Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 14 марта 2018 г. N С01-46/2018 по делу N СИП-350/2017 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции, которым отказано в признании недействительным решения Роспатента об отказе в признании общеизвестным товарного знака, поскольку представленная совокупность доказательств не является достаточной для признания спорного товарного знака общеизвестным

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 14 марта 2018 г. N С01-46/2018 по делу N СИП-350/2017 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции, которым отказано в признании недействительным решения Роспатента об отказе в признании общеизвестным товарного знака, поскольку представленная совокупность доказательств не является достаточной для признания спорного товарного знака общеизвестным

Резолютивная часть постановления объявлена 5 марта 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 14 марта 2018 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Уколова С.М., Химичева В.А.;

судьи-докладчика Рассомагиной Н.Л. -

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Невская косметика" (просп. Обуховской обороны, д. 80, Санкт-Петербург, 192029, ОГРН 1027806078893) на решение Суда по интеллектуальным правам от 16.11.2017 по делу N СИП-350/2017 (судьи Снегур А.А., Силаев Р.В., Тарасов Н.Н.)

по заявлению акционерного общества "Невская косметика" о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 21.03.2017 об отказе в признании общеизвестным товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921.

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "Невская косметика" - Проничева Е.Ю. (по доверенности от 22.12.2016 N 21), Невзоров И.В. (по доверенности от 22.12.2016 N 21);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Шеманин Я.А. (по доверенности от 19.06.2017 N 01/32-480/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам установил:

акционерное общество "Невская косметика" (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 21.03.2017 об отказе в признании общеизвестным товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 16.11.2017 заявление общества оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество, ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а также на нарушение судом норм материального и процессуального права при принятии решения, просит решение суда от 16.11.2017 отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении требований общества в полном объеме.

Роспатент отзыв на кассационную жалобу в суд не представил.

В судебное заседание президиума Суда по интеллектуальным правам явились представители общества и Роспатента.

В судебном заседании представители общества поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, просили ее удовлетворить.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения кассационной жалобы общества, просил оставить решение суда первой инстанции без изменения как законное и обоснованное.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, общество является правообладателем комбинированного товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921, зарегистрированного 24.01.2007 с приоритетом от 12.10.2005 в отношении товаров 3-го "аэрозоль для освежения полости рта; пасты, порошки зубные; препараты для полирования зубных протезов; препараты для чистки зубных протезов; препараты для полоскания рта (за исключением используемых в медицинских целях)" и 21-го "зубочистки; нити зубные; щетки зубные; щетки зубные электрические" классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Общество 28.11.2016 обратилось в Роспатент с заявлением о признании товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921 общеизвестным в отношении товара "зубная паста" с 01.01.2015.

В подтверждение общеизвестности данного товарного знака на территории Российской Федерации для товара "зубная паста" на указанную дату в материалы административного производства обществом были представлены:

1) сведения об истории общества, его учредительные документы, свидетельство о регистрации права собственности на нежилое помещение под промышленные объекты, сведения о филиалах общества, его дистрибьюторах, принадлежащих обществу товарных знаках;

2) сведения об обществе и производимой им продукции, размещенные в сети "Интернет" и в печатных средствах массовой информации;

3) рекламные материалы и каталоги продукции общества;

4) производственная документация (технические условия, технологические инструкции, акты экспертиз и клинических испытаний, декларации о соответствии и сертификаты соответствия производимой обществом продукции);

5) справка об объемах производства зубной пасты "НОВЫЙ ЖЕМЧУГ";

6) договоры об организации для общества обратной связи с потребителями ("горячей линии") и отзывы потребителей относительно продукции общества;

7) договоры общества с дилерами о хранении и продвижении товаров общества и товаросопроводительные документы к ним;

8) договоры поставки продукции общества и доказательства их фактического исполнения;

9) письма об оказании обществом благотворительной помощи и сведения о его стоматологической общественной программе;

10) договоры на проведение рекламных кампаний общества, акты и отчеты к ним;

11) результаты социологического исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения "Определение уровня известности товарного знака " (далее - социологическое исследование ВЦИОМ) по заказу общества.

Решением от 21.03.2017 Роспатент отказал в удовлетворении заявления общества о признании товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921 общеизвестным в отношении товара 3-го класса МКТУ "зубная паста".

Принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, Роспатент исходил: из отсутствия в представленных обществом материалах доказательств, свидетельствующих о том, что на российском рынке на дату, с которой общество просит признать спорный товарный знак общеизвестным, доля товаров общества (зубных паст), маркированных спорным товарным знаком, являлась существенной; из отсутствия ярко выраженной динамики роста объемов производства, продаж и затрат на рекламу этих товаров к указанной дате; из отсутствия именно в период, предшествующий указанной дате, активной рекламной кампании и, как следствие, роста интереса потребителей к соответствующей продукции общества и расширения круга ее потребителей. Роспатент также указал на очевидное снижение интереса потребителей к соответствующей продукции общества, подтвержденное результатами социологического опроса.

Общество, не согласившись с принятым решением и полагая, что оно является недействительным, поскольку принято с нарушением действующего законодательства и затрагивает права и законные интересы общества, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Спор рассмотрен судом первой инстанции по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый ненормативный акт, соответствия оспариваемого акта требованиям закона и иных нормативных актов, а также нарушения этим актом прав и законных интересов заявителя (часть 1 статьи 198, часть 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд первой инстанции установил, что, принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, Роспатент действовал в рамках полномочий, установленных частью четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218.

При проверке соответствия оспариваемого решения Роспатента закону и иным нормативным правовым актам суд первой инстанции (с учетом даты подачи обществом заявления о признании спорного товарного знака общеизвестным - 28.11.2016) руководствовался положениями Конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 (далее - Парижская конвенция), ГК РФ и Административного регламента предоставления Федеральной службой по интеллектуальной собственности государственной услуги по признанию товарного знака или используемого в качестве товарного знака обозначения общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, утвержденного приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 27.08.2015 N 602 (далее - Административный регламент).

Отказывая в удовлетворении заявления общества, суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющуюся в деле совокупность доказательств, руководствуясь положениями статьи 6.bis Парижской конвенции, статьи 1508 ГК РФ, Административного регламента, а также принимая во внимание подходы, сформулированные в Совместной рекомендации о положениях в отношении охраны общеизвестных знаков Всемирной организации интеллектуальной собственности, принятой на 34-й серии заседаний Ассамблей государств - членов ВОИС (далее - Рекомендация ВОИС), исходил из установленного обстоятельства того, что обществом не была представлена совокупность доказательств, являющаяся достаточной для признания товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921 общеизвестным в отношении соответствующих товаров 3-го класса МКТУ с указанной в заявлении даты.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

В кассационной жалобе общество не согласилось с выводами суда первой инстанции об отсутствии положительной динамики интенсивного использования товарного знака, а также положительной динамики известности обозначения, полагая их не соответствующими имеющимся в материалах дела доказательствам.

По мнению общества, Роспатентом в оспариваемом ненормативном правовом акте вывод об отсутствии доказательств интенсивного использования и широкой известности заявленного обозначения на конкретную дату был сделан без оценки всех представленных обществом доказательств, в том числе и доказательств проведения обществом рекламных кампаний за период до 2012 года.

В свою очередь, как полагает общество, суд первой инстанции при рассмотрении настоящего дела указал лишь на то, чем именно характеризовалась маркетинговая активность общества до 2012 года, но не дал какой-либо оценки усилиям общества, произведенным в указанном направлении, отметил лишь отсутствие сведений об общем объеме произведенных затрат на продвижение продукции.

Вместе с тем общество, ссылаясь на положения ГК РФ и подпункт 3 пункта 17 Административного регламента, обратило внимание на то, что представленные им доказательства, подтверждающие осуществление рекламной кампании в 2007 - 2011 годах (договоры, акты, отчеты), содержат соответствующие требуемые сведения о произведенных затратах на рекламу товарного знака.

В свою очередь, по мнению общества, требование суда о представлении сведений об общем объеме произведенных затрат является неправомерным, поскольку противоречит положениям ГК РФ и Административного регламента.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы сослался на разъяснения, данные в Рекомендации ВОИС (статья 2) и Пояснительных примечаниях к Рекомендации ВОИС (пункты 2.1, 2.2), указывая на то, что компетентный орган должен принимать во внимание любые обстоятельства, на основании которых можно сделать вывод об общеизвестном характере соответствующего товарного знака, и не вправе настаивать на представлении информации, отвечающей каким-либо требованиям. При этом выбор представляемых сведений (информации) оставлен на усмотрение заявителя. Аналогичная позиция, как отметило общество, содержится в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.03.2015 по делу N СИП-552/2014.

Также, не соглашаясь с выводами суда первой инстанции, изложенными в обжалуемом решении от 16.11.2017, общество обратило внимание на то, что динамика повышения увеличения известности обозначения вплоть до даты, с которой общество просит признать спорный товарный знак общеизвестным, подтверждается результатами социологического исследования ВЦИОМ.

