Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 ноября 2017 г. № С01-964/2017 по делу N А56-70714/2016 Суд оставил без изменения принятые по делу судебные акты об отказе в защите исключительного права на полезную модель, поскольку ответчик доказал право преждепользования ею

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 ноября 2017 г. № С01-964/2017 по делу N А56-70714/2016 Суд оставил без изменения принятые по делу судебные акты об отказе в защите исключительного права на полезную модель, поскольку ответчик доказал право преждепользования ею

Резолютивная часть постановления объявлена 21 ноября 2017 года.

Мотивированный судебный акт изготовлен 27 ноября 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующего Силаева Р.В., судей Тарасова Н.Н., Химичева В.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Эдельвейс" (ул. 3-я Советская, д. 9, литера А, пом. ЗН, Санкт-Петербург, 191036, ОГРН 1037843041598) на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.03.2017 по делу N А56-70714/2016 (судья Кожемякина Е.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2017 по тому же делу (судьи Будылева М.В., Горбачова О.В., Третьякова Н.О.),

по иску общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Эдельвейс" к обществу с ограниченной ответственностью "Стройметиз" (Щербаков пер., д. 17А, Литера Б, пом. 6Н, Санкт-Петербург, 191002, ОГРН 1027810323386),

при участии в деле третьих лиц - общества с ограниченной ответственностью "Производственная компания Калкулэйт" (наб. Обводного Канала, д. 90, Литера Ж, Санкт-Петербург, 196084, ОГРН 1127847580882) и общества с ограниченной ответственностью "Модуль" (Красносельское шоссе, д. 33, г. Пушкин, Санкт-Петербург, 196603, ОГРН 1037842010282).

В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Эдельвейс" - Барабаша И.Н. (по доверенности от 12.09.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Эдельвейс" (далее - общество "ТД "Эдельвейс") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области к обществу с ограниченной ответственностью "Стройметиз" (далее - общество "Стройметиз") с иском (уточненными в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации):

- о признании общества "Стройметиз" нарушившим исключительные права общества "ТД "Эдельвейс" на полезную модель по патенту Российской Федерации N 153843 "Развертка упаковки";

- о запрете обществу "Стройметиз" совершать действия, нарушающие исключительное право общества "ТД "Эдельвейс" на указанную полезную модель, в том числе: изготавливать и применять упаковку, использованную обществом "Стройметиз" для фасовки гвоздей 1,2 x 20 (0,2 кг); предлагать к продаже, продавать, иным способом вводить в гражданский оборот или хранить для этих целей данную контрафактную упаковку и продукцию, фасованную в нее;

- об обязании общества "Стройметиз" изъять из оборота и уничтожить за свой счет "Упаковку "Стройметиз" для фасовки гвоздей 1,2 x 20 (0,2 кг)

- о взыскании с общества "Стройметиз" 5 000 000 рублей компенсации за нарушение исключительного права на указанную полезную модель, а также 135 000 рублей возмещения судебных расходов.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Производственная компания Калкулэйт" (далее - общество "ПК Калкулэйт") и общество с ограниченной ответственностью "Модуль" (далее - общество "Модуль").

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.03.2017, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого апелляционного арбитражного суда от 17.07.2017, в иске отказано.

Не согласившись с вынесенными судебными актами, общество "ТД "Эдельвейс" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, указывая на несоответствие выводов судов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, фактическим обстоятельствам дела и неправильное применение судами норм материального и процессуального права, просит судебные акты отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении иска.

Позиция заявителя кассационной жалобы сводится к тому, что обществом "Стройметиз" не доказано право преждепользования техническим решением, охраняемым патентом истца. По мнению заявителя кассационной жалобы, вывод судов о наличии у общества "Стройметиз" права преждепользования основан на ложной презумпции добросовестности последнего и противоречит обстоятельствам дела.

Также общество "ТД "Эдельвейс" указывает, что бремя доказывания преждепользования лежит на ответчике и суды неправомерно переложили бремя доказывания (опровержения) соответствующих обстоятельств на истца.

С точки зрения заявителя кассационной жалобы, вывод суда о том, что при установлении тождества признаков полезной модели истца и упаковки ответчика специальных познаний не требуется, основан на неправильном толковании части 3 статьи 1358 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), которая регулирует вопросы использования промышленного образца. По мнению заявителя кассационной жалобы, данный вопрос требовал специальных познаний и не мог быть разрешен судами самостоятельно без привлечения носителя таких знаний (эксперта, специалиста).

