Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 8 июня 2018 г. по делу N СИП-789/2016 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против выдачи им патента и признании данного патента недействительным полностью, поскольку доводы истца о несоответствии изобретения по патенту условию патентоспособности "изобретательский уровень" основаны на неправильном толковании законодательства

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 8 июня 2018 г. по делу N СИП-789/2016 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против выдачи им патента и признании данного патента недействительным полностью, поскольку доводы истца о несоответствии изобретения по патенту условию патентоспособности "изобретательский уровень" основаны на неправильном толковании законодательства

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 1 июня 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 8 июня 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий - Булгаков Д.А.,

судьи - Лапшина И.В., Рассомагина Н.Л.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Кузьминой А.И.,

рассмотрел в судебном заседании заявление компании Guiness HK Ltd (Unit B, 9/F, Lockhart Centre, 301-307 Lockhart Road, Wan Chai, Hong Kong) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, 125993, ОГРН 1047730015200) от 23.09.2016 об отказе в удовлетворении возражения против выдачи патента Российской Федерации N 2553452 и признании указанного патента недействительным полностью.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены публичное акционерное общество "Вымпел-Коммуникации" (ул. 8-го Марта, д. 10, стр. 14, Москва, 127083, ОГРН 1027700166636), общество с ограниченной ответственностью "ПАТЕНТУС" (ул. Вешняковская, д. 15-1-57, Москва, 111539, ОГРН 1067746697622), Михайлов Алексей Викторович (г. Москва).

В судебном заседании приняли участие представители:

от компании Guiness HK Ltd. - Мещерякова М.А. (по доверенности от 15.12.2016), Михайлов А.В. (по доверенности от 17.07.2017);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Барбашин В.А. (по доверенности от 15.05.2018 N 01/32-417/41);

Михайлов Алексей Викторович, лично (паспорт гражданина Российской Федерации).

Суд по интеллектуальным правам установил:

компания Guiness HK Ltd. (далее - компания) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 23.09.2016 об отказе в удовлетворении возражения против выдачи патента Российской Федерации N 2553452 и признании указанного патента недействительным полностью.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены публичное акционерное общество "Вымпел-Коммуникации" (далее - общество "Вымпел-Коммуникации"), Михайлов Алексей Викторович, общество с ограниченной ответственностью "ПАТЕНТУС" (далее - общество "ПАТЕНТУС").

Решением Суда по интеллектуальным правам от 09.10.2017 требования компании оставлены без удовлетворения.

Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.02.2018 решение Суда по интеллектуальным правам от 09.10.2017 по делу N СИП-789/2016 отменено; дело направлено на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

В постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.02.2018 указано, что при новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует дать оценку доводу компании о необоснованном неприменении Роспатентом при рассмотрении возражения абзаца второго подпункта 3 пункта 24.5.3 Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на изобретение и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на изобретение, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 N 327 (далее - Регламент ИЗ), на предмет соблюдения Роспатентом процедуры рассмотрения возражения против выдачи патента Российской Федерации N 2553452 и обеспечения условий для полного и объективного рассмотрения административного дела и, исходя из подлежащих применению норм материального права, доводов и возражений лиц, участвующих в деле, принять законное и обоснованное решение.

При новом рассмотрении настоящего дела, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

В обоснование заявленных требований компания приводит доводы о том, что решение по независимому пункту 1 формулы изобретения патента Российской Федерации N 2553452 не относится к числу решений, охраняемых в качестве изобретения. Кроме того, решение по патенту Российской Федерации N 2553452, по мнению компании, не соответствует условию патентоспособности "изобретательский уровень".

В обоснование первого довода компания указывает на то, что, по его мнению, способ по независимому пункту 1 формулы изобретения патента Российской Федерации N 2553452 отличается от решения по патентному документу ЕА 201300109 тем, что в нем "перед разъединением вызова соединение вызывающего абонента направляют средству формирования и передачи для вызывающего абонента уведомления о недостаточности средств для совершения вызова", а также тем, что упомянутое уведомление передают вызывающему абоненту.

Компания полагает, что согласно странице 5 описания к патентному документу ЕА 201300109 средствами формирования и передачи является сервер переадресации и контроля. При этом компания отмечает, что средства формирования и передачи представляют собой ЭВМ общего назначения.

Поэтому компания считает, что средства формирования и передачи представляют собой компьютерное устройство, о котором говорится в статье 1261 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а достигаемый изобретением по патенту Российской Федерации N 2553452 результат обеспечивается за счет программы для ЭВМ, как ее определяет ГК РФ.

С учетом изложенного компания делает вывод о том, что независимый пункт 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 отличается от решения по патентному документу ЕА 201300109 (аналогичное решение раскрыто в патентном документе WO 2012125012) признаками, которые характерны для программы для ЭВМ. В этой связи заявитель считает, что решение по независимому пункту 1 формулы изобретения патент Российской Федерации N 2553452 не может быть отнесено к изобретению.

Роспатент в отзыве на заявление не согласился с доводами, изложенными в заявлении, полагает, что оспариваемый ненормативный правовой акт является законным и обоснованным.

Общество "ПАТЕНТУС" в своей письменной позиции на заявление поддержало позицию компании в отношении ее заинтересованности в подаче в суд заявления об оспаривании решения Роспатента от 23.09.2016.

Общество "Вымпел-Коммуникации" в своем отзыве на заявление поддержало позицию Роспатента, против удовлетворения заявленных компанией требований возражало.

Также в суд 30.05.2018 поступили письменные объяснения компании в отношении заинтересованности заявителя в подаче заявления.

Роспатент представил письменные пояснения от 30.05.2018 N 30-1600/4 в порядке части 2 статьи 81 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представители компании поддержали требования, изложенные в заявлении, письменных пояснениях к нему, настаивали на их удовлетворении.

