Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 апреля 2017 г. по делу N СИП-427/2016 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку пришел к выводу о наличии сходства до степени смешения между спорными обозначениями

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 апреля 2017 г. по делу N СИП-427/2016 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку пришел к выводу о наличии сходства до степени смешения между спорными обозначениями

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 21 апреля 2017 года.

Полный текст решения изготовлен 26 апреля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Рассомагиной H.Л., Силаева Р.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Сарсенбаевой Д.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление

компании Шампань Луи Рёдерер/Champagne Louis Roederer (boulevard Lundy, 21, F-51100 Reims, France) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 125993, ОГРН 1047730015200) от 05.04.2016, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 524860, и о признании недействительным предоставления правовой охраны названному товарному знаку.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "НОРДЭКС" (пр-кт Обуховской обороны, д. 271, лит. А, пом. 708, Санкт-Петербург, 192012, ОГРН 1027809209075).

В судебном заседании приняли участие представители:

от заявителя - Гришанова Г.И. и Хабаров Д.И. (по совместной доверенности от 04.09.2015);

от органа, принявшего оспариваемый акт, - Кольцова Т.В. (по доверенности от 22.07.2016 N 01/32-582/41) и Кромкина А.Н. (по доверенности от 22.07.2016 N 01/32-578/41);

от третьего лица - Пантюхина A.M. (по доверенности от 22.07.2016); эксперт Аверин Ю.П. (лично, паспорт).

Суд по интеллектуальным правам установил:

компания Шампань Луи Рёдерер/Champagne Louis Roederer (далее - компания, заявитель) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 05.04.2016, принятого по результатам рассмотрения возражения, поступившего 11.11.2015, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 524860, и о признании недействительным предоставления правовой охраны названному товарному знаку.

Определением суда от 15.08.2016 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "НОРДЭКС" (далее - общество, третье лицо).

В обоснование своих требований заявитель ссылается на то, что оспариваемое решение Роспатента не соответствует положениям подпункта 1 пункта 3 и подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статьям 6 quinquies и 10 bis Конвенции по охране промышленной собственности, заключенной в Париже 20.03.1883 (далее - Парижская конвенция).

По утверждению компании, она с 1876 года производит элитные шампанские вина, самым известным из которых является шампанское "CRISTAL", представляющее собой эксклюзивный товар, производимый по технологиям XIX века и признанный одним из лучших и самых известных шампанских вин в мире.

Как полагает заявитель, регистрация оспариваемого товарного знака, включающего словесный элемент "CRISTALINO", создает угрозу его исключительным правам на ранее зарегистрированные в отношении однородных товаров товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 528701 и N 528702, включающие доминирующий словесный элемент "CRISTAL", поскольку регистрация оспариваемого товарного знака способна ввести потребителей в заблуждение как в отношении свойств и качества маркируемых им товаров, так и в отношении источника их происхождения.

Также, по мнению компании, регистрация оспариваемого товарного знака представляет собой акт недобросовестной конкуренции, так как основной целью регистрации являлось получение необоснованного конкурентного преимущества путем паразитирования на высокой репутации элитного бренда шампанских вин.

При этом заявитель отмечает, что ввозимое и реализуемое третьим лицом на территории Российской Федерации игристое вино "CRISTALINO", производимое испанской компанией J. Garcia Carrion, имеет сравнительно низкую стоимость и изначально позиционировалось на международном рынке как дешевый аналог всемирно известного бренда. В этой связи обращает внимание на то, что проводимые в США, Франции, Италии, Германии, Бенилюксе и в Ведомстве по интеллектуальной собственности Европейского союза судебные разбирательства между компанией и испанским производителем игристого вина "CRISTALINO" по поводу использования последним сходного до степени смешения с всемирно известным брендом обозначения закончились в пользу компании.

Компания оспаривает вывод Роспатента о том, что в противопоставленных товарных знаках словесный элемент "CRISTAL" не является доминирующим, указывая на то, что этот элемент выполнен на этикетке два раза (товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 528701) и три раза (товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 528702), а также самым крупным по размеру шрифтом. Также обращает внимание, что обе сравниваемые этикетки характеризуются одинаковой прямоугольной формой с ориентацией по горизонтали.

Возражая против вывода Роспатента о том, что различительная способность словесного элемента "CRISTAL" на территории России существенным образом ослаблена, заявитель ссылается на результаты социологического опроса, отраженные в заключении от 22.09.2015 N 182-2015, подготовленном лабораторией социологической экспертизы федерального государственного бюджетного учреждения науки "Институт социологии Российской Академии Наук" (далее - заключение института социологии РАН); заключение по результатам аналитического обзора исследований на тему: "Психофизиологические основы быстрого распознавания сложных зрительных образов", подготовленное заведующим лабораторией физиологии сенсорных систем учреждения Российской Академии Наук "Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии" Бондарем И.В. (далее - заключение Бондаря И.В.); отзыв Всероссийского центра изучения общественного мнения на заключение института социологии РАН (далее - отзыв ВЦИОМ). При этом указывает на отсутствие доказательств того, что словесный элемент "CRISTAL" ассоциируется у большинства россиян с водкой отечественного производства.

Компания считает, что недоступность эксклюзивных элитарных товаров (брендов) по причине их высокой стоимости не порочит известности этих товаров, а напротив, способствует ей.

С точки зрения заявителя, практика использования в целях продвижения более дешевых товаров известного бренда является широко распространенной и применяется в рассматриваемом случае испанским производителем игристых вин, являющимся недобросовестным подражателем, в связи с чем присутствие на рынке аналогичного товара по низкой цене под похожим брендом наносит ущерб создаваемой десятилетиями репутации шампанского "CRISTAL" и приводит к размыванию его различительной способности.

Роспатентом представлен отзыв на заявление, в котором он просит в удовлетворении данного заявления отказать.

Роспатент ссылается на то, что оспариваемый и противопоставленные товарные знаки не являются сходными до степени смешения, поскольку в оспариваемом товарном знаке доминирующим является словесный элемент "CRISTALINO", тогда как в противопоставленных товарных знаках доминирующими являются изобразительный элемент в виде вертикально ориентированной виньетки с включенной в нее монограммой "LR", а также выполненный по центру в верхней части товарного знака словесный элемент "LOUIS ROEDERER", являющийся частью наименования правообладателя.

