Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 сентября 2017 г. № С01-750/2017 по делу N А40-193588/2016 Суд оставил без изменения принятые ранее по делу судебные акты, которыми отказано в удовлетворении требования о запрете использовать фирменное наименование, тождественное наименованию правообладателя или сходное с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемых правообладателем, поскольку не доказан факт осуществления ответчиком деятельности, аналогичной деятельности истца

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 сентября 2017 г. № С01-750/2017 по делу N А40-193588/2016 Суд оставил без изменения принятые ранее по делу судебные акты, которыми отказано в удовлетворении требования о запрете использовать фирменное наименование, тождественное наименованию правообладателя или сходное с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемых правообладателем, поскольку не доказан факт осуществления ответчиком деятельности, аналогичной деятельности истца

Резолютивная часть постановления объявлена 19 сентября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 сентября 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья - Рогожин С.П.,

судьи - Голофаев В.В., Уколов С.М.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Лаборатория Касперского" на решение Арбитражного суда города Москвы от 15.03.2017 по делу N А40-193588/2016 (судья Агафонова Е.Ю.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2017 (судьи Расторгуева Е.Б., Головкина О.Г., Пирожкова Д.В.) по тому же делу по иску акционерного общества "Лаборатория Касперского" (Ленинградское шоссе 39А, стр. 2, Москва, 125212, ОГРН 1027739867473) к акционерному обществу "Научно-производственное объединение Лаборатория Касперского" (ул. Дербеневская, 15, 1, оф. 8, Москва, 115114, ОГРН 1167746714252) об обязании прекратить использование фирменного наименования.

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "Лаборатория Касперского" - Крапухин Н.Г. (по доверенности от 09.01.2017); Кондакова Г.Г. (по доверенности от 09.01.2017);

от акционерного общества "Научно-производственное объединение Лаборатория Касперского" - Татевосов P.M. (по доверенности от 21.02.2017 N 03/2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

акционерное общество "Лаборатория Касперского" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к акционерному обществу "Научно-производственное объединение "Лаборатория Касперского" (далее - объединение) о запрете использовать фирменное наименование, тождественное наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемых правообладателем, об обязании ответчика прекратить использовать фирменное наименование правообладателя в отношении видов деятельности, осуществляемых истцом и изменении своего фирменного наименования.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 15.03.2017 в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2017 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба общества - без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции, истец обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит оспариваемые решение и постановление отменить, принять по делу новый судебный акт.

В обоснование кассационной жалобы истец ссылается на то, что судами первой и апелляционной инстанции не устанавливались обстоятельства, имеющие значение для дела, а именно - что виды деятельности истца аналогичны видам деятельности ответчика, указанным в выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ).

Ответчик в отзыве на кассационную жалобу просит решение суда от 15.03.2017 и постановление апелляционной инстанции от 26.05.2017 оставить без изменения, названную жалобу - без удовлетворения, ссылаясь на отсутствие нарушений норм материального или процессуального права в оспариваемых судебных актах, а также на несостоятельность доводов жалобы. Полагает, что судами дана объективная оценка всем представленным в дело доказательствам, а доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, направлены на переоценку фактических обстоятельств спора, установленных судами.

В судебном заседании представители общества поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе. Полагают, что виды деятельности ответчика аналогичны видам деятельности, осуществляемым истцом. По мнению представителей истца, доказательствами ведения юридическим лицом хозяйственной деятельности кроме товарно-распорядительных документов, налоговой и бухгалтерской отчетности являются иные документы, подтверждающие фактическое осуществление хозяйственной деятельности юридического лица, которые обществом были представлены в материалы дела, однако судами не была дана оценка представленным доказательствам.

Представитель ответчика возражал против удовлетворения кассационной жалобы, считая решение суда и постановление апелляционной инстанции законными и обоснованными. По мнению ответчика, обществом не доказано фактическое осуществление видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым ответчиком, так как в материалах дела отсутствуют доказательства ведения истцом хозяйственной деятельности.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых решения и постановления, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии решения и постановления, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах первой и апелляционной инстанций, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе,

Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1474 Кодекса юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках. Сокращенные фирменные наименования, а также фирменные наименования на языках народов Российской Федерации и иностранных языках защищаются исключительным правом на фирменное наименование при условии их включения в единый государственный реестр юридических лиц.

