специальные технологии" по подаче настоящего искового заявления признаков злоупотребления правом, указав, что подача искового заявления является правом общества "Специальные технологии", предусмотренным законом, и направлена на защиту его имущественных интересов. При этом суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что данный ошибочный вывод суда первой инстанции не повлиял на правильность принятого решения.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзывах на нее, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с пунктом 2 той же статьи фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

В силу пункта 1 статьи 1475 ГК РФ на территории Российской Федерации действует исключительное право на фирменное наименование, включенное в единый государственный реестр юридических лиц.

Пунктом 1 статьи 1474 ГК РФ предусмотрено, что юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках.

Не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица (пункт 3 этой же статьи).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если этим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных тем же Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными указанным Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную данным Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

Таким образом, не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного или сходного до степени смешения с фирменным наименованием иного юридического лица при одновременном наличии двух условий: 1) осуществление юридическими лицами аналогичной деятельности; 2) фирменное наименование иного юридического лица было включено в ЕГРЮЛ ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

При этом вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы (пункт 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122).

Вопреки доводам истца, изложенным в кассационной жалобе, суды первой и апелляционной инстанций сравнили фирменные наименования истца и ответчиков с позиции рядового потребителя на предмет сходства до степени смешения по семантическому, графическому и фонетическому критериям и пришли к выводу об отсутствии сходства произвольных частей фирменных наименований истца и ответчиков.

Судами правомерно было учтено, что ответчики после обращения истца с претензиями добровольно изменили произвольные части своих фирменных наименований, что исключает возможность их смешения в сознании потребителей.

При таких обстоятельствах, у суда кассационной инстанции в силу ограниченности его полномочий, установленных статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется оснований для переоценки выводов судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии сходства фирменных наименований истца и ответчиков до степени смешения.

При рассмотрении дел о нарушении права на фирменное наименование истец должен доказать аналогичность видов деятельности, которые осуществляются им и ответчиком.

Именно фактическое осуществление аналогичных видов деятельности создает реальную угрозу смешения различных производителей и поставщиков товаров (услуг) в глазах потребителя.

При этом истец, обладая всей полнотой сведений о видах деятельности, осуществляемой им самим, подтверждая осуществление им этих видов деятельности, должен представить доказательства фактического осуществления им конкретных видов деятельности, в том числе указанных в его учредительных документах.

В отношении ответчика истец может приводить данные как о фактической деятельности ответчика, так и о деятельности, указанной в учредительных документах.

При этом, если истец ссылается на виды деятельности, указанные в учредительных документах ответчика, презюмируется фактическое осуществление этих видов деятельности, если ответчиком не доказано, что они фактически не осуществляются.

Согласно пункту 2 статьи 51 ГК РФ лицо, добросовестно полагающееся на данные ЕГРЮЛ, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам.

Предполагается, что юридическое лицо может осуществлять или осуществляет указанные в выписке из ЕГРЮЛ виды деятельности, пока не доказано иное.

Суды, сравнив виды деятельности, перечисленные в выписках из ЕГРЮЛ в отношении истца и ответчиков, оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимной связи, с учетом того обстоятельства, что на момент обращения с иском ответчиками изменены их фирменные наименования и они не сходны с фирменным наименованием истца, пришли к выводу об отсутствии угрозы смешения в сознании потребителей данных фирменных наименований и, как следствие, об отсутствии возможности смешения потребителями товаров, производимых и реализуемых ответчиками, с товарами, производимыми и реализуемыми истцом.

Общество "Специальные Технологии", ссылаясь на возможность введения потребителей в заблуждение, в том числе и после изменения ответчиками своих фирменных наименований, относительно производителя товаров, не представило в материалы дела доказательств, подтверждающих данное предположение.

Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций, оценив все представленные в материалы дела доказательства, пришли к обоснованному выводу о недоказанности факта нарушения ответчиками исключительного права истца на принадлежащее ему фирменное наименование.

При этом утверждение истца о том, что судами не дана надлежащая оценка представленным в материалы дела техническим условиям от 01.08.2017, заключению строительно-технической экспертизы по делу N А46-10540/2016 и сертификату соответствия опровергается текстами обжалуемых судебных актов, из которых следует, что суды, оценивая данные доказательства, пришли к выводу о том, что они не подтверждают нарушение ответчиками исключительного права истца на его фирменное наименование.

У суда кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки указанных выводов судов. В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на ошибочность вывода судов о наличии в его действиях по обращению с настоящим иском злоупотребления правом не принимается судом кассационной инстанции, поскольку соответствующий вывод суда первой инстанции признан неправомерным судом апелляционной инстанции.

Довод истца о том, что в действиях ответчиков по изменению фирменных наименований после получения претензии истца имеются признаки злоупотребления правом также подлежит отклонению.

Так, статьей пункта 1 статьи 10 ГК РФ установлена недопустимость действий граждан и юридических лиц исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В силу пункта 3 статьи 10 ГК РФ в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

По смыслу вышеприведенных норм, добросовестным поведением является поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Под злоупотреблением правом понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, осуществляемое с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.

Под злоупотреблением субъективным правом следует понимать любые негативные последствия, явившиеся прямым или косвенным результатом осуществления субъективного права.

Для установления наличия или отсутствия злоупотребления участниками гражданско-правовых отношений своими правами при совершении сделок необходимо исследование и оценка конкретных действий и поведения этих лиц с позиции возможных негативных последствий для этих отношений, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.

При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

Заявляя о злоупотреблении правом со стороны ответчиков, истец не представил надлежащих доказательств, обуславливающих то обстоятельство, что действия ответчиков по изменению их фирменных наименований после получения претензий истца направлены на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной целью которого было причинение вреда другому лицу.

Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе общества "Специальные технологии", направлены на переоценку выводов судов первой и апелляционной инстанций, основанных на полной и всесторонней оценке представленных в материалы дела доказательств, и не могут служить основаниями для отмены обжалуемых судебных актов.

С учетом изложенного, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, коллегия судей полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Омской области от 24.11.2017 по делу N А46-12761/2017 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Специальные технологии" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья A.А. Снегур
Судья B.В. Голофаев
Судья Р.В. Силаев

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что оснований для удовлетворения иска о защите исключительного права на фирменное наименование не имеется, поскольку факт нарушения не доказан.

Юрлицо не вправе использовать фирменное наименование, которое тождественно или сходно до степени смешения с фирменным наименованием другой организации, включенным в ЕГРЮЛ ранее, если они осуществляют аналогичную деятельность.

В рассматриваемом случае отсутствует сходство фирменных наименований спорящих сторон. Ответчики после получения претензии истца добровольно изменили произвольные части своих фирменных наименований, что исключает возможность смешения.