Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 28 мая 2018 г. N С01-214/2018 по делу N СИП-674/2017 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции о признании недействительным решения Роспатента о признании предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным полностью, поскольку оспариваемое решение противоречит закону и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 28 мая 2018 г. N С01-214/2018 по делу N СИП-674/2017 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции о признании недействительным решения Роспатента о признании предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным полностью, поскольку оспариваемое решение противоречит закону и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

Резолютивная часть постановления объявлена 21 мая 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 28 мая 2018 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Уколова С.М. -

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ОРИМИ" (1-й мкр-н, участок 15/4, пгт им. Свердлова, Всеволожский р-н, Ленинградская обл., 188682, ОГРН 1024700564217) на решение Суда по интеллектуальным правам от 16.01.2018 по делу N СИП-674/2017 (судьи Голофаев В.В., Пашкова Е.Ю., Рогожин С.П.)

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "МАЙ" (ул. Озерная, д. 1 А, г. Фрязино, Московская обл., 141191, ОГРН 1155050000192) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 14.08.2017 о признании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 538291 недействительным полностью.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "ОРИМИ".

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "МАЙ" - Воробьев И.П. (по доверенности от 06.07.2017), Поставнина И.А. (по доверенности от 06.07.2017), Пелих А.Н. (по доверенности от 09.10.2017);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Кольцова Т.В. (по доверенности от 15.05.2018 N 01/32-403/41);

от общества с ограниченной ответственностью "ОРИМИ" - Золотых Н.И. (по доверенности от 15.03.2018 N 23), Курапов Г.П. (по доверенности от 15.03.2018 N 23), Медведев Н.Ю. (по доверенности от 25.12.2017 N 50), Клейменова В.Е. (по доверенности от 12.04.2018 N 29).

Президиум Суда по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "МАЙ" (далее - общество "МАЙ") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 14.08.2017 о признании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 538291 недействительным полностью.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "ОРИМИ" (далее - общество "ОРИМИ").

Решением Суда по интеллектуальным правам от 16.01.2018 требование удовлетворено: решение Роспатента от 14.08.2017 как не соответствующее пунктам 3 и 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) признано недействительным; суд обязал Роспатент восстановить правовую охрану указанного товарного знака.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество "ОРИМИ", ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права и несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда от 16.01.2018 отменить, дело направить на новое рассмотрение.

От общества "МАЙ" поступил отзыв на кассационную жалобу, в котором оно с доводами, изложенными в ней, не соглашается, считает обжалуемое решение законным и обоснованным.

От общества "ОРИМИ" поступили письменные объяснения на указанный отзыв, в которых общество "ОРИМИ" ставит под сомнение доводы, изложенные обществом "МАЙ" в представленном отзыве.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам представители общества "ОРИМИ" поддержали кассационную жалобу по доводам, в ней изложенным, просили о ее удовлетворении.

Представители общества "МАЙ" возражали против удовлетворения кассационной жалобы, полагая обжалуемый судебный акт законным и обоснованным.

Представитель Роспатента, чья явка признана судом обязательной, пояснил, что решение 16.01.2018 им не обжалуется, рассмотрение кассационной жалобы общества "ОРИМИ" оставляет на усмотрение президиума Суда по интеллектуальным правам.

При этом, вопреки требованию президиума Суда по интеллектуальным правам, выраженному в определении от 23.04.2018, Роспатент отзыв на кассационную жалобу не представил.

На основании положений, предусмотренных частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в силу которых суд кассационной инстанции не вправе устанавливать фактические обстоятельства и оценивать доказательства, президиум Суда по интеллектуальным правам отказывает в приобщении к материалам дела дополнительного документа (этикетки), приложенного к кассационной жалобе. Данный документ, который не был исследован при рассмотрении дела в суде первой инстанции и был направлен в Суд по интеллектуальным правам совместно с кассационной жалобой, президиум Суда по интеллектуальным правам возвращает обществу "ОРИМИ".