По мнению Роспатента, различительная способность словесного элемента "CRISTAL" как обозначения, способного индивидуализировать товары заявителя, на территории Российской Федерации существенно ослаблена по сравнению со странами Европейского союза и другими странами, так как в Российской Федерации предоставлена правовая охрана большому количеству товарных знаков со словами "KRISTAL", "CRISTAL", "КРИСТАЛЛ", которые зарегистрированы в отношении однородных товаров 33-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) на разных лиц.

С точки зрения Роспатента, несмотря на то, что товары 33-го класса МКТУ, в отношении которых зарегистрированы сравниваемые товарные знаки, относятся к одному виду товаров - игристым винам, установленное отсутствие сходства между оспариваемым и противопоставленными товарными знаками позволяет сделать вывод о том, что даже в отношении однородных товаров 33-го класса МКТУ они не будут смешиваться, поскольку вызывают в сознании потребителя различные ассоциации.

Обращая внимание на то, что товары, маркируемые сравниваемыми товарными знаками, относятся к разным ценовым категориям, Роспатент полагает, что условия реализации этих товаров также являются различными, в связи с чем отсутствует возможность смешения сравниваемых товарных знаков в гражданском обороте.

Роспатент считает необоснованными ссылки заявителя на решения иностранных судов, поскольку из этих решений не следует, что иностранными судами проводился анализ на предмет сходства до степени смешения в отношении комбинированных обозначений, зарегистрированных в качестве товарных знаков по свидетельствам N 524860, N 528701, N 528702 и являющихся предметом настоящего спора.

Как полагает Роспатент, большая часть представленных заявителем источников информации не свидетельствует об информированности потребителей о товарах 33-го класса МКТУ, производимых заявителем.

Роспатент считает заключение института социологии РАН не относимым к делу доказательством, так как социологический опрос проводился после даты приоритета оспариваемого товарного знака, ретроспективных данных, отражающих ситуацию на дату приоритета оспариваемого товарного знака, заключение не содержит. Также Роспатент отмечает, что представленный социологический опрос не может однозначно свидетельствовать о сходстве сравниваемых товарных знаков до степени смешения, поскольку содержит наводящие вопросы.

Третье лицо в отзыве на заявление и дополнительных письменных пояснениях просит в удовлетворении заявленных требований отказать.

По мнению третьего лица, довод заявителя о наличии сходства до степени смешения между оспариваемым и противопоставленными товарными знаками являются несостоятельными, поскольку базируется исключительно на выводе о сходстве до степени смешения их словесных элементов "CRISTAL" и "CRISTALINO", без учета остальных охраняемых и неохраняемых элементов и общего впечатления, формируемого сравниваемыми обозначениями.

Общество полагает, что словесный элемент "CRISTAL" не может иметь для значительной части населения Российской Федерации определенного смыслового значения и воспринимается большей частью потребителей как фантазийное обозначение, также, как и словесный элемент "CRISTALINO", в связи с чем вероятность того, что сравниваемые обозначения могут вызывать у потребителя сходные ассоциации, является очень низкой. При этом отмечает, что товарные знаки заявителя, помимо словесного элемента "CRISTAL", содержат дополнительные словесные элементы, все вместе воспринимаемые потребителем как логически связанное словосочетание "CRISTAL LOUIS ROEDERER CHAMPAGNE", которое имеет большую различительную способность, чем словесный элемент "CRISTAL".

Третье лицо соглашается с выводом Роспатента о том, что различительная способность словесного элемента "CRISTAL" как обозначения, способного индивидуализировать товары заявителя, на территории Российской Федерации существенно ослаблена по сравнению с другими странами мира, поскольку у российского потребителя это слово вызывает стойкие ассоциации с известным производителем алкогольной продукции - открытым акционерным обществом "Московский завод "Кристалл" (далее - общество "Московский завод "Кристалл") и его продукцией, маркированной товарными знаками, включающими этот словесный элемент.

Общество считает, что основной смысловой и визуальный акцент в композиции противопоставленных товарных знаков падает на элементы, прямо указывающие на производителя товара.

Обращая внимание на нахождение товаров, маркируемых оспариваемым и противопоставленным товарными знаками, в разных ценовых категориях, общество не усматривает оснований полагать, что у покупателей товаров 33-го класса МКТУ возникнет представление об их происхождении из того же коммерческого источника.

Третье лицо подвергает сомнению утверждение заявителя о широкой известности российскому потребителю продукции, маркированной противопоставленными товарными знаками, ссылаясь на то, что отсутствует достаточная информация об интенсивности присутствия этой продукции на российском рынке и указанные товарные знаки не признаны общеизвестными в Российской Федерации.

По утверждению общества, испанское игристое вино "CRISTALINO", производимое его поставщиком, длительное время присутствует на мировом рынке, а учитывая интенсивность присутствия этой продукции на российском рынке, различительная способность названного обозначения выше, чем различительная способность товарных знаков заявителя.

Возражая против довода заявителя о наличии в действиях общества по регистрации и использованию оспариваемого товарного знака недобросовестной конкуренции, третье лицо указывает на отсутствие оснований считать, что при подаче заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака оно хотело воспользоваться репутацией заявителя, так как и производитель (испанская компания) и импортер (общество) достаточно долго присутствуют на рынке винной продукции и успели приобрести известность как в России, так и в других странах.

Также третье лицо считает, что оспариваемым судебным актом не нарушаются права и законные интересы компании в предпринимательской деятельности.

Явившиеся в судебное заседание представители компании заявленные требования поддержали.

Представители Роспатента и общества возражали против удовлетворения требований заявителя по доводам, изложенным в отзывах на заявление и письменных пояснениях.