Кроме того, общество "ТД "Эдельвейс" обращает внимание суда кассационной инстанции на то, что судами ненадлежащим образом была проведена проверка заявления о фальсификации, в результате чего, результаты такой проверки противоречат реквизитам и хронологии спорных документов.

Также общество "ТД Эдельвейс" указывает, что постановление апелляционного суда воспроизводит решение суда первой инстанции и содержит те же ошибки, в том числе в применении норм материального права.

В судебном заседании представитель общества "ТД "Эдельвейс" поддержал доводы кассационной жалобы, просил обжалуемые судебные акты отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, иск удовлетворить.

Общество "Стройметиз" в отзыве доводы кассационной жалобы оспорило, просило в ее удовлетворении отказать. В то же время ответчик явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил.

Третьи лица отзывы на кассационную жалобу истца не представили, явку своих представителей в судебное заседание также не обеспечили.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах, применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Данные обстоятельства в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не препятствуют рассмотрению кассационной жалобы в отсутствие представителей ответчика и третьих лиц.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, общество "ТД "Эдельвейс" является патентообладателем полезной модели "Развертка упаковки" (патент Российской Федерации N 153843, дата приоритета - 26.11.2014, решение о регистрации - от 12.05.2015).

Обществу "ТД "Эдельвейс" стало известно, что общество "Стройметиз" использует для фасовки своей продукции (метизов) упаковку, содержащую признаки указанной полезной модели, исключительное право на которую принадлежит истцу, что и послужило основанием для его обращения в арбитражный суд.

В обоснование своих требований общество "ТД "Эдельвейс" представило заключение патентно-правовой экспертизы от 26.02.2017, согласно которому полезная модель истца использована ответчиком в упаковке "СТРОЙМЕТИЗ" для гвоздей строительных 1,2 x 20 (0,2 кг), расфасованных обществом "Стройметиз".

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из доказанности ответчиком права преждепользования спорным техническим решением.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции и судом апелляционной инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов установленным фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в силу нижеследующего.

В соответствии со статьей 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных тем же Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными этим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается названным Кодексом.

В соответствии со статьей 1358 ГК РФ патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со статьей 1229 того же Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными пунктами 2 и 3 указанной статьи. Патентообладатель может распоряжаться исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Использованием изобретения, полезной модели или промышленного образца считается, в частности:

1) ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец;

2) совершение действий, предусмотренных подпунктом 1 того же пункта, в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом. Если продукт, получаемый запатентованным способом, является новым, идентичный продукт считается полученным путем использования запатентованного способа, поскольку не доказано иное;

3) совершение действий, предусмотренных подпунктом 2 того же пункта, в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ;

4) осуществление способа, в котором используется изобретение, в частности путем применения этого способа.

Полезная модель признается использованной в продукте, если продукт содержит каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы полезной модели. При установлении использования изобретения или полезной модели толкование формулы изобретения или полезной модели осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1354 ГК РФ (пункт 3 той же статьи).

В соответствии с пунктом 2 статьи 1354 ГК РФ охрана интеллектуальных прав на изобретение или полезную модель предоставляется на основании патента в объеме, определяемом содержащейся в патенте формулой изобретения или соответственно полезной модели. Для толкования формулы изобретения и формулы полезной модели могут использоваться описание и чертежи (пункт 2 статьи 1375 и пункт 2 статьи 1376).

Исходя из предмета и оснований иска, истец должен был доказать факт принадлежности ему исключительного права на полезную модель и факт нарушения ответчиком указанного права, а ответчик представить доказательства того, что его действия не нарушили исключительное право истца на полезную модель.

Исключительное право истца на вышеуказанную полезную модель со следующей формулой: "Развертка упаковки в виде полого короба в форме прямоугольного параллелепипеда, в одной из стенок которого выполнено окно, закрытое прозрачным материалом, отличающаяся тем, что линии сгиба по ближайшим к окну сторонам стенки выполнены в виде перфорации, при этом ширина прозрачного материала превышает ширину стенки с окном", подтверждается патентом Российской Федерации, иными лицами, участвующими в деле, не оспаривается. Равно не оспаривается ответчиком и использование тождественного технического решения, в том числе вменяемый ему в вину факты введения в гражданский оборот продукции в спорной упаковке.

Фактически спор сторон сводится к доказанности ответчиком права преждепользования спорным техническим решением.