Законность обжалуемого судебного решения проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, комбинированный товарный знак с приоритетом от 20.11.2013 зарегистрирован Роспатентом 30.03.2015 за N 538291 в отношении товара 30-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) "чай" на имя закрытого акционерного общества Компания "Май".

В результате перехода исключительного права на этот товарный знак без договора, зарегистрированного Роспатентом 06.04.2016 за N РП0005941, исключительное право на товарный знак передано обществу "МАЙ".

В Роспатент 17.04.2017 поступило возражение общества "ОРИМИ" против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 538291, мотивированное его несоответствием требованиям пунктов 1, 3, 6 статьи 1483 ГК РФ.

В обоснование возражения общество "ОРИМИ" указало, что оспариваемый товарный знак является сходным до степени смешения с принадлежащими данному обществу товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 324681, 306600, 316319, 322565, 324734, зарегистрированными в отношении однородных товаров, в силу наличия в сравниваемых товарных знаках тождественного словесного элемента "Высокогорный" и сходных по своему смысловому значению изобразительных элементов.

Также общество "ОРИМИ" ссылалось на то, что оспариваемый товарный знак способен ввести в заблуждение потребителей относительно изготовителя чая ввиду того, что до даты приоритета этого товарного знака потребителю стали известны однородные товары, индивидуализируемые серией противопоставленных товарных знаков, содержащих названный словесный элемент.

Решением Роспатента от 14.08.2017 указанное возражение было удовлетворено, предоставление правовой охраны спорному товарному знаку признано недействительным в связи с его несоответствием требованиям пунктов 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

Принимая решение, Роспатент исходил из того, что оспариваемый товарный знак и противопоставленные товарные знаки ассоциируются друг с другом в силу наличия в них фонетически и семантически тождественных элементов "ВЫСОКОГОРНЫЙ" и "Высокогорный". При этом имеющиеся в сравниваемых товарных знаках отличия по графическому критерию сходства (по применению заглавных или строчных букв, наличию иных словесных и изобразительных элементов) признаны Роспатентом второстепенными при восприятии товарных знаков в целом.

Роспатент также пришел к выводу о способности оспариваемого товарного знака ввести в заблуждение потребителей относительно изготовителя чая, поскольку до даты приоритета обществом "ОРИМИ" уже выпускались и активно рекламировались в ведущих средствах массовой информации однородные товары (чай), индивидуализируемые общим для противопоставленных товарных знаков серийным словесным элементом "Высокогорный".

Не согласившись с решением Роспатента от 14.08.2017, общество "МАЙ" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании этого решения недействительным.

Дело рассматривалось судом первой инстанции по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый ненормативный акт, установление соответствия оспариваемого акта требованиям закона и иных нормативных актов, а также нарушения этим актом прав и законных интересов заявителя (часть 1 статьи 198, часть 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд первой инстанции установил, что, принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, Роспатент действовал в рамках полномочий, установленных частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218.

Удовлетворяя заявление общества "МАЙ" и обязывая Роспатент восстановить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 538291, суд первой инстанции, руководствуясь нормами статьи 1483 ГК РФ, положениями Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее - Правила N 32), и принимая во внимание разъяснения, данные в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", а также Рекомендации по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39, и Методические рекомендации по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденные приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.12.2009 N 197, исходил из того, что между оспариваемым и противопоставленными товарными знаками имеются существенные как графические отличия, так и отличия по доминирующим словесным элементам, в связи с чем данные товарные знаки производят различное общее зрительное впечатление и не ассоциируются друг с другом в целом.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемый товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 538291 и противопоставленные товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 324681, 306600, 316319, воспроизводя в целом упаковки чая, имеют значительную известность и приобретенную различительную способность за счет оригинальных и выразительных элементов "МАЙСКИЙ" (который является общеизвестным товарным знаком) и "Принцесса" и "Нури" соответственно, что позволяет потребителю четко отличать товарные знаки друг от друга, в связи с чем использование элемента "ВЫСОКОГОРНЫЙ" не повлечет создания угрозы смешения товарных знаков.

