Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20 июля 2017 г. N Ф08-4075/17 по делу N А32-38565/2015 (ключевые темы: договор займа - банкротство - договор уступки - должник - кредиторы акционерного общества)

Обзор документа

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20 июля 2017 г. N Ф08-4075/17 по делу N А32-38565/2015 (ключевые темы: договор займа - банкротство - договор уступки - должник - кредиторы акционерного общества)

г. Краснодар    
20 июля 2017 г. Дело N А32-38565/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 19 июля 2017 г.

Постановление в полном объеме изготовлено 20 июля 2017 г.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Илюшникова С.М., судей Гиданкиной А.В. и Денека И.М., при участии в судебном заседании от конкурсного управляющего должника - общества с ограниченной ответственностью "Агропромышленная компания "Основа"" (ИНН 2309129010, ОГРН 1112309005380) - Загурского Олега Юрьевича - Фоменко М.С. (доверенность от 17.03.2016), уполномоченного органа - Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю (ИНН 2308022804, ОГРН 1042305724108) - Кириченко Я.В. (доверенность от 30.03.2017), в отсутствие кредитора - акционерного общества фирма "Агрокомплекс" им. Н.И. Ткачева" (ИНН 2328000083, ОГРН 1022303554635), иных участвующих в деле лиц, извещенных о времени и месте судебного разбирательства, в том числе публично посредством размещения информации о движении дела на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю на определение Арбитражного суда Краснодарского края от 22.08.2016 (судья Гарбовский А.И.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2017 (судьи Сулименко Н.В., Николаев Д.В., Шимбарева Н.В.) по делу N А32-38565/2015, установил следующее.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО "Агропромышленная компания "Основа"" (далее - должник) акционерное общество фирма "Агрокомплекс" им. Н.И. Ткачева" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника (далее - реестр) 100 млн рублей задолженности. В обоснование требования указано на предоставление учредителем должника заемных средств обществу по договору займа от 16.04.2014, перечисление денежных средств по платежному поручению от 27.06.2014 N 684. Право требования общества к должнику возникло из договора уступки права требования (цессии) от 27.08.2015, заключенного Баталовым Р.А. и обществом.

Определением от 22.08.2016, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2017, требование общества в размере 100 млн рублей основной задолженности включено в третью очередь реестра. Суды пришли к выводу о том, что в материалы дела представлены достаточные доказательства фактической передачи Баталовым Р.А. должнику заемных средств, которые зачислены на расчетный счет должника. Полученные денежные средства расходовались должником на свои предпринимательские цели, в том числе для исполнения кредитных обязательств. Доказательства возврата должником суммы займа в материалах дела отсутствуют.

В кассационной жалобе уполномоченный орган просит отменить судебные акты. Податель жалобы не согласен с выводами судебных актов, считая их не соответствующими нормам материального права и имеющимся в деле доказательствам. В жалобе указано, что Баталов Р.А. в ходе рассмотрения спора долгое время не предоставлял в материалы дела договор займа от 27.06.2014 на сумму 100 млн рублей, заключенный между ним и должником. Впоследствии Баталов Р.А. представил указанный договор, датированный другой датой (16.04.2014); договор займа носит безвозмездный (беспроцентный) характер, что свидетельствует об отсутствии экономического смысла в этой сделке. Управление полагает, что из платежного поручения от 27.06.2014 N 684 нельзя сделать однозначный вывод о том, что Баталов Р.А. перечислил должнику заемные денежные средства, так как в поле платежного документа "назначение платежа" указано, что платеж является вкладом учредителя в имущество общества (добавочный капитал) согласно решению от 21.06.2014 N 3. В материалы дела не представлены доказательства отражения задолженности по займу в бухгалтерской и налоговой отчетности должника. Финансовая отчетность должника не содержит информации об обязательствах сторон по договору займа от 16.04.2014 и ставит под сомнение реальность существования финансово-хозяйственных отношений по нему.

В судебном заседании представитель уполномоченного органа повторил доводы жалобы. Представитель конкурсного управляющего оставил вопрос на усмотрение суда.

Определением от 19.07.2017 в составе суда, рассматривающего дело, произведена замена судьи Мацко Ю.В. в связи с нахождением в трудовом отпуске.

Изучив материалы дела и выслушав представителей участвующих в заседании лиц, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что судебные акты надлежит отменить, обособленный спор направить на новое рассмотрение.

