Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 марта 2017 г. N Ф08-1342/17 по делу N А32-44767/2015 (ключевые темы: ипотека - залог имущества - обращение взыскания - Кредитный договор - договор залога)

Обзор документа

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 марта 2017 г. N Ф08-1342/17 по делу N А32-44767/2015 (ключевые темы: ипотека - залог имущества - обращение взыскания - Кредитный договор - договор залога)

г. Краснодар    
22 марта 2017 г. Дело N А32-44767/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 21 марта 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 22 марта 2017 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Трифоновой Л.А., судей Айбатулина К.К. и Рыжкова Ю.В., при участии в судебном заседании от ответчиков: акционерного коммерческого банка "Крыловский" (акционерное общество) (ИНН 2338002040, ОГРН 1022300002670) - Мирошниченко В.В. (доверенность от 15.10.2015) и Овсиенко Е.М. (доверенность от 06.09.2016), от общества с ограниченной ответственностью "Гранд-Проект" (ИНН 5007071722, ОГРН 1095007002628) - Воеводиной А.А. (доверенность от 16.09.2016), от истца - общества с ограниченной ответственностью "Полигон Яр" (ИНН 2635074930, ОГРН 1042600283428) - Ахметова З.В. (доверенность от 26.12.2016), рассмотрев кассационные жалобы акционерного коммерческого банка "Крыловский" (акционерное общество) и общества с ограниченной ответственностью "Гранд-Проект" на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 27.04.2016 (судья Черножуков М.В.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2016 (судьи Чотчаев Б.Т., Величко М.Г., Маштакова Е.А.) по делу N А32-44767/2015, установил следующее.

ООО "Полигон Яр" (далее - истец) обратилось в арбитражный суд с иском к АО АКБ "Крыловский" (далее - ответчик, банк) о признании недействительными: пункта 2.5 кредитного договора от 12.05.2014 N 0004 и применении последствий недействительности сделки; пунктов 2.3.3, 3.2 - 3.12 договора ипотеки от 11.06.2014 N 0004/1, устанавливающих внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога; пресечении действий по обращению во внесудебном порядке взыскания на предмет залога (уточненные в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации требования).

Решением от 27.04.2016, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 10.12.2016, иск удовлетворен.

Суды исходили из недоказанности банком несения дополнительных расходов при обслуживании договора на открытие кредитной линии истцу, не связанных с его обычной деятельностью в рамках кредитных отношений с клиентами. Условия о внесудебном порядке обращения взыскания на предмет залога противоречат требованиям подпункта 3 пункта 5 статьи 55 Закона об ипотеке.

Суд апелляционной инстанции в порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произвел замену банка на его правопреемника по договору об уступке права требования - ООО "Гранд-Проект" (далее - общество).

В кассационных жалобах банк и второй ответчик просят отменить судебные акты и отказать в удовлетворении иска. По мнению подателей жалобы, суды не учли особенности договора на открытие невозобновляемой кредитной линии, которые влекут для банка дополнительные расходы, связанные с резервированием суммы кредита для истца, невозможность предоставления этих денежных средств иным лицам и, следовательно, упущенную выгоду банка; предусмотренная комиссия не противоречит статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), не нарушает прав заемщика и не может рассматриваться как злоупотребление банком своими правами. Банк и общество считают ошибочным вывод судов о неприменении абзаца 5 пункта 3 статьи 349 Кодекса в редакции от 01.07.2014 к спорным правоотношениям; действующим законодательством установлено императивное условие об обязательной государственной регистрации договора ипотеки, с момента которой возникает залог.

В отзыве истец возражает против доводов кассационных жалоб и просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения как законные и обоснованные.

В судебном заседании объявлялся перерыв с 15.03.2017 до 16 часов 21.03.2017.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, отзыва, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что судебные акты надлежит отменить в части по следующим основаниям.