Согласно пункту 1 статьи 1361 ГК РФ лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца (статьи 1381 и 1382) добросовестно использовало на территории Российской Федерации созданное независимо от автора тождественное решение или решение, отличающееся от изобретения только эквивалентными признаками (пункт 3 статьи 1358), либо сделало необходимые к этому приготовления, сохраняет право на дальнейшее безвозмездное использование тождественного решения без расширения объема такого использования (право преждепользования).

Из содержания пункта 2 статьи 1361 ГК РФ следует, что для оценки объема права преждепользования необходимо принимать во внимание не только фактическое использование объекта исключительных прав, но и сделанные к этому приготовления.

По смыслу приведенных норм преждепользование - это право безвозмездно использовать тождественное решение в определенном объеме и без расширения такого использования. Права преждепользователя ограничены тем объемом применения тождественного решения, который был им достигнут на дату приоритета, либо, если использование не было начато до этой даты, объемом, соответствующим сделанным приготовлениям.

Как следствие, суды первой и апелляционной инстанций при разрешении настоящего спора исходили из того, что существенное значение имеет вопрос об использования ответчиком тождественных решений в полном объеме либо тождественных решений в отдельности. Преждепользователь не вправе использовать тождественное решение в большем объеме по сравнению с тем, как решение использовалось или предполагалось к использованию до даты приоритета заявки. При этом устанавливаемый объем использования тождественного решения должен быть документально подтвержден.

Судами установлено, что до даты приоритета полезной модели истца, ответчиком спорная упаковка использовалась и товары в такой упаковке вводились в гражданский оборот. Так, на основании представленных ответчиком и третьим лицом (обществом "ПК Калкулэйт") договора поставки от 13.12.2013 N 2/82-13 с протоколом разногласий, дополнительным соглашением N 1, спецификацией N 2 к нему; счета на оплату от 14.01.2014 N 10122; товарных накладных от 17.02.2014 N 253, от 25.02.2014 N 336, от 28.02.2014 N 374, от 06.03.2014 N 421; платежных поручений от 21.03.2014 N 1234, от 25.03.2014 N 1338, от 28.03.2014 N 1407, от 04.04.2014 N 1547; договора поставки от 16.05.2014 N 3/49-14, дополнительного соглашения к нему от 16.05.2014 N 1; товарных накладных от 11.06.2014 N 16480, от 30.06.2014 N 18443, от 14.07.2014 N 20409, от 24.07.2014 N 21943, от 07.08.2014 N 23732, от 08.08.2014 N 23865, от 14.08.2014 N 24480, от 24.10.2014 N 34555, от 16.02.2016 N УТСМ-005629, от 28.06.2016 N УТСМ-029571; счетов-фактур от 16.02.2016 N УТСМ-005629, от 28.06.2016 N УТСМ-029571 суды пришли к выводу о том, что ответчик до даты приоритета спорной полезной модели добросовестно использовал созданное независимо от истца-правообладателя тождественное техническое решение (упаковку).

В частности, суд первой инстанции указал, что общество "ПК Калкулэйт" изготовило и поставило обществу "Стройметиз" до даты приоритета спорной полезной модели 61 950 упаковок для метизов малых 5-79к.2, идентичных образцу, представленному в материалы дела обществом "ТД "Эдельвейс" (абзац седьмой страницы 4 судебного решения).

Исходя из датировки вышеперечисленных товаросопроводительных документов, исходящих от общества "ПК Калкулэйт" следует, что ответчик добросовестно использовал на территории Российской Федерации созданное независимо от истца тождественное решение упаковки сыпучих товаров (метизов) и как следствие сохраняет право преждепользования таким техническим решением в объеме 61 950 единиц.

В связи с этим довод заявителя кассационной жалобы о том, что судами не был определен объем использования преждепользователем полезной модели истца, противоречит содержанию судебных актов - такой объем установлен судами и составляет 61 950 единиц упаковки.

При этом истец оспаривает вывод судов о возникновении у ответчика права преждепользования спорным техническим решением, исключающего притязания патентообладателя к такому ответчику. Доводов о неправильном установлении объема преждепользования кассационная жалоба не содержит.

Мнение заявителя кассационной жалобы о том, что ответчик не доказал, что упаковка, эскизы которой были представлены обществом "Стройметиз" (ответчиком) и обществом "ПК Калкулэйт" (третьим лицом), содержит все признаки спорной полезной модели истца, приведенный в независимом (единственном) пункте формулы, носит субъективный характер и заявлен без учета обстоятельств дела, установленных судами на основании вышеперечисленных договоров, товаросопроводительных и платежных документов.