Как следует из материалов дела, общество является правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 524860 (приоритет товарного знака - 14.03.2013, запись о регистрации внесена в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 16.10.2014), зарегистрированного в отношении товаров 33-го класса МКТУ "вина; вино из виноградных выжимок; игристое виноградное вино, насыщенное углекислым газом" и представляющего собой комбинированное обозначение в виде этикетки, в верхней части которой присутствует изобразительный элемент в виде круга, внутри которого находится стилизованное изображение бочки и сидящего рядом с ней мужчины с бокалом в левой поднятой руке, по внутреннему кругу изображен орнамент в виде мережки, в верхней части которого по контуру расположен словесный элемент "ОРДЕН ВИНОДЕЛОВ", выполненный оригинальным шрифтом заглавными буквами русского алфавита; по центру этикетки расположен словесный элемент "CRISTALINO", выполненный стандартным шрифтом буквами латинского алфавита, под которым расположены горизонтальная черта и виноградная лоза с гроздьями ягод; по верхнему и нижнему краям этикетки проведены широкие черные полосы. Указанный товарный знак охраняется в черно-белом цветовом сочетании.

Компания является правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 528701, зарегистрированного в отношении товаров 33-го класса МКТУ "вина, охраняемые наименованием места происхождения "Шампань" (приоритет товарного знака - 10.09.2012), представляющего собой комбинированное обозначение в виде этикетки, в центральной части которой расположена вертикально ориентированная виньетка овальной формы с включенной в нее монограммой из переплетенных букв "LR" - первых букв части фирменного наименования производителя товара "LOUIS ROEDERER", указание на которого расположено по центру в верхней части этикетки; справа и слева от овала расположены словесные элементы "CRISTAL" и "CHAMPAGNE" (неохраняемый элемент), выполненные заглавными буквами латинского алфавита; нижняя часть овала обрамлена растительным орнаментом, над которым выполнена надпись "CRISTAL".

Также компании принадлежит исключительное право на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 528702, зарегистрированный в отношении товаров 33-го класса МКТУ "вина, охраняемые наименованием места происхождения "Шампань" (приоритет товарного знака - 10.09.2012), представляющий собой комбинированное обозначение в виде бутылки, с расположенными на ней этикеткой, воспроизводящей товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 528701, кольеретками и рядом других декоративных элементов для маркировки бутылки (пробка, воротничок и т.д.); словесный элемент "CHAMPAGNE" и форма бутылки в составе товарного знака не охраняются.

Противопоставленные товарные знаки охраняются в белом, золотом, темно-бордовом цветовом сочетании.

Компания, полагая, что принадлежащий обществу товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 524860 сходен до степени смешения с принадлежащими компании товарными знаками, имеющими более ранний приоритет, а также способен ввести потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара и места его производства, регистрация оспариваемого товарного знака является актом недобросовестной конкуренции, 11.11.2015 обратилась в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 524860, мотивированным нарушением требований пунктов 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

По результатам рассмотрения этого возражения коллегией палаты по патентным спорам Роспатент принял решение от 05.04.2016 об отказе в удовлетворении возражения. Правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 524860 была оставлена в силе.

Принимая указанное решение, Роспатент исходил из того, что сравниваемые товарные знаки не являются сходными до степени смешения, так как в оспариваемом товарном знаке доминирующее положение в составе этикетки занимает словесный элемент "CRISTALINO", а доминирующими элементами в композиции этикетки в противопоставленных товарных знаках являются словесные элементы "LOUIS ROEDERER" и изобразительный элемент в виде виньетки овальной формы с включенной в нее монограммой из первых букв "LR", которые прямо указывают на производителя товара и, соответственно, несут основную индивидуализирующую функцию в знаках; различительная способность словесного элемента "CRISTAL" в Российской Федерации значительно ослаблена по сравнению с другими странами, поскольку у российского потребителя это обозначение вызывает стойкие ассоциации с обществом "Московский завод "Кристалл" и его продукцией; словесные элементы "CRISTAL" и "CRISTALINO" обладают семантическим сходством и могут вызвать в сознании потребителя сходные ассоциации, однако в связи со сниженной различительной способностью словесного элемента "CRISTAL" его наличие в противопоставленных товарных знаках не является основанием для признания их сходными с оспариваемым товарным знаком.

Роспатентом отмечено, что товары 33-го класса МКТУ, в отношении которых зарегистрированы сравниваемые товарные знаки, относятся к одному виду товаров - игристые вина, однако не имеется оснований для вывода о том, что у покупателей товаров 33-го класса МКТУ, маркированных оспариваемым товарным знаком, возникнет представление об их изготовлении одним производителем; отсутствие возможности реального смешения обозначений в гражданском обороте обеспечивается чрезвычайно высокой ценой вина, производимого компанией, и ограниченным объемом его продаж.

Отклоняя довод лица, подавшего возражение, о широкой известности бренда "CRISTAL", Роспатент исходил из недостаточности объема представленных в подтверждение этого утверждения доказательств, отсутствия объективных данных об объемах производства шампанского "CRISTAL" и его официальных поставках на российский рынок, невозможности автоматического переноса факта длительного присутствия указанного товара на европейском рынке на российский рынок, предоставления правовой охраны противопоставленным товарным знакам только в 2014 году.

Роспатентом поставлены под сомнение результаты социологического опроса, проведенного институтом социологии РАН, поскольку материалы данного исследования касаются определения опасности введения потребителей в заблуждение в случае одновременного присутствия на рынке товаров, маркированных сравниваемыми товарными знаками, а также определения компании-производителя, с которой у потребителя шампанского и игристого вина ассоциируется оспариваемый товарный знак.

По мнению Роспатента, утверждение компании о способности оспариваемого товарного знака вводить потребителя в заблуждение относительно производителя товара базируется только на предположении о возможной опасности такого заблуждения, тогда как результаты социологического исследования не отражают уровень знания респондентов о присутствии на российском рынке товаров, маркированных сравниваемыми товарными знаками, и о производителях этих товаров.

Компания, полагая, что решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения, является незаконным, нарушает ее права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратилась в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении, отзывах на него, письменных пояснениях, представленных лицами, участвующими в деле, выслушав мнение представителей этих лиц, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента по рассмотрению возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку и принятию решений по результатам их рассмотрения установлены нормами части четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и лицами, участвующим в деле, не оспариваются.

В пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009 N 5/29) разъяснено, что при оспаривании решений Федеральной службы по интеллектуальной собственности суды должны учитывать, что заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом. При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров, вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи обществом заявки на регистрацию спорного обозначения (14.03.2013) правовая база для оценки охраноспособности этого обозначения включает в себя ГК РФ (в редакции, действовавшей в момент подачи заявки) и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее - Правила рассмотрения заявки).

Согласно пункту 1 статьи 1499 ГК РФ экспертиза обозначения, заявленного в качестве товарного знака (экспертиза заявленного обозначения), проводится по заявке, принятой к рассмотрению в результате формальной экспертизы; в ходе проведения экспертизы проверяется соответствие заявленного обозначения требованиям статьи 1477 и пунктов 1-7 статьи 1483 ГК РФ и устанавливается приоритет товарного знака.

По результатам экспертизы заявленного обозначения федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности принимает решение о государственной регистрации товарного знака или об отказе в его регистрации (пункт 2 данной статьи).

В соответствии с подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его производителя.

Аналогичные положения предусмотрены пунктом 2.5.1 Правил рассмотрения заявки, согласно которым не допускается регистрация в качестве товарных знаков или их элементов обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя.

К таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из его элементов.

Согласно подпункту 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ также не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных пункте 6 статьи 1483 ГК РФ, допускается только с согласия правообладателя.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия исключительного права на товарный знак, если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований пунктов 1-5, 8 и 9 статьи 1483 этого Кодекса.

Предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение пяти лет со дня публикации сведений о государственной регистрации товарного знака в официальном бюллетене (статья 1506), если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований пунктов 6, 7 и 10 статьи 1483 указанного Кодекса (подпункт 2 пункта 2 стать 1512 ГК РФ).

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащейся в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом от 13.12.2007 N 122, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений может быть разрешен судом без назначения экспертизы, но на основе Правил рассмотрения заявки и Методических рекомендаций.

В силу пункта 14.4.2 Правил рассмотрения заявки обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

В соответствии с пунктом 14.4.2.4 Правил рассмотрения заявки комбинированные обозначения сравниваются: с комбинированными обозначениями; с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы.

При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, приведенные в пунктах 14.4.2.2 и 14.4.2.3 этих Правил (звуковые (фонетические), графические (визуальные) и смысловые (семантические), а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

Разделом 6 Методических рекомендаций по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Российского агентства по патента и товарным знакам от 31.12.2009 N 197 (далее - Методические рекомендации по определению сходства), предусмотрено, что при оценке сходства комбинированных обозначений определяется сходство как всего обозначения в целом, так и его составляющих элементов с учетом значимости положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении. При этом формирование общего впечатления может происходить под воздействием любых особенностей обозначений, в том числе доминирующих словесных или графических элементов, их композиционного и цветографического решения и др.

В соответствии с пунктом 6.3.1 указанных Методических рекомендаций при исследовании положения словесного и изобразительного элемента в комбинированном обозначении учитывается фактор визуального доминирования одного из элементов. Такое доминирование может быть вызвано как более крупными размерами элемента, так и его более удобным для восприятия расположением в композиции (например, элемент может занимать центральное место, с которого начинается осмотр обозначения).

Значимость положения элемента в комбинированном обозначении зависит также от того, в какой степени элемент способствует осуществлению обозначением его основной функции - индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

Согласно пункту 6.3.2 Методических рекомендаций по определению сходства при восприятии потребителем комбинированного обозначения, состоящего из изобразительного и словесного элементов, его внимание, как правило, акцентируется на словесном элементе. Словесный элемент к тому же легче запоминается, чем изобразительный.

Если при сравнении комбинированных обозначений будет установлено, что их словесные элементы тождественны или сходны до степени смешения, то такие комбинированные обозначения могут быть отнесены к сходным до степени смешения.

В силу пункта 6.3.3 Методических рекомендаций по определению сходства изобразительный элемент комбинированного обозначения может играть существенную роль в индивидуализации товара наряду со словесным элементом.

Степень важности изобразительного элемента в комбинированном обозначении зависит от того, насколько этот элемент оригинален, каковы его размеры и пространственное положение относительно словесного элемента. Перечисленные факторы могут учитываться как каждый в отдельности, так и в совокупности.

Роспатентом в оспариваемом решении верно установлено, что визуально доминирующее положение в составе комбинированного обозначения, зарегистрированного в качестве товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 524860, занимает словесный элемент "CRISTALINO".

Вместе с тем, вывод Роспатента о том, что в противопоставленных товарных знаках доминирующими являются изобразительный элемент в виде вертикально ориентированной виньетки с включенной в нее монограммой "LR", а также выполненный по центру в верхней части товарного знака словесный элемент "LOUIS ROEDERER", не может быть признан в достаточной степени обоснованным в силу следующего.

Так, виньетка является достаточно часто употребляемым изобразительным элементом этикеток, размещаемых на алкогольной продукции, не обладает оригинальностью, функционально предназначена для украшения, а не для информирования потребителя о чем-либо.

Словесный элемент "LOUIS ROEDERER", хотя и выполнен в верхней части этикетки, но более мелким шрифтом, чем словесные элементы "CRISTAL" и "CHAMPAGNE" и скорее играет уточняющую функцию. При этом, поскольку словесный элемент "CHAMPAGNE" исключен из объема правовой охраны, в связи с чем обоснованно признан Роспатентом слабым элементом, основную индивидуализирующую функцию выполняет словесный элемент "CRISTAL", с которого начинается осмотр обозначения.

Коллегия судей соглашается с доводом заявителя о том, что в силу достаточно незначительного уровня знания французского языка среднестатистическому российскому потребителю существенно проще прочесть на этикетке, понять смысл и воспроизвести словесный элемент "CRISTAL", чем словесные элементы "LOUIS ROEDERER" и "CHAMPAGNE", что обуславливает запоминание именно словесного элемента "CRISTAL".

Кроме того, следует учитывать, что словесный элемент "CRISTAL" дважды размещен на этикетке (товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 528701) и трижды на бутылке (товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 528701). В рассматриваемом случае повторяемость элемента несет дополнительную индивидуализирующую нагрузку.