Установив отсутствие вероятности смешения сравниваемых товарных знаков, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что регистрация оспариваемого товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 538291 не противоречит положениям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Изложенные обстоятельства послужили основанием также и для вывода о том, что оспариваемый товарный знак не противоречит положениям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, поскольку не создает угрозу возникновения не соответствующих действительности представлений об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Довод о злоупотреблении правом, в обоснование которого общество "ОРИМИ" указывало на стремление общества "МАЙ" извлечь необоснованные экономические преимущества от использования слова "ВЫСОКОГОРНЫЙ" и причинить вред обществу "ОРИМИ" посредством регистрации оспариваемого товарного знака, подачей заявок на регистрацию товарных знаков со словесным элементом "ВЫСОКОГОРНЫЙ" и совершением действий по оспариванию товарных знаков третьего лица, судом первой инстанции отклонен.

Представленные доказательства не позволили суду первой инстанции прийти к выводу о том, что действия общества "МАЙ" при регистрации спорного товарного знака были направлены исключительно на причинение вреда обществу "ОРИМИ" либо извлечение необоснованных экономических преимуществ, поскольку обозначение "ВЫСОКОГОРНЫЙ" на дату приоритета оспариваемого товарного знака не обладало значительной различительной способностью и самостоятельной экономической ценностью.

При этом судом первой инстанции отмечено, что при подаче заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака общество "МАЙ" указало на описательный характер слова "ВЫСОКОГОРНЫЙ", не претендуя таким образом на предоставление правовой охраны данному элементу, который впоследствии был дискламирован Роспатентом при принятии решения о государственной регистрации товарного знака именно в силу описательного характера этого элемента.

Кроме того, на дату приоритета оспариваемого товарного знака он, как и противопоставленные товарные знаки третьего лица, уже был широко известен, что подтверждается результатами представленных в материалы дела социологических отчетов, поэтому действия по регистрации товарного знака могли разумно преследовать цель расширения имеющейся у общества "МАЙ" серии товарных знаков с доминирующим обозначением "МАЙСКИЙ".

С учетом изложенного судом первой инстанции сделан вывод о том, что действия общества "МАЙ" по подаче заявки на регистрацию товарных знаков с элементом "ВЫСОКОГОРНЫЙ" и действия по оспариванию предоставления правовой охраны товарным знакам общества "ОРИМИ" не свидетельствуют о том, что эти действия имеют направленность исключительно на причинение вреда третьему лицу, устранение его с рынка, использование необоснованных экономических преимуществ либо обусловлены какими-либо иными недобросовестными мотивами.

Указанные действия суд счел соответствующими принципам разумности и добросовестности, отражающими обычную практику принятия субъектом гражданского оборота мер, направленных на оформление и охрану своих исключительных прав на средства индивидуализации.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о полномочиях Роспатента на вынесение оспариваемого решения и о применимом законодательстве.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в указанной части президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, письменных объяснениях и отзыве и на нее, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы общества "ОРИМИ".

В обоснование доводов, содержащихся в кассационной жалобе, общество "ОРИМИ" указывает на то, что судом первой инстанции неверно истолкованы положения подпункта 1 пункта 3 и подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, а выводы суда о несоответствии оспариваемого решения Роспатента пункту 3 и пункту 6 статьи 1483 ГК РФ не обоснованы.

Общество "ОРИМИ" полагает, что анализ словесных элементов сравниваемых товарных знаков должен проводиться в том числе отдельно по каждому слову.

Также общество "ОРИМИ" считает, что суд первой инстанции дал самостоятельную правовую оценку по вопросу, входящему в пределы рассмотрения по данному делу, указав, что слово "ВЫСОКОГОРНЫЙ" имеет высокую вероятность ассоциирования у потребителей с местом сбора чая ("высоко в горах"), то есть может восприниматься в качестве характеризующего термина, а также, определив, что обозначение "ВЫСОКОГОРНЫЙ" на дату приоритета оспариваемого товарного знака не обладало различительной способностью.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы не согласен с выводом суда первой инстанции об отсутствии в действиях общества "МАЙ" злоупотребления правом.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в отношении доводов, изложенных в кассационной жалобе, считает необходимым отметить следующее.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент подачи заявки на регистрацию товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 538291) не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Исходя из правовой позиции, содержащейся в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

