Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 20 ноября 2017 г. по делу N СИП-499/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку отсутствуют основания полагать, что имеют место действия, способные каким-либо способом вызвать смешение в отношении предприятий, продуктов либо промышленной или торговой деятельности конкурента

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 20 ноября 2017 г. по делу N СИП-499/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку отсутствуют основания полагать, что имеют место действия, способные каким-либо способом вызвать смешение в отношении предприятий, продуктов либо промышленной или торговой деятельности конкурента

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения оглашена 14 ноября 2017 года

Полный текст решения изготовлен 20 ноября 2017 года

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего Васильевой Т.В.,

судей Кручининой Н.А., Погадаева Н.Н.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Клочковой Е.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Павловский Автобусный Завод" (ул. Суворова, д. 1, г. Павлово, Павловский р-н, Нижегородская обл., 606108, ОГРН 1045206965055)

к Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Бережковская наб., д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) третье лицо: общество с ограниченной ответственностью "Скейл" (ул. Магистральная, д. 59, оф. 53, г. Кострома, обл. Костромская, 156011, ОГРН 1094401005148),

о признании недействительным решения Роспатента от 24.05.2017 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 553581 в части товаров 28-го класса МКТУ "модели транспортных средств масштабные",

при участии в судебном заседании:

от заявителя: Потапова Е.Б. (по доверенности от 11.08.2017), Зеленко А.И. (по доверенности от 11.08.2017),

от ответчика: Шеманин Я.А. (по доверенности от 19.06.2017),

от третьего лица: Сова Т.В. (по доверенности от 17.10.2017),

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Павловский Автобусный Завод" (далее - завод, заявитель) обратилось с требованием о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) от 24.05.2017 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку "PAZ" по свидетельству Российской Федерации N 553581 в части товаров 28-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) "модели транспортных средств масштабные".

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Скейл" (далее - общество "Скейл", третье лицо).

В судебном заседании представитель заявителя требования поддержал, полагая, что оспариваемое решение Роспатента противоречит пункту 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также статье 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883, далее - Парижская конвенция). При этом представитель Завода указывал на то, что спорный товарный знак "PAZ" по свидетельству Российской Федерации N 553581 представляет собой обозначение, сходное до степени смешения с сокращенным фирменным наименованием производственного предприятия - "Павловский автобусный завод", которое, в результате его применения для маркировки продукции (эмблемы "ПАЗ"), стало широко известно потребителям, проживающим на территории стран, входивших в состав СССР.

Регистрация спорного товарного знака на имя общества "Скейл", не имеющего отношения к разработке и продвижению данного обозначения, а также не являющегося производителем товаров, для которых такое обозначение используется и регистрируется, вводит потребителей в заблуждение и противоречит общественным интересам, свидетельствует об установлении третьим лицом необоснованной монополии на производство и реализацию уменьшенных моделей автобусов "ПАЗ".

Представитель Роспатента в судебном заседании против удовлетворения заявленных требований возражал по мотивам, изложенным отзыве.

Представитель третьего лица также возражал против удовлетворения заявленных требований, поддержав позицию Роспатента и изложив свои доводы в письменных пояснениях.

Рассмотрев материалы дела, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, оценив все доказательства по делу в совокупности и взаимосвязи, суд считает заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Словесный товарный знак "PAZ" по заявке N 2014706094 с приоритетом от 27 февраля 2014 года был зарегистрирован 2 октября 2015 года по свидетельству Российской Федерации N 553581 на имя общества "Скейл" в отношении широкого перечня товаров 28-го класса МКТУ, в том числе для товаров "модели транспортных средств масштабные".

В Роспатент 13 декабря 2016 года поступило возражение завода против предоставления правовой охраны вышеуказанному товарному знаку в отношении товаров "модели транспортных средств масштабные", мотивированное его несоответствием требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Решением Роспатента от 24 мая 2017 года в удовлетворении указанного возражения было отказано, правовая охрана товарного знака "РАZ" по свидетельству Российской Федерации N 553581 оставлена в силе.