Суды на основании совокупности представленных ответчиком и третьим лицом документов пришли к обоснованному выводу о том, что образец спорного товара (его упаковки), представленный истцом в материалы дела в качестве доказательств совершения ответчиком вменяемого ему правонарушения, вводился в гражданский оборот в упаковке, приобретенной обществом "Стройметиз" у общества "ПК Калкулэйт" в 2014 году до даты приоритета спорной полезной модели истца.

Довод заявителя кассационной жалобы о неверном распределении судами бремени доказывания по данному делу и отсутствии оснований для применения презумпции добросовестности отклонен судом кассационной инстанции как не соответствующий правовой позиции высшей судебной инстанции, изложенной в абзаце девятом пункта 30 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, согласно которой добросовестное использование ответчиком спорного решения в своей деятельности и, соответственно, наличие у него права преждепользования предполагается до тех пор, пока не будет доказано обратное. Обязанность по доказыванию таких обстоятельств лежит на лице, отрицающем это право, то есть в данном случае на истце.

Вопреки мнению заявителя кассационной жалобы, установленная пунктом 5 статьи 10 ГК РФ (в ранее действовавшей редакции ГК РФ - пункт 3) презумпция добросовестности участника гражданского оборота (в данном случае лица, настаивавшего на наличии у него права преждепользования) была правомерно учтена судами. Так, согласно указанной норме добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

С учетом этого, принимая во внимание документально подтвержденные взаимоотношения ответчика с третьими лицами и их хронологию, в том числе доказательства и хронологию перемещения товаров (упаковки), а также то, что товар ответчика (метизы) не является скоропортящимся, суд кассационной инстанции не усматривает оснований не согласиться с выводами судов первой и апелляционной инстанций, согласно которым произведенный ответчиком, и приобретенный истцом у третьего лица (общества "Модуль") товар введен в гражданский оборот в 2015 году в упаковке, изготовленной иным третьим лицом - обществом "ПК Калкулэйт" в 2014 году, в рамках исполнения вышеуказанных договоров. Оснований считать, что спорный товар ответчика был упакован в иную упаковку, нежели та, которая была приобретена ответчиком у общества "ПК Калкулэйт", вопреки мнению заявителя кассационной жалобы, у судов первой и апелляционной инстанций не имелось.

Таким образом, именно на истце, вопреки его мнению, изложенному в кассационной жалобе, лежала обязанность по опровержению добросовестности ответчика и превышения им установленного судами объема преждепользования.

По аналогичным мотивам коллегией судей отклоняется довод заявителя кассационной жалобы о том, что из материалов дела, представленных ответчиком и третьим лицом, не представляется возможным идентифицировать необходимые признаки, подлежащие сравнению с формулой полезной модели истца (например, о типе линий сгиба по ближайшим к окну сторонам упаковки, ширине прозрачного материала и пр.). Так, в обоснование своих требований истец ссылался на наличие в спорной упаковке товаров ответчика всех признаков полезной модели истца, что ответчиком не оспаривалось. При этом последний, как указывалось выше, доказал, что спорная упаковка была произведена до даты приоритета правовой охраны полезной модели истца, документально подтвердив источник происхождения спорной упаковки, ее количество и момент изготовления (приобретения). Таким образом, с учетом вышеизложенного довод истца о невозможности на основании представленных процессуальными оппонентами документов идентифицировать в спорной упаковке ответчика все признаки полезной модели истца противоречит обстоятельствам, приведенным в обоснование исковых требований.

Более того, характер спорного технического решения, совокупность его признаков, простота визуализации этих признаков в представленном в материалах дела образце упаковки ответчика и отождествления такого образца с упаковкой, описанной в спецификации от 27.01.2014 и графических материалах (том 1, листы дела 89-92) к вышеупомянутому договору общества "Стройметиз" (истца) с обществом "ПК Калкулэйт" (третьим лицом) от 13.12.2013 N 2/82-13, по мнению суда кассационной инстанции, позволяли судам первой и апелляционной инстанций провести самостоятельное сопоставление признаков сравниваемых технических решения истца и ответчика.

Таким образом, суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов первой инстанции о том, что в данном конкретном случае, сопоставление признаков сравниваемых технических решений было возможно осуществить силами суда и без назначения патентной экспертизы.

При этом коллегия судей кассационной инстанции соглашается с доводом заявителя кассационной жалобы об ошибочности вывода суда апелляционной инстанции о том, что "для установления тождества признаков художественно-конструкторских решений, реализуемых в картонной упаковке, специальных познаний для разрешения спорного вопроса, входившего в предмет доказывания, не требуется и что соответствующие вопросы могут быть разрешены с точки зрения рядового потребителя".