Представитель Роспатента оспорил доводы компании, просил отказать в удовлетворении заявленных требований.

Михайлов А.В. поддержал позицию компании, в том числе в отношении ее заинтересованности в подаче в суд заявления об оспаривании решения Роспатента от 23.09.2016.

Выслушав доводы представителей лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, суд пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, патент Российской Федерации N 2553452 на изобретение "Способ управления соединениями внутри сети подвижной радиотелефонной связи" выдан по заявке N 2013158552 с приоритетом от 30.12.2013, установленным по дате подачи указанной заявки. Правообладателем патента Российской Федерации N 2553452 является общество "Вымпел-Коммуникации".

Патент Российской Федерации N 2553452 выдан со следующей формулой изобретения:

"1. Способ управления соединениями внутри сети подвижной радиотелефонной связи, при котором каждому абоненту сети обеспечивают получение доступа к сети для совершения исходящих вызовов независимо от состояния его счета, исходящие вызовы абонента, не имеющего достаточных средств на счете, разъединяют, формируют сообщение о пропущенном вызове и передают его вызываемому абоненту, отличающийся тем, что в случае инициации вызова абонентом, не имеющим достаточных средств на счете, фиксируют информацию о вызове, перед разъединением вызова соединение вызывающего абонента направляют средству формирования и передачи для вызывающего абонента уведомления о недостаточности средств для совершения вызова, и для формирования сигнала о попытке осуществления вызова абонентом, не имеющим достаточных средств на счете, причем по данному сигналу одновременно с передачей указанного уведомления устанавливают транзитное соединение с вызываемым абонентом через оператора, обслуживающего вызывающего абонента, так что исходящий вызов, как информационное соединение, переадресуется в сеть оператора, обслуживающего вызываемого абонента, и разъединяют информационное соединение после получения вызываемым абонентом сообщения о пропущенном вызове.

2. Способ по п. 1, отличающийся тем, что для формирования и передачи вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова используют автоответчик.

3. Способ по п. 1, отличающийся тем, что разъединение вызова осуществляют после передачи вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова".

Михайлов А.В. 22.09.2015 обратился в Роспатент с возражением против выдачи названного патента Российской Федерации N 2553452, мотивированным несоответствием запатентованного изобретения условию патентоспособности "изобретательский уровень", а также тем, что решение по оспариваемому патенту в целом носит нетехнический характер и не может быть отнесено к изобретению.

В подтверждение своих доводов Михайловым А.В. представлены следующие источники информации:

- патентный документ ЕА 201300109, опубликованный 30.04.2013 [1];

- патентный документ WO 2012125012, опубликованный 20.09.2012 [2];

- патентный документ US 6058300, опубликованный 02.05.2000;

- патентный документ US 6393269, опубликованный 21.05.2002;

- патентный документ US 6625438, опубликованный 23.09.2003;

- патентный документ US 5719926, опубликованный 17.02.1998;

- патентный документ US 6704563, опубликованный 09.03.2004;

- патентный документ US 6741687, опубликованный 25.05.2004;

- патентный документ RU 2361369, опубликованный 26.05.2004.

Данное возражение рассмотрено Роспатентом в порядке, установленном статьями 1248 и 1398 ГК РФ в редакции Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - ФЗ от 12.03.2014 N 35-ФЗ), а также Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в палате по патентным спорам, утвержденными приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 08.05.2003 N 4520 (далее - Правила ППС) в части, не противоречащей ГК РФ в указанной редакции.

По результатам рассмотрения Роспатентом установлено, что из представленных в возражении источников информации не известны все признаки независимого пункта 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, которыми оспариваемое изобретение отличается от решения по патентному документу ЕА 201300109 (аналогичное решение раскрыто в патентном документе WO 2012125012).

Данные обстоятельства с учетом положений подпункта (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, статьи 1350 ГК РФ послужили Роспатенту основанием для вывода о том, что материалами возражения не опровергается соответствие изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 условию патентоспособности "изобретательский уровень".

Также Роспатент не нашел подтверждения доводам возражения о том, что решение по патенту Российской Федерации N 2553452 не является техническим и не может охраняться в качестве изобретения.

На основании изложенного решением Роспатента от 23.09.2016 в удовлетворении возражения Михайлова А.В. отказано, патент Российской Федерации N 2553452 оставлен в силе.

Полагая, что решение Роспатента от 23.09.2016 является недействительным, нарушает ее права и законные интересы, компания обратилась в суд с настоящим заявлением.

В силу статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности обжалование решений государственных органов в суд.

В соответствии со статьями 1248 и 1500 ГК РФ решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, принятые по результатам рассмотрения возражений на решения об отказе в государственной регистрации товарного знака, могут быть оспорены в суде.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (пункт 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок заявителем соблюден, что не оспаривается Роспатентом.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента установлены частью 4 ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и не оспариваются заявителем.

В пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009 N 5/29) разъяснено, что при оспаривании решений Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам суды должны учитывать, что заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом.

При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров, вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты (30.12.2013) поступления заявки N 2013158552 правовая база для оценки охраноспособности изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 включает ГК РФ, Регламент ИЗ.

Согласно пункту 1 статьи 1350 ГК РФ в качестве изобретения охраняется техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств).

Согласно пункту 5 статьи 1350 ГК РФ не являются изобретениями, в частности, программы для ЭВМ.

В соответствии с настоящим пунктом исключается возможность отнесения этих объектов к изобретениям только в случае, когда заявка на выдачу патента на изобретение касается этих объектов как таковых.

Согласно подпункту (1) пункта 24.5 Регламента ИЗ при проверке определяется, не исключено ли заявленное предложение из патентной охраны.