Равным образом общество не согласилось с выводами суда об отсутствии положительной динамики повышения интенсивности использования товарного знака, отмечая то, что в денежном выражении динамика продаж зубной пасты "Новый жемчуг" в период с 2011 по 2016 год неуклонно росла.

Названное обстоятельство подтверждается, по мнению общества, и представленным в материалы дела в ходе судебного разбирательства Конкурентным анализом рынка зубной пасты в России от 30.10.2017, проведенным обществом с ограниченной ответственностью "Дискавери РГ" (далее - Конкурентный анализ рынка), который неправомерно не был принят судом в качестве доказательства по делу ввиду его представления в дело только на этапе судебного разбирательства (а не на момент рассмотрения заявления в Роспатенте).

При этом заявитель кассационной жалобы, ссылаясь на правовую позицию, изложенную в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 N 267-О, и судебную практику Суда по интеллектуальным правам, указал, что суд, руководствуясь принципом невозможности умаления права на судебную защиту при формальном рассмотрении дел, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов государственных органов, обязан исследовать все документы, независимо от того, были ли они истребованы и исследованы при принятии решения государственным органом. Также общество обратило внимание на то обстоятельство, что оно только из оспариваемого решения Роспатента узнало, что последний основывает свой отказ в признании товарного знака общеизвестным в том числе и на отсутствии доказательств наличия существенной доли рынка у соответствующей зубной пасты, что, в свою очередь, и повлекло в последующем представление в материалы дела Конкурентного анализа рынка.

В кассационной жалобе общество не согласилось и с выводами суда первой инстанции о том, что им не оспаривались следующие обстоятельства, установленные Роспатентом при рассмотрении заявления общества о признании товарного знака общеизвестным: снижение объемов производства и реализации продукции; незначительная доля рынка, занимаемая производителем; переход к менее затратным способам продвижения товаров.

Так, заявитель кассационной жалобы отметил, что в опровержение указанных выводов им были даны исчерпывающие опровергающие пояснения и представлены различные доказательства. В частности, общество считает, что вывод о незначительной доле рынка продукции "зубные пасты", занимаемой обществом, был предметом исследования в рамках настоящего судебного разбирательства.

Общество полагает необоснованным вывод суда первой инстанции о недоказанности динамики экономической успешности общества как производителя и производимых им товаров, поскольку, как уже было отмечено ранее, доля рынка зубной пасты "Новый жемчуг" в период с 2013 по 2016 год постоянно росла как в стоимостном, так и в натуральном выражении, что подтверждается Конкурентным анализом рынка.

Также общество отметило, что вопрос затратности используемых им способов продвижения продукции не рассматривался в ходе рассмотрения дела, поэтому общество не имело возможности ни оспорить его, ни согласиться с ними.

Общество полагает, что указанные выводы суда являются необоснованными и не соответствующими имеющимся в деле доказательствам, что, по мнению общества, позволяет прийти к выводу о незаконности оспариваемого решения суда и необходимости его отмены.

Равным образом общество полагает необоснованным вывод суда о том, что соответствующая продукция общества все в меньшей степени представлена в каналах реализации, а следовательно, становится все менее известной потребителю.

Как указал заявитель кассационной жалобы, представленными в материалы дела доказательствами, в том числе результатами социологического исследования ВЦИОМ, справкой об объемах производства продукции серии "Новый Жемчуг" в 2000 - 2016 годах, сведениями о поставках продукции с 2001 по 2016 год, подтверждается рост уровня производства соответствующей зубной пасты.

При этом общество выразило несогласие с произведенной судом оценкой социологического исследования ВЦИОМ, согласно которой суд пришел к выводу о том, что сам по себе социологический опрос в отсутствие совокупности иных доказательств не может безусловно свидетельствовать об общеизвестности товарного знака.

Так, заявитель кассационной жалобы, руководствуясь положениями статьи 1508 ГК РФ, отметил, что проведение социологического опроса направлено непосредственно на определение уровня известности товарного знака, в связи с чем соответствующие результаты сами по себе обладают способностью прямо свидетельствовать о широкой известности обозначения, указывая на факторы известности. При этом общество ссылалось на правовую позицию, изложенную в решении Суда по интеллектуальным правам от 13.11.2017 по делу N СИП-354/2017. Иной подход, по мнению общества, противоречит норме пункта 1 статьи 1508 ГК РФ.

Также общество не согласилось с выводом суда первой инстанции о недостаточной известности общества как производителя товаров, маркируемых спорным товарным знаком, для признания этого товарного знака общеизвестным.

