Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 9 июня 2017 г. № С01-322/2017 по делу № А65-7070/2016 Суд оставил без изменения принятые ранее судебные акты о частичном удовлетворении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного авторского права, поскольку доказан факт нарушения ответчиком исключительного права истца на литературное произведение

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 9 июня 2017 г. № С01-322/2017 по делу № А65-7070/2016 Суд оставил без изменения принятые ранее судебные акты о частичном удовлетворении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного авторского права, поскольку доказан факт нарушения ответчиком исключительного права истца на литературное произведение

Резолютивная часть постановления объявлена 6 июня 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 9 июня 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи: Булгакова Д.А.,

судей: Лапшиной И.В., Рассомагиной H.Л.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Тухватуллина Ришата Айратовича (с. Карамалы-Губеево, Туймазинский р-он, Респ. Башкортостан, ОГРНИП 315028000040130) на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 12.10.2016 по делу N А65-7070/2016 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016 по тому же делу по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Гузаирова Аделя Ильгизировича (Казань, Респ. Татарстан, ОГРНИП 311169003400290) к индивидуальному предпринимателю Тухватуллину Ришату Айратовичу о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Ханнанов Раис Ямалутдинович (с. Ермекеево, Ермекеевский р-он, Респ. Башкортостан) и общество с ограниченной ответственностью "Барс-Рекордс" (ул. Голубятникова, д. 20А, Казань, Респ. Татарстан, 420094, ОГРН 1027607156911).

В судебном заседании приняли участие представители:

от индивидуального предпринимателя Гузаирова Аделя Ильгизировича - Фаттахов Р.А. (по доверенности от 30.05.17 б/н) Идиятова Г.Н. (по доверенности от 01.02.2017 б/н);

от индивидуального предпринимателя Тухватуллина Ришата Айратовича - Хуснутдинов Р.Ф. (по доверенности от 02.06.2016 N 02АА3431779).

Суд по интеллектуальным правам установил:

индивидуальный предприниматель Гузаиров Адель Ильгизарович (далее - предприниматель Гузаиров А.И.) обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к индивидуальному предпринимателю Тухватуллину Ришату Айратовичу (далее - предприниматель Тухватуллин Р.А.) о взыскании 50 000 рублей компенсации за нарушение авторских прав и 10 000 рублей судебных расходов.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Ханнанов Раис Ямалутдинович (Ханнанов Р.Я.) и общество с ограниченной ответственностью "Барс-Рекордс" (далее - общество "Барс-Рекордс"),

До принятия судом первой инстанции судебного акта по настоящему делу истец заявил отказ от заявления о взыскании судебных расходов по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 12.10.2016 прекращено производство по заявлению о взыскании судебных расходов в размере 10 000 рублей, исковые требования удовлетворены и взыскано с ответчика в пользу истца 50 000 рублей компенсации за нарушение авторских прав, а также 2000 рублей расходов по оплате государственной пошлины.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

Не согласившись с принятыми судебными актами, в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой обратился ответчик, ссылаясь на допущенные нарушения судами норм материального и процессуального права и несоответствие выводов судов, положенным в основу обжалуемых судебных актов, фактическим обстоятельствам дела, просит указанные судебные акты отменить в полном объеме.

Ответчик в кассационной жалобе указывает, что музыкальное произведение "Тынлачы, сандугач" не является составным, и его следует рассматривать как единый объект авторской права независимо от наличия в нем текста литературного произведения истца.

По мнению ответчика, суды неправомерно сослались на дополнительное соглашение N 1 к лицензионному договору от 11.08.2015 N 40, так как оно было заключено уже в ходе судебного процесса и не влияет на права и обязанности истца.

Предприниматель Тухватуллин Р.А. также ссылается на допущенное Арбитражным судом Республики Татарстан нарушение правил подсудности, поскольку настоящий спор должен был рассматриваться в Арбитражном суде Республики Башкортостан, то есть по месту нахождения ответчика.