Данный вывод апелляционного суда воспроизводит выдержку из судебного акта по иному делу, ссылка на который приведена в тексте постановления. По мнению Суда по интеллектуальным правам, хотя оспоренный вывод апелляционного суда и выбивается из контекста судебного акта, он не влияет на обоснованность иных выводов судов первой и апелляционной инстанций, как следствие, не привел к принятию неверного судебного акта.

Также является ошибочной ссылка суда первой инстанции на Патентный закон Российской Федерации от 23.09.1992 N 3517-1, не подлежавший применению в данном споре, ввиду прекращения его действия как на дату приоритета полезной модели истца, так и на момент возникновения спорных взаимоотношений истца с ответчиком. Вместе с тем, несмотря на ссылки суда первой инстанции на указанный нормативный акт, из контекстного и системного анализа мотивировочной части судебного решения усматривается, что фактически спор был разрешен судом на основании соответствующих норм ГК РФ, ссылки на которые также приведены в тексте судебного решения.

Относительно довода истца о том, что проверка заявления о фальсификации, представленных ответчиком в материалы дела документов, была проведена судом первой инстанции ненадлежащим образом, суд кассационной инстанции считает необходимым отметить следующее.

В силу статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд: 1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; 2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; 3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

По смыслу положений абзаца второго пункта 3 части 1 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации наличие заявления о фальсификации доказательства не является безусловным основанием для назначения судебной экспертизы с учетом того, что достоверность доказательства может быть проверена иным способом, в том числе путем его оценки в совокупности с иными доказательствами в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, способы и методы проверки заявления о фальсификации законом детально не регламентированы, их определение относится к полномочиям суда, проводящего такую проверку.

Как усматривается из материалов дела, судом первой инстанции были предприняты необходимые и достаточные меры к проверке заявления истца о фальсификации доказательств. В частности, к участию в деле в качестве третьих лиц были привлечены общество "ПК Калкулэйт" и общество "Модуль", у которых судом истребованы дополнительные доказательства, сопоставленные судом с оспоренными доказательствами ответчика.

Истец, ставя под сомнение, в том числе датировку оспоренных документов, о назначении экспертизы документов не ходатайствовал.

Иные аргументы заявителя кассационной жалобы, приведенные в обоснование довода о неправильном применении судом первой инстанции норм статей 71 и 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, фактически направлены на переоценку оспоренных в заявлении о фальсификации документов, что выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.

При этом коллегия судей отмечает, что оценка собранных по делу доказательств, в том числе в их совокупности, на предмет относимости, допустимости, достоверности и достаточности относиться к дискреционным полномочиям судов, рассматривающих дело по существу, то есть судов первой и апелляционной инстанций.

Возражения подателя жалобы в основном направлены на переоценку исследовавшихся судами доказательств и выводов судов об установленных ими на основании таких доказательств фактических обстоятельствах дела. В силу статей 286 и 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по таким мотивам судебный акт не может быть отменен или изменен при проверке его в кассационном порядке.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Указанная правовая позиция также подлежит учету судом кассационной инстанции при пересмотре в порядке кассационного производства вступивших в законную силу решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции.

Судебная коллегия кассационной инстанции также отклоняет как носящий субъективный и абстрактный характер довод заявителя кассационной жалобы о ненадлежащем качестве правосудия и нарушении фундаментального права лица, участвующего в деле, "быть услышанным судом".

На основании вышеизложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены (изменения) обжалуемых судебных актов не имеется.

Нарушений требований процессуального законодательства, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, суд кассационной инстанции не усматривает.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.03.2017 по делу N А56-70714/2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2017 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Эдельвейс" - без удовлетворения. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Р.В. Силаев
судьи Н.Н. Тарасов
    В.А. Химичев

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что у ответчика возникло право преждепользования. Поэтому иск, предъявленный к нему патентообладателем полезной модели, не подлежит удовлетворению.

Указанным правом обладает лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца добросовестно использовало созданное независимо от автора тождественное решение либо сделало необходимые к этому приготовления. Оно сохраняет право в дальнейшем безвозмездно использовать тождественное решение без расширения объема такого использования.

Добросовестное использование ответчиком спорного решения и, соответственно, наличие у него права преждепользования предполагается до тех пор, пока не доказано обратное. Доказывать такие обстоятельства обязано лицо, отрицающее это право, т. е. в данном случае патентообладатель.

Таким образом, именно истец должен был опровергнуть добросовестность ответчика и превышение им установленного судами объема преждепользования.