Для этого определяется, не относится ли заявленное предложение к объектам, которые не могут быть объектами патентных прав, согласно пункту 4 статьи 1349 ГК РФ (пункт 10.4.3.1 Регламента ИЗ).

Если заявленное предложение не относится к указанным объектам, проверяется, может ли оно быть признано относящимся к изобретениям. Для этого определяется, не относится ли заявленное предложение к решению, не являющемуся изобретением в соответствии с пунктом 5 статьи 1350 ГК РФ.

Проверка осуществляется с учетом прототипа, выявленного заявителем. Заявленное решение не признается относящимся к изобретениям в смысле положений пункта 5 статьи 1350 ГК РФ, в частности, если все признаки, отличающие заявленное решение от его прототипа, являются характерными для решений, которые в соответствии с указанным пунктом не являются изобретениями. В случаях, когда эти признаки невозможно однозначно отнести к характерным для указанных решений, следует учитывать характер задачи, на решение которой направлены эти отличительные признаки, и характер результата, на достижение которого они влияют.

Если наряду с признаками, характерными для решений, которые не являются изобретениями, отличительные от прототипа признаки содержат один или несколько признаков, характерных и в совокупности с признаками, совпадающими с прототипом, выражающих изобретение как техническое решение, считается, что формула изобретения, предложенная заявителем, содержит изобретение, в отношении которого должна быть проведена оценка соответствия его условиям патентоспособности, установленным пунктом 1 статьи 1350 ГК РФ.

Заявленное предложение, в отношении которого не сделан вывод о том, что оно относится к исключенным из патентной охраны, проверяется на соответствие условиям промышленной применимости, новизны и изобретательского уровня (пункты 24.5.1-24.5.3 Регламента ИЗ).

Согласно пункту 1 статьи 1350 ГК РФ изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо.

Согласно пункту 2 статьи 1350 ГК РФ изобретение имеет изобретательский уровень, если для специалиста оно явным образом не следует из уровня техники.

Уровень техники включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения.

Согласно подпункту (1.1) пункта 10.7.4.3 Регламента ИЗ сущность изобретения как технического решения выражается в совокупности существенных признаков, достаточной для достижения обеспечиваемого изобретением технического результата.

Признаки относятся к существенным, если они влияют на возможность получения технического результата, то есть находятся в причинно-следственной связи с указанным результатом.

Технический результат представляет собой характеристику технического эффекта, явления, свойства и тому подобного, объективно проявляющихся при осуществлении способа или при изготовлении либо использовании продукта, в том числе при использовании продукта, полученного непосредственно способом, воплощающим изобретение.

Согласно подпункту (1) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ изобретение явным образом следует из уровня техники, если оно может быть признано созданным путем объединения, изменения или совместного использования сведений, содержащихся в уровне техники, и/или общих знаний специалиста.

Согласно подпункту (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ проверка изобретательского уровня может быть выполнена по следующей схеме:

определение наиболее близкого аналога в соответствии с пунктом 10.7.4.2 Регламента ИЗ;

выявление признаков, которыми заявленное изобретение, охарактеризованное в независимом пункте формулы, отличается от наиболее близкого аналога (отличительных признаков); при наличии признаков, характеризующих иное решение, не считающееся изобретением, эти признаки не принимаются во внимание как не относящиеся к заявленному изобретению;

выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками рассматриваемого изобретения;

анализ уровня техники с целью подтверждения известности влияния признаков, совпадающих с отличительными признаками заявленного изобретения, на указанный заявителем технический результат.

Изобретение признается не следующим для специалиста явным образом из уровня техники, если в ходе указанной выше проверки не выявлены решения, имеющие признаки, совпадающие с его отличительными признаками, или такие решения выявлены, но не подтверждена известность влияния этих отличительных признаков на указанный заявителем технический результат.

Компания указывает, что никогда не отрицала технический характер признаков и результата изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452.

Компания считает, что изобретение по патенту Российской Федерации N 2553452 относится к указанному в подпункте 5 пункта 5 статьи 1350 ГК РФ объекту (программе для ЭВМ), поскольку полагает, что способ, охарактеризованный в независимом пункте 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, отличается от решения по патентному документу ЕА 201300109 [1] (аналогичное решение раскрыто в патентном документе WO 2012125012 [2]) признаками, характерными для программы для ЭВМ. Поэтому компания считает, что способ, охарактеризованный в независимом пункте 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, не может быть отнесен к изобретению.

При этом компания полагает, что данные доводы о принципиальной патентоспособности способа по патенту Российской Федерации N 2553452 не были рассмотрены в оспариваемом решении Роспатента.

Судебная коллегия отмечает, что согласно приведенным в пункте 3.3.3 Руководства по экспертизе заявок на изобретения, утвержденного приказом Роспатента от 25.07.2011 N 87 (далее - Руководство) разъяснениям понятие "программа для ЭВМ" приведено в статье 1261 ГК РФ. Согласно этому определению программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.

Статья 1261 ГК РФ устанавливает также, что программы для ЭВМ (в том числе операционные системы и программные комплексы) могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код. В данном случае имеются в виду языки программирования. Программы для ЭВМ являются объектом авторского права и охраняются как произведения литературы (последний абзац пункта 1 статьи 1259 ГК РФ).

Таким образом, ГК РФ предусмотрена правовая охрана программы для ЭВМ авторским правом как литературного произведения, в котором программа для ЭВМ выражена на любом языке программирования и в любой форме, включая исходный текст и объектный код.

Если в поданной заявке на выдачу патента на изобретение сведения о программе для ЭВМ будут выражены соответствующим образом, признание ее изобретением будет противоречить положению пункта 5 статьи 1350 ГК РФ. В таком случае имеются основания для вывода о том, что заявленный объект не может быть признан изобретением, и отказа в выдаче патента.