В отзыве на кассационную жалобу предприниматель Гузаиров А.И. просит решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, ссылаясь на необоснованность изложенных в ней доводов.

Истец указывает, что литературное произведение "Тынлачы, сандугач" является самостоятельным произведением, созданным и обнародованным в сборнике стихов Юзеева Ильдара Гафуровича задолго до создания музыкального произведения, на основании чего данное литературное произведение является самостоятельным объектом защиты авторского права.

При этом истец указывает, что обжалуемое решение суда первой инстанции по настоящему делу ответчиком уже исполнено в полном объеме.

В судебном заседании представитель ответчика доводы кассационной жалобы поддержал в полном объеме, просил отменить обжалуемые судебные акт.

Представители истца в судебном заседании доводы кассационной жалобы предпринимателя Тухватуллина Р.А. оспорили по доводам, изложенным в отзыве, просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Иные лица, привлеченные к участию в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, заслушав мнение представителей сторон, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и норм процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 11.08.2015 между Юзеевым Салаватом Ильдаровичем (наследником Юзеева Ипьдара Гафуровича) (лицензиар) и общественным фондом татарской культуры имени Рашита Вагапова (лицензиат) заключен лицензионный договор от 11.08.2015 N 40 (далее - лицензионный договор) о передаче исключительных прав, по условиям которого лицензиар обязуется передать на исключительных условиях лицензиату исключительные имущественные права на произведение "Тынлачы, сандугач", указанное в акте (приложение N 2 к настоящему договору) сроком на три года.

Пунктом 2.5. лицензионного договора предусмотрено, что лицензиар признает исключительное право лицензиата в течение всего срока действия настоящего договора передавать полностью или частично права, приобретенные лицензиатом третьим лицам по настоящему договору.

В соответствии с актом приема-передачи (приложение N 2 к настоящему договору) лицензиар передал лицензиату исключительные имущественные права на произведение "Тынлачы, сандугач", автор музыки Ханнанов Р.Я., автор текста Юзеев И.Г. (т.1 л.д. 10).

Во исполнение пункта 4.1 данного договора по акту выполненных работ от 11.08.2015 лицензиат оплатил лицензиару вознаграждение в размере 22 989 рублей.

По договору уступки прав (цессии) от 11.01.2016 N 1 общественный фонд татарской культуры имени Рашита Вагапова (цедент) передал предпринимателю Гузаирову А.И. (цессионарий) права в полном объеме по лицензионному договору от 11.08.2015 N 40, в том числе право воспроизводить, распространять, импортировать, публично показывать, публично исполнять, сообщать в эфир, по кабелю, переводить, переделывать, аранжировать и иным способом перерабатывать, сообщать до всеобщего сведения произведение.

По акту приема-передачи от 11.01.2016 N 1 цедент передал цессионарию исключительные имущественные права на произведение "Тынлачы, сандугач", автор текста Юзеев И.Г.

Во исполнение пункта 3.1 данного договора по акту сдачи-приема выполненной работы от 11.01.2016 цессионарий оплатил цеденту вознаграждение в размере 100 000 рублей.

При этом 19.08.2016 лицензиаром и лицензиатом было заключено Дополнительное соглашение N 1 к Лицензионному договору о передаче исключительных прав (исключительная лицензия N 40 от 11.08.2015), которым внесены изменения в пункт 1.1 Акта приема-передачи N 1 Приложения N 2 к Лицензионному договору, изложив его в следующей редакции: "лицензиар передает лицензиату исключительные права на произведение - стихотворение "Тынлачы, сандугач" ("Тын калыйк, Сэлэшмик"), автор (поэт) И.Г. Юзеев (л. д. 81, т. 2).

Посчитав, что ответчик, неоднократно исполняя на своих концертах спорное произведение, нарушает исключительные права истца на литературное произведение, переданные ему по договору уступки прав, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании компенсации.

Согласно пункту 1 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения.

В соответствии с пунктами 3, 7 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме, а также на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают вышеизложенным требованиям.