С учетом изложенного основными доминирующими элементами в оспариваемом и противопоставленных товарных знаках являются словесные элементы "CRISTALINO" и "CRISTAL" соответственно, которые и подлежат сравнительному анализу.

В силу подпункта 14.4.2.2 Правил рассмотрения заявки словесные обозначения сравниваются: со словесными обозначениями; с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы. Сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим). Признаки, перечисленные в настоящем пункте, могут учитываться как в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Согласно подпункту "а" пункта 14.4.2.2 названных Правил, рассмотрения заявки звуковое сходство определяется на основании следующих признаков: наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близость звуков, составляющих обозначения; расположение близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их расположение; число слогов в обозначениях; место совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близость состава гласных; близость состава согласных; характер совпадающих частей обозначений; вхождение одного обозначения в другое; ударение.

Исходя из подпункта "б" того же пункта, графическое сходство определяется на основании следующих признаков: общее зрительное впечатление; вид шрифта; графическое написание с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположение букв по отношению друг к другу; алфавит, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание.

Смысловое сходство определяют на основании следующих признаков: подобие заложенных в обозначениях понятий, идей; в частности, совпадение значения обозначений в разных языках; совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей (подпункт "в" пункта 14.4.2.2 Правил рассмотрения заявки).

Данные признаки могут учитываться как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Звуковое сходство словесных элементов "CRISTALINO" и "CRISTAL" определяется вхождением одного обозначения в другое.

Их смысловое сходство определяется тем, что одно из них представляет собой существительное ("CRISTAL", в переводе с испанского языка - стекло, кристалл), а другое прилагательное от него ("CRISTALINO", в переводе с испанского языка - стеклянный, хрустальный, кристально чистый).

И тот и другой элемент выполнены одинаковым шрифтом заглавными буквами латинского алфавита, что обуславливает их графическое сходство.

Таким образом, сравниваемые словесные элементы обладают звуковым, смысловым и графическим сходством, а, следовательно, могут вызвать в сознании потребителя сходные ассоциации (например, о наличии линейки продукции, объединенной одним элементом ("CRISTAL", "старшего" и "младшего брэнда", принадлежащих одному производителю и т.п.), несмотря на отдельные фонетические и визуальные отличия.

Согласно разделу 3 Методических рекомендаций по вопросам определения сходства сходство обозначений связано с однородностью товаров (услуг), в отношении которых обозначения заявлены (зарегистрированы). При идентичности товаров (услуг), а также при их однородности, близкой к идентичности, больше вероятность смешения обозначений, используемых для индивидуализации товаров (услуг).

Учитывая, что однородность товаров, в отношении которых зарегистрированы оспариваемый и противопоставленный товарные знаки, близка к идентичности, что значительно увеличивает вероятность смешения, коллегия судей приходит к выводу о наличии сходства до степени смешения в целом между оспариваемым товарным знаком общества и противопоставленными товарными знаками компании.

С целью проверки документально не подтвержденных выводов Роспатента о сниженной различительной способности словесного элемента "CRISTAL", об отсутствии широкой известности брэнда "CRISTAL" на территории Российской Федерации, об отсутствии возможности реального смешения сравниваемых обозначений в гражданском обороте определением суда от 02.11.2016 была назначена судебная социологическая экспертиза, проведение поручено эксперту Аверину Ю.П., заведующему кафедрой методологии социологических исследований социологического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

С представителями лиц, участвующих в деле, был согласован перечень вопросов для постановки перед экспертом: 1) с какой продукцией ассоциируется у потребителей словесное обозначение "CRISTAL"? (варианты ответов); 2) с какого времени российскому потребителю известна продукция, маркированная обозначением ?

3) производится ли продукция, маркируемая обозначениями и , одной компанией или разными? 4) Может ли потребитель, знакомый с продукцией, маркируемой обозначением , при приобретении продукции, маркируемой обозначением , считать, что последняя является более дешевым аналогом (альтернативой) первой?

Указанным определением суда эксперт Аверин Ю.П. был обязан, используя специальные познания в области методологии социологических исследований, разработать и представить в Суд по интеллектуальным правам для согласования анкету (опросный лист), на основании которой будет проводиться социологический опрос.

В судебном заседании 01.12.2017 судом при участии представителей лиц, участвующих в деле, была откорректирована разработанная Авериным Ю.П. анкета, на основании которой должен быть проведен социологический опрос. Откорректированный вариант анкеты, а также карточки, прилагаемые к анкете, были утверждены определением суда от 01.12.2017.

Учитывая, что социологическое исследование проведено на основании утвержденной судом анкеты в полном объеме, но поступившее в суд 30.01.2017 заключение эксперта не в полной мере соответствовало требованиям, предъявляемым к такому заключению частью 2 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также определению Суда по интеллектуальным правам от 02.11.2016 о назначении судебной социологической экспертизы, суд определением от 16.03.2017 обязал Аверина Ю.П. привести заключение эксперта в соответствие с вышеназванными требованиями.

В поступишем в суд 07.04.2017 заключении эксперта по результатам проведения социологической экспертизы содержатся следующие выводы на поставленные судом вопросы: 1) у относительного большинства потребителей (43,7%) словесное обозначение "CRISTAL" ассоциируется с шампанским (игристым вином); 2) примерно треть потребителей (33,8%) узнали о существовании продукции под обозначением в период от 1 года и раньше, а точнее 17,1% опрошенных указали, что данная продукция им стала известна в период от 1 до 4 лет назад, 12% - в период от 5 до 8 лет назад, порядка 4% опрошенных знают данную продукцию свыше 9 лет. В целом обозначение известно 35,3% опрошенных независимо от их пола и возраста;

3) почти одна треть потребителей в целом (29,8%) и более чем одна треть потребителей (29,8%/79,3%=37,6%) среди тех, кто не затруднился с ответом (исключая 20,7% затруднившихся с ответом - 100%-20,7%=79,3%), считают, что продукция, маркируемая обозначением , и продукция, маркируемая обозначением , производятся одной и той же компанией, либо связанными между собой компаниями; 4) более трети потребителей в целом (37,8%) и примерно половина потребителей (37,8%/76,8%=49,2%) среди тех, кто не затруднился с ответом (исключая 23,2% затруднившихся с ответом - 100%-23,2%=76,8%), полагают, что при приобретении продукции, маркируемой обозначением они сочтут, что последняя является более дешевым аналогом (альтернативой) продукции, маркируемой обозначением .