Вместе с тем заявка на выдачу патента на изобретение может относиться к алгоритму программы для ЭВМ, изложенному в виде обеспечивающей достижение технического результата последовательности действий над сигналами (материальный объект), осуществляемой с помощью вычислительной техники (материальных средств). В таком случае имеются основания для признания заявленного объекта техническим решением и дальнейшей проверки его патентоспособности.

Например, алгоритм лечения вредоносной программы в компьютере представляет собой принципиально патентоспособный способ, который может получить правовую охрану как объект патентного права: "Способ лечения вредоносной программы в компьютере, имеющем множество копий той же самой активированной вредоносной программы, причем множество копий контролирует существование каждой из них, при этом способ содержит этапы, на которых идентифицируют наличие вредоносной программы в компьютере, затем блокируют любые действия, которые разрешают одной активной копии вредоносной программы активировать другую копию вредоносной программы, после чего удаляют с постоянного запоминающего устройства код вредоносной программы и ссылки на него и перезагружают компьютер".

Как следует из оспариваемого компанией решения Роспатента, способ по патенту Российской Федерации N 2553452 в том виде, как он охарактеризован в независимом пункте 1 формулы изобретения, отличается, в том числе от решения по патентному документу ЕА 201300109 [1] признаками, характеризующими установление транзитного соединения с вызываемым абонентом одновременно с передачей вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

При этом согласно способу по патенту Российской Федерации N 2553452 перед разъединением вызова соединение вызывающего абонента направляют средству формирования и передачи для вызывающего абонента уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

Именно данная операция инициирует формирование сигнала о попытке осуществления вызова абонентом, не имеющим достаточных средств на счете.

Далее по этому сигналу устанавливают транзитное соединение с вызываемым абонентом одновременно с передачей вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

Именно указанная последовательность действий способа по патенту Российской Федерации N 2553452, характеризующая путь передачи сигналов связи от абонента к абоненту, не раскрыта, в том числе в патентном документе ЕА 201300109 [1].

При этом данные отличительные особенности способа по патенту Российской Федерации N 2553452, в том числе в сравнении с техническим решением, раскрытым в патентном документе ЕА 201300109 [1], не относятся к признакам, характерным для программы для ЭВМ.

Данные отличительные особенности способа по патенту Российской Федерации N 2553452 характеризуются наличием действий, порядком выполнения действий во времени, условиями осуществления действий, т.е. признаками, характерными для способа (пункт 1 статьи 1350 ГК РФ, подпункт (8) пункта 10.7.4.3 Регламента ИЗ).

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы компании о том, что охарактеризованный в независимом пункте 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 способ отличается от решения по патентному документу ЕА 201300109 [1] признаками, характерными для программы для ЭВМ, в связи с чем он, по мнению компании, не может быть отнесен к изобретению, нельзя признать обоснованными.

Судебная коллегия считает необоснованным утверждение компании о том, что доводы Михайлова А.В. о принципиальной патентоспособности способа не были рассмотрены в оспариваемом решении Роспатента, в связи со следующим.

В оспариваемом решении Роспатента указано на то, что "...отличительные особенности способа по оспариваемому патенту в сравнении с техническим решением, раскрытым в патентном документе [1] (аналогичное техническое решение раскрыто в патентном документе [2]), также носят технический характер, поскольку характеризуют прием и передачу электрических сигналов в строго определённое время и в строго определённой последовательности посредством системы взаимосвязанного электронного оборудования". "Исходя из изложенного, можно констатировать, что в возражении не приведено доводов, позволяющих сделать вывод о том, что решение по независимому пункту 1 формулы оспариваемого патента не является техническим и не может охраняться в качестве изобретения" (стр. 6).

При этом на странице 7 оспариваемого решения Роспатента приведены данные отличительные особенности (отличительные признаки) способа по патенту Российской Федерации N 2553452.

Таким образом, вопреки доводу компании, в оспариваемом решении Роспатента дана оценка доводам Михайлова А.В. о принципиальной патентоспособности способа по патенту Российской Федерации N 2553452.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы компании о том, что указанные отличительные особенности способа по патенту Российской Федерации N 2553452 не придали известным техническим средствам для передачи и формирования сигнала связи между абонентами каких-то неожиданных технических свойств, поскольку сущность изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 заключается не в их изменении, а в таком способе их взаимодействия, в рамках которого реализована возможность именно одновременно сообщить вызываемому абоненту о попытке вызова, произведенного вызывающим абонентом в условиях недостаточности средств на его счете положительного остатка, а вызывающему абоненту - о состоянии его счета.

Также судебная коллегия считает необоснованными доводы компании о несоответствии способа, охарактеризованного в независимом пункте 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, условию патентоспособности "изобретательский уровень".

Компания указывает, что способ, охарактеризованный в независимом пункте 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, отличается от способа по патентному документу ЕА 201300109 [1] (аналогичное решение раскрыто в патентном документе WO 2012125012 [2]) только добавлением стадии передачи вызывающему абоненту сообщения о недостаточности средств на счете.

Вместе с тем согласно способу, охарактеризованному в независимом пункте 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, установление транзитного соединения с вызываемым абонентом осуществляется одновременно с передачей вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

Таким образом, отличие способа по патенту Российской Федерации N 2553452 состоит не только в добавлении стадии передачи вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова, но и в порядке ее выполнения во времени по отношению к другим стадиям.

То есть изобретение по патенту Российской Федерации N 2553452 отличается как наличием действий, так и порядком их выполнения во времени (подпункт (8) пункта 10.7.4.3 Регламента ИЗ).