В силу пункта 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

В пункте 42 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Пленум N 5/29) разъяснено, что при рассмотрении судом дела о защите авторских прав надлежит исходить из того, что пока не доказано иное, автором произведения (обладателем исключительного права на произведение) считается лицо, указанное в качестве такового на экземпляре произведения. Необходимость исследования иных доказательств может возникнуть в случае, если авторство лица на произведение оспаривается.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если указанным Кодексом не предусмотрено иное.

В силу пункта 1 статьи 1233 того же Кодекса правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1238 ГК РФ при письменном согласии лицензиара лицензиат может по договору предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу (сублицензионный договор).

По сублицензионному договору сублицензиату могут быть предоставлены права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата (часть 2 статьи 1238 ГК РФ).

Оценив представленные доказательства в совокупности по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к правомерному выводу о том, что договор уступки прав (цессия) от 11.011.2016 N 1 по своей правовой природе представляет собой лицензионный договор с предоставлением истцу исключительной лицензии на литературное произведение, так как в нем предусмотрены все существенные условия лицензионного договора.

Согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных этим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.

Положениями статьи 1254 ГК РФ предусмотрено, что если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 указанного Кодекса.

К таким особым случаям относятся, в частности, нарушения права на произведение (статья 1301 ГК РФ) и на объекты смежных прав (статья 1311 ГК РФ). В названных статьях содержится схожий механизм исчисления компенсации, а также одинаковые (минимальные и максимальные) размеры компенсации. Так, согласно статьям 1301 и 1311 ГК РФ в случае нарушения исключительного права на произведение или на объект смежных прав правообладатель вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения или фонограммы;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения или объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого произведения либо такого объекта смежных прав тем способом, который использовал нарушитель.

Порядок применения указанных положений разъяснен в пунктах 43.3 и 43.4 Пленум N 5/29. В частности, согласно данным разъяснениям при рассмотрении дел о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные исковые требования, обосновано признал литературное произведение "Тынлачы, сандугач" самостоятельным произведением, созданным и обнародованным задолго до создания музыкального произведения ответчика, что подтверждается представленными в материалы дела сборниками стихов 1977 года Юзеева И.Г. и пришел к правильному выводу о том, что спорное литературное произведение и музыкальное произведение являются самостоятельными объектами авторских прав.

Учитывая обстоятельства того, что факт совершенного ответчиком правонарушения подтверждается материалами дела, суд первой инстанции правомерно взыскал компенсацию в размере 50 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы арбитражного суда первой инстанции, указав, что поскольку спорное литературное произведение и музыкальное произведение, третьего лица - Ханнанова Р.Я. являются не только разными объектами авторских прав, но и созданы в разные периоды времени, следовательно, суд первой инстанции, верно указал, что Юзеева И.Г. и третье лицо - Ханнанова Р.Я. нельзя признать соавторами.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций.

Суд первой инстанции со ссылкой на нормы статей 1258, 1260 ГК РФ правомерно отклонил доводы ответчика и третьего лица - Ханнанова Р.Я. о том, что соавторство на песню является неделимым, так как музыка и слова к песне представляют собой совершенно различные по форме произведения (объекты исключительных прав), каждое из которых создается самостоятельным творческим трудом автора и имеют каждое свое самостоятельное юридическое значение.

При этом факт наличия у Юзеева С.И. прав на спорное произведение подтверждается свидетельством о праве на наследство по закону от 26.03.2006, в соответствии с которым наследником указанного в свидетельстве имущества, а именно авторского права, принадлежащего Юзееву Илдару Гафуровичу, с причитающимися выплатами и гонорарами, является Юзеев Салават Ильдарович.

Материалами дела подтверждается, что в 1997 году спорное произведение было обнародовано в сборнике стихов автора Юзеева И.Г. Вместе с тем, музыка на стихи Юзеева И.Г. написана в 2009 году.

В сборнике стихов Юзеева И.Г. от 2012 года (страница 373 данного сборника) указывается, что на эти стихи написана музыка другим композитором.