Как видно из материалов дела, постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.02.2016 отменено решение Арбитражного суда Краснодарского края от 09.12.2015 по делу N А32-38565/2015; должник признан несостоятельным (банкротом) как ликвидируемый должник, в отношении должника открыта процедура конкурсного производства; конкурсным управляющим должника утвержден Загурский Олег Юрьевич.

Общество обратилось с заявлением о включении в реестр 100 млн рублей, сославшись на договор от 27.08.2015 уступки права требования (цессии).

В соответствии с частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

Установление требований кредиторов осуществляется арбитражным судом в соответствии с порядком, определенным статьями 71 и 100 Закона о банкротстве, в зависимости от процедуры банкротства, введенной в отношении должника. На основании пункта 1 статьи 100 Закона о банкротстве кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе внешнего управления. Указанные требования направляются в арбитражный суд и внешнему управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Эти требования включаются внешним управляющим или реестродержателем в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении их в реестр требований кредиторов.

В силу пункта 1 статьи 40 Закона о банкротстве к заявлению кредитора прилагаются документы, подтверждающие обязательства должника перед кредитором, а также наличие и размер задолженности по указанным обязательствам, доказательства оснований возникновения задолженности, позволяющие установить документальную обоснованность этих требований.

Согласно статье 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. В силу статьи 810 Кодекса заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Как видно из материалов, должник (заемщик) и Баталов Р.А. (займодавец) заключили договор займа от 16.04.2014, в соответствии с которым займодавец передает в собственность заемщику денежные средства в сумме 100 млн рублей, а заемщик принимает указанную денежную сумму для пополнения оборотных средств предприятия и обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег. Согласно пункту 5 договора сумма займа предоставляется сроком на 3 года.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что в соответствии со статьей 27 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" единственный учредитель должника Баталов Р.А. принял решение от 27.06.2014 N 3 о внесении денежных средств в имущество должника в размере 744 500 тыс. рублей в целях увеличения стоимости чистых активов общества и погашения полученных обществом убытков; а также о предоставлении обществу 100 млн рублей займа. Факт перечисления денежных средств подтверждается платежным поручением от 27.06.2014 N 684 на сумму 844 500 тыс. рублей. В отношении должника возбуждена процедура банкротства. Доказательства возврата полученной суммы займа должник не представил.

27 августа 2015 года Баталов Р.А. (цедент) и общество (цессионарий) заключили договор уступки права требования (цессии), по условиям которого права требования по договору займа от 16.04.2014 переданы новому кредитору - акционерному обществу фирма "Агрокомплекс" им. Н.И. Ткачева.

Оценив представленные в дело доказательства, суды установили, что факт перечисления Баталовым Р.А. и зачисления на счет общества денежных средств в размере 100 млн рублей в качестве займа подтвержден документально: платежным поручением от 27.06.2014 N 684, договором займа от 16.04.2014, договором уступки права требования от 27.08.2015. На основании этого суды признали требование общества обоснованным и подлежащим включению в третью очередь реестра.

Между тем суды не учли следующее.

Действующее законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными, понижается. Кроме того, тот факт, что участник должника является его займодавцем, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства.

Вместе с тем, в силу абзаца восьмого статьи 2 Закона о банкротстве к числу конкурсных кредиторов не могут быть отнесены участники, предъявляющие к должнику требования из обязательств, вытекающих из факта участия. По смыслу названной нормы Закона к подобного рода обязательствам относятся не только такие, существование которых прямо предусмотрено корпоративным законодательством (выплата дивидендов, действительной стоимости доли и т. д.), но также и обязательства, которые, хотя формально и имеют гражданско-правовую природу, в действительности таковыми не являются (в том числе по причине того, что их возникновение и существование было бы невозможно, если бы займодавец не участвовал в капитале должника).

При функционировании должника в отсутствие кризисных факторов его участник как член высшего органа управления (статья 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", статья 47 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах") объективно влияет на хозяйственную деятельность должника (в том числе посредством заключения с последним сделок, условия которых недоступны обычному субъекту гражданского оборота, принятия стратегических управленческих решений и т. д.). Поэтому в случае последующей неплатежеспособности (либо недостаточности имущества) должника исходя из требований добросовестности, разумности и справедливости (пункт 2 статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации) на такого участника подлежит распределению риск банкротства контролируемого им лица, вызванного косвенным влиянием на неэффективное управление последним, посредством запрета в деле о несостоятельности противопоставлять свои требования требованиям иных (независимых) кредиторов.