В свою очередь, из представленных в возражении Михайлова А.В. источников информации не известны признаки независимого пункта 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, характеризующие порядок выполнения таких действий во времени, а именно установление транзитного соединения с вызываемым абонентом (именно) одновременно с передачей вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

Компания не оспаривает, что из представленных Михайловым А.В. в возражении источников информации не известны признаки независимого пункта 1 формулы изобретения по патенту РФ N 2553452, характеризующие порядок выполнения действий во времени, а именно то, что соединение вызывающего абонента направляют средству формирования и передачи для вызывающего абонента уведомления о недостаточности средств для совершения вызова именно перед разъединением вызова.

Судебная коллегия считает, что доводы компании о том, что таким отличительным особенностям способа по патенту Российской Федерации N 2553452 не следует придавать правового значения, основаны на неправильном толковании норм права в силу следующего.

В соответствии с подпунктом (1) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ изобретение явным образом следует из уровня техники, если оно может быть признано созданным путем объединения, изменения или совместного использования сведений, содержащихся в уровне техники, и/или общих знаний специалиста.

Согласно подпункту (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ проверка изобретательского уровня может быть выполнена по следующей схеме:

определение наиболее близкого аналога в соответствии с пунктом 10.7.4.2 настоящего Регламента;

выявление признаков, которыми заявленное изобретение, охарактеризованное в независимом пункте формулы, отличается от наиболее близкого аналога (отличительных признаков); при наличии признаков, характеризующих иное решение, не считающееся изобретением, эти признаки не принимаются во внимание как не относящиеся к заявленному изобретению;

выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками рассматриваемого изобретения;

анализ уровня техники с целью подтверждения известности влияния признаков, совпадающих с отличительными признаками заявленного изобретения, на указанный заявителем технический результат.

Изобретение признается не следующим для специалиста явным образом из уровня техники, если в ходе указанной выше проверки не выявлены решения, имеющие признаки, совпадающие с его отличительными признаками, или такие решения выявлены, но не подтверждена известность влияния этих отличительных признаков на указанный заявителем технический результат.

Из содержания приведенного выше подпункта (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ следует, что при проверке изобретательского уровня во внимание принимаются приведенные в независимом пункте формулы изобретения признаки независимо от того являются они существенными или нет. Аналогичная правовая позиция сформулирована президиумом Суда по интеллектуальным правам в постановлении от 31.08.2015 по делу N СИП-81/2015 (страницы 13-14).

Также аналогичный подход к проверке изобретательского уровня приведен в пункте 6.2.1.3 Руководства, согласно которому "если в уровне техники не обнаружено решение с таким признаком (имеется ввиду отличительным признаком), изобретение может быть признано соответствующим условию изобретательского уровня, несмотря на отсутствие связи этого признака с каким-либо техническим результатом, так как в данном случае не может быть доказано, что изобретение следует для специалиста явным образом из уровня техники".

Из оспариваемого решения Роспатента следует, а также подтверждается материалами дела, что из представленных в возражении Михайлова А.В. источников информации (как по отдельности, так и в совокупности) не известны признаки независимого пункта 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, характеризующие установление транзитного соединения с вызываемым абонентом (именно) одновременно с передачей вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

Кроме того, согласно способу по патенту Российской Федерации N 2553452 перед разъединением вызова соединение вызывающего абонента направляют средству формирования и передачи для вызывающего абонента уведомления о недостаточности средств для совершения вызова. Данная операция инициирует формирование сигнала о попытке осуществления вызова абонентом, не имеющим достаточных средств на счете. Далее по данному сигналу устанавливают транзитное соединение с вызываемым абонентом одновременно с передачей вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

Указанная последовательность действий способа по патенту Российской Федерации N 2553452, характеризующая путь передачи сигналов связи от абонента к абоненту, не раскрыта в приведенных в возражении Михайлова А.В. источниках информации, взятых как в отдельности, так и в совокупности.

При этом именно указанной последовательностью действий способа по патенту Российской Федерации N 2553452 обеспечивается возможность одновременно сообщить вызываемому абоненту о попытке вызова, произведенного вызывающим абонентом в условиях недостаточности средств на его счете положительного остатка, а вызывающему абоненту - о состоянии его счета.

Судебная коллегия полагает, что при указанных обстоятельствах доводы компании не свидетельствуют о том, что материалами возражения Михайлова А.В. подтверждено выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, что согласно подпункту (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ не позволяет признать его следующим для специалиста явным образом из уровня техники, то есть несоответствующим условию патентоспособности "изобретательский уровень".

Таким образом, доводы заявителя не опровергают приведенные в оспариваемом решении Роспатента от 23.09.2016 выводы и не свидетельствуют о наличии оснований для признания его недействительным.

Судебная коллегия считает, что вышеуказанные обстоятельства с учетом положений подпункта (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ являются необходимыми и достаточными для вывода о том, что материалами возражения Михайлова А.В. не опровергается соответствие изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 условию патентоспособности "изобретательский уровень".

В постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.02.2018 по настоящему делу указано, что как усматривается из возражения, оно содержит ссылку на абзац второй подпункта 3 пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, согласно которому не признаются соответствующими условию изобретательского уровня изобретения, основанные, в частности, на дополнении известного средства какой-либо известной частью, присоединяемой к нему по известным правилам, если подтверждена известность влияния такого дополнения на достигаемый технический результат.

При обращении в суд компания указывала на необоснованное неприменение Роспатентом абзаца второго подпункта 3 пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, на необходимость применения которого было указано в возражении.

Оценки этого довода компании оспариваемое решение суда первой инстанции не содержит.