Не согласившись с этим решением административного органа, завод обратился в Суд по интеллектуальным правам с вышеуказанными требованиями.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, решения и действия (бездействия) недействительным являются одновременно как их несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение ими гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Как следствие, требование о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, может быть удовлетворено судом при одновременном наличии двух обстоятельств: оспариваемые решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушают права и законные интересы заявителя.

Полномочия Роспатента на вынесение оспариваемого решения не оспариваются, установлены статьями 1248, 1513 ГК РФ и пунктом 5 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218.

С учетом даты подачи заявки N 2014706094 на регистрацию товарного знака - 27 февраля 2014 года - правовая база для оценки правомерности предоставления ему правовой охраны включает в себя ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32 (далее - Правила ТЗ).

Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

На основании пункта 2.5.1 Правил ТЗ к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определённом качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

В соответствии с пунктом 3(1) Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утверждённых приказом Роспатента от 23 марта 2001 года N 39 (далее - Рекомендации N 39), обязательных к применению Роспатентом, обозначение может содержать элементы, как прямо указывающие на сведения об изготовителе или месте происхождения товара, так и элементы, порождающие у потребителя представление об этих сведениях через ассоциаций.

Способность введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и изготовителе.

Способность введения потребителя в заблуждение таким обозначением может возникнуть в результате ассоциаций с иным производителем или свойством товара, основанных на предшествующем опыте потребителя.

Суд отмечает, что при определении ложности представления, вызываемого обозначением, влекущей введение потребителей в заблуждение относительно экономической связи спорящих субъектов предпринимательской деятельности, во внимание должны приниматься следующие факторы: (1) сила (степень) ассоциаций потребителей, возникающая при восприятии ими сравниваемых обозначений; (2) сходство этих обозначений; (3) близость областей деятельности спорящих субъектов; (4) местонахождение их бизнеса; (5) характеристики рынка; (6) намерение лица на создание в глазах общественности не соответствующего действительности представления относительно его экономической связи с лицом, заявляющим о наличии у него "старших" прав на спорное обозначение; (7) наличие оговорок обладателя "младших" прав относительно случайного характера каких-либо совпадений используемых им обозначений с охраняемыми обозначениями; (8) является ли использование спорного обозначения попыткой создания пародии или сатиры.

Для вывода о введении потребителя в заблуждение требуется не только наличие доказательств введения товаров со сходным обозначением иным производителем в гражданский оборот, но и возникновение и сохранение у потребителей стойкой ассоциативной связи между товаром, маркированным соответствующим товарным знаком, и его производителем.

В данном случае доказательств, свидетельствующих о том, что у потребителя на момент даты приоритета и регистрации оспариваемого товарного знака по свидетельству РФ N 553581 возникла какая-то особая ассоциативная связь между обозначением "PAZ" и заводом, заявителем представлено не было. То, что сокращённым наименованием заявителя является обозначение ООО "ПАЗ", не свидетельствует само по себе о том, что потребители таких товаров 28 класса МКТУ, как "модели транспортных средств масштабные", будут ассоциировать оспариваемый товарный знак с заявителем. Фотографии моделей автобусов из сети Интернет, представленные с возражением, не содержат каких-либо сведений о принадлежности этих товаров тому или иному конкретному производителю, о датах их производства и размещения этой информации в сети Интернет.

Также существенным является то, что заявитель оспаривает товарный знак в отношении товаров 28 класса МКТУ "модели транспортных средств масштабные", не приводя при этом доводов о том, каким образом регистрация словесного товарного знака "PAZ" на имя иного лица в отношении указанных товаров может ввести в заблуждение потребителя при использовании заявителем обозначения "ПАЗ" в своей деятельности.

Также суд отмечает, что заводом не доказано, что он является производителем автобусов "ПАЗ", выпуск которых начался и имел место долгое время со времен существования СССР (50-е - 80-е годы ХХ века).