На основании пункта 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1474 ГК РФ не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

Таким образом, в пункте 3 статьи 1474 ГК РФ сформулировано три признака противоправности использования другим лицом фирменного наименования правообладателя: во-первых, тождественность используемого другим лицом обозначения фирменному наименованию правообладателя или сходство до степени смешения; во-вторых, осуществление данными юридическими лицами аналогичной деятельности; в-третьих, более позднее включение в единый государственный реестр юридических лиц фирменного наименования другого лица.

Анализ данной нормы позволяет сделать вывод о том, что право на фирменное наименование подлежит защите при установлении совокупности признаков противоправности использования другим лицом фирменного наименования правообладателя. Отсутствие одного из них влечет отказ в защите права.

Согласно пункту 4 статьи 1474 ГК РФ юридическое лицо, нарушившее правила пункта 3 данной статьи, по требованию правообладателя обязано по своему выбору прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, или изменить свое фирменное наименование, а также обязано возместить правообладателю причиненные убытки.

Как установлено судами и следует из материалов дела, согласно выписке из ЕГРЮЛ истец зарегистрирован в качестве юридического лица в Межрайонной инспекции МНС России N 39 по Москве 26.06.1997 акционерное общество "Лаборатория Касперского" (ОГРН 1027739867473).

Ответчик - акционерное общество "Научно-производственное объединение Лаборатория Касперского" (ОГРН 1167746714552) зарегистрирован ИФНС N 25 по Москве 29.06.2016.

Ссылаясь на то, что ответчик незаконно использует сходное фирменное наименование, осуществляет деятельность, аналогичную деятельности истца, право на которые у ответчика возникло позднее, чем у истца, последний обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в исковых требованиях в полном объеме, суд первой инстанции исходил из того, что фирменное наименование ответчика не сходно до степени смешения с фирменным наименованием истца; стороны не осуществляют аналогичную деятельность.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии со статьями 266 и 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверяя законность решения суда первой инстанции, указал, что фирменное наименование ответчика сходно до степени смешения с фирменным наименованием истца, поскольку в сокращенном фирменном наименовании ответчика слова "Лаборатория Касперского" имеют доминирующее значение, и полностью сходны с фирменным наименованием истца, однако вывод суда первой инстанции об обратном, не привел к принятию судом неправильного решения по существу спора, в связи с чем решение суда отмене или изменению не подлежит. При этом суд апелляционной инстанции исходил из недоказанности факта осуществления ответчиком деятельности, аналогичной деятельности истца.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении спора правильно определен характер спорного правоотношения, круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства.

Ссылка истца на то, что суды не дали оценку представленным доказательствам и не установили фактическое осуществление спорящими сторонами аналогичных видов деятельности, не может быть принята во внимание, поскольку противоречит установленным судами по делу фактическим обстоятельствам.

Исследуя вопрос об осуществлении сторонами аналогичных видов деятельности, суды указали на отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих фактическое осуществление истцом и ответчиком такой деятельности.

В силу статьи 49 ГК РФ коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом (кредитных организаций, страховых организаций и обществ взаимного страхования, инвестиционных фондов), наделены общей правоспособностью и могут осуществлять любые виды предпринимательской деятельности, не запрещенные законом, в том случае, если в их учредительных документах не содержится исчерпывающий перечень видов деятельности, которыми они вправе заниматься.

Сведения о кодах по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности, то есть сведения о видах деятельности, которые юридическое лицо предполагает осуществлять, включаются в ЕГРЮЛ.

Коллегия судей апелляционной инстанции правомерно указала, что при рассмотрении дел о нарушении права на фирменное наименование истец должен доказать, какими видами деятельности фактически занимается и он, и ответчик, а также аналогичность соответствующих видов деятельности. Именно фактическое осуществление аналогичных видов деятельности создает реальную угрозу смешения различных производителей и поставщиков товаров (услуг) в глазах потребителя. При этом истец, обладая всей полнотой сведений о видах деятельности, осуществляемой им самим, подтверждая виды деятельности, осуществляемые им самим, должен представить доказательства фактического осуществления им конкретных видов деятельности, в том числе указанных в его учредительных документах.