Данное обстоятельство также подтверждает факт того, что стихи Юзеева И.Г. являются самостоятельным произведением.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции отклоняет довод кассационной жалобы о том, что суды первой и апелляционной инстанций неправомерно приняли во внимание дополнительное соглашение N 1 к лицензионному договору от 11.08.2015 N 40, в силу следующего.

Договор уступки прав от 11.01.2016 N 1 представляет собой лицензионный договор с предоставлением истцу исключительной лицензии на спорное произведение.

При этом дополнительным соглашением N 1 к лицензионному договору от 11.08.2015 N 40 уточнены условия пункта договора о передаче исключительных прав именно на стихотворение "Тынлачы, сандугач" автором которого является Юзеев И.Г.

Таким образом, заключая лицензионный договор, автор стихотворения выразил свою волю о передаче исключительных прав на объект, автором которого он является, а дополнительным соглашением лишь конкретизирован данный передаваемый объект авторского права.

Изложенный в кассационной жалобе ответчика довод о нарушении правил подсудности при рассмотрении настоящего дела признается судебной коллегией Суда по интеллектуальным правам несостоятельным, в силу следующего.

При обращении с апелляционной жалобой на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 12.10.2016 ответчик приводил доводы относительно нарушения правил подсудности при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Суд апелляционной инстанции установил, что ответчик был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного разбирательства и его представители участвовал в судебных заседаниях 01.07.2016, 18.08.2016, 13.09.2016 и 20.09.2016, то есть не был лишен возможности подать ходатайство о передаче дела по подсудности, однако своим правом не воспользовался. Более того, представитель ответчика при рассмотрении настоящего дела в суде первой инстанции представил письменное заявление (л. д. 97, т. 2) о том, что ответчик не возражает против рассмотрения данного дела именно в Арбитражном суде Республики Татарстан. Поэтому возражение о нарушении правил о подсудности, заявленное в суде апелляционной инстанции, в силу пункта 6.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" является неправомерным.

Согласно статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьям 46, 47 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на судебную защиту посредством независимого и беспристрастного суда, компетенция которого установлена законом.

Настоящий спор рассматривался в Арбитражном суде Республики Татарстан с апреля 2016 года.

В процессе длительного судебного разбирательства вплоть до принятия решения судом первой инстанции ответчик не возражал против подсудности спора Арбитражному суду Республики Татарстан, представляя суду свои доводы по существу спора и активно пользуясь принадлежащими ему процессуальными правами, заявляя в том числе ходатайства о приобщении к материалам дела своего отзыва на иск и т.д.

Указанные действия ответчика свидетельствуют о признании им компетенции Арбитражного суда Республики Татарстан посредством конклюдентных действий, что соответствует понятию компетентного суда в международно-правовом и национально-правовом понимании, а также влекут за собой потерю права на возражение (эстоппель) в отношении подсудности спора.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2012 N 1649/13 по делу N А54-5995/2009.

Таким образом, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и норм процессуального права.

При перечисленных обстоятельствах решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанций являются законными и отмене не подлежат, а оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Уплаченная за подачу кассационной жалобы государственная пошлина подлежит в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отнесению на заявителя данной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 12.10.2016 по делу N А65-7070/2016 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Тухватуллина Ришата Айратовича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Д.А. Булгаков
Судья И.В. Лапшина
Судья Н.Л. Рассомагина

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что исполнитель песни должен выплатить компенсацию за нарушение авторских прав на использованные в ней стихи.

При этом он поддержал вывод о том, что автор стихов и лицо, написавшее на них музыку, не являются соавторами.

Стихи и музыка представляют собой самостоятельные объекты авторских прав, совершенно различные по форме. Каждое из этих произведений создается самостоятельным творческим трудом автора.

При этом стихи и музыка созданы в разное время. А музыку на стихи написал не один композитор.

Данное обстоятельство также подтверждает, что стихи являются самостоятельным произведением.