Суды установили, что 12.05.2014 банк (кредитор) и истец заключили кредитный договор N 0004, по которому кредитор предоставляет заемщику (истцу) кредит в форме невозобновляемой кредитной линии с лимитом кредитования 60 млн рублей, а заемщик обязуется в срок до 11.05.2017 возвратить денежные средства в соответствии с согласованным графиком платежей и уплатить проценты за пользование кредитом.

Пунктом 2.5 кредитного договора установлена комиссия за открытие лимита кредитной линии в размере 120 тыс. рублей.

В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору N 0004 сторонами заключен договор о последующем залоге недвижимого имущества (ипотеки) от 11.06.2014 N 0004/1 (далее - договор об ипотеке), в соответствии с которым общество передает банку имущество в залог.

Общая залоговая стоимость имущества (единый имущественный комплекс) составляет 132 707 400 рублей.

Пункты 2.3.3, 3.2 - 3.12 договора об ипотеке определяют условия и порядок внесудебного обращения взыскания на заложенное имущество.

В требовании от 07.10.2015 N 851 банк указал на наличие задолженности общества по уплате процентов в сумме 2 433 534 рублей 25 копеек со ссылкой на пункт 5.5 кредитного договора.

Как утверждает истец, 06.11.2015 от банка получено уведомление о начале обращения взыскания на заложенное имущество по договору о последующем залоге недвижимого имущества N 0004/1, в котором кредитор указал, что имущество будет реализовано путем продажи третьему лицу без проведения торгов, в том числе посредством продажи предметов залога по договору комиссии, заключенному залогодержателем с комиссионером, определяемым залогодержателем без согласования с залогодержателем.

Считая, что вышеуказанные положения кредитного договора и договора об ипотеке являются недействительными, общество обратилось в арбитражный суд с иском.

Удовлетворяя заявленные требования в части признания недействительным пункта 2.5 кредитного договора и применяя последствия его недействительности, суды обоснованно руководствовались следующим.

Согласно пункту 1 статьи 167 Кодекса недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (пункт 2 статьи 167 Кодекса).

В силу пункта 1 статьи 819 Кодекса по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно статье 30 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон N 395-1-ФЗ) отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено Федеральным законом.

Процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1 статьи 29 Закона N 395-1).

В пункте 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре" разъяснено, что банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если вознаграждение (комиссия) установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект.

На основании статьи 1103 Кодекса правила о возврате неосновательного обогащения подлежит применению и в случае возврата исполненного по недействительной сделке.

Согласно пункту 2 статьи 1107 Кодекса на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395 Кодекса) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Взимая комиссию за открытие кредитной линии банк обязан доказать несение финансового бремени, каких-либо расходов и потерь в связи с предоставлением кредита именно в виде открытия кредитной линии в целях получения вознаграждения и компенсации своих издержек.

Суды установили, что банк не предоставил доказательств того, что открытие кредитной линии истцу повлекло для банка дополнительные расходы, не связанные с его обычной деятельностью в рамках договорных правоотношений с клиентами.

Само по себе заключение договора кредитной линии не может однозначно свидетельствовать о финансовом бремени банка. Конкретные обстоятельства, расчеты, банковские документы, свидетельствующие о несении банком при открытии кредитной линии для истца, дополнительных расходов, банком не представлены. Правовая природа данного договора не указывает на безусловный характер правомерности взимания комиссии за открытие кредитной линии.

Действия, осуществляемые банком исключительно в его собственных интересах с целью исполнить договор им же самим, отдельного имущественного блага и полезного эффекта не создают для заемщика. Такие действия не являются обязательствами банка перед заемщиком, услугами банка в смысле статьи 779 Кодекса, вследствие чего не требуют какого-либо встречного эквивалентного предоставления со стороны заемщика (определение Верховного Суда Российской Федерации от 19.09.2016 N 308-ЭС16-11026).

При таких установленных по делу обстоятельствах вывод судов о недействительности пункта 2.5 кредитного договора, обязании банка возвратить истцу 120 тыс. рублей комиссии и 20 тыс. рублей процентов являются правильными.