В этой связи при оценке допустимости включения основанных на договорах займа требований участников следует детально исследовать природу соответствующих отношений, сложившихся между должником и займодавцем, а также поведение потенциального кредитора в период, предшествующий банкротству. В частности, предоставление должнику денежных средств в форме займа (в том числе на льготных условиях) может при определенных обстоятельствах свидетельствовать о намерении займодавца временно компенсировать негативные результаты своего воздействия на хозяйственную деятельность должника. В такой ситуации заем может использоваться вместо механизма увеличения уставного капитала, позволяя на случай банкротства формально нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность с противоправной целью последующего уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов, чем нарушается обязанность действовать в интересах кредиторов и должника.

При таких условиях с учетом конкретных обстоятельств дела суд вправе переквалифицировать заемные отношения в отношения по поводу увеличения уставного капитала по правилам пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации либо при установлении противоправной цели - по правилам об обходе Закона (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, абзац 8 статьи 2 Закона о банкротстве), признав за прикрываемым требованием статус корпоративного, что является основанием для отказа во включении его в реестр.

При предоставлении заинтересованным лицом доказательств, указывающих на корпоративный характер заявленного участником требования, на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего довода путем доказывания гражданско-правовой природы обязательства. В частности, судом на такое лицо может быть возложена обязанность раскрыть разумные экономические мотивы выбора конструкции займа, привлечения займа именно от аффилированного лица, предоставления финансирования на нерыночных условиях и т. д.

При рассмотрении данного обособленного спора уполномоченный орган отмечал, что Баталов Р.А., предоставивший должнику 100 млн рублей займа, является единственным участником должника со 100% долей уставного капитала, а источником заемных средств - денежные средства самого должника, распределенные в качестве прибыли от хозяйственной деятельности. Суды не дали оценки данным обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения спора. Между тем, если распределение между участниками прибыли приводит к невозможности дальнейшего ведения хозяйственной деятельности ввиду недостаточности оборотных денежных средств, то предоставление должнику обратного финансирования в форме займов должно квалифицироваться в качестве обязательства, вытекающего из факта участия, и влечет отказ во включении в реестр требования по возврату суммы займа.

Вопрос об иных финансовых источниках займодавца суды также не исследовали.

При новом рассмотрении требования суду следует учесть изложенное, установить действительную природу заемного обязательства, выяснить вопрос о реальности существования у Баталова Р.А. материального права, переданного по договору уступки права требования (цессии). С учетом установленного разрешить вопрос о допустимости включения требования в реестр.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Краснодарского края от 22.08.2016 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2017 по делу N А32-38565/2015 отменить.

Требование АО фирма "Агрокомплекс" им. Н.И. Ткачева направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Краснодарского края.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий С.М. Илюшников
Судьи А.В. Гиданкина
И.М. Денека

Обзор документа


По поводу возможности включения при банкротстве в реестр требования учредителя должника о возврате суммы займа суд округа отметил следующее.

В законодательстве нет положений, согласно которым очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными, понижается.

Кроме того, тот факт, что участник должника - его заимодавец, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы для целей банкротства.

По закону к конкурсным кредиторам не могут быть отнесены участники, предъявляющие к должнику требования из обязательств, вытекающих из факта участия.

По смыслу этих норм к подобного рода обязательствам относятся не только такие, существование которых прямо предусмотрено корпоративным законодательством (выплата дивидендов, стоимости доли и т. д.), но также и те, которые, хотя формально и имеют гражданско-правовую природу, в действительности таковыми не являются.

Поэтому при оценке допустимости включения основанных на договорах займа требований участников надо детально исследовать природу отношений, сложившихся между должником и заимодавцем, а также поведение потенциального кредитора в период, предшествующий банкротству.

С учетом конкретных обстоятельств суд вправе переквалифицировать подобный заем в отношения по поводу увеличения уставного капитала либо при установлении противоправной цели (по правилам об обходе закона) признать за прикрываемым требованием статус корпоративного. Это является основанием для отказа во включении его в реестр.