Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 18 мая 2018 г. по делу N СИП-742/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против его отказа в выдаче патента на полезную модель, поскольку Роспатент пришел к правомерному выводу о несоответствии заявленного образца условию патентоспособности "новизна"

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 18 мая 2018 г. по делу N СИП-742/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против его отказа в выдаче патента на полезную модель, поскольку Роспатент пришел к правомерному выводу о несоответствии заявленного образца условию патентоспособности "новизна"

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 15 мая 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 18 мая 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья - Рогожин С.П., судьи - Голофаев В.В., Лапшина И.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Забузовой А.Э., рассмотрел в судебном заседании заявление Корнеева Станислава Юрьевича (г. Уфа) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 19.10.2017 об отказе в удовлетворении возражения против отказа в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2016126897/03.

В судебном заседании принял участие представитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Старостин Д.С. по доверенности N 01/32-487/41 от 19.06.2017.

Суд по интеллектуальным правам установил:

Корнеев Станислав Юрьевич обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (далее - Роспатент) от 19.10.2017 об отказе в удовлетворении возражения против отказа в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2016126897/03.

В обоснование заявленных требований Корнеев С.Ю. указывает, что Роспатентом нарушено положений пункта 35 Требований к документам заявки на выдачу патента на полезную модель, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 30.09.2015 за N 701 (далее - Требования ПМ), пункта 1 статьи 1351 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а именно не был принят во внимание технический результат полезной модели с учетом используемого именно стеклопластикового блока-модуля, а следовательно неверно противопоставлен патент Российской Федерации N 120979 на полезную модель.

До судебного заседания Корнеев Станислав Юрьевич направил в суд заявление о проведении заседания в его отсутствие.

Суд, руководствуясь статьями 123 и 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определил провести судебное заседание в отсутствие представителей Корнеева Станислава Юрьевича.

В судебном заседании представитель Роспатента возражал против удовлетворения требований, настаивая на том, что оспариваемое решение от 19.10.2017 соответствует нормам действующего законодательства, и изложив мотивы в отзыве и письменных пояснениях.

Рассмотрев материалы дела, выслушав представителя Роспатента, и оценив все доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд считает требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 04.06.2016 Корнеев С.Ю. обратился в Роспатент с заявкой на выдачу патента на полезную модель "Корпус блок-модуля", которой был присвоен N 20166126897, со следующей формулой (с учетом последней редакции):

"1. Корпус стеклопластикового блок-модуля, отличающийся тем, что выполнен из стеклопластиковых стеновых панелей и имеет каркас из стеклопластикового профиля.

2. Корпус по п. 1, отличающийся тем, что использован стеклопластиковый профиль, изготовленный методом пултрузии.

3. Корпус по п. 1, отличающийся тем, что каркас корпуса имеет заполнение пространств между профилями стеклопластиковыми стеновыми панелями или внедрен в тело стеновой панели.

4. Корпус по п. 1, отличающийся тем, что каркас корпуса имеет заполнение пространств между профилями стеклопластиковыми стеновыми панелями или внедрен в тело колпака крыши.

5. Корпус по п. 1, отличающийся тем, что каркас корпуса собран из стеклопластикового профиля при помощи соединительных узлов типа "Т", "Г", "крест".

6. Корпус по п. 1, отличающийся тем, что имеет дополнительные поперечные несущие элементы из пултрузионного профиля.

7. Корпус по п. 1, отличающийся тем, что стеновая панель состоит из стеклопластиковой наружной стенки, внутреннего покрытия и наполнителя между ними.".

По результатам экспертизы решением Роспатента от 09.06.2017 в выдаче патента на полезную модель было отказано ввиду несоответствия заявленной полезной модели условию патентоспособности "новизна".

При этом в запросе экспертизы от 24.10.2014 в соответствии с пунктом 2 статьи 1379 ГК РФ заявителю предлагалось преобразовать заявку на полезную модель в заявку на изобретение.

Не согласившись с данным решением, заявитель 18.08.2017 обратился с возражением в Роспатент.