Удовлетворяя требования истца в части признания недействительными пунктов 2.3.3, 3.2 - 3.12 договора об ипотеке, предусматривающих обращение взыскания на переданное в залог имущество во внесудебном порядке, а также пресечении действий банка и (или) иных уполномоченных им лиц, направленные на обращение взыскания во внесудебном порядке и (или) реализацию имущества, переданного банку в залог по указанному договору, суды исходили из следующего.

Согласно подпункту 3 пункта 5 статьи 55 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (далее - Закон N 102-ФЗ) обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке не допускается, если заложенное имущество является предметом предшествующей и последующей ипотек, при которых применяется разный порядок обращения взыскания на предмет ипотеки или разные способы реализации заложенного имущества.

Установив, что в отношении имущества, переданного в залог по спорному договору ипотеки, в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрированы также еще четыре обременения, в том числе: договор о залоге недвижимого имущества (ипотека) от 12.05.2014 N 0004, договор о залоге недвижимого имущества (ипотека) от 14.11.2011 N 0002, договор о залоге недвижимого имущества (ипотека) от 24.09.2010 N 0013, договор о залоге недвижимого имущества (ипотека) от 11.06.2010 N 0009, предусматривающие только судебный порядок обращения взыскания на заложенное имущество, суды сочли, что заключение договора ипотеки, в котором указан иной порядок обращения взыскания, отличный от того, что установлен ранее заключенными договорами, противоречит положениям подпункта 3 пункта 5 статьи 55 Закона N 102-ФЗ и поэтому условия о внесудебном порядке обращения взыскания на предмет залога, предусмотренные пункты 2.3.3, 3.2 - 3.12 оспариваемого договора ипотеки, противоречат требованиям подпункта 3 пункта 5 статьи 55 Закона N 102-ФЗ и в силу этого недействительны.

При этом суды не учли следующего.

Согласно статье 339.1. Закона об ипотеке залог подлежит государственной регистрации и возникает с момента такой регистрации, в том числе в случае, если в соответствии с законом права, закрепляющие принадлежность имущества определенному лицу, подлежат государственной регистрации (статья 8.1).

В силу пункта 3 стать 433 Кодекса договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации.

Договор об ипотеке заключен сторонами 11.06.2014, государственную регистрацию прошел 02.07.2014, то есть после вступления в силу изменений, внесенных Федеральным законом от 21.12.2013 N 367-ФЗ в статью 349 Гражданского кодекса Российской Федерации, следовательно, указанные изменения применяются к оспариваемому договору.

Абзац 5 пункта 3 статьи 349 Кодекса и подпункты 3 и 4 пункта 5 статьи 55 Закона об ипотеке предусматривают возможность обращения взыскания на предмет залога только по решению суда в случае, если заложенное имущество является предметом предшествующего и последующего залогов, при которых применяются разный порядок обращения взыскания на предмет залога или разные способы реализации заложенного имущества, если соглашением между предшествующим и последующим залогодержателями не предусмотрено иное; имущество заложено в обеспечение исполнения разных обязательств нескольким залогодержателям, за исключением случая, когда соглашением всех созалогодержателей с залогодателем предусмотрен внесудебный порядок обращения взыскания.

Соглашения, заключенные с нарушением требований настоящего пункта, ничтожны.

Суды не учли, что из содержания данных норм права следует, что обращение взыскания на предмет залога только в судебном порядке предусмотрено в целях защиты прав залогодержателей и предусмотрено для случаев, когда залогодержателями в договорах выступают разные лица.

Вместе с тем из материалов дела следует, что все предыдущие обременения, на которые сослались суды, возникли на основании договоров залога, в которых залогодержателем и залогодателем являлись банк и истец. Доказательства наличия иных договоров залога, заключенных с иными лицами в качестве залогодержателей, в деле отсутствуют и суды на такие договоры не ссылаются.

Таким образом, предыдущий и последующий залогодержатель в рассматриваемом деле совпадают в лице банка.

Поэтому включение условия о внесудебном порядке обращения взыскания (пункт 4 статьи 349 Кодекса) в последующий (оспариваемый в настоящем деле) договор залога не может нарушать права банка - залогодержателя и истца, подписавшего такой договор.