Таким образом, в нарушение требований, установленных пунктами 2 и 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части обжалуемого решения не указаны мотивы, по которым суд принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле, а также мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

При этом в постановлении от 02.02.2018 по делу N СИП-789/2016 президиум Суда по интеллектуальным правам указал, что суд первой инстанции правомерно признал несостоятельными доводы компании о том, что охарактеризованный в независимом пункте 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 способ отличается от решения по противопоставленному патентному документу ЕА 201300109 признаками, характерными для программы для ЭВМ, в связи с чем он, по мнению компании, не может быть отнесен к изобретению.

Судебная коллегия суда первой инстанции, учитывая предписания президиума Суда по интеллектуальным правам, изложенные в постановлении от 02.02.2018 о том, что при новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть указанное, дать оценку доводу компании о необоснованном неприменении Роспатентом при рассмотрении возражения абзаца второго подпункта 3 пункта 24.5.3 Регламента ИЗ на предмет соблюдения Роспатентом процедуры рассмотрения возражения против выдачи патента Российской Федерации N 2553452 и обеспечения условий для полного и объективного рассмотрения административного дела и, исходя из подлежащих применению норм материального права, доводов и возражений лиц, участвующих в деле, принять законное и обоснованное решение, пришла к следующим выводам.

Несоответствие изобретения, охарактеризованного в независимом пункте 1 формулы патента Российской Федерации N 2553452, условию патентоспособности "изобретательский уровень" в возражении Михайлова А.В. обосновывалось тем, что в качестве достигаемого результата может рассматриваться только обеспечение информированности лица, не имеющего достаточных средств на счете, то есть возможность "одновременно сообщить вызываемому абоненту о попытке вызова, произведенного вызывающим абонентом в условиях недостаточности средств на его счете положительного остатка, а вызывающему абоненту - о состоянии его счета".

"Способ по н. п. 1 оспариваемого патента отличается от способа из Д1 только тем, что в нем "перед разъединением вызова соединение вызывающего абонента направляют средству формирования и передачи для вызывающего абонента уведомления о недостаточности средств для совершения вызова" и тем, что упомянутое уведомление передают вызывающему абоненту".

"Между тем, из источников Д2-Д7 (из любого из этих источников) известны способы и системы управления соединениями внутри подвижной радиотелефонной связи, в которых при недостаточности средств на счету вызывающего абонента, ему направляют сообщение о недостаточности средств, либо проигрывают голосовое уведомление о недостаточности средств и разъединяют вызов, тем самым обеспечивают сообщение вызывающему абоненту с недостаточностью средств на счету состояние его счета".

"Таким образом, вопреки требованию пункта 24.5.3 (3) Регламента ИЗ способ по н. п. 1 формулы изобретения оспариваемого патента основан на дополнении известного средства (способа из Д1) какой-либо известной частью (передачей уведомления о состоянии счета вызывающему абоненту), присоединяемой к нему по известным правилам, причем подтверждена известность влияния такого дополнения на достигаемый технический результат (известно, что такое дополнение позволит информировать вызывающего абонента о состоянии его счета)".

В обжалуемом решении Роспатента от 23.09.2016 установлено, что способ по патенту Российской Федерации N 2553452 отличается от решения по патентному документу ЕА 201300109 [1] также признаками, характеризующими установление транзитного соединения с вызываемым абонентом одновременно с передачей вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова (страница 8 решения Роспатента).

Кроме того, в решении Роспатента от 23.09.2016 указано, что согласно способу по патенту Российской Федерации N 2553452 именно перед разъединением вызова соединение вызывающего абонента направляют средству формирования и передачи для вызывающего абонента уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

При этом данная операция инициирует формирование сигнала о попытке осуществления вызова абонентом, не имеющим достаточных средств на счете.

Далее по данному сигналу устанавливают транзитное соединение с вызываемым абонентом именно одновременно с передачей вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова.

Таким образом, отличие способа по патенту Российской Федерации N 2553452 состоит не только в добавлении стадии передачи вызывающему абоненту уведомления о недостаточности средств для совершения вызова, но и также в особом порядке ее выполнения во времени по отношению к другим стадиям.

То есть, изобретение по патенту Российской Федерации N 2553452 отличается как наличием действий, так и порядком их выполнения во времени (подпункт (8) пункта 10.7.4.3 Регламента ИЗ).

Вместе с тем указанная (особая) последовательность действий способа по патенту Российской Федерации N 2553452, характеризующая путь передачи сигналов связи от абонента к абоненту, не раскрыта в приведенных в возражении Михайлова А.В. источниках информации, взятых как в отдельности, так и в совокупности.

Судебная коллегия отмечает, что при этом именно указанной последовательностью действий способа по патенту Российской Федерации N 2553452 обеспечивается возможность одновременно сообщить вызываемому абоненту о попытке такого вызова, произведенного вызывающим абонентом в условиях недостаточности средств на его счете положительного остатка, а вызывающему абоненту - о состоянии его счета.

Судебная коллегия считает, что при указанных обстоятельствах доводы заявителя не свидетельствуют о том, что материалами возражения Михайлова А.В. подтверждено выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452, что согласно подпункту (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ не позволяет признать его следующим для специалиста явным образом из уровня техники, то есть несоответствующим условию патентоспособности "изобретательский уровень".

В свою очередь, положения подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, на которые указывает заявитель, не противоречат положениям (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ.

Согласно абзацу второму подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ не признаются соответствующими условию изобретательского уровня изобретения, основанные на дополнении известного средства какой-либо известной частью, присоединяемой к нему по известным правилам, если подтверждена известность влияния такого дополнения на достигаемый технический результат.