По результатам рассмотрения возражения Роспатентом было установлено, что признаки независимого пункта 1 формулы полезной модели, характеризующие выполнение панелей и профильных элементов каркаса из стеклопластика, являются несущественными, поскольку не находятся в причинно-следственной связи с заявленным техническим результатом (повышение технологичности, надежности и эффективности корпуса). Остальные признаки, приведенные в независимом пункте 1 формулы полезной модели, включая характеристику назначения, присущи решению по патенту Российской Федерации N 120979 (далее - патент N 120979).

Признаки зависимых пунктов 2-7, характеризующие материал профиля, метод его изготовления, конструкцию панели, не находятся в причинно-следственной связи с техническим результатом, а остальные признаки зависимых пунктов известны из патента N 120979.

При этом с учетом уточненного технического результата, направленного на исключение замыкания электрической цепи на корпус, содержащемся в описании полезной модели, Роспатентом было установлено, что возможность исключения замыкания электрической цепи на корпус обусловлена не конкретным видом материала, а способностью этого материала обеспечивать электрическую изоляцию. Тем самым существенным признаком формулы полезной модели по заявке N 201626897 является именно свойство материала, а не его принадлежность к определённому виду (пункт 38 Требований ПМ).

В то же время согласно материалам патента N 120979 элементы корпуса (панели и каркас) в одном из вариантов выполнены из материалов, обеспечивающих электроизоляцию корпуса, и позволяют исключить замыкание электрической цепи на корпус. Корпус блок-модуля, раскрытый в патенте N 120979, выполнен из панелей (органических или неорганических теплоизоляционных материалов) и полимерных профильных элементов.

В связи с этим Роспатентом было установлено, что при уточнении технического результата все существенные признаки независимого пункта 1 формулы полезной модели по заявки N 2016126897 также присущи техническому решению по патенту N 120979.

Данные обстоятельства с учетом положений пункта 1 статьи 1351 ГК РФ, пункта 69 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации полезных моделей, и их форм, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 30.09.2015 N 701, зарегистрированными в Министерстве юстиции Российской Федерации 25.12.2015 за N 40244 (далее - Правила ПМ) послужили основанием для вывода о том, что заявленному решению по заявке N 2016126897 не может быть предоставлена охрана в качестве полезной модели, как несоответствующему условию патентоспособности "новизна".

На основании изложенного решением Роспатента от 19.10.2017 в удовлетворении возражения заявителя от 18.08.2017 было отказано, решение Роспатента от 09.06.2017 об отказе в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2016126897 оставлено в силе.

Не согласившись с указанным решением, Корнеев С.Ю. обратился в суд с вышеуказанным требованием.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (пункт 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок заявителем соблюден, что не оспаривается Роспатентом.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента по рассмотрению возражения против выдачи патента на полезную модель и принятию по его результатам решения установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

С учетом даты подачи заявки N 2016126897 (04.06.2016) правовая база для оценки правоспособности заявленной полезной модели включает ГК РФ в соответствующей редакции, Правила ПМ и Требования ПМ.

Согласно пункту 1 статьи 1351 ГК РФ полезной модели предоставляется правовая охрана, если она является новой и промышленно применимой.

Согласно пункту 2 статьи 1351 ГК РФ полезная модель является новой, если совокупность ее существенных признаков не известна из уровня техники. Уровень техники включает опубликованные в мире сведения о средствах того же назначения, что и заявленная полезная модель, и сведения об их применении в Российской Федерации, если такие сведения стали общедоступными до даты приоритета полезной модели.

Согласно пункту 69 Правил ПМ при проверке новизны полезная модель признается новой, если установлено, что совокупность ее существенных признаков, представленных в независимом пункте формулы полезной модели, не известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета полезной модели.

Согласно пункту 35 Требований ПМ признаки относятся к существенным, если они влияют на возможность решения указанной заявителем технической проблемы и получения обеспечиваемого полезной моделью технического результата, то есть находятся в причинно-следственной связи с указанным результатом.

В соответствии с пунктом 38 Требований ПМ в разделе описания полезной модели "Осуществление полезной модели" приводятся сведения, раскрывающие, как может быть осуществлена полезная модель с реализацией указанного заявителем назначения полезной модели и с подтверждением возможности достижения технического результата при осуществлении полезной модели путем приведения детального описания по крайней мере одного примера осуществления полезной модели со ссылками на графические материалы, если они представлены.