Согласно подпункту 14.4.2 Правил N 32 при проверке на тождество и сходство осуществляются следующие действия: проводится поиск тождественных и сходных обозначений; определяется степень сходства заявленного и выявленных при проведении поиска обозначений; определяется однородность заявленных товаров товарам, для которых зарегистрированы (заявлены) выявленные тождественные или сходные товарные знаки (обозначения). Обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

В силу подпункта 14.4.2.2 Правил N 32 словесные обозначения сравниваются: со словесными обозначениями; с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы. Сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим). Признаки, перечисленные в этом пункте, могут учитываться как в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Смысловое сходство определяют на основании следующих признаков: подобие заложенных в обозначениях понятий, идей; в частности, совпадение значения обозначений в разных языках; совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей (подпункт "в" подпункта 14.4.2.2 Правил N 32).

В соответствии с подпунктом 14.4.2.3 Правил N 32 сходство изобразительных и объемных обозначений определяется на основании следующих признаков: внешняя форма, наличие или отсутствие симметрии, смысловое значение, вид и характер изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и т.д.), сочетание цветов и тонов.

Перечисленные признаки могут учитываться как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Как отмечено в пункте 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, при выявлении сходства до степени смешения обозначений учитывается общее впечатление, которое производят эти обозначение и товарный знак (включая неохраняемые элементы) в целом на среднего потребителя соответствующих товаров или услуг.

При оценке сходства спорного и противопоставленных товарных знаков суд первой инстанции, применяя названные нормы права, указал, что при исследовании положения словесного и изобразительного элемента в комбинированном обозначении учитывается фактор визуального доминирования одного из элементов. Такое доминирование может быть вызвано как более крупными размерами элемента, так и его более удобным для восприятия расположением в композиции (например, элемент может занимать центральное место, с которого начинается осмотр обозначения). Изображение одного из элементов в цвете может способствовать доминированию этого элемента в композиции.

При этом изобразительный элемент комбинированного обозначения может играть существенную роль в индивидуализации товара наряду со словесным элементом. Степень важности изобразительного элемента в комбинированном обозначении зависит от того, насколько этот элемент оригинален, каковы его размеры и пространственное положение относительно словесного элемента. Перечисленные факторы могут учитываться как каждый в отдельности, так и в совокупности.

Как установлено судом первой инстанции, оспариваемый товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 538291 является комбинированным, содержит в своем составе расположенные в красном квадрате стилизованные изображения короны и развевающейся ленты, а также словесные элементы "МАЙСКИЙ", "ОТБОРНЫЙ", "ВЫСОКОГОРНЫЙ", выполненные заглавными буквами русского алфавита. Элементы "ОТБОРНЫЙ" и "ВЫСОКОГОРНЫЙ" в товарном знаке являются неохраняемыми.

Противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 322565 с приоритетом от 16.12.2005 представляет собой словесное обозначение "Нури Высокогорный", выполненное стандартным шрифтом буквами русского алфавита. Правовая охрана указанному товарному знаку предоставлена, в частности, в отношении товаров 30-го класса МКТУ "чай, чай со льдом".

Противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 324734 с приоритетом от 16.12.2005 представляет собой словесное обозначение "Принцесса Высокогорный", выполненное стандартным шрифтом буквами русского алфавита. Правовая охрана указанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров 30-го класса МКТУ "ароматизаторы; напитки на основе чая; настои нелекарственные; чай, в том числе растворимый чай, чай из трав и цветов, ароматизированный чай, чай с фруктами, травяными и иными добавками; чай со льдом".

Противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 324681 с приоритетом от 14.10.2005 является комбинированным, представляет собой этикетку черного и оранжевого цветов, на которой расположены стилизованное изображение лица женщины в профиль, заключенное в красный овал, стилизованное изображение чайного пакетика, а также охраняемые словесные элементы "Принцесса Нури", "Высокогорный". Правовая охрана указанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров 30-го класса МКТУ "чай, в том числе растворимый чай".

Противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 306600 с приоритетом от 23.12.2004 является комбинированным, представляет собой этикетку черного и оранжевого цветов, на которой расположены стилизованное изображение лица женщины в профиль, заключенное в красный овал, а также словесные элементы "Принцесса Нури", "Высокогорный". Правовая охрана указанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров 30-го класса МКТУ "чай, напитки на основе чая, настои нелекарственные, чай со льдом".

Противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 316319 с приоритетом от 05.08.2005 является комбинированным, представляет собой этикетку черного и оранжевого цветов, на которой расположены стилизованное изображение лица женщины в профиль, заключенное в красный овал, стилизованное изображение листа, заключенное в два круга, а также охраняемые словесные элементы "ПРИНЦЕССА", "НУРИ", "Высокогорный". Правовая охрана указанному товарному знаку предоставлена в отношении товаров 30-го класса МКТУ "чай, в том числе растворимый чай, чай из трав и цветов, ароматизированный чай, чай с фруктами, травяными и иными добавками, напитки на основе чая, настои нелекарственные, чай со льдом".

Сопоставив оспариваемый и противопоставленные товарные знаки суд первой инстанции указал, что при вынесении оспариваемого решения Роспатентом не учтено, что наличие в сравниваемых товарных знаках общего элемента "ВЫСОКОГОРНЫЙ" не является достаточным для вывода об ассоциировании товарных знаков друг с другом, поскольку основное положение в оспариваемом товарном знаке занимает слово "МАЙСКИЙ", которое выполнено на красном фоне крупными буквами яркого белого цвета и расположено в центре всего товарного знака, на него падает логическое ударение и именно с этого элемента начинается осмотр всего обозначения.

При этом судом учтено, что общество "МАЙ" является правообладателем серии товарных знаков (свидетельства Российской Федерации N 436559, 432905, 272844, 538132, 436558, 389137, 506876, 164627, 204286, 134802, 471875, 453299, 161508, 216344, 474396, 475930, 288635, 247459, 605410, 480071, 400730, 610165, 610166, 362997, 480090, 260354), а также общеизвестных товарных знаков (свидетельства Российской Федерации N 103, 107), которые объединены общим словесным элементом "МАЙСКИЙ", что придает последнему дополнительную различительную способность и повышает индивидуализирующее значение в товарном знаке по свидетельству Российской Федерации N 538291.

Признавая решение Роспатента не соответствующим пункту 6 статьи 1483 ГК РФ и восстанавливая правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 538291, суд первой инстанции исходил из того, что в конкретном случае слово "ВЫСОКОГОРНЫЙ" не является доминирующим в оспариваемом товарном знаке, занимает в нем незначительную часть и, будучи выполненным в неярком цвете, частично сливается с общим фоном всего товарного знака, ввиду чего не оказывает влияния на восприятие товарного знака в целом. Кроме того, слово "ВЫСОКОГОРНЫЙ" расположено в конце как оспариваемого, так и любого из противопоставленных товарных знаков.

При вынесении оспариваемого решения суд первой инстанции исходил из того, что в названных противопоставленных товарных знаках содержатся иные словесные элементы ("Принцесса", "Нури"), которые в силу своего оригинального характера и фантазийности, в сочетании с имеющим аналогичное смысловое значение изобразительным элементом в виде головы девушки ("принцессы") занимают доминирующее положение в товарном знаке и формируют их основной зрительный образ.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что судом первой инстанции в обжалуемом судебном акте сделан вывод об отсутствии различительной способности словесного элемента "Высокогорный", являющегося охраняемым во всех противопоставленных товарных знаках, не соответствует тексту судебного акта.

Суд первой инстанции, принимая оспариваемый судебный акт, указал на "меньшую изначальную различительную способность этого слова в сравнении со словесным обозначением "Принцесса Нури" и о "большей различительной способности обозначения "Принцесса Нури" в сравнении со словом "ВЫСОКОГОРНЫЙ", но не об отсутствии у данного обозначения различительной способности.