Вместе с тем указанные обстоятельства также не позволяют судебной коллегии прийти к выводу о том, что способ по патенту Российской Федерации N 2553452 основан на дополнении известного средства (способа по патентному документу ЕА 201300109 [1]) известными из приведенных в возражении Михайлова А.В. источников информации частями (отличающейся от способа по патентному документу ЕА 201300109 [1] последовательностью действий способа по патенту Российской Федерации N 2553452, характеризующей путь передачи сигналов связи от абонента к абоненту), присоединяемыми к нему по известным правилам, с подтверждением известности влияния такого дополнения на достигаемый технический результат, а именно: (одновременно сообщить вызываемому абоненту о попытке вызова, произведенного вызывающим абонентом в условиях недостаточности средств на его счете положительного остатка, а вызывающему абоненту - о состоянии его счета), поскольку, как это следует из приведенного выше:

- отличающаяся от способа по патентному документу ЕА 201300109 [1] последовательность действий способа по патенту Российской Федерации N 2553452, характеризующая путь передачи сигналов связи от абонента к абоненту, не раскрыта в приведенных в возражении Михайлова А.В. источниках информации, взятых как в отдельности, так и в совокупности, то есть известность таких частей приведенными в возражении Михайлова А.В. источниками информации не подтверждена.

В свою очередь, отсутствие известности из приведенных в возражении Михайлова А.В. источников информации самих частей в принципе не может подтверждать присоединение их к чему-либо по известным правилам, а также известность их влияния на достижение какого-либо технического результата.

То есть, приведенные обстоятельства не соответствуют тем, к которым относится положение абзаца второго подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, в связи с чем, в данном случае условий для применения указанной нормы, а, следовательно, оснований для вывода о несоответствии изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 условию патентоспособности "изобретательский уровень" не имеется.

Судебная коллегия считает, что при изложенных обстоятельствах довод компании о необоснованном неприменении Роспатентом при рассмотрении возражения Михайлова А.В. абзаца второго подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ является несостоятельным, и не влияет на правомерность вывода Роспатента об отсутствии в возражении Михайлова А.В. доводов, позволяющих сделать вывод о несоответствии изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 условию патентоспособности "изобретательский уровень".

Согласно пункту 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражений против выдачи патента являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным только при условии, если эти нарушения носят существенный характер, что не позволило Роспатенту всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения.

Вместе с тем, судебная коллегия пришла к выводу, что как это следует из указанных обстоятельств, таких нарушений Роспатентом при рассмотрении возражения Михайлова А.В. допущено не было.

Также судебная коллегия отмечает, что нормы подпунктов (2) и (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ обладают одинаковой правовой силой.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что нормы подпункта (2) пункта 24.5.3 и подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ так же, как нормы подпункта (3) пункта 24.5.3 и подпункта (4) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ являются взаимоисключающими, так как очевидно, что изобретение не может одновременно соответствовать и не соответствовать условию патентоспособности "изобретательский уровень".

Судебная коллегия не соглашается с доводом компании о том, что в отличие от требований подпункта (2) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ требования подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ являются обязательными к применению, поскольку применение правил подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ подлежит только в том случае, если конкретная анализируемая ситуация полностью соответствует той, к которой относится одно из этих правил.

Судебная коллегия считает, что довод компании о том, что нормы подпункта (2) и подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ являются самостоятельными, не дублируют и не поглощают друг друга, поэтому, как указывает компания, соответствие изобретения одной из них не означает соответствия другой, основан на неправильном толковании норм права, а также в отрыве от положений пункта 2 статьи 1350 ГК РФ, согласно которым изобретение имеет изобретательский уровень, если для специалиста оно явным образом не следует из уровня техники.

Более того, такое толкование, как верно отметил Роспатент в письменных объяснениях от 30.05.2018, противоречит формальной логике, поскольку допускает ситуацию, при которой изобретение может одновременно соответствовать и не соответствовать условию патентоспособности "изобретательский уровень".

Судебная коллегия считает, что доводы компании о несоответствии изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 условию патентоспособности "изобретательский уровень" по приведенным выше мотивам основаны на неправильном толковании второго абзаца подпункта (3) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, и не учитывают положения пункта 2 статьи 1350 ГК РФ, а также подпункта (5) пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, согласно которому изобретение не рассматривается как не соответствующее изобретательскому уровню из-за его кажущейся простоты и раскрытия в материалах заявки механизма достижения технического результата, если такое раскрытие стало известно не из уровня техники, а только из материалов заявки.

Судебная коллегия полагает, что изложенные обстоятельства, не позволяют сделать вывод о том, что способ по патенту Российской Федерации N 2553452 основан на дополнении известного средства (способа по патентному документу ЕА 201300109 [1]) известными из приведенных в возражении Михайлова А.В. источников информации частями (отличающейся от способа по патентному документу ЕА 201300109 [1] последовательностью действий способа по патенту Российской Федерации N 2553452, характеризующей именно путь передачи сигналов связи от абонента к абоненту), присоединяемыми к нему по известным правилам, с подтверждением известности влияния такого дополнения на достигаемый технический результат, поскольку при объединении данных решений не представляется возможным получить именно ту последовательность операций способа, которая указана в независимом пункте 1 формулы изобретения по патенту Российской Федерации N 2553452 и обеспечивает возможность одновременно сообщить вызываемому абоненту о попытке вызова, произведенного вызывающим абонентом в условиях недостаточности средств на его счете положительного остатка, а вызывающему абоненту - о состоянии его счета.

Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу о том, что доводы компании не опровергают приведенные в обжалуемом решении Роспатента от 23.09.2016 выводы и не свидетельствуют о наличии оснований для признания его недействительным.

При этом судебная коллегия не соглашается с доводом Роспатента о том, что оспариваемым решением Роспатента не нарушаются права и законные интересы компании в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, так как компания не обращалась в Роспатент с возражением против выдачи патента Российской Федерации N 2553452 в силу следующего.

Свою заинтересованность в подаче заявления в суд компания обосновывала тем, что 24.07.2015 она заключила договор поручения с обществом "ПАТЕНТУС" на оказание юридической помощи, условия которой оговариваются в приложениях к договору.