Детальное обоснование перечисленных выводов содержится в заключении "Характер сравнительного восприятия продукции под обозначением и продукции под обозначением .

Вместе с указанными заключениями экспертом по запросу суда с целью проверки достоверности результатов социологического исследования были представлены анкеты в количестве 1 500 штук; табличные формы, содержащие сведения об ответах респондентов в количественном (абсолютном) отношении; количественные показатели линейного распределения ответов по вопросам анкеты в относительных и абсолютных величинах; сопрягаемые частотные выборки.

Проанализировав результаты, полученные в результате социологического исследования, ответы, данные экспертом на поставленные перед ним вопросы, принимая во внимание, что результаты судебной экспертизы частично корреспондируют с результатами социологического опроса, проведенного институтом социологии РАН в 2015 году, коллегия судей приходит к выводу о том, что указанные результаты могут иметь доказательственное значение для установления обстоятельств, связанных с наличием либо отсутствием у словесного элемента "CRISTAL" различительной способности, наличием либо отсутствием широкой известности обозначения "CRISTAL" на территории Российской Федерации, наличием либо отсутствием возможности реального смешения сравниваемых обозначений в гражданском обороте.

Судом не принимаются доводы третьего лица о недостоверности результатов проведенного социологического опроса, основанные на аудиозаписи повторных телефонных разговоров с респондентами и их расшифровке, по следующим основаниям.

Как усматривается из расшифровки аудиозаписи телефонных разговоров с респондентами, представленной третьим лицом, 31 респондент не подтвердил ассоциативную связь обозначения "CRISTAL" с шампанским и 34 респондента не подтвердили факт участия в опросе. При этом представителем третьего лица в судебном заседании признано, что телефонные разговоры состоялись с 200 респондентами, что свидетельствует о подтверждении 166 респондентами факта участия в опросе и 135 респондентами факта дачи ответов на вопросы, совпадающих с ответами, содержащимися в анкетах.

В результате изучения судом расшифровки аудиозаписи телефонных разговоров установлено, что часть респондентов не дала однозначный отрицательный ответ на вопрос об участии в опросе, сославшись на то, что плохо помнит, что было в декабре-январе, часть опрашиваемых ссылалась на плохую слышимость и т.п.

Анализ телефонных разговоров относительно наличия ассоциативной связи обозначения "CRISTAL" с шампанским показал, что в ходе разговора с некоторыми респондентами представитель третьего лица задавал им наводящие вопросы об ассоциации указанного обозначения с водкой. При этом коллегия судей считает, что установление ассоциативной связи не может осуществляться путем телефонного опроса без показа респондентам карточек с определенными обозначениями.

С учетом вышеизложенного суд не может считать полностью достоверными и отражающими объективные данные результаты повторного опроса респондентов. Кроме того, судом принимается во внимание то, что количество респондентов, не подтвердивших свое участие в опросе либо не подтвердивших дачу ими определенных ответов на вопросы, является незначительным по отношению к общему количеству лиц, принявших участие в опросе (1 500 человек).

Также следует отметить, что экспертом Авериным Ю.П. со своей стороны представлены результаты проверки достоверности участия в опросе потребителей (150 человек по всем городам, в которых проводился социологический опрос).

Достоверность полученных при проведении социологического опроса результатов подтверждается представленными экспертом в материалы дела табличными формами, содержащими сведения об ответах респондентов в количественном (абсолютном) отношении; количественными показателями линейного распределения ответов по вопросам анкеты в относительных и абсолютных величинах; сопрягаемыми частотными выборками. Возражений относительно соответствия сведений, содержащихся в перечисленных документах, относительным величинам, указанным в заключении эксперта, Роспатентом и третьим лицом не представлено.

Таким образом, результаты проведенного третьим лицом повторного опроса респондентов не является обстоятельством, безусловно свидетельствующем о недостоверности результатов, полученных при проведении назначенной судом судебной социологической экспертизы.

Изучив данные, полученные в результате проведения судебной социологической экспертизы, Суд по интеллектуальным правам полагает, что ими опровергаются содержащиеся в оспариваемом решении Роспатента выводы о сниженной различительной способности словесного элемента "CRISTAL", об ассоциации указанного элемента у российских потребителей исключительно с водочной продукцией, об отсутствии возможности реального смешения сравниваемых обозначений в гражданском обороте. При этом суд исходит из следующего.

Словесное обозначение "CRISTAL" обладает достаточно высоким уровнем известности у российских потребителей (известно 55,9% опрошенных).

При ответе на вопрос, с какой продукцией ассоциируется словесное обозначение "CRISTAL", респондентам предлагались следующие варианты ответов (водка, гигиенические препараты, молоко, мороженое, парфюмерные изделия, косметика, шампанское (игристое вино), шоколад, не знаю, другое). Согласно экспертному заключению 43,7% респондентов ответили, что словесное обозначение "CRISTAL" у них ассоциируется с шампанским (игристым вином), у 37,9% - ассоциируется с водкой.

Таким образом, утверждение Роспатента о том, что различительная способность словесного элемента "CRISTAL" как обозначения, способного индивидуализировать товары заявителя, на территории Российской Федерации существенно ослаблена по сравнению со странами Европейского союза и другими странами, поскольку у российского потребителя обозначение "CRISTAL" ассоциируется исключительно с водочной продукцией, не может быть признано в достаточной степени обоснованным.

При этом наличие у определенной части потребителей ассоциативной связи между обозначением "CRISTAL" и водкой не исключает вывода о возможности смешения потребителями в гражданском обороте оспариваемого и противопоставленных товарных знаков, зарегистрированных в отношении игристых вин. В рассматриваемой ситуации указанное обстоятельство (ассоциация обозначения также с водочной продукцией) может при наличии определенных условий свидетельствовать о возможности смешения оспариваемого товарного знака и с иными товарными знаками, зарегистрированными в отношении товара 33-го класса МКТУ "водка".