Заявитель считает, что "данный вывод не соответствует положениям статьи 1508 ГК РФ и судебной практике ее применения". Суд первой инстанции не привел каких-либо пояснений относительно вопроса того, каким образом производится оценка общеизвестности товарного знака, не сослался ни на нормы права, ни на позиции, выработанные судебной практикой, не указал, какие обстоятельства позволяют суду фактически проигнорировать результаты социологического исследования и прийти к выводу о том, что заявленное обозначение не является общеизвестным.

В то же время общество сослалось на позицию, изложенную в решении Суда по интеллектуальным правам от 15.07.2014 по делу N СИП-269/2014, в котором суд признал не соответствующим законодательству мнение заявителя, согласно которому общеизвестное обозначение должно быть хорошо известно не менее чем 50% населения страны. При этом суд в названном решении отметил, что действующие нормативные положения не содержат каких-либо количественных критериев, позволяющих отделить общеизвестные товарные знаки от знаков, не имеющих широкой известности, а указанная категория носит оценочный характер. Кроме того, в данном решении суд признал высокую различительную способность обозначения по отношению к определенной компании, основываясь на результатах социологических опросов, из которых следовало, что спорное обозначение ассоциируется с определенным производителем у 46% респондентов.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе общества, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей общества и Роспатента, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к следующим выводам.

По сути, доводы, изложенные в кассационной жалобе общества, сводятся к несогласию последнего с произведенной судом первой инстанции оценкой представленных обществом доказательств и сделанными на основании такой оценки выводами суда об отсутствии оснований для признания товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921 общеизвестным в отношении соответствующих товаров 3-го класса МКТУ с указанной обществом даты.

Вместе с тем президиум Суда по интеллектуальным правам обращает внимание на то, что при оценке находящихся в материалах дела доказательств и разрешении вопроса о приобретении товарным знаком общества общеизвестного характера в отношении соответствующих товаров 3-го класса МКТУ суд первой инстанции руководствовался положениями статьи 6.bis Парижской конвенции, статьи 1508 ГК РФ, Административного регламента, а кроме того, принял во внимание подходы, сформулированные в Рекомендации ВОИС относительно примерного (неограниченного) перечня о факторах, на основании которых можно сделать вывод о том, является ли знак общеизвестным или нет.

По результатам произведенных в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств, в том числе социологического исследования ВЦИОМ, суд первой инстанции, учитывая вышеприведенные правовые положения и рекомендации, пришел к выводу о том, что представленная совокупность доказательств не является достаточной для признания товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921 общеизвестным в отношении соответствующих товаров 3-го класса МКТУ с указанной обществом даты.

В то же время суд первой инстанции, вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе, не выдвигал требований о необходимости (обязательности) предоставления обществом в материалы дела каких-либо иных конкретных доказательств, а лишь указывал на отсутствие соответствующей информации, исходя из которой можно было бы прийти к выводу об общеизвестном характере заявленного товарного знака.

Таким образом, суд первой инстанции не выдвигал каких-либо конкретных критериев или требований к представленным обществом документам, а исходил из оценки лишь тех доказательств, которые были представлены в материалы дела по усмотрению (инициативе) самого общества - подателя заявления о признании товарного знака общеизвестным.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам, отвечая на доводы общества о неправомерности данной судом первой инстанции оценки социологического исследования ВЦИОМ, считает необходимым отдельно отметить то обстоятельство, что при разрешении вопроса об общеизвестности товарного знака в соответствии с положениями статьи 1508 ГК РФ одним из определяющих обстоятельств является не просто широкая известность (высокая различительная способность) товарного знака среди потребителей в отношении конкретных товаров, а широкая известность (высокая различительная способность) такого товарного знака среди соответствующих потребителей в отношении товаров именно правообладателя этого знака - заявителя, считающего используемый им товарный знак общеизвестным.

Исходя из изложенного, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что суд первой инстанции на основании произведенной им оценки представленных в материалах дела доказательств пришел к правомерным выводам об отсутствии правовых оснований для признания заявленного товарного знака общеизвестным, как то определено в статье 1508 ГК РФ, в отношении товара "зубная паста".

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам полагает необходимым обратить внимание на правовую позицию, данную в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, согласно которой вопросы факта устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Таким образом, доводы общества о неправильной оценке суда первой инстанции представленных в деле доказательств заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судом первой инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В отношении же доводов общества о неправомерном отказе суда первой инстанции в принятии в качестве доказательства по делу Конкурентного анализа рынка президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает следующее.

Исходя из пункта 17 Административного регламента к заявлению, поданному в Роспатент, о признании соответствующего товарного знака общеизвестным, должны быть приложены документы, подтверждающие общеизвестность такого товарного знака.