Суд первой инстанции верно применил и норму пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, согласно которой не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

Учитывая приведенные положения, суд первой инстанции принял во внимание то, что для вывода о введении потребителя в заблуждение требуется не только наличие доказательств введения товаров со сходным обозначением иным производителем в гражданский оборот, но и возникновения и сохранения у потребителей стойкой ассоциативной связи между товаром, маркированным соответствующим товарным знаком, и его производителем.

Судом первой инстанции отмечено, что сравниваемые товарные знаки в целом воспроизводят упаковки чая, имеют значительную известность и приобретенную различительную способность за счет оригинальных и выразительных элементов "МАЙСКИЙ" (который является общеизвестным товарным знаком) и "Принцесса Нури", что позволяет потребителю четко отличать товарные знаки друг от друга, в связи с чем использование элемента "ВЫСОКОГОРНЫЙ" не повлечет создания угрозы смешения товарных знаков.

По мнению суда, основанному на осуществленном им сравнении обозначений, а также на приобщенных к материалам дела данных проведенного социологического опроса, опасность смешения обозначений в глазах потребителя отсутствует.

С учетом изложенного нормы подпункта 2 пункта 6 и подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ судом первой инстанции применены к установленным фактическим обстоятельствам правильно: в соответствии с ее действительным содержанием и с учетом соответствующих правовых позиций высшей судебной инстанции.

Довод, изложенный в кассационной жалобе, об обратном президиумом Суда по интеллектуальным правам не принимается. Вопреки мнению заявителя кассационной жалобы, президиум Суда по интеллектуальным правам не усматривает оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции, согласно которым противопоставляемые обозначения не имеют такой степени сходства, на которую указывает заявитель как на основание для оспаривания регистрации спорного товарного знака, и не могут привести к смешению товаров, маркируемых такими обозначениями. Иными словами, угроза их смешения отсутствует.

Соответствующие выводы суда первой инстанции надлежащим образом мотивированы, основаны на правилах и методологических подходах, приведенных выше, соответствуют правовым позициям высшей судебной инстанции.

Обусловленное субъективным мнением общества "ОРИМИ" несогласие с результатами содержащейся в обжалуемом судебном акте оценки отсутствия сходства товарных знаков не является основанием для отмены судебного акта, поскольку не свидетельствует о неправильном применении судом первой инстанции норм материального или процессуального права.

При названных обстоятельствах, оценив совокупность представленных по делу доказательств, подтверждающих, что спорный товарный знак и противопоставленные товарные знаки не являются сходными до степени смешения, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что решение Роспатента от 14.08.2017 о признании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 538291 не соответствует пунктам 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ, и обязал Роспатент восстановить правовую охрану указанного товарного знака, а доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, о нарушении судом первой инстанции указанных положений отклоняются президиумом Суда по интеллектуальным правам как противоречащие установленным судом фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Довод общества "ОРИМИ" о неправильном применении судом первой инстанции презумпции добросовестности общества "МАЙ" президиумом Суда по интеллектуальным правам не принимается.

Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Как разъяснено в пункте 63 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", суд на основании положений статьи 10 ГК РФ вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией.

Исходя из положений статей 9, 41, 44-49, 65, 66 и 72 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд не вправе выйти за пределы заявленного требования.

Предметом рассмотрения данного спора являлась законность принятого Роспатентом ненормативного правового акта, признавшего недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 538291, таким образом, полномочия суда первой инстанции ограничены проверкой наличия либо отсутствия в действиях общества "МАЙ" признаков злоупотребления правом при регистрации именно этого обозначения исходя из тех доказательств, которые изначально были представлены в Роспатент с возражением.

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшего товарный знак, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что третьи лица на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации производимых ими товаров или оказываемых услуг без регистрации в качестве товарного знака, а также то, что такое обозначение приобрело известность среди потребителей.