В соответствии с приложением N 2 к этому договору, сотрудник общества "ПАТЕНТУС" Михайлов А.В., действуя в качестве агента компании от своего имени и за счет компании, должен был оказать последнему юридические услуги по аннулированию патента Российской Федерации N 2553452.

Именно в рамках исполнения указанного договора Михайлов А.В. подал в Роспатент возражение против выдачи патента Российской Федерации N 2553452 и сопровождал рассмотрение названного возражения в Роспатенте.

При этом Роспатент указывает, что он не является стороной договора поручения N 161/08 от 24.07.2015, а следовательно, вытекающие из него права и обязанности сторон договора, на Роспатент не распространяются. Кроме того, права и обязанности, вытекающие из данного договора поручения N 161/08 от 24.07.2015, также не распространяются на административный порядок рассмотрения возражений против выдачи патента, в том числе на права и обязанности лиц, имеющих право участвовать в рассмотрении дела в административном порядке (глава IV Правил ППС).

Заинтересованность в подаче возражения проверяется в силу абзаца третьего пункта 2 статьи 1398 ГК РФ только в случае подачи возражения после истечения срока действия патента.

Нормы абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 1398 ГК РФ различаются в части необходимости установления заинтересованности лица, оспаривающего патент, или отсутствия таковой исходя из того, истекли ли сроки действия патента, предусмотренные статьей 1363 ГК РФ, без учета возможности досрочного прекращения действия патента.

Подобное регулирование связано с тем, что истечение срока действия патента на основании положений статьи 1363 ГК РФ означает окончательное прекращение действия патента и возможность его оспаривания теми лицами, которые, несмотря на это, не утратили свой личный, частный интерес в таком оспаривании.

В отличие от этого возможность оспаривания патента в период своего действия, помимо частного интереса, который может быть у лица, подающего возражение, преследует также публичный интерес, заключающийся в том, чтобы неправомерно выданные патенты не препятствовали развитию науки и ведению третьими лицами деятельности с использованием неохраноспособных технических решений.

Поэтому допускается оспаривание патентов в период срока действия любыми лицами. Такой публичный интерес сохраняется, пока сохраняется действие патента или возможность его восстановления.

Аналогичный подход отражен в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 20.04.2017 по делу N СИП-219/2016 и от 31.07.2017 по делу N СИП-788/2016.

Таким образом, в период действия патента закон не устанавливает ограничений по кругу лиц, имеющих право оспорить выдачу патента на изобретение.

В отличие от этого, правом на обращение в суд по делу об оспаривании решения Роспатента, вынесенного по результатам рассмотрения возражения, в силу части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обладают только заинтересованные лица.

К числу таких лиц относится и то лицо, по возражению которого принято оспариваемое решение.

Судебная коллегия отмечает, что в силу пункта 1 статьи 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

Согласно пункту 1 статьи 1009 ГК РФ если иное не предусмотрено агентским договором, агент вправе в целях исполнения договора заключить субагентский договор с другим лицом, оставаясь ответственным за действия субагента перед принципалом. В агентском договоре может быть предусмотрена обязанность агента заключить субагентский договор с указанием или без указания конкретных условий такого договора.

При этом из содержания пункта 7.1 договора поручения N 161/08 от 24.07.2015, и Приложения N 2 к нему от 08.08.2015 следует, что права и обязанности по сделкам, совершенным поверенным (обществом "ПАТЕНТУС") во исполнение указанного договора, возникают непосредственно у доверителя (компании) и не могут отчуждаться без письменного согласия или поручения доверителя (компании). При этом общество "ПАТЕНТУС" в лице сотрудника Михайлова А.В., действующее в качестве агента компании обязалось оказать комплекс услуг по вопросу аннулирования патента Российской Федерации N 2553452.

Судебная коллегия полагает, что учитывая изложенные обстоятельства, сам факт того, что возражение в Роспатент подано не компанией, а по ее поручению сотрудником общества "ПАТЕНТУС" Михайловым А.В. (от своего имени) не может служить ограничением в признании компании заинтересованным лицом в подаче настоящего заявления в суд.

Вместе с тем, так как отсутствуют основания для признания оспариваемого решения Роспатента недействительным, в удовлетворении заявления компании следует отказать.

Поскольку оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется, судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение настоящего дела подлежат отнесению на компанию в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Излишне уплаченная государственная пошлина подлежит возврату из бюджета на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Поскольку при подаче заявления компания уплатила государственную пошлину в размере 6 000 рублей по чеку-ордеру Сбербанка России от 17.01.2017, излишне уплаченная государственная пошлина в размере 3 000 рублей подлежит возврату компании из федерального бюджета.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

заявление компании Guiness HK Ltd оставить без удовлетворения.

Возвратить компании Guiness HK Ltd. из федерального бюджета 3 000 (три тысячи) рублей государственной пошлины, оплаченной по чек-ордеру от 17.01.2017.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Д.А. Булгаков
Судья И.В. Лапшина
Судья Н.Л. Рассомагина

Обзор документа


Программу для ЭВМ нельзя запатентовать как изобретение. Однако в ряде случае алгоритм такой программы может получить охрану как объект патентного права. Для этого он должен быть изложен в виде обеспечивающей достижение технического результата последовательности действий над сигналами (материальный объект), осуществляемой с помощью вычислительной техники (материальных средств).

Суд по интеллектуальным правам вновь подтвердил, что оснований для признания оспоренного патента недействительным нет.

Отличительные особенности способа по данному патенту относятся не к признакам программы для ЭВМ, а к тем, которые характерны для изобретения (наличие действий, порядок их выполнения во времени, условия осуществления).