Так, совокупность документов, на основании которой Роспатент принимает решение о наличии либо отсутствии оснований для признания соответствующего товарного знака общеизвестным согласно положениям статьи 1508 ГК РФ, должна быть представлена вместе с заявлением.

В случае же, когда подателем заявления о признании товарного знака общеизвестным дополнительные материалы, подтверждающие общеизвестность такого товарного знака, представляются после принятия Роспатентом соответствующего решения, при рассмотрении заявления в суде о признании такого решения недействительным, названные документы не могут быть приняты к рассмотрению судом, поскольку они не были предметом исследования Роспатента при непосредственном рассмотрении заявления о признании товарного знака общеизвестным.

То есть, решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения заявления о признании товарного знака общеизвестным, не может быть признано судом незаконным и необоснованным вследствие установления обстоятельств, проистекающих из вновь представленных лицом (подателем заявления) документов, раскрывающих доводы об общеизвестности товарного знака (которые не были раскрыты в заявлении, поданном в Роспатент), в ходе судебного разбирательства.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам обращает внимание на то, что правовая позиция, изложенная в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 N 267-О, применима лишь в тех случаях, когда отказ в принятии дополнительных документов по делу в ходе судебного разбирательства при рассмотрении дел, связанных с оспариванием решений государственных органов, может привести к умалению предусмотренного статьей 46 Конституции Российской Федерации права на судебную защиту, то есть к существенным, необратимым и неблагоприятным последствиям для лиц, оспаривающих соответствующее решение государственного органа.

Так, к примеру, названная правовая позиция подлежит применению в тех ситуациях, когда правообладатель результата интеллектуальной деятельности или приравненного к ним средства индивидуализации при административном производстве до момента рассмотрения поданного иным лицом возражения не может быть извещен о каких-либо претензиях со стороны государственного органа, поскольку решение государственного органа, которое является основанием для аннулирования правовой охраны принадлежащего правообладателю права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, становится известно последнему только при получении мотивированного решения этого органа.

Вместе с тем в настоящем случае положения статьи 1508 ГК РФ не содержат каких-либо ограничений относительно количества возможных обращений в Роспатент с соответствующим заявлением о признании товарного знака общеизвестным. Равным образом податель такого заявления не ограничен и в выборе даты, с которой принадлежащий ему товарный знак следует признать общеизвестным.

При таких обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что Конкурентный анализ рынка правомерно не был принят судом первой инстанции к исследованию при рассмотрении заявления общества о признании недействительным решения Роспатента от 21.03.2017.

В то же время президиум Суда по интеллектуальным правам полагает необходимым отметить, что общество не лишено права обратиться в Роспатент с повторным заявлением о признании товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 319921 общеизвестным в отношении товара "зубная паста", представив необходимый и достаточный для подтверждения своей позиции комплект документов, в том числе и Конкурентный анализ рынка, представленный обществом в рамках настоящего судебного разбирательства.

Таким образом, президиум Суда по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что обстоятельства, приведенные обществом в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, где им дана надлежащая оценка, доводы общества по своей сути направлены на переоценку исследованных судом доказательств и установленных обстоятельств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц. Окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 16.11.2017 по делу N СИП-350/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "Невская косметика" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А. Новоселова
Члены президиума Г.Ю. Данилов
    B.А. Корнеев
    C.М. Уколов
    В.А. Химичев
    Н.Л. Рассомагина

Обзор документа


По ГК РФ при определенных условиях товарный знак может быть признан общеизвестным. Такое возможно после подачи заявления в Роспатент.

Относительно применения этих норм Президиум Суда по интеллектуальным правам разъяснил в т. ч. следующее.

Совокупность документов, на основании которой Роспатент принимает решение, должна быть представлена вместе с заявлением.

Если допматериалы, подтверждающие общеизвестность товарного знака, представляются подателем заявления уже после принятия Роспатентом решения, они не могут быть приняты при оспаривании последнего в суде.

Таким образом, решение Роспатента не может быть признано судом незаконным и необоснованным из-за того, что в ходе судебного разбирательства установлены обстоятельства, проистекающие из вновь представленных лицом (подателем заявления) документов.

При этом в ГК РФ нет каких-либо ограничений относительно количества возможных обращений в Роспатент с соответствующим заявлением о признании товарного знака общеизвестным.

Равным образом податель такого заявления не ограничен и в выборе даты, с которой принадлежащий ему товарный знак следует признать общеизвестным.

Т. е. после отказа в признании товарного знака общеизвестным можно вновь обратиться в Роспатент, представив необходимый и достаточный для подтверждения своей позиции комплект документов.