Согласно выписке из ЕГРЮЛ завод был создан в качестве юридического лица только в 2004 году. Сведений об участии заявителя в производстве автобусов "ПАЗ" как совместно с предыдущим, так и с нынешним их производителем в материалы дела не представлено ни на стадии рассмотрения возражения Роспатентом, ни в процессе судебного разбирательства. В связи с изложенным доводы завода о том, что он является производителем автобусов марки "ПАЗ" ввиду того, что его единственный участник - Публичное акционерное общество "Павловский автобус" (ОГРН 1025202121757, дата регистрации - 09.12.1992), созданное в процессе приватизации государственного предприятия "Производственное объединение "Павловский Автобус" и являющееся правопреемником данного предприятия, документально не подтверждены, носят декларативный характер и судом не принимаются.

В отношении представленных заявителем в процессе рассмотрения возражения в Роспатенте дополнительных документов в обоснование своего возражения, а именно: изображения автобуса, договоров N 392ПАЗ от 6 июня 2011 года и N 496ПАЗ от 5 августа 2011 года, необходимо отметить следующее.

Согласно пункту 2.5 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в палате по патентным спорам, утвержденных приказом Роспатента от 22 апреля 2003 года N 56, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 8 мая 2003 года рег. N 4520, материалы, в которых приведены отсутствующие в возражении источники информации, кроме общедоступных словарно-справочных изданий, могут быть оформлены в качестве самостоятельного возражения.

В связи с изложенным представленные дополнительные документы справедливо не были учтены при рассмотрении возражения в Роспатенте.

Суд, в свою очередь, обращает внимание на то, что указанные дополнительные документы также не свидетельствуют о наличии устойчивой ассоциативной связи между оспариваемым товарным знаком и заявителем.

При рассмотрении дела в суде в обоснование своей правовой позиции заявителем были представлены дополнительные доказательства, ранее не представлявшиеся им в Роспатент при рассмотрении возражения: копии справок об объёмах производства и реализации автобусов ПАЗ; перечень дилеров; копия агентского договора N 77/02/12-001А от 21.12.2011, заключенного между ООО "ПАЗ" и ООО "Русские Автобусы - Группа ГАЗ"; копии договоров оказания различных услуг; каталог "Русские Автобусы"; копия доверенности; распечатки страниц сайта журнала "За рулем" в сети "Интернет", а также иных сайтов, содержащих информацию об автобусах; копии сертификатов об одобрении типа транспортного средства (6 шт.); копии выписок из печатных изданий, содержащих статьи об автобусах ПАЗ, за 1954, 1992 года; копия свидетельства о регистрации продукции, удостоенной государственного знака качества от 31.10.1975 (автобусы ПАЗ).

Оценив все доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд считает, что они не обладают признаком относимости к делу (статья 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), поскольку завод не является стороной представленных договоров оказания услуг и не обосновал, какое он имеет отношение к правоотношениям, возникающим из этих договоров. Из иных представленных доказательств также не усматривается, что завод является производителем автобусов "ПАЗ". Из агентского договора не усматривается также, какое отношение имеет заявитель к производству автобусов в целом, и, в частности, "ПАЗ".

В связи с тем, что заявителем не доказано, что он является производителем товаров "автобусы", доводы об однородности товаров "автобусы" и "модели транспортных средств масштабные" не имеют в данном случае правового значения для рассмотрения дела.

Доводы о том, что завод является правообладателем изобразительных товарных знаков (условно называемых "лилия") по свидетельству N 29509 - с 14.03.2005 года (знак впервые зарегистрирован 06.06.1965 за ГП "ПО "Павловский Автобус"); по свидетельству N 553755 - с 12.03.2014 года; товарный знак по свидетельству N 29509 зарегистрирован по 12-му классу МКТУ для товаров "автобусы", - и маркирует ими свою продукцию, также не имеют правового значения в данном случае ввиду недоказанности в данном деле, как было указано выше, осуществления заявителем какой-либо деятельности по производству автобусов.

В отношении довода заявителя о противоречии регистрации оспариваемого товарного знака общественным интересам необходимо отметить следующее.

Согласно подпункту 2 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, противоречащие общественным интересам.

Вместе с тем, по мнению заявителя, противоречие общественным интересам заключается в данном случае в том, что правообладатель оспариваемого товарного знака получил необоснованную монополию на производство моделей автобусов, производимых заявителем, и имеет преимущество перед другими участниками рынка.