Раздел описания полезной модели "Осуществление полезной модели" оформляется с учетом следующих правил:

1) для полезной модели, сущность которой характеризуется с использованием признака, выраженного общим понятием, в том числе представленного на уровне функционального обобщения, свойства, описывается, как можно осуществить полезную модель с реализацией ею указанного назначения на примерах при использовании частных форм реализации признака, в том числе описывается средство для реализации такого признака или методы его получения либо указывается на известность такого средства или методов его получения до даты подачи заявки.

Если метод получения средства для реализации признака полезной модели основан на неизвестных из уровня техники процессах, приводятся сведения, раскрывающие возможность осуществления этих процессов;

2) если полезная модель охарактеризована в формуле полезной модели с использованием существенного признака, выраженного общим понятием, охватывающим разные частные формы реализации существенного признака, либо выраженного на уровне функции, свойства, должна быть обоснована использованная заявителем степень обобщения при раскрытии существенного признака полезной модели путем представления сведений о частных формах реализации этого существенного признака, а также должно быть представлено достаточное количество примеров осуществления полезной модели, подтверждающих возможность получения указанного заявителем технического результата при использовании частных форм реализации существенного признака полезной модели.

Следует отметить, что при рассмотрении данного дела в судебном порядке заявителем не оспаривается выводы Роспатента о том, что:

- с учетом технического результата (повышение технологичности, надежности и эффективности корпуса) все существенные признаки, приведенные в независимом пункте 1 формулы спорного полезной модели, присущи решению по патенту N 120979, а признаки, характеризующие выполнение панелей и профильных элементов каркаса из стеклопластика, являются несущественными;

- признаки зависимых пунктов 2-7, характеризующие материал профиля, метод его изготовления, конструкцию панели, не находятся в причинно-следственной связи с заявленным техническим результатом, и соответственно, являются несущественными, а остальные признаки зависимых пунктов известны из патента N 120979;

- с учетом уточненного технического результата, направленного на исключение замыкания электрической цепи на корпус, возможность исключения замыкания электрической цепи на корпус обусловлена не конкретным видом материала (выполнение панелей и профильных элементов каркаса из стеклопластика), а способностью этого материала обеспечивать электрическую изоляцию и, соответственно, существенным признаком является свойство материала.

Вместе с тем, с учетом уточненного технического результата все существенные признаки независимого пункта 1 формулы полезной модели по заявки N 2016126897 присущи техническому решению по патенту N 120979.

С учетом изложенного Роспатентом сделан правильный вывод о том, что заявленному решению по заявке N 2016126897 не может быть предоставлена охрана в качестве полезной модели, как несоответствующему условию патентоспособности "новизна".

Довод Корнеева С.Ю. о нарушении Роспатентом положений пункта 35 Требований ПМ, так как заявленное решение по заявке N 2016126897 и решение по патенту N 120979 направлены на достижение разных технических результатов, отклоняется судебной коллегией.

Согласно пункту 69 Правил ПМ при проверке новизны полезная модель признается новой, если установлено, что совокупность ее существенных признаков, представленных в независимом пункте формулы полезной модели, не известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета полезной модели.

Таким образом, из содержания названного пункта следует, что при проверке соответствия полезной модели условию патентоспособности "новизна" сравнению подлежат существенные признаки, приведенные в независимом пункте формулы полезной модели, с признаками противопоставленного технического решения, а не их технические результаты.

Кроме того, как в пояснениях отмечает сам заявитель, указание на различные технические результаты сделаны не с целью доказательства новизны полезной модели по заявке N 2016126897, а "для подтверждения своего мнения о неосновном применении уважаемой экспертизой к заявленной полезной модели методик, скорее пригодных при экспертизе изобретений для оценки "очевидности-неочевидности" получаемого технического результата".

При этом заявитель не оспаривает, что заявленное решение и полезная модель по патенту N 120979 имеют одно и тоже назначение строительство каркасных сооружений.

Суд также учитывает, что при заявленном техническом результате признак выполнения блок-модуля из стеклопластика в соответствии с пунктом 35 Требований ПМ не является существенным, что было установлено Роспатентом, и не оспаривается заявителем.