Согласно результатам социологического исследования комбинированное обозначение известно 35,3% опрошенных, у 76,9% это обозначение ассоциируется с шампанским (игристым вином), что свидетельствует о достаточно высокой различительной способности названного обозначения.

33,8% потребителей из числа тех, кому знакомо обозначение , узнали о существовании продукции, маркированной указанным обозначением, более 1 года назад, из них 17,1% - знают эту продукцию от 1 года до 4 лет, 12% - узнали о ней от 5 до 8 лет назад, 4,6% - более 9 лет назад, что указывает на высокий уровень ретроспективной известности такой продукции.

Ссылки представителей Роспатента и третьего лица на незначительное количество таких потребителей в абсолютном выражении не принимаются коллегией судей, поскольку в данном случае значение имеют лишь относительные величины, которые являются следствием репрезентативной выборки.

Высокая различительная способность обозначения по отношению к игристому вину обуславливает характер сравнительного восприятия указанного обозначения и обозначения . Так, 29,8% от потребителей в целом и 37,6% от числа тех потребителей, кто не затруднился с ответом, полагают, что продукция, маркированная вышеназванными обозначениями, производится одной и той же компанией (связанными компаниями).

Кроме того, для 37,8% потребителей в целом и 49,2% потребителей среди тех, кто не затруднился с ответом, существует вероятность того, что при приобретении продукции, маркированной обозначением , они сочтут, что она является более дешевым аналогом (альтернативой) продукции, маркированной обозначением . При этом наиболее распространенным ответом на вопрос о причинах, по которым потребители считают продукцию, маркированную первым обозначением, более дешевым аналогом последнего, является схожесть словесных элементов, так как они имеют один и тот же корень "CRISTAL".

Учитывая вышеприведенные результаты социологического исследования, иные имеющиеся в материалах дела доказательства, в том числе заключение института социологии РАН, коллегия судей приходит к выводу о том, что имеется возможность реального смешения в гражданском обороте продукции, маркированной обозначениями и , что подтверждает ранее сделанный судом вывод о наличии сходства между названными обозначениями до степени смешения.

Данные доказательства также свидетельствуют о возможности введения потребителей в заблуждение относительно товара и его изготовителя.

При этом суд принимает во внимание мнение, выраженное в пункте 3 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39, согласно которому обозначение может содержать элементы, как прямо указывающие на сведения об изготовителе или месте происхождения товара, так и элементы, порождающие у потребителя представление об этих сведениях через ассоциации. Способность введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и изготовителе.

В рассматриваемом случае судом установлено, что значительная часть потребителей осведомлена о существовании обозначения, включающего словесный элемент "CRISTAL", и ассоциирует его с шампанским (игристым вином), что влечет за собой возможность смешения в глазах потребителей производителей соответствующих товаров, являющихся однородными.

Также судом учитывается правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06 по делу N А40-63533/2004, в соответствии с которой угроза смешения имеет место, если один товарный знак воспринимается за другой или если потребитель понимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но полагает, что оба товарных знака принадлежат одному и тому же предприятию; такая угроза зависит от нескольких обстоятельств: во-первых, от различительной способности знака с более ранним приоритетом; во-вторых, от сходства противопоставляемых знаков; в-третьих, от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг.

Вероятность смешения также усиливается за счет однородности товаров, в отношении которых зарегистрированы товарные знаки компании общества.

Коллегия судей при рассмотрении настоящего дела также принимает во внимание правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 18.07.2006 N 3691/06 по делу N А40-10573/2004, в соответствии с которой для признания сходства товарных знаков достаточно уже самой опасности, а не реального смешения товарных знаков в глазах потребителя, о наличии опасности смешения могут свидетельствовать данные социологических опросов.

Судом не принимается ссылка Роспатента на то, что поскольку товары, маркируемые сравниваемыми товарными знаками, относятся к разным ценовым категориям, отсутствует возможность смешения сравниваемых товарных знаков в гражданском обороте. В рассматриваемой ситуации потребитель вводится в заблуждение не потому, что принимает игристое вино, маркируемое обозначением , за дорогостоящее шампанское, маркируемое обозначением , а тем, что может воспринимать первое как продолжение линейки товаров, маркируемых обозначением "CRISTAL", более доступным аналогом дорогого элитного напитка. Данное обстоятельство может вести к "размыванию" товарных знаков компании.

Также, по мнению коллегии судей, в настоящем случае не имеет определяющего значения объем поставляемой компанией в Российскую Федерацию продукции, маркированной обозначением , поскольку этот товар относится к числу "статусных" товаров, которые предназначены для потребления ограниченным количеством людей, обладающих соответствующими финансовыми возможностями, но эти товары, тем не менее, наряду с другими товарами "статусного" потребления, широко известны многим потребителям, не обладающим такими возможностями, из фильмов, рекламы, журналов, сети Интернет и прочих источников информации. Сведения из таких источников представлены заявителем в материалы дела в значительном количестве.

Довод общества о том, что различительная способность обозначения выше, чем различительная способность товарных знаков заявителя в силу длительности и интенсивности присутствия этой продукции на российском рынке, не подтвержден какими-либо доказательствами. Кроме того, следует учитывать, что оценка осуществляется судом в отношении принадлежащего обществу товарного знака, а не в отношении обозначения, используемого испанской компанией.

Делая вышеприведенные выводы относительно наличия различительной способности у обозначения "CRISTAL", об ассоциации указанного элемента у российских потребителей с продукцией компании, о наличии возможности реального смешения сравниваемых обозначений в гражданском обороте, Суд по интеллектуальным правам, в том числе исходит из того, что данные выводы подтверждаются совокупностью представленных заявителем доказательств, тогда как доводы Роспатента и третьего лица основаны на предположениях и не подтверждены документально.

При этом суд отмечает, что в силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Исходя из изложенных обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 524860 был зарегистрирован Роспатентом в отношении однородных товаров в нарушение пунктов 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

Ссылка третьего лица на отсутствие нарушения прав и законных интересов компании оспариваемой регистрацией товарного знака подлежит отклонению, поскольку компания в силу принадлежности ей исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 528701 и N 528702 имеет законный интерес в защите этих прав, в том числе путем прекращения правовой охраны сходного до степени смешения товарного знака, зарегистрированного позже в отношении однородных товаров на имя иного лица.