Соответственно, доводы заявителя о противоречии регистрации оспариваемого товарного знака общественным интересам сводятся к тому, что правообладатель товарного знака по свидетельству РФ N 553581 является недобросовестным участником рынка. Каких-либо иных доводов, в том числе со ссылкой на пункт 2 статьи 1483 ГК РФ, и подтверждающих их доказательств о противоречии регистрации оспариваемого товарного знака общественным интересам заявителем представлено не было. По смыслу вышеприведенных норм ГК РФ и Правил ТЗ сам по себе факт выпуска товаров производителем с размещенным на них спорным обозначением в зависимости от конкретных фактических обстоятельств недостаточен для подтверждения выводов о противоречии регистрации общественным интересам.

Суд также считает необходимым отметить, что эти доводы заявителя фактически направлены на обоснование доводов о противоречии оспариваемого решения статье 10.bis Парижской конвенции.

Действительно, в соответствии со статьей 10.bis Парижской конвенции запрещаются все действия, способные каким-либо способом вызвать смешение в отношении предприятий, продуктов либо промышленной или торговой деятельности конкурента.

В данном случае, как было установлено выше, доводы заявителя о том, что товарный знак по свидетельству РФ N 553581 создает ложное представление и вводит потребителя в заблуждение относительно производителя товаров, не нашли своего подтверждения. Следовательно, отсутствуют основания полагать, что имеют место действия, способные каким-либо способом вызвать смешение в отношении предприятий, продуктов либо промышленной или торговой деятельности конкурента. Также заявителем не доказано наличие конкурентных отношений между ним и третьим лицом.

Таким образом, доводы завода о несоответствии оспариваемого решения Роспатента статье 10.bis Парижской конвенции, а также статье 10 ГК РФ, несостоятельны.

Суд отмечает, что завод обращался с возражением в Роспатент только на основании несоответствия спорного товарного знака пункту 3 статьи 1483 ГК РФ. Соответствующие доводы были рассмотрены Роспатентом и получили надлежащую правовую оценку в оспариваемом решении от 24.05.2017.

Доводы заявителя о наличии у общества "Скейл" коммерческого интереса в использовании товарного знака "PAZ" (по свидетельству РФ N 553581) именно для масштабных моделей автобусов марки "ПАЗ", изложенные в заявлении, не имеют правового значения для рассмотрения данного дела, в связи с чем судом не оцениваются.

При указанных обстоятельствах оспариваемое решение Роспатента от 24.05.2017 соответствует закону, и оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется.

Судебные расходы по делу относятся на заявителя в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании статей 13, 1483, 1513 Гражданского кодекса Российской Федерации и руководствуясь статьями 4, 65, 71, 75, 110, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

в удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий Т.В. Васильева
Судьи Н.А. Кручинина
    Н.Н. Погадаев

Обзор документа


Заявитель, ссылаясь на введение потребителей в заблуждение, возражал против предоставления правовой охраны товарному знаку "PAZ" в отношении масштабных моделей транспортных средств.

Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что данное возражение удовлетворению не подлежит.

В данном случае не доказано, что у потребителей возникла стойкая ассоциативная связь между обозначением "PAZ" и заявителем и что последний имеет отношение к производству автобусов "ПАЗ".

При этом суд обозначил факторы, которые нужно учитывать при решении вопроса о введении потребителя в заблуждение относительно экономической связи спорящих субъектов предпринимательства.

Необходимо принимать во внимание силу (степень) ассоциаций, возникающих при восприятии сравниваемых обозначений, сходство последних, близость сфер деятельности спорящих субъектов и местонахождение их бизнеса, характеристики рынка. Еще один фактор - намерение создать не соответствующее действительности представление об экономической связи с лицом, заявляющим о наличии у него "старших" прав на спорное обозначение. Учитывается и наличие оговорок обладателя "младших" прав относительно случайного характера каких-либо совпадений с охраняемыми обозначениями. Также важно, используется ли спорное обозначение для создания пародии или сатиры.