Вместе с тем в отношении уточненного технического результата, направленного на исключение замыкания электрической цепи на корпус, суд отмечает следующее.

Как следует из заявки N 2016126897 результат, направленный на исключение замыкания электрической цепи на корпус, содержится в описании данной полезной модели и обеспечивается признаками, характеризующими материал (стеклопластик) выполнения элементов каркаса блок-модуля.

Однако возможность исключения замыкания электрической цепи на корпус обусловлена не конкретным видом материала, а способностью этого материала обеспечивать электрическую изоляцию, поэтому существенным признаком является именно свойство материала, а не его принадлежность к определенному виду (пункт 38 Требований ПМ).

При этом в патенте N 120979 элементы каркаса (панели и каркас) в одном из вариантов выполнены из материалов, обеспечивающих электроизоляцию корпуса, и позволяют исключить замыкание электрической цепи на корпус.

Довод заявителя о том, в патенте N 120979 не раскрыт материал панелей, и не следует, что в качестве панелей могут быть использованы, в частности, органические (полимерные неэлектропроводные "углепластик") материалы отклоняется судом.

Согласно патенту N 120979 на элементах каркаса с помощью хомутов закреплены панели. Пространство между каркасными элементами возможно заполнять органическим или неорганическим теплоизоляционным материалом. При этом каркасные элементы сборного каркаса здания могут быть выполнены, в том числе, из полипропилена, поливинилхлорида, полиэтилена.

Названные материалы являются органическими полимерными неэлектропроводными материалами.

В то же время, из патента N 120979 следует, что реализация конструктивных элементов раскрытого в нем решения не ограничивается примерами, приведенными в данных материалах.

Таким образом, вывод Роспатента в оспариваемом решении о том, что в качестве панелей корпуса блок-модуля, раскрытого в патенте N 120979, могут быть использованы органические (например, полимерные неэлектропроводные материалы) или неорганические теплоизоляционные материалы, основан на содержании материалов патента N 120979.

Судом также отклоняется довод Корнеева С.Ю. о том, что в решении по патенту N 120979 отсутствует признак выполнения корпуса блок-модуля полностью стеклопластиковым, благодаря чему возможна сборка блок-модуля не только из отдельного собранного каркаса и отдельных панелей, но и сборка блок-модуля путем "внедрения (интегрирования, вклеивания) профильного стеклопластикового (стеклокомпозитного) каркаса в тело стеновой панели" непосредственно при изготовлении стеклопластиковой панели целым рядом способов, описанный в решении по заявке N 2016126897.

Из содержания пункта 69 Правил ПМ следует, что проверка новизны полезной модели проводится в отношении признаков полезной модели, приведенных в независимом пункте формулы.

Полезная модель по заявке N 2016126897 в независимом пункте формулы описана в общем виде, при этом она не характеризуется указанными выше признаками, которыми, по мнению заявителя, решение по патенту N 120979 отличается от данной полезной модели.

В связи с чем, исходя из положений пункта 66 Правил ПМ, такие признаки не подлежат учету при проверке новизны полезной модели по заявке N 2016126897.

При таких обстоятельствах Роспатент пришел к правомерному выводу о несоответствии заявленного решения по заявке N 2016126897 условию патентоспособности "новизна".

Как разъяснено в пункте 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного акта необходимо установление одновременно двух указанных оснований.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, не нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем требование заявителя о признании оспариваемого решения Роспатента недействительным удовлетворению не подлежит.

Судебные расходы по делу относятся на заявителя в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

требования Корнеева Станислава Юрьевича оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
судья
С.П. Рогожин
Судья В.В. Голофаев
Судья И.В. Лапшина

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам согласился с Роспатентом, который отказал в выдаче патента на полезную модель ввиду ее несоответствия условию патентоспособности "новизна".

Новизна полезной модели проверяется по существенным признакам, приведенным в независимом пункте ее формулы. Они сравниваются с признаками противопоставленного технического решения.

В спорном случае все существенные признаки независимого пункта формулы заявленной полезной модели присущи другому техническому решению.

Доводы о разных технических результатах несостоятельны, поскольку при проверке новизны такие результаты не сравниваются.