В отношении ответчика истец может приводить данные как о фактической деятельности ответчика, так и о деятельности, указанной в учредительных документах. При этом, если истец ссылается на виды деятельности, указанные в учредительных документах ответчика, презюмируется фактическое осуществление этих видов деятельности, если ответчиком не доказано, что они фактически не осуществляются. Соответствующая презумпция обусловлена пунктом 2 статьи 51 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ), согласно которому лицо, добросовестно полагающееся на данные ЕГРЮЛ, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам. Иными словами предполагается, что юридическое лицо - ответчик может осуществлять или осуществляет указанные в выписке из ЕГРЮЛ виды деятельности, пока не доказано иное.

Для выяснения указанных обстоятельств суд апелляционной инстанции объявлял перерыв в судебном заседании для представления доказательств фактического осуществления истцом видов деятельности, аналогичных с видами деятельности ответчика, а также предлагал истцу уточнить, по каким именно видам деятельности просит удовлетворить исковые требования.

Уклонение истца, несмотря на предложение апелляционного суда, от представления доказательств фактического осуществления им самим спорных видов деятельности было правомерно расценено коллегией судей апелляционной инстанции как отказ от доказывания существенного по делу обстоятельства, входящего в бремя доказывания истца, что и послужило в соответствии с нормами статей 65 и 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для оставления иска без удовлетворения.

Нарушений требований процессуального законодательства при сборе и оценке судами доказательств по делу суд кассационной инстанции не усматривает.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам считает необходимым отметить, что заявленное истцом требование об обязании ответчика прекратить использование фирменного наименования правообладателя путем изменения своего фирменного наименования в любом случае не подлежало удовлетворению, поскольку не основано на приведенных выше положениях пункта 4 статьи 1474 ГК РФ, из которого следует, что выбор одного из двух способов устранения нарушения (прекращение использования в отношении аналогичных видов деятельности или изменение фирменного наименования) лежит не на истце, а на ответчике. Истцом может быть заявлено лишь требование о пресечении нарушения пункта 3 статьи 1474 ГК РФ без указания способа исполнения требования.

При этом Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности выбора ответчиком способа пресечения его деятельности на стадии рассмотрения дела судом первой инстанции, поскольку такой выбор ответчиком может быть сделан лишь на стадии исполнения судебного акта.

При этом возможность заявления искового требования о понуждении к изменению фирменного наименования предусмотрена только по требованию органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, в случаях, определенных в пункте 5 статьи 1473 ГК РФ.

Изложенное корреспондирует с разъяснением, содержащимся в пункте 60 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют представленным доказательствам, и основаны на правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу решения и постановления, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, так как не усматривает процессуальных нарушений при их принятии, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 15.03.2017 по делу N А40-193588/2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "Лаборатория Касперского" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий
судья
С.П. Рогожин
Судья В.В. Голофаев
Судья С.М. Уколов

Обзор документа


Общество обратилось в суд с целью запретить объединению использовать фирменное наименование, тождественное наименованию истца, - "Лаборатория Касперского".

Суд по интеллектуальным правам счел, что для этого нет оснований, и пояснил следующее.

В ГК РФ определены 3 признака противоправности использования чужого фирменного наименования: тождественность или сходство до степени смешения обозначения наименованию правообладателя; более позднее включение такого обозначения в ЕГРЮЛ; ведение спорящими юрлицами аналогичной деятельности.

Отсутствие хотя бы одного из этих признаков влечет отказ в защите права.

В подобных спорах истец должен доказать, какими видами деятельности фактически занимается и он, и ответчик, а также их аналогичность. Причем истец обязан подтвердить именно фактическое ведение им конкретных видов деятельности, в т. ч. указанных в его учредительных документах.

В отношении ответчика истец может приводить данные как о фактической деятельности, так и о деятельности, указанной в учредительных документах. В отношении последней презюмируется, что она фактически осуществляется, пока ответчик не доказал иное.

В данном деле не доказано, что и истец, и ответчик ведут аналогичную деятельность.

Кроме того, суд подчеркнул, что АПК РФ не позволяет ответчику выбрать способ пресечения его деятельности на стадии рассмотрения дела в первой инстанции. Этот выбор возможен лишь при исполнении судебного акта.