При данных обстоятельствах применительно к доводам заявителя кассационной жалобы доказыванию подлежит определенная сложившаяся репутация (известность) старшего товарного знака, обусловливающая возможность сделать вывод о наличии в действиях правообладателя младшего товарного знака признаков злоупотребления правом в форме паразитирования на репутации средств индивидуализации иного лица, что само по себе в соответствии с вышеприведенной позицией высших судебных органов, нашедшей отражение и в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.04.2012 N 16912/11, может являться для суда, рассматривающего спор по существу, достаточным основанием для аннулирования правовой охраны спорного товарного знака.

Вместе с тем заявитель кассационной жалобы, ссылаясь на соответствующие правовые подходы, не представил в материалы дела доказательств приобретения его товарным знаком определенной репутации (известности), обусловливающей возможность сделать вывод о наличии в действиях общества "МАЙ" признаков злоупотребления правом в форме паразитирования на репутации средства индивидуализации общества "ОРИМИ".

Исследовав совокупность представленных доказательств суд первой инстанции сделал вывод о том, что действия общества "МАЙ" не позволяют с очевидностью сделать вывод о том, что регистрация спорного товарного знака была направлена исключительно на причинение вреда третьему лицу либо извлечение необоснованных экономических преимуществ.

Суд первой инстанции отметил, что при подаче заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака общество "МАЙ" указало на описательный характер слова "ВЫСОКОГОРНЫЙ", не претендуя таким образом на предоставление правовой охраны данному элементу, который впоследствии был дискламирован Роспатентом при принятии решения о государственной регистрации товарного знака именно в силу описательного характера этого элемента.

Президиум Суда по интеллектуальным правам считает необходимым отметить, что доказательств регистрации и использования спорного товарного знака в целях причинения вреда третьему лицу, устранения его с рынка, использования необоснованных экономических преимуществ в материалах дела не содержится, тем самым вывод суда первой инстанции об отсутствии в действиях общества "МАЙ" признаков злоупотребления правом является обоснованным.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что суд первой инстанции вышел за пределы заявленных требований дав оценку другим действиям общества "МАЙ", в том числе действиям по регистрации иных товарных знаков с элементом "ВЫСОКОГОРНЫЙ" либо использованию элемента "ВЫСОКОГОРНЫЙ" без такой регистрации, равно как его действиям по оспариванию предоставления правовой охраны товарным знакам общества "ОРИМИ". Указанные обстоятельства не входили в предмет рассматриваемых судом требований и могут являться основанием для самостоятельного оспаривания таких действий обществом "ОРИМИ" как в Федеральной антимонопольной службе, так и в суде.

В то же время указанные нарушения суда первой инстанции не повлекли принятие неправильного решения, поскольку его выводы об отсутствии в действиях общества "МАЙ" признаков злоупотребления правом при регистрации спорного товарного знака соответствуют материалам дела и применимому законодательству.

Таким образом, президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что оспариваемое решение Роспатента противоречит закону и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем подлежит признанию недействительным.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц. Окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта.

При названных обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что регистрация товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 538291 не противоречит положениям подпункта 2 пункта 6 и подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

На основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы подлежат отнесению на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 16.01.2018 по делу N СИП-674/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ОРИМИ" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А. Новоселова
Члены президиума Г.Ю. Данилов
    B.А. Корнеев
    C.М. Уколов

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам подтвердил правильность выводов первой инстанции, восстановившей правовую охрану комбинированного товарного знака производителя чая.

Общий словесный элемент "высокогорный" в сравниваемых товарных знаках не является доминирующим ни в одном из них.

В оспариваемом товарном знаке основное положение занимает слово "майский". Дополнительная различительная способность и индивидуализирующее значение этого элемента обусловлены тем, что он является общим для целой серии товарных знаков, в т. ч. общеизвестных.

В противопоставленных товарных знаках доминирующими в силу оригинальности и фантазийности являются словесные элементы "принцесса" и "Нури".

Сравниваемые товарные знаки в целом воспроизводят упаковки чая, широко известны и обладают высокой различительной способностью благодаря оригинальным и выразительным элементам. Это позволяет потребителю четко отличать знаки друг от друга, в связи с чем угроза их смешения отсутствует.