Регистрация оспариваемого товарного знака за третьим лицом, а также последующий отказ Роспатента в удовлетворении возражения заявителя нарушают права и законные интересы последнего в сфере предпринимательской деятельности, создавая предпосылки к "размыванию" его товарных знаков, снижению их маркетинговой и инвестиционной ценности.

Исходя из изложенного, оспариваемое решение Роспатента принято с нарушением закона и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности, в связи с чем подлежит признанию недействительным.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 53 постановления от 26.03.2009 N 5/29, если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента арбитражным судом установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, то суд согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 той же статьи указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

В рамках устранения допущенного нарушения суд вправе обязать Роспатент совершить соответствующие правоустанавливающие действия, а в случае необходимости (например, при отмене решения в связи с существенным нарушением процедуры его принятия) - рассмотреть заявление или возражение (послужившее основанием принятия Роспатентом оспоренного в суде решения) повторно, с учетом решения суда.

Принимая во внимание, что позиция Роспатента по вопросу об основаниях для предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 524860 является определенно выраженной и не установлено нарушений процедуры принятия Роспатентом оспариваемого решения, коллегия судей считает возможным обязать Роспатент устранить допущенное нарушение путем аннулирования правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 524860.

Вместе с тем суд не может признать в достаточной степени обоснованным довод компании о том, что действия третьего лица по регистрации оспариваемого товарного знака следует квалифицировать как акт недобросовестной конкуренции.

В силу подпунктов 1 и 3 пункта "В" статьи 6 quinquis Парижской конвенции товарные знаки, подпадающие под действие данной статьи, могут быть отклонены при регистрации или признаны недействительными, в частности, в случае, если знаки могут затронуть права, приобретенные третьими лицами в стране, где испрашивается охрана; если знаки противоречат морали или публичному порядку и, в особенности если они могут ввести в заблуждение общественность.

Согласно пунктам 2 и 3 статьи 10 bis Парижской конвенции, на нормы которой сослался заявитель при обращении с настоящим требованиями в Суд по интеллектуальным правам, актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В частности, подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

Указанная конвенциональная норма обуславливает нежелательность появления в гражданском обороте товарных знаков, вызывающих у потребителей неоправданные представления об ассоциативной связи между разными производителями товаров и услуг.

Для признания действий по приобретению исключительного права на средство индивидуализации актом недобросовестной конкуренции прежде всего должна быть установлена цель совершения соответствующих действий.

Одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшего товарный знак, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что иные лица (конкуренты) на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации производимых ими товаров или оказываемых услуг без регистрации в качестве товарного знака, а также то, что такое обозначение приобрело известность среди потребителей.

Однако, установление осведомленности правообладателя об использовании другими лицами тождественного или сходного до степени смешения обозначения до даты приоритета товарного знака само по себе недостаточно для вывода о том, что лицо, приобретая исключительное право на товарный знак, действовало недобросовестно. Должно быть также установлено, что лицо, приобретая исключительное право на товарный знак, имело намерение воспользоваться чужой репутацией и узнаваемостью такого обозначения.

Между тем заявителем не представлено в материалы дела доказательств, свидетельствующих о том, что общество, обращаясь с заявкой на регистрацию оспариваемого товарного знака, имело исключительно цель воспользоваться чужой репутацией и узнаваемостью товарных знаков компании, а не намеревалось таким образом легализовать введение в гражданский оборот Российской Федерации продукции испанской компании J. Garcia Carrion.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные в связи с уплатой государственной пошлины за подачу заявления, подлежат взысканию с органа, принявшего ненормативный правовой акт, признанный судом недействительным, в пользу заявителя.

Учитывая, что письмом от 15.03.2017 N 113-17/119-03 социологический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова сообщил о том, что судебная социологическая экспертиза по настоящему делу проведена им на безвозмездной основе в порядке осуществления научной деятельности и просил не перечислять денежные средства, установленные судом за выполнение указанной экспертизы, денежные средства в размере 150 000 рублей, перечисленные заявителем на депозитный счет Суда по интеллектуальным правам подлежат возврату этому лицу.

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями 104, 110, 167-170, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

заявление компании Шампань Луи Рёдерер/Champagne Louis Roederer удовлетворить.

Признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 05.04.2016, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 524860 как не соответствующее пунктам 3 и 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности аннулировать государственную регистрацию товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 524860.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) в пользу компании Шампань Луи Рёдерер/Champagne Louis Roederer 3 000 (Три тысячи) рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу заявления.

Возвратить компании Шампань Луи Рёдерер/Champagne Louis Roederer (boulevard Lundy, 21, F-51100 Reims, France) с депозитного счета Суда по интеллектуальным правам денежные средства в размере 150 000 (Сто пятьдесят тысяч) рублей, перечисленные по платежному поручению от 27.10.2016 N 1716.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судьи Н.Л. Рассомагина
    Р.В. Силаев

Обзор документа


Производитель элитного шампанского "CRISTAL" оспаривал правовую охрану товарного знака, сходного, как он полагал, с его товарными знаками и способного ввести потребителей в заблуждение.

Суд по интеллектуальным правам подтвердил эти доводы и обязал Роспатент аннулировать госрегистрацию оспариваемого товарного знака.

При этом доводы Роспатента о том, что сравниваемые товарные знаки невозможно смешать, поскольку маркируемые ими товары относятся к разным ценовым категориям, суд отклонил.

Потребитель вводится в заблуждение тем, что может воспринимать игристое вино, маркируемое спорным обозначением, как продолжение линейки товаров французского производителя, как более доступный аналог дорогого элитного напитка. Это может вести к "размыванию" товарных знаков французской компании.

Также не имеет определяющего значения объем поставок в Россию продукции, маркированной товарным знаком этой компании.

Рассматриваемая продукция, будучи "статусным" товаром, предназначена для потребления ограниченным количеством людей, обладающих соответствующими финансовыми возможностями. Однако эти товары широко известны также и другим потребителям из фильмов, рекламы, журналов, Интернета и т. д.