Кроме того, из материалов дела видно, что действие предыдущих договоров о залоге имущества прекратилось ввиду исполнения истцом обязанностей по кредитным договорам, в обеспечения исполнения которых были заключены данные договора залога. При этом прекращение действия договоров о залоге закон связывает с исполнением обязательств по основному договору, в обеспечение исполнения которого заключались договоры о залоге, а не с фактом государственной регистрации такого прекращения действия (статья 352 Кодекса).

Реализация предоставленного законом права на обращение взыскания на предмет залога во внесудебном порядке в отсутствие доказательств злоупотребления банком своим правом, не может служить основанием для признания оспариваемых истцом пунктов 2.3.3, 3.2 - 3.12 договора залога от 11.06.2014 недействительными.

На этом основании вывод судов об удовлетворении требований истца в части признании недействительными указанных пунктов договора залога и необходимости пресечения действий банка по обращению взыскания на предмет залога сделан при неправильном применении норм материального права.

При изложенных обстоятельствах судебные акты в части признания недействительными пунктов 2.3.3, 3.2 - 3.12 договора залога от 11.06.2014 N 0004/1 и пресечении действий, направленных на обращение взыскания во внесудебном порядке на имущество, переданное по договору от 11.06.2014 N 0004/1, подлежат отмене.

Поскольку суды правильно установили обстоятельства дела, но неверно применили нормы права, суд кассационной инстанции считает возможным принять новое решение в этой части об отказе в удовлетворении указанных требований.

Суд первой инстанции взыскал с банка 150 тыс. рублей расходов на оплату услуг представителя.

Вместе с тем, из соглашения на оказание услуг от 07.12.2015 (т. 1, л. д. 160) следует, что сторонами стоимость услуг установлена в размере 50 тыс. рублей.

Суды этим обстоятельствам не дали оценки.

В судебном акте отсутствуют ссылки на обоснованность и разумность взысканной суммы. Суд апелляционной инстанции также не устранил указанное нарушение.

Поскольку судебные инстанции не исследовали вопросы обоснованности стоимости услуг представителя, судебные акты в этой части также надлежит отменить.

Государственная пошлина по иску, апелляционной и кассационной жалобам и расходы на услуги представителя в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат распределению при новом рассмотрении дела.

Руководствуясь статьями 110, 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 27.04.2016 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2016 по делу N А32-44767/2015 в части признании недействительными пунктов 2.3.3, 3.2 - 3.12 договора залога от 11.06.2014 N 0004/, пресечении действий, направленных на обращение взыскания во внесудебном порядке на имущество, переданное по договору от 11.06.2014 N 0004/1 и взыскании расходов на услуги представителя в сумме 150 тыс. рублей отменить.

В части признании недействительными пунктов 2.3.3, 3.2 - 3.12 договора залога от 11.06.2014 N 0004/1, пресечении действий, направленных на обращение взыскания во внесудебном порядке на имущество, переданное по договору от 11.06.2014 N 0004/1, в удовлетворении требований отказать.

В части взыскания расходов на услуги представителя дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Краснодарского края.

В остальной части судебные акты по настоящему делу оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Л.А. Трифонова
Судьи К.К. Айбатулин
Ю.В. Рыжков

Обзор документа


Суд округа решил, что содержащиеся в договоре о последующем залоге недвижимости условия, устанавливающие внесудебный порядок обращения на нее взыскания, не противоречат закону.

Взыскание на заложенное имущество обращается только по решению суда, если, в частности, оно является предметом предшествующей и последующей ипотек, при которых применяются разный порядок обращения взыскания или разные способы реализации имущества.

Данное правило распространяется на ситуации, когда залогодержателями выступают разные лица.

В спорном же случае в предыдущих договорах залога, предусматривающих только судебный порядок обращения взыскания, и в последующем договоре залога залогодержатель один и тот же.

Кроме того, действие предыдущих договоров залога прекратилось ввиду исполнения обеспечиваемых ими обязательств.